Использование словесных отчетов

Клинические исследования личности не обязательно должны включать словесные отчеты испытуемых, хотя ясно, что часто они без них не обходятся. Используя словесные отчеты, мы сталкиваемся со специфическими проблемами, связанными с особенностями подобных данных.

Отношение к тому, что говорят люди, как к точному отражению того, что на самом деле произошло или происходит в данный момент, вызывает нападки с двух очень разных сторон. Во-первых, психоаналитики и психологи, ориентированные на динамический подход (главы 3 и 4), считают, что люди часто совершенно бессознательно искажают события: «Детское восприятие неточно, дети плохо осознают свои внутренние состояния, и их воспоминания о случившемся далеки от истины. Да и взрослые не многим лучше» (Murray, 1938, р. 15). Во-вторых, многие психологи-экспериментаторы считают, что у людей нет критериев оценки их внутренних процессов и они, отвечая на вопросы интервьюера, руководствуются скорее умозаключениями о том, что должно было происходить, вместо того, чтобы точно сообщить о том, что произошло на самом деле (Nisbett & Wilson, 1977; Wilson, Hull & Johnson, 1981). Например, несмотря на утверждение экспериментатора, что испытуемые принимают решения под влиянием определенных экспериментальных манипуляций, сами испытуемые могут сообщать, что вели себя так по самым разным причинам. Или возьмем другой

Сравнительная оценка альтернативных подходов к исследованию 85

пример: когда покупателей спрашивали, почему они приобрели данный товар в супермаркете, они называли причину, которая очень сильно отличалась от той, которая, как можно показать экспериментально, на самом деле имела место. По сути, люди выдвигают субъективные резоны того, почему они ведут себя так, как они себя ведут, но они могут и не назвать настоящих объективных причин. Итак, мысль заключается в том, что словесные отчеты — весьма сомнительный источник надежных и валидных данных, и происходит это либо в целях психологической самозащиты, либо из-за вполне «нормальных» трудностей познания людьми своих внутренних процессов (Wilson, 1994).

Другие психологи утверждают, что словесные отчеты следует принимать за то, что они есть, — просто данные (Ericsson & Simon, 1993). При этом выдвигается аргумент, что нет никаких причин считать, что вербальные сообщения менее полезны, чем наблюдаемые моторные реакции, такие, например, как нажатие на кнопку.

Действительно, вербальные реакции, как и другие поведенческие реакции людей, можно подвергнуть объективному, систематическому и количественному анализу.

Если вербальные реакции не сбрасывать автоматически со счетов, тогда встает вопрос: «Какие виды вербальных реакций наиболее полезны и заслуживают доверия?» Здесь выдвигается следующая аргументация: испытуемый может сообщать только о тех вещах, которые привлекают или привлекали его внимание. Если экспериментатор просит испытуемого вспомнить или объяснить какие-то события, которые были где-то на периферии его внимания, то испытуемый будет либо прибегать к умозаключениям, либо высказывать гипотезы о том, что произошло (White, 1980). Так, если вы позднее спросите у человека, почему он предпочел купить в супермаркете именно этот продукт, а не другой, притом что в то время, когда делалась покупка, он не обращал внимания на свой выбор, он даст вам ответ, основанный на умозаключении или на гипотезе, а не действительное объяснение того, что тогда происходило.

Те, кто стоит за использование вербальных сообщений, считают, что если тщательно выспрашивать испытуемых и учитывать сопутствующие высказываниям обстоятельства, то они могут оказаться полезным источником информации. Хотя термин интроспекция (т.е. словесное описание процесса, протекающего внутри человеческой психики) был дискредитирован психологами-экспериментаторами уже много лет назад, сейчас интерес к подобного рода данным растет. Признавая потенциальную ценность вербальных сообщений, мы тем самым значительно расширяем возможности получения данных, охватывая богатую и содержательную область наблюдений. В то же время мы не должны забывать о задачах соответствия требованиям надежности и валидности. Поэтому мы должны настаивать на доказательствах того, что те же самые наблюдения и интерпретации могут быть повторены и другими исследователями и что наши данные отражают именно те понятия, которые и предполагалось операциона-лизировать. Высоко оценивая заслуги и огромный потенциал словесных отчетов, мы должны также осознавать вероятность злоупотреблений или наивной интерпретации. Короче говоря, вербальные сообщения, если они претендуют на то, чтобы быть эмпирическими данными, должны проходить такую же строгую проверку, как и другие исследовательские наблюдения.

<< | >>
Источник: Лоуренс А. Первин, Оливер П. Джон. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ. Теория и исследования. — М.: 607 с.. 2001

Еще по теме Использование словесных отчетов: