КЛИНИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ЛЕГКИХ ФОРМ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ И.Е. Колесникова, О.Ю. Зайцева, Е.П. Тарасова, Е.П. Тюлькин Ижевск


По современным представлениям, черепно-мозговые травмы принято подразделять на сотрясение головного мозга и три степени его ушиба. Как с судебно-медицинской, так и клинической точек зрения, затруднения возникают при оценке легких форм, прежде всего сотрясения головного мозга. Поскольку установление тяжести вреда здоровью данного вида травмы базируется на её клинических проявлениях, предпринята попытка проанализировать клиническое обоснование этого диагноза. Прежде всего это объясняется тем, что не обоснованный объективными данными диагноз сотрясения головного мозга судебно-медицинскими экспертами во внимание не принимается и по степени тяжести, в соответствии с действующими нормативными документами, не оценивается.
Задачей данной работы является определение наиболее характерных для лёгкой ЧМТ клинических признаков, а также данных инструментальных исследований, позволяющих провести адекватную диагностику.
По литературным данным (Е.С. Бондаренко, В.И. Фрейдков), сотрясение головного мозга отмечается в 60-70 процентах случаев всех черепно-мозговых травм и представляет собой сложный симптомокомплекс общемозговых нарушений без выраженных локальных проявлений выпадения со стороны церебральных структур. Патогенез сотрясения головного мозга рассматривается как сложный комплекс взаимодействия биомеханических, ликвороди- намических, биохимических и других факторов. При этом максимальному повреждению /но без грубых морфологических дефектов/ подвергаются гипоталамо-стволовые структуры мозга, а также стенки Ш и 1У желудочков мозга вследствие ликворного удара. В связи с этим в первую очередь страдают ретикулярная формация ствола и вегетативные центры промежуточного мозга, блокируется активирующая ретикуло-кортикальная система, возникают вторичные ангиодистонические и дисциркуляторные нарушения. Из сказанного следует, что при лёгкой черепно-мозговой травме, как правило, преобладают микросимптоматика, вегетативные дисфункции, а патология, выявленная инструментальными методами исследования, минимальная.

В ходе выполнения поставленной задачи изучено 150 историй болезни пострадавших с легкой черепно-мозговой травмой, пролеченных в неврологическом отделении БП МВД УР за период с 1995 по 2000 г.г.
Среди пострадавших преобладали лица в возрасте 20-30 лет /53,9%/ и 30-40 лет /26,3%/, тогда как лица моложе 20 лет составили лишь 8,7%, а старше 40 лет - 11,1% .Эти данные существенно не отличаются от литературных (Намаконов А.И.). В связи со специфичностью контингента /сотрудники милиции/ подавляющее большинство среди пациентов составили мужчины /94,6%/. По данным других авторов (А.Р. Гали- мов, А.В. Орловская, Н.В. Чернов), соотношение мужчин и женщин с черепно-мозговыми травмами не столь существенно соответственно 58,02% и 42,98%.
При поступлении в стационар пациенты предъявляли следующие жалобы: головная боль- 62%, головокружение - 15%, слабость-8%, нарушения сна- 6%, сонливость- 4%, шум в ушах- 3%, незначительное повышение температуры тела и дискомфорт-2%. По анамнестическим данным, потеря сознания отмечалась у 70,3 % пострадавших, из них у 4,5%-дли- тельная /до 30 минут/. Тошнота и рвота непосредственно после травмы или в течение ближайших 12 часов были у 46,8% больных, из них многократная рвота у 6,3%.
Лишь у 2 пациентов отмечалась ретроградная амнезия. Следует отметить, что факт утраты сознания остаётся достаточно субъективно оцененным у 84% пострадавших, так как в большинстве случаев конфликтные ситуации и бытовые травмы протекали в отсутствие свидетелей происшествия.
Оценка неврологического статуса является одним из наиболее достоверных критериев диагностики лёгкой ЧМТ. По данным историй болезни, имели место следующие симптомы: слабость конвергенции-19,8%, асимметрия носогубных складок-36%, девиация языка-29,7%, болезненность глазных яблок-33,3%, нистагм или установочный нистагмойд - 18%, торпидность сухожильных рефлексов-4,5%, анизорефлексия / неочаговая/ - 8,1%, атаксия, координаторные нарушения-30,6%, вегетативная дисфункция /потливость, тремор, патологические виды дермографизма, субфебрилитет невоспалительного характера, лабильность пульса и артериального давления/ - 32,5%. Неврологический статус без отчётливых отклонений от нормы наблюдался у 13,5% пациентов. При выписке /средний койко-день 15,2/ лишь у 6,3% пациентов сохранялась лёг
кая микросимптоматика, у остальных неврологический статус полностью восстановился.
При проведении инструментальных исследований наиболее показательными оказались изменения на глазном дне: венозное полнокровие и нарушение тонуса вен наблюдались у 62,2% пострадавших; стушеванность границ - у 18,2%, пас- тозность сетчатки - у 7,6%, гиперемия дисков - у 0,9% ангиоспазм - 3,6%, побледнение дисков - 1,8%. Не наблюдалось патологических изменений со стороны глазного дна у 14,4% пациентов.
Рентгенологически патологии не выявлено ни у одного из обследуемых. Электроэнцефалография лишь в 30% случаев указывала на легкие ирритативные изменения биоэлектрической активности головного мозга. При эхоэнцефалогра- фии только у 2 пострадавших в первые дни наблюдались косвенные признаки внутричерепной гипертензии, причем у одного из них имела место повторная ЧМТ.
К концу лечения имевшиеся незначительные изменения на глазном дне и гипертензионные указания ЭхоЭГ редуцировались практически у всех наблюдавшихся пациентов.
Таким образом, при лёгкой черепно-мозговой травме ведущими объективными критериями диагностики являются анализ неврологического статуса и состояние глазного дна. В неврологическом статусе максимальным изменениям подвержены УП, Х, Ш пары черепно-мозговых нервов, координа- торная и вегетативная системы, что соответствует патогенетическим представлениям о преимущественном поражении в данном случае глубинно-стволовых и базальных отделов головного мозга, ретикулярной формации. Ангиодистонические и дисциркуляторные нарушения также достоверно иллюстрируются сосудистыми изменениями на глазном дне. Обращает на себя внимание, что все отмеченные выше патологические изменения выражены достаточно легко, нет грубых органических дефектов, что, однако, не является основанием для гиподиагностики.
Результаты проведенного анализа дают основание считать, что в подавляющем большинстве случаев сотрясение головного мозга, помимо субъективных данных, имеет вполне определенную объективно документируемую симптоматику. Важно, чтобы она находила свое отражение в медицинской документации, оформляемой лечащими врачами.

<< | >>
Источник: В.И. Витер.. Актуальные аспекты судебной медицины. - Выпуск VII.. 2001

Еще по теме КЛИНИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ЛЕГКИХ ФОРМ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ И.Е. Колесникова, О.Ю. Зайцева, Е.П. Тарасова, Е.П. Тюлькин Ижевск:

  1. Психозы острого периода черепно-мозговой травмы связывают с гипоксией мозга и острыми гемодинамическими
  2. К 75-ЛЕТИЮ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ УДМУРТИИ. В.И. Жихорев, Е.П. Тюлькин Ижевск
  3. К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ ИДЕНТИФИКАЦИИ ОРУДИЯ ТРАВМЫ. А.В. Фейгин, О.Б. Овчинников, С.С. Япаров, С.А. Пойлов Ижевск
  4. Открытые травмы головы бывают проникающими и непроникающими.
  5. О ГИСТОСТРУКТУРНЫХ АСПЕКТАХ РАЗВИТИЯ ЗАЩИТНЫХ ПРОЦЕССОВ В ЛЕГКИХ И ВИЛОЧКОВОЙ ЖЕЛЕЗЕ ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ ФАКТОРОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ В УСЛОВИЯХ КРУПНОГО ГОРОДА Е.Х. Баринов, П.О. Ромодановский, С.В
  6. М.А. НЕВСКАЯ, Е.Е. СУХАРЕВ, Е.Н. ТАРАСОВА. Авторское право в издательском бизнесе и СМИ. , 2008
  7. Зайцев Михаил Алексеевич
  8. Зайцев Л.Г., Соколова М.И.. Стратегический менеджмент, 2002
  9. ТРАВМА ПСИХИЧЕСКАЯ (ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ).
  10. Метод мозгового штурма
  11. Метод мозгового штурма
  12. «МОЗГОВОЙ ШТУРМ»
  13. КАК ВЗЫСКАЛИ ДЕНЬГИ ЗА ТРАВМУ В ДЕТСКОМ САДУ
  14. Коллектив авторов Давыденко В. А., Ромашкина Г. Ф., Абдалова Ю. П., Мездрина Н. В., Тарасова А. Н. Захаров В.Г., Сухарев С.Я.. СОЦИОЛОГИЯ НЕФОРМАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ЭКОНОМИКА, КУЛЬТУРА И ПОЛИТИКА, 2005
  15. 17.3.2.2 Нарушения мозгового кровообращения
  16. Б. Н Пономарев , М С Болим, В. С. Зайцев. История Коммунистической партии Советского Союз, 5-е издание, 1976
  17. КЛИНИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ
  18. КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЛОЖЕНИЯ
  19. ТРАВМА, БОЛЕЗНЬ ИМ СМЕРТЬ БЛИЗКОГО ЧЕЛОВЕКА