накопление знаний и сеть мониторинга


Исходной, «нулевой» точкой политической регионалистики выбрано начало 1990-х гг. — период, когда, с одной стороны, политические перемены в стране вместе с далеко зашедшей децентрализацией сделали изучение политических событий в регионах как никогда актуальной, с другой — вузовская и академическая политическая наука, еще недавно называвшаяся «научным коммунизмом», не была способной ответить на этот запрос.
Ранняя политическая регионалисти- ка была сообществом людей с не обязательно большим или вообще каким-либо исследовательским опытом, но с пониманием, что они живут в интересное время посреди чрезвычайно интересных событий, которые должны быть изучены или хотя бы описаны.

Первым занятием, которое стало сплачивать еще не существующее сообщество, стал сбор информации, хроника и мониторинг. Проектом, без которого невозможно себе представить региона- листику 1990-х гг., стал региональный мониторинг Института гуманитарно-политических исследований, запущенный в 1992 г. и охватывавший, в свои лучшие годы, более чем половину регионов России[149].
Род занятий участников сети мониторинга был самым разнообразным — журналисты, неформалы, ученые-обществоведы, «технари», программисты, студенты — главным был интерес к происходящему в своем регионе, готовность описывать его подробно и добросовестно, а также — не исключено — просто случайность. Характер ИГПИ, разнородный и динамичный, оказывается понятным из его происхождения из поздне-перестроечного (1988-1989 гг.) информационно-аналитического центра М-БИО («Московское бюро информационного обмена»), поставившего себе задачей обеспечивать актуальной аналитикой и информацией политических неформалов, новые движения, политические клубы и всех заинтересованных граждан. Среди создателей и активных участников проекта М-БИО были В. Игрунов, В. Прибыловский, С. Митрохин, социолог С. Белановский. Продолжателями М-БИО, просуществовавшего недолго, стали две организации — ИГПИ (В. Игрунов, С. Митрохин), задуманный как think tank по образцу американских, и центр «Панорама» (В. Прибыловский), выбравший своей специализацией справочники и базы данных[150]. С созданием в 1993 г. блока «Явлинский — Болдырев — Лукин» («Яблоко») ИГПИ стал сотрудничать с этой политической структурой (с 1995 г. — общественным объединением, с 2002 г.
— партией), выполняя для нее роль аналитического центра по вопросам политики в регионах России и отношений со странами СНГ[151].
Мониторинг ИГПИ просуществовал до конца 1990-х гг. (последним вышел выпуск за январь 2000 г.), но части, отдельные фрагменты этой сети, раз за разом воспроизводились, получали новую жизнь. Следующий список, явно неполный, позволяет все-таки представить
разнообразие этих форм «жизни после жизни»: корреспонденты[152]; участники региональных семинаров Московского Центра Карнеги «Выборы и проблемы гражданского общества» (2001-2002 гг.), эксперты регионального мониторинга Центра Карнеги (с 2004 г.); аналитики Фонда эффективной политики, Росмолодежи и прокремлев- ских молодежных организаций (прежде всего, «Наших»). Сеть, пусть и не полностью, фрагментами, продолжала существовать. Одним из ее значимых, для нашей темы, продолжений, существующих и сейчас, стал исследовательский комитет РАПН по политической регионали- стике (с 2004 г.).
Следующим, после сбора информации, логичным этапом развития сообщества стал переход от хроники к истории, к развернутым описаниям политического развития. Первыми значимыми образцами жанра стали «Российские сборники» (выходили в 1995 и гг.), подготовленные экспертной группой «Панорама» В. При- быловского и Е. Филипповой — вторым, наряду с ИГПИ, продолжателем М-БИО[153]. Основной круг авторов сборника составили эксперты ИГПИ, перешедшие таким образом к новому для себя жанру комплексных описаний.
Двумя основными, самыми масштабными по замыслу, памятниками стадии описательных историй стали серия изданий «Регионы России. Хроника и руководители» Центра славянских исследований Университета Саппоро[154] и двухтомный «Политический альманах России» Московского центра Карнеги[155]. Оба этих проекта опирались,
хотя и в разной степени, на работу экспертной сети ИГПИ. В проекте Университета Саппоро значительную часть авторов составили эксперты из мониторинга ИГПИ. В проекте Центра Карнеги одним из основных источников стали справки по регионам, предоставленные СПИК-Центром — структурой, созданной в 1996 г. группой бывших сотрудников «Панорамы»[156]; при подготовке этих справок авторы СПИК-Центра опирались, во многом, на разработки «Панорамы», пополнявшиеся, в свою очередь, за счет экспертов ИГПИ.
<< | >>
Источник: Н. Ю. Беляева. сообщества в публичной политике:              глобальный феномен и российские практики. 2012

Еще по теме накопление знаний и сеть мониторинга:

- Внешняя политика - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -