загрузка...

Международные отношения накануне Второй мировой войны.

В начале 1935 г. в Европе сложились реальные условия для оформления антигитлеровского блока. В январе, после проведения в Сааре предусмотренного Версальским договором плебисцита, эта область перешла в 'состав Рейха. Одновременно, в нарушение статей Версальского договора, в Германии была введена всеобщая воинская повинность, все более 'открыто развертывалось производство запрещенных договором тяжелых вооружений. Все это вызвало большую тревогу у французской ^дипломатии. 11 апреля 1935 г. по инициативе Франции и при полной .поддержке Италии в Стрезе открылась международная конференция по ^германскому вопросу. Ее участники выступили с осуждением односторонних нарушений Версальского договора. Несмотря на то, что принятые резолюции носили весьма декларативный характер, политическое назначение конференции было велико. Франция продемонстрировала на >«ей свою готовность отойти от курса на умиротворение и поддержать систему итальянских союзов. Уже в Стрезе французский премьер-министр Лаваль и Муссолини обсудили проблемы разграничения сфер слияния в средиземноморском регионе.

Возможность складывания франко-итальянского альянса, который бы поддержать практические все страны Юго-Восточной Европы, чрезвычайно встревожила британскую дипломатию. Следуя традиционной политике «баланса сил», Лондон предпринял шаги в сторону Германии. Большую роль при этом сыграла искусная демагогия Гитлера, который при неофициальных контактах с британскими политиками е скупился на обещания умерить свои притязания и выступить основным гарантом против экспансии большевизма в Европе. Итогом стало подписание в июне 1935 г. англо-германского договора о морских вооружениях. Между военными флотами Великобритании и Германии вводилось соотношение 100:35 (при равенстве по подводным лодкам), британские политики рассматривали заключение этого соглашения как гаг по пути дальнейшего ограничения морских вооружений и дополнение к аналогичным статьям «Договора пяти» Вашингтонской конференции. Однако на практике нацистская Германия получила право на беспрепятственное расширение военно-морского строительства, так как соответствующая разница в уровне морских вооружений позволяла обеспечить работой все верфи Рейха на десять лет, не нарушив при этом «букву» договора.

Уже вскоре пагубность британской стратегии стала очевидна. «Фронт Стрезы» оказался разрушен, толком и не сложившись. Гитлер, сразу же после подписания договора с Великобританией, отдал приказ о подготовке операции по вводу войск в демилитаризованную Рейнскую зону. А на протяжении последующих двух лет произошло образование стратегического союза Италии и Германии. Поводом к такому неожиданному повороту событий стала агрессия Италии в Северо-Восточной Африке.

Еще после войны с Турцией в 1911 г. итальянцы получили контроль над Триполитанией и Киренаикой (с 1913 г. эта территория стала называться Ливией). После окончания Первой мировой войны итальянская армия почти десять лет подавляла национально-освободительное движение ливийцев. Следующим объектом экспансии стала Абиссиния (Эфиопия), которую Италия безуспешно пыталась завоевать еще в 1896 г. Муссолини не считал эту агрессию вызовом мировому сообществу - лидеры Лиги наций совсем еще недавно сами делили африканский континент на колониальные и зависимые территории. Уже в 1934 г. итальянский лидер уже вполне откровенно заявлял о своих планах. На границах Абиссинии начались первые военные столкновения. Поскольку параллельно происходило сближение позиций итальянской и французской дипломатии по вопросам европейской безопасности и средиземноморской политики, Муссолини предполагал, что западные державы дадут Италии карт-бланш в отношении Абиссинии. 3 октября 1935 г. началось полномасштабное вторжение итальянских войск в эту страну Кампания против плохо организованной и плохо вооруженной абиссинской армии была скоротечной и победоносной.

После начала абиссинской войны Великобритания решительно выступила в Лиге наций за пресечение агрессии. На фоне ее пассивного поведения в Европе такая жесткость выглядела необычно, но объяснялась вполне очевидным расчетом - не допустить дальнейшего франко-итальянского сближения и превращения Средиземноморья в зону монопольного влияния этих держав. Шумная антиитальянская кампания в Лиге наций, поддержанная европейской общественностью и демократической прессой, привели к принятию Советом Лиги санкций против агрессора - накладывалось эмбарго на экспорт оружия в Италию, замораживалось предоставление Италии займов и кредитов, прекращался экспорт итальянских товаров и сокращался импорт в Италию. На ведение боевых действий такие санкции серьезного влияния оказать не могли. 5 мая 1936 г. итальянские войска захватили столицу Абиссинии Аддис-Абебу. А 4 июля Лига нации постановила прекратить применение санкций, ссылаясь на то, что после завершения военных действий они недейственны.

Дипломатическая игра Лондона оказалась на руку прежде всего Гитлеру. Чем большая напряженность возникала во взаимоотношениях Италии с лидерами Лиги наций, тем меньше шансов оставалось на сохранение дееспособного антигерманского блока в Западной Европе. Осознавая это, Гитлер санкционировал ввод 7 марта 1936 г. немецких войск в Рейнскую зону. Лига наций даже не сочла возможным осудить этот шаг, пойдя лишь на констатацию самого факта нарушения Версальского договора. 21 марта 1936 г. Гитлер, выступая в Гамбурге торжественно объявил о том, что «дух Версаля уничтожен». При этом Италия, оказавшись в дипломатической изоляции, была вынуждена искать поддержку у своего недавнего противника. В июле 1936 г. было достигнуто итало-германское соглашение о невмешательстве Италии во взаимоотношения Германии и Австрии. Вслед за этим состоялось и подписание австро-германского договора, формально закреплявшего государственный суверенитет Австрии, но по дополнительному секретному протоколу, предполагавшему ввод в австрийское правительство прогерманских политиков, свободное распространение на территории Австрии газет Рейха, австро-германские «консультации» по вопросам внешней политики. В том же месяце состоялось еще одно событие, ускорившее складывание германо-итальянского блока, - в испанском городе Кадисе высадился лидер мятежных войск генерал Франко. Германия и Италия начали оказывать франкистам дипломатическую и материальную помощь. Вскоре германские и итальянские войска оказались втянуты и в военные действия на территории Испании.

Западные демократические государства дистанцировались от испанского конфликта. По инициативе Великобритании и Франции в августе 1936 г. в Лондоне был создан «Комитет по невмешательству в испанские дела». К участию в его работе были приглашены как Германия с Италией, так и СССР. 27 европейских стран подписали документ под названием «Соглашение о невмешательстве», обязывающий отказаться от ввоза и транзита оружия и военных материалов в Испанию. Но уже к осени 1936 г. стало очевидно, что Германия и Италия не прекратили поддержку франкистов. Они разорвали дипломатические отношения с законным правительством Испании и официально признали правительство Франко. СССР заявил, что при сохранении внешнего вмешательства в испанские дела не считает себя связанным прежними обязательствами. С октября 1936 г. начались советские военные поставки в Испанию. В Испанию направлялись военные специалисты, технический персонал и добровольцы (около 3 тыс. чел.). Участвовали в боях и тысячи добровольцев из других стран. На стороне франкистов воевали около 300 тыс. немецких и итальянских солдат.

Официальное оформление германо-итальянского блока произошло после переговоров в сентябре-октябре 1936 г. По их результатам 24 октября был подписан пакт об образовании «оси Берлин-Рим», согласно которому Германия признавала аннексию Абиссинии, а'обе страны обязывались проводить общую линию в отношении войны в Испании. 25 ноября 1936 г. в Берлине было подписано соглашение Германии и Японии, получившее название Антикоминтерновский пакт. Участники пакта обязывались информировать друг друга о деятельности Коминтерна и вести борьбу против него. Третьи страны также приглашались «принять оборонительные меры в духе этого соглашения». В ноябре 1937 г. к Антикоминтерновскому пакту присоединилась Италия, а в декабре 1937 г. она вышла из состава Лиги наций. Так сложился агрессивный блок трех держав, противопоставляющих себя Лиге наций.

Постепенно в орбиту германской политики переходили и многие восточноевропейские страны.

К концу 1930-х г. стало очевидно, что, встав на путь умиротворения, страны Запада распространили этот принцип на страны, являющиеся агрессорами. Тем не менее отказаться от своей стратегии Великобритания и Франция не смогли. Обе страны молчаливо санкционировали аншлюс Австрии. 11 марта 1938 г. на территорию этой страны вошли германские войска. Австрийские земли стали частью Рейха. Пиком политики умиротворения стала Мюнхенская конференция, созванная в сентябре 1938 г. для урегулирования германских претензий к Чехословакии. Руководители Германии, Италии, Великобритании и Франции - А. Гитлер, Б. Муссолини, Н. Чемберлен и Э. Даладье -подписали соглашение, принуждающее Чехословакию уступить Германии Судетскую область с немецкоязычным населением. Примечательно, что представитель Чехословакии даже не был приглашен на конференцию. В продолжение мюнхенского курса на пересмотр границ в Европе Германия и Италия сформировали в конце 1938 г. Венскую арбитражную комиссию. Под давлением этого «независимого» органа Румыния была вынуждена передать в состав Венгрии южные районы Словакии и Закарпатской Украины, а также центральную часть Трансильвании.

С весны 1939 г. Германия приступила к новому этапу экспансии. Объектом агрессии вновь стала Чехословакия. После отторжения Су-детской области в этой стране нарастал внутриполитический кризис. Под напором требований националистических партий Словакии и Прикарпатской Руси был принят закон об автономии этих регионов в составе единой республики, переименованной в Чехо-Словакию. Но для пресечения дальнейшей эскалации напряженности в Словакии было введено военное положение. Это дало повод Гитлеру объявить Чехо-Словакию очагом «постоянных беспокойств и угрозы европейскому миру». С ведома Германии словацкий сейм провозгласил образование независимого Словацкого государства, которое 18 марта было «взято под охрану» Рейхом. На территорию Чехии также вошли германские войска. Вскоре Богемия и Моравия стали германским протекторатом.

22 марта 1939 г. Германия под угрозой военного вторжения добилась подписания договора с Литвой о передаче Рейху Клайпеды. С каждым месяцем усиливался дипломатический нажим на Польшу. От Варшавы требовали передачи Германии Данцига и создания путей сообщения с Пруссией через польскую территорию. В апреле 1939 г. Гитлером был денонсирован польско-германский договор о ненападении. Одновременно Германия расторгла и договор с Великобританией о морских вооружениях, а Италия начала военную оккупацию Албании. 22 мая германо-итальянский блок был скреплен новым союзным договором, получившим название Стальной пакт. Он содержал обязательства сторон о взаимопомощи и союзе в случае военных действий с любой третьей страной, договоренности о широком сотрудничестве в военной и экономической сферах.

В условиях резкого обострения международной обстановки в 1939 г. Великобритания и Франция предприняли шаги по укреплению европейской системы безопасности. В марте-апреле 1939 г. эти страны предоставили гарантии независимости Польше, Греции, Румынии и Турции. Активизировались и дипломатические контакты с СССР. Советское руководство еще в марте 1939 г. выдвинуло предложение о созыве трехстороннего международного совещания. На протяжении последующих месяцев между правительствами СССР, Франции и Великобритании происходили дипломатические консультации по поводу заключения договора о взаимопомощи. С конца июня этот вопрос стал предметом обсуждения на переговорах в Москве. Однако представители западных держав не проявляли особой активности. Причина заключалась в том, что Великобритания и Франция очень настороженно ^относились к возможности заключения любого договора, позволяющего СССР усилить свое военно-политическое влияние в Европе. Британский министр иностранных дел лорд Галифакс охарактеризовал свои |действия следующим образом: «Наша главная цель заключается в том, чтобы предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией». Лишь начало советско-германских торговых переговоров в конце июля 1939 г. заставило Великобританию и Францию перейти к обсуждению вопроса о военном сотрудничестве. Но советское правительство уже начало менять свою стратегию.

Еще менее конструктивную позицию заняла Польша. Не участвуя в московских переговорах, польское правительство оказалось одной из ^наиболее заинтересованных сторон. Именно через ее территорию в случае начала военных действий в Европе могли передислоцироваться советские войска. Без поддержки Польши любая военная конвенция СССР с Францией и Великобританией не имела практического смысла. Однако польское правительство отнюдь не торопилось с принятием |внешней помощи. Немало польских политиков рассчитывало на урегулирование отношений с Еерманией и было готово принять участие в войне против СССР. Вплоть до начала 1939 г. германская дипломатия искусно подогревала такие настроения. Резкий поворот германской "политики и выдвижение ультимативных территориальных претензий стало для польского правительства неожиданностью. Однако изменить политический курс поляки вовремя не сумели. В схожей ситуации ^оказалась и Румыния.

Двойственная политика западных держав и открыто недружественная позиция восточноевропейских стран заставила советское правительство пойти на активизацию контактов с Еерманией. Основной це-рлью становилось уже не предупреждение войны в Европе, а избежание 1- угрозы складывания широкой антисоветской коалиции. Германская дипломатия также демонстрировала готовность к нормализации отношений с СССР. Выбирая цель для первой полномасштабной военной кампании, Гитлер стремился избежать прямого столкновения с великими державами. В том, что руководство Великобритании и Франции не способно перейти к активным военным мерам он был уверен. Поэтому главной задачей в ходе дипломатической подготовки войны стало сближение с СССР. 7 июля 1939 г. советскому правительству было передано предложение Германии предоставить СССР кредит в размере 200 млн марок для размещения в Германии советских заказов. В июле-августе в ходе советско-германских торговых переговоров обе стороны начали зондаж позиций друг друга по широкому спектру вопросов. Германия 'Давала косвенные свидетельства своей готовности заключить договор о ненападении и даже согласовать принципы политики в отношении восточноевропейского региона. На позицию СССР повлиял не только фактический срыв переговоров с Великобританией и Францией, но и возникновение нового военного конфликта на Дальнем Востоке. В мае 1939 г. японские войска начали агрессию против Монголии. В ходе ожесточенных боев у реки Халхин-Гол советской армии удалось разгромить противника. Но боевые действия продолжались на протяжении всего лета 1939 г. и завершились лишь в последних числах август. Получив в такой ситуации официальное предложение Германии о заключении договора о ненападении, советское правительство ответило согласием.

Советско-германский пакт о ненападении был подписан 23 августа 1939 г. Обе стороны договаривались воздерживаться от нападения в отношении друг друга и не поддерживать ни одну из третьих стран, в случае нападения ее на участника пакта. Все конфликты и споры между собой стороны обязывались решать мирным путем в ходе переговоров и консультаций. Кроме того, был подписан и секретный дополнительный протокол, согласно которому «в случае территориальных и политических преобразований» в Восточной Европе обе стороны соглашались рассматривать северную границу Литвы, линию рек Нарев. Висла и Сан на территории Польши, западную границу Бессарабии как линию раздела сфер их влияния. Тот же протокол устанавливал, что «вопрос о желательности сохранения независимого Польского государства будет решен окончательно лишь ходом будущих политических событий». Таком образом, не имея возможности остановить германскую агрессию против Польши, СССР фактически санкционировал ее. Переход о г политики создания системы коллективной безопасности к оформлению собственной сферы влияния в Восточной Европе и в будущем - к открытой территориальной экспансии свидетельствовал о коренном изменении' внешнеполитической стратегии СССР. Глобальная война за передел политической карты мира стала неизбежной.

<< | >>
Источник: Пономарев М. В.. История стран Европы и Америки в Новейшее время. М.: Проспект - 416 c. 2010

Еще по теме Международные отношения накануне Второй мировой войны.:

  1. Роль иностранного капитала в Румынии, Болгарии и Югославии накануне второй мировой войны М. Д. ЕРЕЩЕНКО
  2. Глава 11. Международные отношения на заключительном этапе второй мировой войны (1945 г.)
  3. 9.3. Коренной перелом в ходе второй мировой войны. Влияние Сталинградской битвы на международные отношения.
  4. Иноземцев Н.Н.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны / В ТРЕХ ТОМАХ / Москва, 1963
  5. Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.), 1965
  6. I. Международное валютное частное право после Второй мировой войны
  7. МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА АВТОРСКОГО ПРАВА ДО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  8. МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА АВТОРСКОГО ПРАВА ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  9. 1. Коренные изменения в международной обстановке после второй мировой войны. Образование двух лагерей
  10. Глава 1. Международные отношения после окончания первой мировой войны
  11. Завершение Второй мировой войны и ее последствия
  12. 2. Период после Второй мировой войны
  13. 76 . РАЗВИТИЕ ЯПОНИИ ДО И ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  14. 11.1. Завершающий период второй мировой войны.
  15. 11.2. Капитуляция Японии. Окончание второй мировой войны
  16. Коренной перелом в ходе Второй мировой войны.
  17. § 1. Политика позитивного нейтралитета после второй мировой войны и ее особенности
  18. 9.2. Начало второй мировой войны на Тихом океане.
  19. § 3. Итальянское государство после второй мировой войны
  20. 1. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В США ОТ ПЕРВОЙ ДО ОКОНЧАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ