4. Разногласия в правящих кругах Западной Германии по вопросам внешней политики. Отставка Аденауэра. Политика правительства Эрхарда

Боннская политика агрессии находится в явном противоречии с насущными интересами населения Западной Германии и всего немецкого народа. Курс на безудержную ремилитаризацию и подготовку к империалистической агрессии сочетался у правящих кругов ФРГ с резким усилением реакционности внутренней политики.

Боннские милитаристы поставили перед собой задачу запугать инакомыслящих и обеспечить таким образом беспрекословное повиновение жителей Западной Германии при проведении авантюристической политики империалистов ФРГ.

Важнейшим актом на этом пути явилось запрещение Коммунистической партии Германии. После длительного процесса, начатого по требованию правительства ФРГ, 17 августа 1956 г. федеральный конституционный суд объявил КПГ «антиконституционной» К Партия была запрещена, и против всех ее приверженцев стали проводиться свирепые полицейские преследования. После 1956 г. чуть ли не каждый месяц в ФРГ происходили судебные процессы против западногерманских патриотов по обвинению в поддержке нелегальной КПГ.

Состоящая из гитлеровских чиновников боннская судебно-полицейская машина последовала гитлеровской стратегии в борьбе с оппозицией. Нанеся удар по КПГ, западногерманская реакция стала затем распространять репрессии и на другие оппозиционные силы. В 1959 г. в Дюссельдорфе был проведен процесс над руководителями западногерманского движения сторонников мира. В 1962 г. начался процесс против организации западногерманских антифашистов— Объединения лиц, преследовавшихся при нацизме. Постыдный характер судилища над жертвами гитлеровского террора подчеркивался тем, что председателем суда оказался активный гитлеровец, бывший член нацистской партии.

В то время как объявлялись неконституционными и запрещались демократические организации в ФРГ, состоявшие из испытанных антифашистов, летом 1958

г. западногерманский бундестаг официально отменил закон о роспуске нацистской партии334.

В 1962 г. боннские милитаристы осуществили полицейский разгром крупного буржуазного журнала «Шпигель», навлекшего на себя их гнев разоблачением грязных делишек министра обороны ФРГ Штрауса.

Однако все эти меры не дали боннской реакции желаемого результата. Акция против «Шпигеля» вызвала бурное негодование широких кругов общественности ФРГ, приведшее к отставке четвертого,кабинета Аденауэра и вынудившее Штрауса уйти из правительства. Несмотря на преследования и запреты, демократические организации западногерманских патриотов, и прежде всего Коммунистическая партия Германии, продолжали свою самоотверженную борьбу за мир и демократию, за национальные интересы ФРГ.

В день вынесения судом в Карлсруэ решения о запрете партии ее правление заявило: «КПГ живет и будет стоять в авангарде рабочего класса и народа и тогда, когда давно уже канет в прошлое эра Аденауэра»335.

КПГ неустанно разоблачает агрессивную сущность боннской политики «холодной войны», убедительно показывает западно- германским трудящимся ее обреченность. Партия ведет решительную борьбу против ядерного вооружения Западной Германии, за создание общеевропейской системы безопасности, поддерживает миролюбивые предложения социалистических стран о создании безатомной зоны в Центральной Европе, зоны ограниченных и контролируемых вооружений в Европе. КПГ борется за установление дружественных отношений между ФРГ и Советским Союзом.

КПГ настаивает на безотлагательном заключении германского мирного договора. Она высказалась за создание Германской конфедерации 336.

Позиция КПГ выражает чаяния широких трудящихся масс Западной Германии. В своей борьбе за коренной поворот в политике ФРГ компартия призывает к единству рабочего класса страны, к единству действий КПГ и СДПГ.

Эти призывы отвергаются верхушкой СДПГ. Однако внутри партии все явственнее проявлялось недовольство этой линией. О росте оппозиционных сил в социал-демократических кругах наглядно свидетельствовали итоги 6-го конгресса Объединения немецких профсоюзов — шестимиллионной организации, находящейся под фактическим контролем СДПГ. На конгрессе в Ганновере (октябрь 1962 г.) были приняты резолюции против атомного вооружения ФРГ, против подготовляемых Бонном законов о чрезвычайном положении и другие документы, отражавшие требования левосоциал-демократических сил337. Накануне ухода Аденауэра в отставку даже в руководящих кругах СДПГ стали проявляться сомнения в целесообразности продолжать курс сотрудничества с ХДС и капитуляции перед ним.

Усилилась оппозиция также и Свободной демократической партии. После скандального дела «Шпигеля» в ноябре 1962 г. министры от СвДП вышли из правительства, что и явилось непосредственной причиной падения четвертого кабинета Аденауэра. В целом руководство СвДП тесно сотрудничало с лидерами ХДС в проведении агрессивной политики Бонна. Однако даже во влиятельных кругах СвДП имели место критические выступления против этой политики (например, ряд выступлений вице-президента бундестага Делера).

Недовольство боннским курсом «холодной войны» охватило, наконец, даже круги ХДС. В противовес группе Аденауэра и наиболее ярым приверженцам его политики сформировалась другая группа, выступавшая за внесение в эту политику определенных изменений. Речь не шла, разумеется, о коренном пересмотре внешнеполитического курса Бонна и отказе от «холодной войны». Однако тот факт, что недовольство внешней политикой Аденауэра проникло даже в самую верхушку его партии, не говоря уже об ее низах, свидетельствовал о назревании кризиса в правящем лагере ФРГ.

Оппозиционные выступления представителей различных партий в значительной мере диктовались бесперспективностью боннской внешней политики. Эта бесперспективность определялась в конечном счете тем, чем всегда обусловливались провалы внешней политики германского империализма: несоответствием между его безграничными экспансионистскими устремлениями и ограниченными реальными возможностями. Характерное для нашей эпохи изменение соотношения сил в пользу лагеря мира и социализма с особой наглядностью показало это вопиющее несоответствие.

Свое наиболее яркое выражение на германской земле это изменение соотношения сил между реакцией и прогрессом нашло в успешном развитии ГДР. Несмотря на сравнительно не большую численность населения, ГДР вошла в число первых десяти стран мира по уровню промышленного развития.

Значительно возрос международный авторитет ГДР. Многие страны, которые под давлением боннской «доктрины Халь- штейна» не обменялись с ГДР дипломатическими представителями, фактически в ряде случаев наладили с ней официальные отношения.

Даже США, Англия и Франция по существу признали государственное существование ГДР, которая на равных правах с ФРГ приняла участие в Женевском совещании министров иностранных дел по германскому вопросу в 1959 г.

Ухудшились для Бонна и перспективы использовать поддержку Запада для осуществления своих планов экспансии. Хотя правящие круги США и Англии продолжали строить свою политику на антикоммунизме, они все в меньшей степени выражали готовность идти на поводу у боннских авантюристов и брать на себя весь связанный с этим риск.

Экспансионистская политика западногерманского империализма привела к резкому обострению противоречий между ним и его соперниками в империалистическом лагере.

Важные перемены произошли и во внутриполитической жизни ФРГ к концу 1963 г. 15 октября 1963 г. Аденауэр вынужден был покинуть пост канцлера. Канцлером стал Людвиг Эрхард.

Боннская пропаганда создала Эрхарду репутацию творца «экономического чуда» и сторонника более гибкой внешней политики. Буржуазные обозреватели предсказывали, что Эрхард, якобы давно уже не согласный с политикой Аденауэра, возьмет курс на нормализацию отношений с социалистическими странами и на устранение раскола Западной Европы на два борющихся экономических блока.

Смысл этих пропагандистских предсказаний состоял в том, чтобы создать у мировой общественности иллюзию существенного пересмотра новым боннским правительством обветшавших догм внешней политики Аденауэра. Однако факты показали, что подобные прогнозы были необоснованными.

Правда, в правительственном заявлении в бундестаге 18 октября 1963 г. новый канцлер объявил: «Моя политика — это политика средней линии и взаимопонимания». Он обещал применять в своей внешней политике «новый стиль» и «новые методы». В противоположность Аденауэру Эрхард признал полезными переговоры между СССР и США по германскому вопросу.

Однако тут же Эрхард повторил все основные догмы аде- науэровской «политики силы»: говорил о претензиях на установление «границ 1937 г.», объявил «не подлежащим обсуждению» предложение о превращении Западного Берлина в вольный город, клялся в верности НАТО и настаивал на создании многосторонних ядерных сил этого блока !.

Отсутствие в правительственном заявлении Эрхарда стандартных для аденауэровского периода особо резких антикоммунистических выпадов и реваншистских лозунгов было в полной мере восполнено последовавшими выступлениями нового канц-> лера.

На съезде ХДС в Ганновере в марте 1964 г. Эрхард провозгласил: «Федеральное правительство — и только оно — представляет всю Германию... Не существует никаких двух германских государств». Всякую попытку смягчить международную напряженность Эрхард назвал «политикой фантазий во имя короткого и обманчивого кажущегося мира». Чтобы создать впечатление, будто новое правительство ФРГ проявляет инициативу в германском вопросе, Эрхард выдвинул в Ганновере так называемую «Программу четырех пунктов». В ней повторялись старые положения о том, что воссоединение Германии — дело четырех великих держав, что никакие временные и частичные решения в германском вопросе невозможны, и предпринималась попытка обусловить решение проблемы разоружения принятием агрессивных требований Бонна в отношении ГДР К

Правительство Эрхарда продолжало линию тесного военно-политического сотрудничества с западными державами. При этом кабинет Эрхарда пытался принять меры, которые привели бы к смягчению противоречий между Бонном и Лондоном, особенно обострившихся в последний период правления Аденауэра.

Немаловажную роль в формировании внешнеполитического курса кабинета Эрхарда играло столкновение в верхушке ХДС двух группировок по вопросам внешней политики: группы министра иностранных дел ФРГ Шредера, выступавшей за более гибкий курс, и группы, рупором которой стал Штраус, требовавший усиления «холодной войны». Но главным было то, что правительство Эрхарда выполняло программу тех же агрессивных монополий ФРГ, что и правительство Аденауэра. Эрхард сам заявил весной 1964 г.: «Если не говорить о некотором изменении стиля, то основная позиция во всех решающих вопросах у Аденауэра и у меня совершенно одинакова»338.

И все-таки простое повторение курса Аденауэра становилось для Бонна все менее возможным. Все более очевидной становилась несостоятельность «доктрины Хальштейна». Бонн вынужден был пойти на обмен с рядом социалистических стран Восточной Европы (Польшей, Румынией, Венгрией, Болгарией) торговыми представительствами. Во влиятельных кругах партнера ХДС по правительственной коалиции — Свободной демократической партии все громче стали раздаваться голоса в пользу реальных шагов к нормализации отношений ФРГ с Востоком; внимание общественности привлекли, в частности, выступления вице-председателя бундестага, члена правления СвДП Делера. В среде буржуазии ФРГ стали учащаться выступления за отказ от аденауэровской политики «холодной войны» против социали** стических стран. Большую популярность приобрели посвящен* ные этому вопросу книги Флаха и Раша, представлявшие собой фактически платформу реалистически мыслящих кругов западногерманской буржуазии *.

Возраставшую активность проявляли миролюбивые силы ФРГ. Движение пасхальных походов, объединившее представителей различных общественных течений, достигло в Западной Германии большого размаха.

Правящим кругам Бонна явно становилось все труднее удерживаться на аденауэровской позиции «холодной войны», реваншизма и милитаризма. Общественные силы Западной Германии все настойчивее требовали, чтобы конец «эры Аденауэра» был ознаменован не только сменой лиц, но и подлинным изменением политики ФРГ: отказом от «политики силы» и переходом на позиции мирного сосуществования и сотрудничества государств.

Таким образом, задача коренного изменения внешнеполитического курса ФРГ стала в подлинном смысле общенациональной задачей Западной Германии. Проведенный в июне 1963 г. съезд КПГ в принятом им важном документе — Программном заявлении339 — со всей силой призвал к единству действий рабочего класса Западной Германии. КПГ подчеркнула, что необходимо сплотить в единый фронт все миролюбивые силы страны, выступающие за разрыв с агрессивной политикой «эры Аденауэра», за политику, соответствующую жизненным интересам всех слоев населения ФРГ,— политику мирного сосуществования, взаимовыгодного сотрудничества и дружбы со всеми народами.

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме 4. Разногласия в правящих кругах Западной Германии по вопросам внешней политики. Отставка Аденауэра. Политика правительства Эрхарда:

- Внешняя политика - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -