глобальные тренды самоорганизации аналитических сообществ и российские практики


Недостаток включенности России в глобальные сообщества ощущается на многих уровнях: в экономике, политике, международных отношениях, социальной практике, а также научном и аналитическом пространстве.
В некотором смысле оторванность от практик глобального мира ощущается как «синдром провинциальности». Эту мысль особенно ярко выразил российский политолог А. Салмин, выступая на первом Всероссийском конгрессе политологов Российской ассоциации политической науки, где он сказал: «Язык политики всегда максимально универсален. И в этом смысле невозможно ограничивать себя провинциальными рамками, даже если это есть провинциальность континентального масштаба»[71].
Отсюда следует, что задача анализа российских интеллектуальных сообществ, работающих в поле политики, будет неполной, если мы не выявим их включенность в глобальные сети. Поэтому исследование самоорганизации российских интеллектуальных сообществ, работающих в поле политики, с их разным отношением к политическим явлениям, включая аналитиков публичной политики, а также анализ их структурирования, необходимо проводить на основе сравнения их с аналогами в зарубежных странах, а также на глобальном уровне. Поскольку именно таким образом можно получить ответы на вопросы о включенности российских аналитических центров и сообществ в глобальные сети, а также о том, в какой мере глобальные тенденции развития аналитических сообществ реализуются в российском
политическом пространстве. Насколько процессы структурирования российских аналитических сред являются частью глобального феномена? Становится ли возникшие в России аналитические сообщества частью мирового сообщества?
Здесь необходимо сделать отступление и пояснить, что из широкого поля интеллектуальных сообществ мы выделяем подвид последних, а именно — интеллектуальные сообщества, работающие в поле политики, которые обдумывают, обсуждают и предлагают решения в сфере политической борьбы и публичной политики. В предметное поле их деятельности входят анализ политической конкуренции и конкретных политических программ, направлений публичной политики и просвещение общества по политическим вопросам, формулировка идей и политических альтернатив, сопровождение избирательных компаний, политический консалтинг и политические технологии, проектирование политической системы. Далее под интеллектуальными сообществами мы будем иметь в виду именно данный их подвид.
Итак, выявление глобальных трендов задача не из легких, и под силу нескольким ученым. Какие же глобальные тренды создания интеллектуальных сообществ, их развития и самоорганизации существуют в мире? Решение такой задачи под силу через накопление знаний и сетевое объединение исследователей интеллектуальных сообществ. До недавнего времени решить такую задачу было трудно. Но накапливались знания, развивались научные школы. Причем они не столько конфликтовали, сколько эффективно друг друга дополняли. Например, «организационная школа» накопила громадный материал по статистике и числовому описанию измеримых показателей возникновения, работы и влияния, которые оказывают аналитические центры на политический процесс[72].
Одновременно развивалась другая школа, которая во главу угла ставила идеи сообществ и сетей, задачу выявления форм и механизмов самоорганизации этих сетей. Какого типа интеллектуальные сообщества склонны объединяться и зачем, каким образом они объединяются и как вырабатывают общий вектор влияния.
Без объяснения этих вещей очень трудно выявить глобальные тренды. Накопление таких тенденций привело к созданию книги Д. Стоун, которая организовала сеть исследователей в сфере изучения самих интеллектуальных сообществ[73].

Объем собранной ими информации позволяет не только увидеть особенности существования интеллектуальных сообществ в конкретных регионах мира и даже континентах, но и описать как идеи живут в этих сообществах. Оба эти предмета исследования — сообщества и идеи — чрезвычайно текучие и абстрактные феномены. Однако коллективу авторов под руководством Д. Стоун удалось решить главную задачу книги — выявить как сообщества и вырабатываемые ими идеи направлены на внешнюю среду. Результатом стали итоговая статья Д. Стоун к ее сборнику «Аналитические центры за национальными границами»1, где среди глобальных трендов указаны общие или универсальные функции и способы организации, характерные для интеллектуальных сообществ всех стран и регионов глобального мира.
Такими универсальными функциями интеллектуальных сообществ являются: проведение анализа проблем преимущественно по заказу (policy expertise);формулирование предложений, которые могут быть использованы политиками и другими субъектами политического процесса в виде рекомендаций (policy advice); а также продвижение интересов и инициативное продвижение новых идей (advocacy). Другая функция характерная больше для академических, университетских сообществ — накопление знаний (knowledge acquirement), которая оплачивается государством либо иными фондами.
Все сказанное в первую очередь относиться к развитым странам с высокими уровнями доходов, экономического развития, с устойчивой демократией. Однако в развивающихся странах, восстанавливающихся после войн, кризисов и драматических трансформаций, интеллектуальные сообщества в большей степени восполняют нехватку у элиты системного знания и осмысления политической реальности с точки зрения обеспечения стабильности этих обществ и их развития. В таких странах довольно часто правительства нанимают зарубежные аналитические центры, дают им заказы на проведение глубоких исследований для понимания того, что происходит в стране. Нераз- деленность этого знания между чиновниками и независимыми аналитиками провоцирует создание единых сообществ, объединяющих государство с аналитиками.

В развитых странах основными функциями интеллектуальных сообществ выступает продвижение интересов и новых идей и создание доказательной базы идеям и управленческим решениям. Более того, многие западные, в том числе американские, глобальные аналитические центры используют для легитимации некоторых идей, включая закрепление в сознании определенных идей и норм, ресурсы, значительно превосходящие такие же ресурсы в других структурах. Устойчивая доказательная база, профессионализм кадров, наработанный комплекс идей, технологии их распространения, стабильное финансирование, а также их включенность в транснациональное сообщество выработки политик — позволяет им это делать. Можно сказать, что такое поведение является трендом до тех пор, пока приглашающие страны сами не становятся частью глобального сообщества формулировки и принятия политических решений.
<< | >>
Источник: Н. Ю. Беляева. сообщества в публичной политике:              глобальный феномен и российские практики. 2012

Еще по теме глобальные тренды самоорганизации аналитических сообществ и российские практики:

- Внешняя политика - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -