2. Особенности развития мирового капиталистического хозяйства и экономическая политика главных империалистических стран

На состояние мировой капиталистической экономики огромное влияние оказали прежде всего качественно новые моменты, которые обнаружились в развитии США.

С середины 50-х годов началось постепенное уменьшение экономического, военного и политического влияния США.

В этих условиях правящие круги США оказались перед необходимостью пересмотра своей экономической стратегии.

Одер жимые прежним стремлением к мировому господству, они, продолжая наращивание военной мощи, поставили перед собой задачу также и экономического перевооружения, используя для этого имеющиеся в их распоряжении рычаги государственно- монополистического капитализма. Чтобы предотвратить падение удельного веса США в мировой экономике и в экономике капитализма, важнейшей задачей было провозглашено повышение темпов роста производства. Одновременно стали рекламироваться различные меры, якобы предотвращающие рост безработицы. Но ускорить рост производства и увеличить занятость можно лишь путем расширения рынков. Поэтому наряду с попытками искусственного «взбадривания» спроса внутри страны США перешли и к форсированию торговой войны за расширение внешних рынков, используя при этом ряд новых средств и методов.

Каковы же результаты? Насколько действенной оказалась эта новая стратегия?

Заметное падение темпов роста производства в США — это не просто обычное колебание изменчивой капиталистической конъюнктуры.

Как мы видели из приведенной ранее таблицы, США по сравнению с другими империалистическими странами оказались на одном из последних мест по среднегодовому росту промышленности на протяжении всей второй половины 50-х и в начале 60-х годов. Их хозяйство обнаружило наибольшую подверженность кризисам и застою. После экономического кризиса 1957—1958 гг. в 1960—1961 гг. произошел новый кризис.

Помимо более серьезных, чем в других империалистических странах, «циклических недугов» экономика США обнаружила на третьем этапе общего кризиса капитализма другие хронические болезни: дефицит платежного баланса, сокращение запасов золота и ослабление устойчивости доллара.

Несмотря на пагубные последствия гонки вооружений, правительство США стремилось увеличить долю ресурсов страны, расточаемых на эти цели. Военные ассигнования на сумму 56 млрд. долл., предусмотренные в 1963 г., превзошли военные расходы США в 1943 г. и лишь рекордные расходы 1944 г. пока еще не перекрыты.

С экономикой «холодной войны» непосредственно связано и возникновение дефицита платежного баланса. Нести бремя расходов, связанных с ролью мирового жандарма, становилось все труднее. США стали не только полностью «проедать» актив своего торгового баланса, но и терять накопленные золотые запасы. В 1958—1963 гг. расходы США на военную и невоенную «помощь» и содержание войск за границей более чем в 2 раза превосходили их активное сальдо по товарам и услугам.

Несоответствие между расходами и доходами привело к огромной утечке золота из США. С конца 1957 г. по декабрь 1963 г. золотой запас США сократился с 22,9 млрд. долл. до 15,8 млрд. За это же время иностранные долларовые активы (или краткосрочная задолженность США) выросли с 14,4 млрд. долл. до 27 млрд.156 Если бы вся краткосрочная задолженность была предъявлена к погашению золотом, то США не хватило бы всех их запасов, чтобы оплатить ее. Правительству США пришлось просить своих партнеров по НАТО воздерживаться от вывоза золота из США, ссылаясь на заинтересованность всего «свободного мира» в предотвращении валютной катастрофы. Банки стран Западной Европы откликнулись на этот призыв, так как крушение доллара обесценило бы те валютные резервы, которые они держат в долларах. Угроза доллару была временно ослаблена. Но это не прибавило уверенности в его прочности, особенно после того как катастрофическое падение курсов акций на фондовой бирже Нью-Йорка весной и летом 1962 г. показало, насколько неустойчивой стала экономика США.

Падение удельного веса США в мировой экономике заставило их правящие круги искать средства повышения темпов роста производства.

Кеннеди, вступая на пост президента в 1960 г., ставил задачу добиться ежегодного прироста валового национального продукта на 4,5%. Но уже в 1963 г. в экономическом отчете конгрессу он вынужден был уменьшить эту цифру до 4% К Фактически же средний темп роста валового национального продукга в США в 1955—1962 гг., по данным, которые приводит сам Кеннеди, составил всего лишь 2,7% 157.

Еще более серьезные провалы обнаруживает экономика США в росте темпов занятости. С 1956 по 1962 г. увеличение занятости шло медленнее, чем прирост населения. Безработица стала увеличиваться не только в период депрессии, но и в условиях роста производства. В 1962 г., когда был достигнут значительный рост производства, безработица составляла в среднем 5,6%, т. е. находилась на том же уровне, как и в кризисном 1954 г.

Главным средством ускорения темпов роста производства признается повышение конкурентоспособности монополий США на внешних рынках, расширение экспорта, компенсирующее недостаточный спрос внутреннего рынка. Однако правящие круги США по-прежнему переоценивают возможности американской экономики и недооценивают силу сопротивления своих соперников, их возросшую конкурентоспособность.

США не смогут решить проблем коренного расширения внешних рынков, не отрешившись от традиций блокады стран социалистической системы. Их союзники по НАТО уже начинают понимать, что во имя этой сомнительной стратегии нет смысла жертвовать жизненными экономическими интересами. Некоторые из них вопреки гневным окрикам из Вашингтона стали развивать торговлю с социалистическими странами.

Столь же близорукой оказалась экономическая политика США в отношении «помощи» развивающимся странам. Их отказ поставлять оборудование для создания предприятий государственного сектора в этих странах был использован некоторыми империалистическими конкурентами США для расширения своего экспорта.

Исторический опыт показал порочность американской экономической стратегии, строившейся на полном игнорировании той роли, которую призваны сыграть во всемирном разделении труда социалистическая система и страны, освободившиеся от колониального гнета. Американские империалисты оказались не в состоянии вернуть себе утраченные позиции на мировом рынке, потому что вся их экономическая стратегия противоречит основной закономерности исторического развития. XX век — не «американский век», а век движения человечества к социализму и коммунизму.

Англия на третьем этапе общего кризиса капитализма оказалась вместе с США в числе империалистических стран, удельный вес которых в мировом промышленном производстве также уменьшился.

Однако в динамике роста промышленной продукции в США и Англии имеются различия. В Англии не наблюдалось сколько-нибудь явственно выраженного циклического спада промышленного производства. Лишь в 1958 г. оно снизилось менее чем на 2%. В Англии вялые, еле заметные подъемы чередовались с периодами длительного застоя. В отличие от США вплоть до начала 60-х годов здесь не было и значительной безработицы. Относительное благополучие в области «занятости» объясняется тем, что при медленном темпе роста промышленного производства в экономике Англии происходили существенные структурные сдвиги, связанные с расширением непроизводственной сферы. Продолжали развиваться новые отрасли промышленности, осуществлялась модернизация и реконструкция некоторых старых отраслей. Отсутствие в Англии в рассматриваемый период четко выраженной картины циклического движения производства может быть объяснено и своеобразными условиями государственно-монополистического регулирования экономики. В отличие от США, где роль государственного сектора в экономике невелика, в Англии он играет важную роль. Национализированные отрасли, даюшие около Vs валового продукта страны, используются в известной мере как амортизатор циклических колебаний. Государство осуществляло капиталовложения в эти отрасли безотносительно к движению цикла. В отличие от частных предприятий они из года в год сохраняли высокие устойчивые темпы роста капитальных вложений. В отдельные годы на долю государства приходилось около половины всех капиталовложений в экономику Англин.

Отсутствие сколько-нибудь значительной безработицы создавало ложное впечатление относительного благополучия в экономике Англии, несмотря на неуклонное ослабление ее позиций в мировом капиталистическом хозяйстве.

На третьем этапе общего кризиса капитализма в развитии старой тенденции ослабления позиции Англии как мировой державы проявились некоторые специфические особенности.

Начиная с 1956 г. Англия быстрыми темпами теряла свои колонии и привилегии, вытекающие из монопольного господства над заморскими владениями. Однако она продолжает сохранять многие признаки страны колониального империализма. Господствующие в ней монополии методами старого и нового колониализма — путем «малых войн», карательных экспедиций, разжигания вражды и конфликтов между народами и племенами внутри вновь возникающих национальных государств, посредством экспорта капитала и осуществления программ «помощи» — стараются отстоять свои сферы влияния в странах, входивших в состав Британской империи. Став прямым пособником США в борьбе против национально-освободительного движения во всем мире, Англия взяла на себя военные «обязательства» и в районах, расположенных за пределами империи.

Поэтому не случайно экономику Англии продолжают истощать и ослаблять огромные затраты на финансирование ее реакционной внешней политики. Ее развитие тормозят гонка вооружений, расходы на содержание войск и ведение войн за пределами страны, а также большой экспорт капитала. Уступив ФРГ второе место после США по размерам промышленной продукции и экспорту товаров, Англия прочно сохранила его по объему военных расходов, как в абсолютных размерах, так и по их доле в валовом национальном продукте. Создание мобильных стратегических сил для колониальных войн и расходы на гонку ядерных вооружений вели к изъятию из народного хозяйства страны начиная со второй половины 50-х годов в среднем примерно 1,5 млрд. ф. ст. в год.

По подсчетам английских экономистов, в 1959—1963 гг. число лиц, вовлеченных в военные приготовления, охватывало около 7% всего самодеятельного населения. Отвлечение от производительного использования значительной части мощности наиболее современных отраслей промышленности, а также ученых и квалифицированных рабочих вело к ослаблению производственной базы Англии, которая в условиях усиления конкурентной борьбы между империалистическими странами особенно нуждалась в реконструкции и модернизации.

Расплатой за это явились неудачи попыток улучшить платежный баланс страны путем увеличения экспорта. Разрушительное воздействие на платежный баланс Англии оказывают также военные расходы за границей, осуществляемые более чем на Уз в иностранной валюте. Эти расходы за 1956— 1962

гг. составляли в среднем свыше 313 млн. ф. ст. в год.

В политике сокращения капиталовложений внутри страны, тормозящей рост производства, заинтересованы не только монополии, наживающиеся на гонке вооружений и колониальной эксплуатации, но и экспортеры капитала.

Экспорт капитала особенно усилился со второй половины 50-х годов. Если в первое послевоенное десятилетие среднегодовой размер внешних инвестиций частного капитала составлял 243 млн. ф. ст., то в последующие шесть лет (с 1956 по 1961 f.) он поднялся до 362 млн. ф. ст.158 Характерно, что свыше 3/4 частных капиталов инвестировано в странах стерлинговой зоны и Содружества.

После второй мировой войны заграничные капиталовложения Англии составляли с учетом понесенных ею потерь около 3 млрд. ф. ст. За 1946— 1961

гг. к ним прибавилось 5,3 млрд. ф. ст., причем только с 1956 по 1961 г. этот прирост составил 2,4 млрд. ф. ст., т. е. более 45% всего послевоенного прироста инвестиций 159.

Английские империалисты стремятся сохранить свое экономическое влияние в освободившихся странах не только путем всемерного стимулирования инвестиций частного капитала, но и на основе государственного экспорта его по различным программам «помощи». По официальным данным, к сентябрю 1963

г. по этим программам Англия за послевоенный период израсходовала 1367 млн. ф. ст Государственный экспорт капитала призван обеспечить «благоприятный климат» для частных инвестиций и для вывоза товаров.

Со второй половины 50-х годов Лондон постепенно восстановил свое былое значение крупнейшего финансового центра капиталистической Европы. Английская валюта, которая долгое время не могла обходиться без долларовой поддержки и подверглась девальвации в 1949 г., несколько упрочила свои позиции после того, как сам доллар оказался в уязвимом положении в связи с утечкой золота из США. В 1958 г. были введены обратимость фунта стерлингов в доллары и обмен его на золото по курсу, близкому к официальному.

Таким образом, Англия, несмотря на потерю большей части колоний и падение ее удельного веса в мировой капиталистической экономике, продолжает оставаться мощным империалистическим спрутом, щупальца которого охватывают значительную часть бывшей Британской империи и другие сферы ее влияния.

Английские империалисты пытаются найти выход из создавшихся затруднений при помощи форсирования экспорта. Важнейшим средством для этого они считают всемерную поддержку монополий новых отраслей, чья продукция в английском экспорте играет решающую роль.

При сравнительно медленном росте накопления в экономике Англии в целом инвестиции в новые отрасли росли относительно быстро. Все это способствовало увеличению их доли в экономике страны и возрастанию роли господствующих в них монополий.

Стремление монополий новых отраслей проложить себе дорогу на рынок Западной Европы определяется тем, что их продукция ориентирована на спрос развитых капиталистических стран. В отличие от старых промышленных монополий Англии они не имеют традиционных связей с колониальными рынками. Потерпев неудачу в связи с отказом допустить Англию в «Общий рынок», эти монополии тем не менее не отказались от достижения поставленной цели.

После провала переговоров в Брюсселе в январе 1963 г., закрывших перед Англией дверь в «Общий рынок», ее правящие круги приняли меры к усилению экономической экспансии в странах, входящих в Европейскую ассоциацию свободной торговли и на рынках Содружества, где английский экспорт пока еще использует преимущества преференциальных тарифов. Одновременно, чтобы повысить конкурентоспособность ведущих экспортных отраслей, правительство Англии предприняло новое наступление на жизненный уровень рабочих, добиваясь очередной «паузы» в повышении зарплаты.

Однако экспансии Англии на внешних рынках серьезно мешает экономическая стратегия ее правящих кругов, которая является результатом компромисса двух групп английской финансовой олигархии. Старые колониальные монополии, заинтересованные в экспорте капитала и в щедром финансировании агрессивной внешней политики, как только возникает серьезный дефицит платежного баланса требуют урезки импорта, чтобы сохранить устойчивый курс фунта даже ценой ущерба важнейшим отраслям промышленности. Монополии новых отраслей, как только начинается проведение политики урезок, выторговывают себе льготы за счет принесения в жертву менее существенных для экспорта отраслей. Эти противоречия в определении экономической стратегии английского империализма — одна из причин неуклонного падения удельного веса Англии в мировом капиталистическом производстве и в экспорте.

Но все же необходимость добиваться расширения экспорта в условиях обострившейся борьбы за рынки вынудила правящие круги Англии начать пересмотр некоторых традиций «холодной войны» в отношении торговли с СССР и другими социалистическими странами. Перелом в этом отношении обнаружил ся весной 1963 г., когда под американским нажимом Западная Германия отказалась экспортировать в СССР трубы большого диаметра. Англия заявила советчикам из НАТО, что любая попытка помешать ей экспортировать трубы в Советский Союз не будет иметь успеха.

Вопреки сопротивлению нефтяных монополий английское правительство согласилось также закупать нефть в Советском Союзе, чтобы обеспечить ему валютные резервы для размещения в Англии советских заказов на строительство судов и другой продукции машиностроения.

ФРГ со второй половины 50-х годов, как уже отмечалось, становится в экономическом отношении наиболее мощной империалистической страной в Европе. Но высшая точка «экономического чуда» была пройдена ФРГ в 1950—1955 гг. В последующий период она остается в числе империалистических стран, относительно быстро увеличивающих свой производственный потенциал. Однако с 1960 г. началось столь явное падение кривой роста ее производства, что даже буржуазная печать расценила это как начало конца «экономического чуда».

Резкое изменение конъюнктуры в 60-х годах было связано не только с циклическими явлениями в экономике и обострением конкурентной борьбы на внешних рынках. Не малую роль в этом сыграло то, что западногерманский империализм начал постепенно утрачивать одно существенное экономическое преимущество, которое он поневоле приобрел после катастрофического поражения гитлеровского рейха. До середины 50-х годов, он, в сущности, был империализмом без собственного оружия, лишенным военной машины и возможности ее создавать. Монополистический капитал ФРГ использовал эту вынужденную добродетель, чтобы в полной мере реализовать свою возрождающуюся производственную, финансовую и торговую мощь для бурной экспансии на внешних рынках, где в то время сложилась исключительно благоприятная для него обстановка.

Но милитаристская природа германского империализма вскоре дала себя знать. После включения ФРГ в НАТО ее финансовая олигархия стала настойчиво добиваться участия в высокоприбыльном военном бизнесе, увеличения армии и оснащения ее новейшим оружием. При поддержке империалистов США она достигла заветной цели. ФРГ включилась в гонку вооружений. «Фабриканты смерти», ковавшие оружие Гитлеру, вернулись к привычному делу. С 1950 по 1963 г. прямые расходы на вооружение в ФРГ возросли с 9,5

млрд. до 19,5 млрд. марок *. Начавшаяся милитаризация ФРГ явилась одной из причин общего замедления роста ее хозяйства.

Однако военные расходы ФРГ по удельному весу в валовом национальном продукте все же значительно ниже, чем у ее главных империалистических конкурентов — США, Англии и Франции. Это позволяет ФРГ сохранять известные преимущества в борьбе за рынки.

В 1958 г. ФРГ опередила Англию по размерам экспорта промышленных товаров, оттеснив ее с традиционного второго места после США. В 1961 г. золотые резервы ФРГ достигли 3,5 млрд. долл. и почти на полмиллиарда долларов превысили золотые резервы Англии и всей стерлинговой зоны К Марка стала более прочной валютой, чем доллар и фунт стерлингов. В 1962 г. ФРГ опередила Англию по удельному весу в промышленной продукции капиталистического мира и вышла на второе место после США.

Успехи западногерманского империализма в борьбе за экономический передел капиталистического мира определялись не только превосходством его модернизированной производственной базы. Немалую роль в этом играет и то особое положение, которое ему отводится в империалистическом лагере.

Ставка на ФРГ как главный оплот реакции в Европе и первый эшелон для наступления на Советский Союз и другие социалистические страны была и остается главной причиной поблажек и уступок, которыми она пользуется со стороны правящих кругов США и других партнеров по НАТО.

Европейское экономическое сообщество, созданное в 1957 г. при поддержке США в качестве военно-экономической базы НАТО, принесло большие выгоды западногерманскому империализму.

Отмена -таможенных пошлин открыла новые рынки для промышленности ФРГ. Успех экспансии ФРГ на рынках ЕЭС обеспечивается ее превосходством над другими участниками этого сообщества по уровню концентрации производства и капитала, по масштабам капиталистической рационализации производства, основанной на применении новейшей техники и науки.

Благодаря вступлению ФРГ в ЕЭС западногерманские монополии обрели и выгодную сферу для вложений капитала. В 1958—1962 гг. около !/з экспорта частного капитала и свыше 20% экспорта всего капитала из ФРГ, по официальным данным, пошло в страны ЕЭС160.

С помощью «Общего рынка» монополии ФРГ распространили свое влияние далеко за его пределы. В результате «ассоциации» с ЕЭС бывших французских и бельгийских колониальных территорий и использования так называемого «фонда развития» они расширили и укрепили свое влияние в Африке.

Активная роль государства в качестве пособника монополий в накоплении капитала — одна из важнейших причин относительно высокой доли капиталовложений в национальном продукте ФРГ. Валовые капиталовложения составляли в 1950 г. 19,6% валового конечного продукта, в 1955 г.— 22,7, в 1959 г.—23, в 1960 г.—23,6 в 1961 г.— 24,6161.

Секрет высокой конкурентоспособности монополий ФРГ не только в возросшей мощности их производственной базы и ее перестройке за счет форсированного развития новых отраслей. Большую роль в этом сыграло и то обстоятельство, что они имели возможность эксплуатировать высококвалифицированных рабочих, уплачивая им более низкую, чем в других развитых капиталистических странах, заработную плату. Но эти временные выгоды были отчасти ликвидированы упорной борьбой рабочего класса за повышение своего жизненного уровня, которой благоприятствовала сравнительно небольшая безработица *.

Замедление темпов роста производства в ФРГ, усиливающее агрессивность ее монополий в борьбе за рынки, не случайное явление.

Западногерманский империализм подходит к той роковой черте, когда особенно резко начинают проявляться противоречия между его производственными возможностями и относительной узостью рынков. Выход из этого противоречия монополии ФРГ ищут на путях усиления борьбы за экономический передел капиталистического мира.

Франции в 50-х годах удалось укрепить свои позиции среди ведущих индустриальных стран капиталистического мира. Однако условия, способствовавшие относительно быстрому росту экономики Франции с конца 50-х годов, начинают терять свою силу. Все больше обнаруживают себя тенденции, ведущие к замедлению темпов ее роста, к обострению внутренних и внешних противоречий французского империализма162. Чтобы выяснить роль и место Франции в международных отношениях рассматриваемого периода, а также экономические основы ее внешней политики и стратегии, необходимо взвесить значение факторов, вызвавших относительно высокие темпы роста ее хозяйства, а также тех, которые тормозят и сдерживают его.

Франция — одна из империалистических стран, где послевоенный подъем экономики связан был в наибольшей мере с изменением ее отраслевой структуры. Наряду со стихийными процессами важнейшую роль в этом сыграло государственно-монополистическое регулирование экономики, обеспечивающее интересы крупнейших трестов, захвативших контроль над новыми и наиболее преуспевающими отраслями хозяйства.

Недаром французская система «планирования», или экономического «дирижизма», оказавшая неоценимые услуги крупнейшим монополиям, привлекла внимание правящих кругов других империалистических стран, и в особенности Англии, как образец, достойный подражания 163.

Специфика государственно-монополистического регулирования во Франции, выявившаяся особенно отчетливо в рассматриваемый период, состоит в том, что оно направлено не только на поддержку крупнейших трестов, но и на реализацию более широкой экономической стратегии «отечественного» империализма. Эта стратегия заключается в техническом перевооружении французского империализма путем укрепления и модернизации его промышленной базы за счет государственной поддержки новейших отраслей, ускорения процесса ликвидации мелких и средних предприятий во всех сферах хозяйства, применения современных, более эффективных методов эксплуатации рабочей силы.

Франция — наиболее мелкобуржуазная страна среди главных империалистических государств — значительно приблизилась по уровню концентрации и централизации капитала, по структуре производства к ведущим индустриальным странам буржуазного мира.

Активное воздействие государства на структурные изменения в экономике определяется огромным значением бюджета в финансировании капиталовложений. В 1956—1961 гг. на долю государств приходилось около 25% всех капиталовложений, а если учесть инвестиции государственных и полугосударст- венных предприятий, муниципалитетов и активы специализированных кредитных учреждений, то доля капиталовложений, контролируемых государством, составляет около 50% 164.

Эффективность государственного вмешательства в экономику обусловлена также особой ролью сектора национализированных предприятий, который включает не только отстававшие отрасли экономики — энергетику и транспорт, как это имело место в Англии, но и некоторые первоклассные предприятия машиностроения, авиационную промышленность и автомобильные заводы «Рено», четыре крупных депозитных банка и ряд страховых компаний 165.

Государство стимулирует развитие новых отраслей через создание смешанных компаний, где правительство берет на себя наименее доходные первоначальные затраты. Особенно значительна роль смешанных компаний в нефтяной и химической промышленности. Приток в эти отрасли государственных средств способствовал их заметному росту.

Перестройка экономической базы французского империализма связана также с продолжающимся изживанием присущих ему. традиций ростовщичества, которое раньше вело к гипертрофированному развитию ссудного капитала в ущерб производительному.

До середины 1950 г. происходило прогрессирующее уменьшение внешних инвестиций Франции. Сопоставление величин экспортированного из Франции капитала на 1913, 1938 и 1956 гг. в сравнимых денежных единицах дает следующее соотношение: 100 : 50: 15—17. Соответственно падали и доходы от заграничных инвестиций166.

Однако логика империалистического соперничества и погоня за сверхприбылью привели к возобновлению экспорта капитала. Во второй половине 50-х годов Франция из страны-должника начала превращаться в кредитора. К началу 1963 г. около 70% всей ее внешней задолженности по займам США было уже оплачено. Французский империализм в полной мере вернулся на традиционную стезю экспортера капитала. В 1956 г., по данным осведомленного журнала деловых кругов, внешние капиталовложения Франции составляли 3—3,6 млрд. долл.167, а к 1960 г., по оценке Е. А. Менжинского, они уже достигли 11—12 млрд. долл.168.

Вывоз капитала из Франции до некоторой степени уравновешивается притоком иностранного капитала, и в особенности американского, который стал бурно нарастать во второй половине 50-х годов. С 1957 по 1961 г. частные капиталовложения США увеличились здесь с 464 млн. долл. до 840 млн., т. е. на 91 % 169.

Повышение конкурентоспособности экспорта способствовало девальвации франка. В 1958 г. вместе с деноминацией франка (обмен старых купюр на новые в пропорции 100 старых франков за 1) новый его курс был понижен на 17,38%.

Одновременно с возрастанием экспорта'происходило и расширение внутреннего рынка. Известную роль в этом сыграла борьба рабочего класса за повышение своего жизненного уровня. Принципиальное значение имели победы, одержанные в упорных стачечных боях рабочими национализированных отраслей, которые сорвали попытку правительства запретить забастовки путем «чрезвычайных декретов». Французские рабочие не только не позволили правительству реализовать планы «замораживания» зарплаты, но и добились улучшения системы социального обеспечения, и в частности увеличения срока оплачиваемого отпуска до трех и четырех недель.

В перестройке отраслевой структуры экономики Франции важную роль продолжает играть технический переворот в сельском хозяйстве. Государственно-монополистический капитал реорганизует сельское хозяйство, чтобы повысить конкурентоспособность всей экономической системы французского империализма. Он стремится с наименьшими для себя социальными издержками ликвидировать систему крестьянской собственности на землю, чтобы перевести сельское хозяйство целиком на индустриальную базу и сделать его прибыльной сферой для капиталистических инвестиций и важным рынком для сбыта машин, химикатов и других промышленных изделий.

Вслед за анализом факторов, определивших относительно высокие темпы роста производства, необходимо выяснить, в чем же причины их замедления с начала 60-х годов.

На примере Франции особенно отчетливо видна двойственная роль государственно-монополистического капитализма, который даже в том случае, когда он используется как орудие воздействия на рост экономики, своей реакционной политикой создает препятствия для ее развития, обостряя и усиливая противоречия между общественным характером производства и частнокапиталистическим присвоением его результатов. Государственно-монополистический капитализм во Франции активным вмешательством в процесс воспроизводства в форме прямой предпринимательской деятельности государства и «планирования», осуществляемого в интересах трестов, способствовал не только радикальным изменениям в отраслевой структуре экономики, но и усилению всевластия монополий на базе концентрации и централизации капитала, росту экономической и политической неустойчивости страны.

Вместе с тем продолжались разорение и пролетаризация крестьянства, ремесленников и мелких торговцев. Возрастало бремя милитаризации. Потерпев поражение в «грязной войне» во Вьетнаме, французский империализм почти сразу же начал столь же безнадежную авантюристическую колониальную войну в Алжире.

После поражения французского империализма в Алжире и установления режима де Голля была принята установка на создание собственной атомной «ударной силы».

Наряду с огромными затратами на ядерное оружие осуществляется долгосрочная программа по производству средств его доставки, рассчитанная на выполнение к 1970 г. Вот почему военный бюджет Франции продолжал расти, несмотря на прекращение войны в Алжире. В 1956 г. военные расходы составляли 14,7 млрд. новых франков, в 1962 г.— 17,6 млрд. В 1963 г. под ружьем находилось около 700 тыс. человек, т. е. больше, чем в любой другой стране Западной Европы. Военные расходы поглощают ежегодно около четверти всего государственного бюджета и от 7 до 9% национального дохода страны. Большие военные расходы и взвинчивание цен монополиями явились главными причинами инфляционных процессов и растущей дороговизны, которые особенно заметно усилились с середины 1962 г.

Французский империализм в своей экономической стратегии борьбы за внешние рынки сделал центром тяжести уже не обновление своей индустриальной базы, а создание «ударной ядерной силы» и обуздание рабочего движения. Политика силы вовне и внутри должна компенсировать для финансовой олигархии утраченные ею экономические преимущества в конкурентной борьбе, которые французский империализм имел в 50-х годах.

Итальянский империализм с середины 50-х годов проявил себя как наиболее динамичный в Западной Европе. Относительные его успехи в конкурентной борьбе оказались новым фактором усиления противоречий в мировой капиталистической экономике и в сфере международных отношений. Они явились результатом дальнейшей перестройки его экономической базы *.

Италия утратила черты страны со средним уровнем развития капитализма. Она приобрела признаки индустриальной, высокоразвитой капиталистической страны. С 1956 по 1963 г. количество самодеятельного населения, занятого в промышленности, выросло с 34 до 42%, а в сельском хозяйстве сократилось с 35 до 26% 170.

Сокращение сельского населения происходит не только в связи с уходом его в города. Важную роль в этом продолжает играть эмиграция. С 1946 по 1963

г. из страны эмигрировало около 3 млн. человек.

Своеобразие индустриального развития Италии в том, что оно происходит в значительной мере на базе роста новых производств, оснащенных передовой техникой, и сопровождается прогрессивными изменениями в отраслевой структуре промышленности.

С середины 50-х годов темпами выше средних для всей обрабатывающей промышленности развивались автомобильная, химическая, нефтеперерабатывающая, производство искусственного волокна, точная механика, производство стройматериалов, металлообрабатывающая. Сравнительно высокие темпы характерны для металлургической и машиностроительной промышленности, производства электроэнергии и силового оборудования, бумажной, обувной, кожевенной и резиновой промышленности. Наиболее низкие темпы в старых отраслях промышленности — пищевой, текстильной и табачной.

Важную роль продолжает играть укрепление энергетической базы итальянской экономики. Производство электроэнергии увеличилось с 37,5 млрд. квт-ч в 1955 г. до 64.2 млрд. в 1962 г. Важное значение для развития этой отрасли имела национализация в 1962 г. электроэнергетической промышленности. Мощность нефтеперерабатывающих заводов Италии увеличилась с 19,2 млн. т в 1956 г. до 42,9 млн. т в 1962 г. Италия в этой важнейшей отрасли заняла ведущее место в Западной Европе, превзойдя ФРГ и приблизившись к уровню Франции К

Правящие круги Италии уделяют большое внимание атомной электроэнергетике. В 1962—1963 гг. вступили в строй первые атомные электростанции в Латина (200 тыс. кет) и Гарильяно (150 тыс. кет).

Об изменениях в итальянской экономике наглядно свидетельствует росі черной металлургии. С 1955 по 1963 г. выплавка стали выросла с 5,4 млн. т до 10,2 млн. т. Металлургические заводы Италии оснащены новейшим оборудованием и по техническим показателям стоят на одном из первых мест в Западной Европе.

В области машиностроения Италия в наибольшей мере воспользовалась преимуществами страны, позже других начавшей развитие ряда новых отраслей. По степени модернизации оборудования и применению достижений научно-технического прогресса некоторые отрасли машиностроения в Италии оказались в числе передовых в Западной Европе.

За последние годы Италия достигла уровня наиболее развитых стран и в станкостроении. По производству станков она догнала Францию и уступает лишь ФРГ и Англии. Около трети станков идет на экспорт.

Еще несколько лет назад Италия была импортером электронного и радиотехнического оборудования, а в настоящее время она и в этой области стала конкурентом главных империалистических стран. Выдающихся успехов достигла Италия в производстве электронно-счетных машин. Господствующий в этой отрасли концерн «Оливетти», специализирующийся также на производстве пишущих машинок, оказался серьезным конкурентом даже на рынке США.

Италия успешно конкурирует не только в тех отраслях машиностроения, для которых характерна неметаллоемкая продукция и где в издержках производства относительно большую роль играют расходы на рабочую силу, более дешевую в этой стране, чем у конкурентов. Характерно, что даже такая отрасль, как судостроение, стала развиваться в Италии более высокими темпами, чем в других странах Западной Европы. Тоннаж торговых судов, спущенных на воду, увеличился со 167 тыс. бр. рег. т в 1955 г. до 517 тыс. б р. рег. т в 1963 г.

Все более выдающееся значение приобретает в Италии химическая промышленность. Эта отрасль в Италии базируется в основном на использовании нефти и газа. По объему производства некоторых видов химической продукции Италия приближается к уровню главных капиталистических стран Западной Европы.

Применение новых материалов и методов массового производства позволило Италии занять важные позиции в ряде отраслей легкой промышленности, особенно в обувной промышленности, играющей большую роль в экспорте страны. По экспорту обуви Италия вышла на первое место в мире. Выручка от экспорта обуви сравнялась по стоимости с экспортом цитрусовых и овощей.

Индустриализация страны вызвала существенные изменения в структуре сельского хозяйства, где все больше сказывается проникновение крупного капитала. Количество тракторов, применяемых в нем, увеличилось с 40 тыс. перед войной до 300 тыс. в 1962 г. Значительно выросло использование химических удобрений.

Крупнейшие монополии Италии, считая, что внутренний рынок всегда будет в их распоряжении, взяли курс на максимальное развертывание экспансии на внешних рынках. Они всемерно форсируют экспорт, добиваясь для повышения его конкурентоспособности понижения реальной заработной платы. Несмотря на достигнутые успехи в завоевании внешних рынков, позиции Италии в мировом капиталистическом хозяйстве остаются довольно неустойчивыми. Это не в малой мере связано с резко возросшей, особенно с середины 50-х годов, зависимостью экономики Италии от внешнего рынка.

Весьма ощутимое влияние на внешнеполитическую и экономическую стратегию итальянского империализма оказывает и изменение структуры внешней торговли. С 1955 по 1960 г. доля полуфабрикатов и готовых изделий в экспорте Италии возросла с 63,9 до 75,7%, а продуктов питания уменьшилась с 22,6

до 15,5% К

Если раньше Италия вывозила такие товары, которые не создавали серьезной конкуренции экспорту главных империалистических стран, то в последнее десятилетие она все больше и больше вторгается на их традиционные рынки.

В области импорта возросшее значение ввоза нефти сделало Италию активным участником империалистической борьбы за передел нефтяных ресурсов Ближнего и Среднего Востока. В погоне за ресурсами железной руды для своей металлургической промышленности, достигшей высокого уровня, Италия вторглась в сферы влияния американских и западноевропейских металлургических трестов в Африке и Латинской Америке.

Итальянский империализм в условиях, когда «экономическое чудо» стало приближаться к концу, одновременно начал две битвы — широкое наступление на трудящиеся массы внутри страны и торговую войну на внешних рынках, где его позиции становятся все более уязвимыми.

Народные массы оказывают упорное сопротивление реакционной политике монополий. Они проникнуты верой в то, что коренные экономические задачи страны могут быть решены лишь на пути ее демократического развития.

Япония начиная с середины 50-х годов развивалась темпами, беспрецедентными для капиталистических стран. Она вышла на четвертое место среди капиталистических стран по индустриальной мощи, опередив Францию и Италию.

В рассматриваемый период произошли крупные изменения в отраслевой структуре японской экономики, в социальном и профессиональном составе ее населения. Япония развернула бурную экспансию на внешних рынках, угрожая давно завоеванным позициям других империалистических держав. Она заняла первое место по производству морских судов, искусственного волокна, радиоприемников на транзисторах, фотоаппаратов и швейных машин, второе место после США по выплавке стали, производству подшипников, телевизоров, киноаппаратов, синтетического волокна и цемента, четвертое место по производству станков и медикаментов и пятое место по выпуску автомобилей.

Однако эти показатели не должны заслонять слабые стороны японской экономики, в которой сохраняются еще многие черты, характерные для страны со средним уровнем развития капитализма. По многим показателям экономического развития Япония пока далеко отстает от США и индустриальных стран Западной Европы.

Об этом можно судить по такому синтетическому показателю, как национальный доход на душу населения.

Национальный доход на душу населения в основных капиталистических странах (в долл.)171 1955 г. 1962 г. 1962г. в % К 1955 г. Доход в других странах в отношении к доходу Японии 1955 г. 1962 г. Япония 212 455 114,6 1.0 1.0 США 1952 2432 24,6 9.2 5,3 Англия 837 1181 41,1 3.9 2,6 ФРГ 821 1188 44,7 3,9 2,6 Франция 587 1175 100,2 2.8 2.6 Италия 353

і 623

1 76,5 1.7 1,4

Приведенные данные показывают, что, несмотря на более быстрый рост национального дохода, в 1962 г. даже Италия — наиболее крестьянская из стран Западной Европы, сохранившая до сих пор пережитки феодализма в деревне, имела на душу населения национальный доход почти в полтора раза более высокий, чем Япония, а в Англии, ФРГ и Франции он был выше в 2,6

раза. Вместе с тем таблица дает возможность видеть больший динамизм экономики Японии по сравнению с другими империалистическими странами.

Рекордных в условиях капитализма темпов развития хозяйства Япония достигла в значительной степени благодаря тому, что имела самую меньшую среди главных империалистических стран долю расхода своего национального продукта на вооружение. Новейшая история Японии, таким образом, лучше всего опровергла преступную теорию ее правящих кругов, согласно которой милитаризация — это якобы одно из наиболее эффективных средств форсирования темпов роста экономики.

По интенсивности процесса перестройки отраслевой структуры экономики и по норме накопления Япония превзошла другие империалистические страны. За 1959—1961 гг. валовые вложения в основной капитал в Японии достигли 32,5%, тогда как в США они составляли 16,3%, в Англии—16,5, в ФРГ — 23,8,

во Франции — 18,5 и в Италии — 22,7%

Перестройка экономики Японии сопровождалась чрезвычайным усилением государственно-монополистического капитализма. Своеобразие государственно-монополистического регулирования в Японии — целеустремленная политика структурных изменений, направленная на перевод ресурсов из менее прибыльных отраслей в более прибыльные, на подавление и вытеснение мелких фирм в интересах укрепления позиций крупнейших монополий.

Япония быстро приближается к пропорциям, характерным для индустриальных капиталистических стран. В ней резко сокращается удельный вес населения, занятого в сельском хозяйстве, растет доля обрабатывающей промышленности при относительном падении доли добывающей, расширяется непроизводительная сфера и государственный аппарат.

Об этих процессах можно судить по изменению структуры занятости населения. С 1955 по 1963 г. удельный вес занятых в сельском хозяйстве сократился с 34,1 до 23,6%, а в промышленности и строительстве увеличился с 26,7 до 32,6%, в торговле и финансах с 17,8 до 20,7 %2.

В промышленности Японии отчетливо проявился крен в сторону отраслей тяжелой индустрии. Ее доля в промышленной продукции с 1955 по 1961 г. выросла с 32 до 54% 3.

В Японии более резко, чем в какой-либо другой капиталистической стране, проявляется неравномерность развития новых и старых отраслей промышленности.

Темпами выше средних растет машиностроение, нефтяная, черная металлургия, ниже средних — текстильная, пищевая, кожевенная, табачная отрасли промышленности.

Энергетика в Японии всегда была одной из важных проблем в борьбе за повышение конкурентоспособности экономики. Решающую роль в расши- 1

«Japan in the Free World Economy». EEO. Washington, 1963, p. 34. *

«Economic Statistics of Japan 1963». Tokyo, 1964, p. 311—312. *

«Economic Survey of Japan». Economic. Planning Agency. Japanese Government. 1961—1962, p. 244. рении энергетической базы сыграл импорт нефти. Он увеличился с 12,1 млн. г в 1955 г. до 70,9 млн. т в 1963 г.

Резко возросло производство электроэнергии: с 53,5 млрд. квт-ч в 1955 г. до 133,7 млрд. в 1963 г.172. Это было достигнуто главным образом за счет тепловых электростанций, работающих на привозной нефти 173. В правительственной Белой книге по энергетике, опубликованной в 1963 г., намечена программа строительства атомных электростанций, мощность которых к 1970 г. должна вырасти до 1,3 млн. кет.

Подлинный скачок произошел в развитии металлургической промышленности Японии. Об этом убедительно свидетельствует динамика роста черной металлургии. Выплавка стали выросла с 9,4 млн. т в 1955 г. до 31,5 млн. т в 1963 г.

Японское машиностроение по своей структуре приблизилось к уровню наиболее развитых капиталистических стран.

В транспортном машиностроении Японии, в отличие от западных стран, где тон задает автомобильная промышленность, господствующую роль до си.х пор играет судостроение.

Конкурентоспособность судостроения Японии обусловлена не только дешевизной рабочей силы. Главный козырь теперь — высокая техническая оснащенность судостроения. В 1957 г. средний тоннаж каждого из построенных в Японии судов был равен 20 тыс. г, а в 1963 г.— 40 тыс. т174.

Одной из наиболее конкурентоспособных экспортных отраслей является электротехническая промышленность. За 1957—1962 гг. продукция электронной промышленности увеличилась на 300%, в том числе выпуск телевизоров и радиоприемников — на 406%. В 1962 г. около 2/з всей продукции электроники приходилось на бытовые товары175.

Перерастание границ внутреннего рынка и ожесточенная борьба за внешние рынки характерны и для таких отраслей, как станкостроение, приборостроение, оптика и точная механика, производство тракторов и сельскохозяйственных машин.

На март 1963 г. общие размеры заграничных капиталовложений Японии оценивались в 419 млн. долл.176. Это, конечно, небольшая сумма по сравнению с заграничными инвестициями США или даже Англии. Но нужно учесть тенденцию стремительного роста экспорта капитала из Японии. Помимо Юго-Восточ- ной Азии, которая была «традиционной» сферой японских капиталовложений, большое значение за последнее десятилетие приобрела в этом отношении Латинская Америка. Здесь японский капитал соперничает не только с американскими, но и с монополиями ФРГ, Франции и Италии.

Таким образом, анализ развития хозяйства главных капиталистических стран показывает, что во всех этих странах усиливается одна общая тенденция: искать выход из растущего антагонизма между производством и потреблением в значительной мере за счет экспансии на внешних рынках. Основная цель внешней экономической политики империалистических стран состоит ныне в том, чтобы увеличивать экспорт любой ценой. Лозунг «Экспортировать, чтобы выжить» призван оправдать усиление государственно-монополистического вмешательства в интересах всемерного поощрения внешней экспансии монополий.

<< | >>
Источник: Д. Е. МЕЛЬНИКОВ, Д. Г. ТОМАШЕВСКИЙ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ТОМ3 ( 1956 - 1964 гг.). 1965

Еще по теме 2. Особенности развития мирового капиталистического хозяйства и экономическая политика главных империалистических стран:

- Внешняя политика - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -