Самоэффективность и успешность деятельности

Как уже отмечалось ранее, в своих последних работах Бандура (Bandura, 1995) придает все большее значение самовосприятию эффективности как когнитивному посреднику деятельности. Во время планирования действия и в ходе его выполнения люди выносят суждение о своей способности выполнить разнообразные требования, поставленные данной задачей.

Эти суждения о самоэффективности влияют на мышление («Вот то, что мне нужно сделать и что я могу сделать» либо «Мне никогда не удастся это сделать. Что люди будут думать обо мне?»), на эмоции (возбуждение, радость либо тревога, депрессия) и на действие (большее стремление довести дело до конца либо торможение, иммобилизация). Человек устанавливает стандарты и цели и выносит суждения о своей способности выполнить задачи, необходимые для достижения цели.

В предыдущем издании книги социально-когнитивная теория критиковалась за недостаточное внимание к мотивации человека. В последнее время эти процессы стали для социальных когнитивистов важным предметом изучения, и Бандура (Bandura, 1990, 1995) все больше значения стал придавать взгляду на действие человека с позиции цели. В своем исследовании Бандура и Сервон

442 Глава 12. Социально-когнитивная теория Бандуры и Мишела

(Bandura, Cervone, 1983) изучали влияние, которое оказывают цели и обратные связи от результата на мотивацию. Гипотеза заключалась в том, что мотивация продуктивной деятельности отражает и наличие целей, и сознание того, как моя деятельность соотносится со стандартами: «Само по себе принятие целей — неважно, являются ли они легкими или требуют больших усилий — кажется никак не сказывается на мотивации без знания того, как выполняется действие» (Bandura, 1983, р. 123). Предполагалось, что чем большее расхождение существует между стандартами и успешностью действия, тем, как правило, большей является неудовлетворенность собой и больше усилий мобилизуется, чтобы добиться лучшего результата. Однако решающим фактором подобных усилий являются суждения о самоэффективности. Поэтому в исследовании проверялась гипотеза о том, что суждения о самоэффективности, так же как и самооценочные суждения, опосредуют влияние целей на усилия по их достижению.

В этом исследовании испытуемые выполняли напряженную работу при одном из четырех условий: 1) наличие целей и обратной связи от результата исполнения; 2) цели в чистом виде — без обратной связи; 3) обратная связь в чистом виде — без целей; 4) отсутствие и цели, и обратной связи. После выполнения этой работы (которую представляли как часть научного проекта по разработке и экспертизе программы упражнений для реабилитации постинфарктных больных) испытуемые оценивали, насколько они будут удовлетворены или не удовлетворены, если на следующем сеансе выполнят работу на том же уровне, что и в первый раз. Кроме того, они высказывали суждения о своей самоэффективности применительно к разным возможным уровням успешности. Затем снова измерялась их успешность выполнения той же требующей немалых усилий работы. В соответствии с гипотезой, условие, комбинирующее наличие целей и обратной связи от результата, давало сильный мотива-ционный эффект, в то время как ни цели, ни обратная связь по отдельности по своей мотивационной значимости не шли ни в какое сравнение с этим комбинированным условием (рис. 12.2). Также надо заметить, что активность в последующей серии эксперимента сильнее всего была тогда, когда испытуемые были не удовлетворены своим исполнением, не достигающим внутреннего стандарта, и к тому же высоко оценивали свою самоэффективность в достижении высоких результатов. По отдельности ни неудовлетворенность, ни позитивные суждения о самоэффективности не давали подобного эффекта. Усилия испытуемых часто снижались, если и неудовлетворенность своим исполнением, и оценки самоэффективности были низкими. Авторы пришли к выводу, что получили четкое подтверждение теоретических предположений о том, что цели оказывают мотивирующее влияние через самооценки и суждения о самоэффективности.

Было обнаружено, что обратная связь от результата и суждение о самоэффективности особенно важны для развития внутреннего интереса к деятельности самой по себе. Так, психологи смогли повысить интерес студентов к обучению и уровень их успешности, помогая им разбить задания на подцели и отслеживать свою успешность, а также давая им обратную связь, которая увеличивала их ощущение самоэффективности (Bandura & Schunk, 1981; Morgan, 1985;

Schunk & Сох, 1986). Таким образом, непосредственный интерес к предмету или процессу развивается, когда человек устанавливает для себя повышенные стандарты, которые обеспечивают ему в случае успеха положительную самооценку, и когда у него есть ощущение самоэффективности в отношении того, что он сможет данным стандартам соответствовать. Именно подобный внутренний интерес вдохновляет человека на усилия на протяжении длительного времени даже при отсутствии внешних вознаграждений. И наоборот, трудно поддерживать мотивацию, когда ты чувствуешь, что внешние или внутренние (самооценочные) поощрения недостаточны, или когда твое чувство самоэффективности так низко, что позитивный результат кажется невозможным.

Убеждение в собственной неэффективности может свести к нулю потенциальную мотивацию даже по отношению к наиболее желаемым результатам. Например, независимо от того, насколько привлекательной может выглядеть цель стать кинозвездой, у людей не будет мотивации двигаться в этом направлении, если они не чувствуют, что обладают необходимыми навыками. Без такого чувства самоэффективности желание стать кинозвездой останется скорее мечтой и фантазией, чем реальной целью, которая побуждает к действию.

Эффект воздействия убеждений в самоэффективности на мотивацию усилий и на уровень успешности действия может оказаться столь велик, что будет в состоянии стереть огромные различия между людьми в способностях. Например, в одном исследовании мужчинам и женщинам предлагалось соревноваться на выносливость в удержании мускульного усилия ноги. Убеждениями испытуемых в своей самоэффективности манипулировали, сообщая одним, что они соревнуются с человеком, у которого повреждено колено (задается высокая

самоэффективность), а другим — что они соревнуются с атлетом-бегуном из студенческой команды (задается низкая самоэффективность). Не удивительно, что испытуемые с высокой самоэффективностью явно лучше выполняли задание, чем те, кому сформировали низкую самоэффективность, и испытуемые-мужчины в целом выполняли задание лучше, чем женщины. Однако что было особенно поразительно, так это то, что испытуемые из группы женщин с высокой самоэффективностью выполняли задание на мышечную силу чуть лучше, чем испытуемые из группы мужчин с низкой самоэффективностью. Другими словами, расхождения в убеждениях по поводу самоэффективности практически уничтожают огромные различия в физической силе между полами (Weinberg, Gould & Jackson, 1979).

Убеждения в самоэффективности влияют и на то, как люди справляются с разочарованиями и стрессами в процессе реализации своих жизненных целей. Исследования, как правило, показывают, что чувство собственного контроля над событиями помогает человеку (Schwarzer, 1992). Убеждение в самоэффективности представляет одну из сторон такого контроля. Изучение женщин, столкнувшихся с необходимостью аборта, продемонстрировало важность убеждений в самоэффективности в борьбе со стрессовыми жизненными обстоятельствами (Cozzarelli, 1993). В этом исследовании женщины, готовящиеся сделать аборт, заполняли вопросник, измеряющий такие личностные параметры, как уровень самооценки и оптимизма, а также шкалу самоэффективности, измеряющую ожидания, касающиеся успешного прохождения постабортного периода. К примеру, шкала включала вопросы о том, считает ли женщина, что она сможет спокойно находиться рядом с детьми или младенцами и сохранятся ли у нее нормальные сексуальные отношения после аборта. Вскоре после аборта и затем еще через три недели были проведены измерения настроения и депрессивных чувств (например, измерялось, в какой степени женщина испытывает чувство депрессии, сожаления, облегчения, вины, печали, радости). Результаты четко

446 Глава 12. Социально-когнитивная теория Бандуры и Мишела

подтвердили гипотезу, что самоэффективность — это ключевая детерминанта хорошей адаптации после аборта. Такие личностные переменные, как уровень самооценки и уровень оптимизма в оценке своего будущего состояния после аборта, оказались тоже связаны с успешной адаптацией в постабортный период. Однако действие этих переменных, видимо, осуществлялось благодаря тому, что они вносили свой вклад в чувство самоэффективности.

Итак, убеждения в самоэффективности оказывают многостороннее воздействие на процессы мотивации. Более конкретно их действие выражается в следующем:

Отбор. Убеждения в самоэффективности влияют на то, какие цели ставит перед собой индивид (например, индивиды, убежденные в высокой самоэффективности, ставят перед собой более трудные, рискованные цели, чем индивиды, убежденные в низкой самоэффективности).

Усилие, настойчивость, успешность. Индивиды, убежденные в высокой самоэффективности, демонстрируют больше старания и настойчивости и выполняют задание лучше по сравнению с индивидами с низкой самоэффективностью.

Эмоции. Индивиды с высокой самоэффективностью подходят к заданию с лучшим настроением (т.е. с меньшей тревогой и депрессией), чем индивиды, убежденные в низкой самоэффективности.

Совладение с ситуацией. Индивиды, убежденные в высокой самоэффективности, способны лучше справляться со стрессом и разочарованием, чем индивиды, убежденные в низкой самоэффективности.

Бандура подытожил свидетельства, касающиеся действия убеждений в самоэффективности на мотивацию и успешность деятельности, такими словами: «Накапливающиеся факты показывают, что успешные, новаторские, дружелюбные, не тревожные, не унывающие люди, а также социальные реформаторы смотрят с оптимизмом на свою личную эффективность в отношении влияния на события своей жизни» (1992, р. 24).

<< | >>
Источник: Лоуренс А. Первин, Оливер П. Джон. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ. Теория и исследования. — М.: 607 с.. 2001

Еще по теме Самоэффективность и успешность деятельности: