Феноменология

Феноменологический подход был частью значимых усилий многих психологов понять человеческий опыт таким, как он на самом деле существует.

Данный подход стремится рассматривать жизнь так, как она переживается человеком, не пренебрегая ничем человеческим, не раскалывая ее на отдельные разрозненные части и не сводя ее к физиологическим принципам.

В связи с этим подходом можно поставить два вопроса:

1. Каковы ограничения действия феноменологического подхода в психологии?

2. В какой мере консультант роджерианского толка действительно осуществляет феноменологический подход?

Ясно, что потенциально имеются важные ограничения для феноменологического подхода в психологии. Во-первых, из исследования могут выпадать какие-то существенные переменные, в особенности те, которые находятся по ту сторону человеческого сознания. Если ограничиться только тем, что сообщают о себе сами люди, можно невольно проигнорировать важные аспекты человеческого функционирования. Во-вторых, чтобы создать научную психологию, необходимо выйти за пределы феноменологического мира и разработать понятия и концепции, доступные объективному измерению. Изуче-

Критическая оценка

247

ние феноменального Я — вполне законная часть психологии, но лишь постольку, поскольку оно изучается эмпирически, с тем чтобы безудержное любопытство умерялось научной строгостью, а не приводило к безответственным спекуляциям. Эмпатия — тоже вполне законная форма наблюдения, но мы должны быть уверены, что сделанные наблюдения надежны и могут быть проверены альтернативными данными, полученными другим путем. Роджерсу были известны подобные претензии к феноменологическому подходу. Он отвечал, что феноменология — безусловно ценный, возможно, необходимый, но не единственный подход, который можно использовать в психологии личности (Rogers, 1964).

Перейдем ко второму вопросу: в какой степени теория опирается на беспристрастные феноменологические исследования? Вопрос был хорошо сформулирован МакЛеодом (MacLeod, 1964, р. 138) в его замечаниях по докладу Роджерса: «На каком основании Вы так убеждены, что понимаете своих клиентов лучше, чем мистер Фрейд понимал своих?» Ответ Роджерса состоял в том, что клиенто-центрированный терапевт вносит в терапию меньше пристрастности и заранее готовых концепций просто из-за меньшего объема находящегося в его распоряжении «багажа готовых концепций». И поэтому клиенто-центрированный терапевт с большей вероятностью достигает понимания феноменального мира индивида, чем это делает фрейдовский аналитик.

В своей ранней статье (Rogers, 1947) Роджерс утверждал, что если прочитать записи бесед кли-енто-центрированного терапевта, то невозможно будет оценить, каких взглядов на личностную динамику придерживается терапевт. Но мы не знаем, так ли это на самом деле. Более того, это заявление было сделано в то время, когда теория была еще не очень хорошо развита, а терапевты следовали недирективному подходу. С развитием теории и усилением клиенто-центрированной, но активной включенности терапевта в процесс остается ли по-прежнему справедливым это утверждение? Мы знаем, что даже слабое участие интервьюера, выражающееся в «угу» и «м... хм», может вызвать сильный эффект, подействовав и на высказывания, и на поведение интервьюируемого (Greenspoon, 1962). Когда читаешь записи терапевтических сеансов, комментарии консультанта не выглядят столь уж случайными и не имеющими последствий для содержания высказываний пациента. Заметно, что консультанты особенно охотно реагируют на темы, касающиеся Я или чувств, и, по-видимому, формулируют некоторые свои высказывания в определенном теоретическом ключе:

ТЕРАПЕВТ ГОВОРИТ МИССИС ОУК:

«Я хочу убедиться, что правильно понимаю, что это для Вас значит. Это как если бы Вам удалось очень глубоко познакомиться с самой собой, и на этой основе Вы все более осознаете себя... открывая то, что находится в самой глубине Вас, в самой сердцевине, отдельно от всех других аспектов. Вы приходите к пониманию, которое является очень глубоким и потрясающим, что в ядре Вашего Я не только нет ненависти, но это на самом деле более похоже на что-то святое, что-то очень чистое, такое слово я бы использовал».

Источник: Rogers, 1954, р. 239

Этот момент влияния интервьюера на клиента очень принципиален, так как большое число роджерсовских данных получено благодаря клиническим интервью.

248 Глава 6. Феноменологическая теория

Короче говоря, феноменологический подход имеет очевидные заслуги и потенциальные опасности. Роджерс признавал, что это не единственный подход к психологии и он должен дополняться эмпирическими исследованиями. И все же Роджерс недооценивал воздействие неосознаваемых сил на поведение. Тем более что нам далеко еще не ясно, насколько поведение клиента в процессе клиенто-центрированной терапии свободно от влияния пристрастности консультанта и его априорных концепций.

<< | >>
Источник: Лоуренс А. Первин, Оливер П. Джон. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ. Теория и исследования. — М.: 607 с.. 2001

Еще по теме Феноменология: