ПРОТОКОЛЬНЫЕ ФОРМУЛЫ

В одном из залов Русского музея в Ленинграде висит известная картина И. Репина «Запорожцы». Искусствоведы давно разобрали ее достоинства, особенности колорита, мастерство в изображении характеров, совершенство композиции.
Но посмотрим на нее не глазами посетителя музея, а глазами читателя «Азбуки дипломатии» —на полотне запечатлен процесс составления дипломатического документа. Правда, документ этот весьма своеобразный — знаменитое письмо запорожцев турецкому султану. Тем не менее письмо султана и ответ запорожцев — продукты дипломатии своего времени. Письмо турецкого султана Мухамеда IV (это письмо принято датировать 1680 г.) мы процитируем полностью, чего, к сожалению, не представляется возможным сделать в отношении ответа запорожцев из-за чересчур «красочного» языка и употребления выражений, не принятых не только в дипломатической практике, но и в повседневном обиходе. Вот текст письма султана Мухамеда IV: «Я, султан, сын Магомета, брат солнца и луны, внук и наместник Божий, владетель всех царств: Македонского, Вавилонского и Иерусалимского, великого и малого Египта; царь над царями; властитель над всеми существующими; необыкновенный рыцарь, никем не победимый; хранитель неотступный гроба Иисуса Христа; попечитель Бога самого, надежда и утешение мусульман, смущение и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления, и меня вашими нападениями не заставьте беспокоить! Султан турецкий Мухамед»52. Перед нами дипломатический документ, написанный в форме личной ноты. Смысловое ядро ее весьма кратко и определенно: «повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления». Ке менее экономной является и «аргументационная часть», которая тоже тлеется в письме султана: «и меня вашими нападениями не заставьте беспокоить!» Но совершенно великолепна протокольная формула, состоящая из полного титула отправителя ноты: «Я, султан, сын Магомета, брат солнца и луны» и т, д. вплоть до слов «повелеваю вам». Запорожцы в своем ответе берут под обстрел своего сарказма пункт за пунктом этой протокольной формулы. «Ти шайтан турецкий, проклятого чорта брат и товарищ и самого люциперя секретарь!»53 Так честят запорожцы «Бнука и наместника Божьего». «Вавилонский ти кухарь, македокський колесник, иерусалимский броварник, александрийський козолуп, великого и малого Египта свинарь». Далее идет не менее выразительный набор вроде: «нашего бога дурень» и «некреще- ний лоб». Есть в ответе запорожцев и смысловое ядро: «не будешь ти годен синив християньских пид собою мати; твого вийска ми не боимъся, землею и водою будем биться ми з тобою». Запорожцы, как видно из письма султану, имели неплохое представление о том, как должен оформляться дипломатический документ. В отличие от турецкого султана, который не датировал свою личную ноту, запорожцы ставили перед собой такую задачу и вот как ее решили: «Числа не знаем, бо календаря не маем, мисяць у неби, а год у книжици, а день такий и у нас як у вас...» Как в письме султана, так и в ответе запорожцев отсутствует важный элемент дипломатического документа — часть, излагающая факты. Можно предполагать, что султан считал несовместимым со своим достоинством обращаться к изложению фактической стороны дела, а запорожцы ответили ему тем же. Разумеется, письмо султана и ответ запорожцев далеки от того, чтобу служить образцом для дипломатических документов или примером для подражания. Мы привели выдержки из этих курьезных «дипломатических» документов, чтобы на уникальном по своей выразительности материале проиллюстрировать членение дипломатического документа на его составные части. Что мы имеем в виду под понятием «протокольные формулы »? Прежде всего необходимо сделать оговорку, что протокольные формулы применяются в личных посланиях глав правительств и государств, в личных нотах, в вербальных нотах, а также в памятных записках, направляемых с курьером (такие памятные записки почтя вышли из практики). Другие виды дипломатических документов протокольных формул не содержат. В понятие протокольных формул входят: обращение к лицу, к которому адресован документ, выражение уважения адресату в начале документа и заключительный комплимент в конце дипломатического документа. Функции, которые выполняют протокольные формулы в названных нами трех видах дипломатических документов (послания, личные ноты, вербальные ноты), можно пояснить следующим образом. В посланиях и в личных нотах, которые, как известно, пишутся в первом лице и адресуются определенному лицу (государственному деятелю или официальному лицу другой страны), протокольные формулы имитируют личное прямое общение мевду отправителем и получателем дипломатического документа. Сначала следует обращение, то есть лицо, подписавшее документ, как бы здоровается со своим партнером, со своим собеседником. Далее идет изложение существа вопроса. После завер шения деловой части отправитель снова употребляет протокольную формулу (заключительный комплимент), для того чтобы как бы попрощаться со своим партнером. Наиболее распространенная формула обращения в посланиях главам буржуазных правительств или государств: «Уважаемый г-н Президент», «Уважаемый г-н Премьер-Министр». В советских посланиях, как правило, применяются две разновидности заключительного комплимента: или «с уважением», или «с искренним уважением», в зависимости от содержания и тона послания. Как и послание, личная нота также начинается с обращения. Употребление обращения зависит от того, кому адресуется нота, и от местной практики. Если личная нота направляется министру, то обращение пишется так: «Господин (товарищ) Министр» или «Уважаемый г-н Министр». По аналогии применяются и обращения к другим официальным лицам: «Господин (товарищ) Посол» или «Уважаемый г-н Посол» п т. д. Раньше сразу же после обращения в большинстве случаев в личных нотах следовал текст, начинающийся словами «имею честь». Например: «Господин Посол, Имею честь сообщить Вам, что ..». В настоящее время слова «имею честь» в личных нотах применяются все реже. Личная нота заканчивается обычно комплиментом, наиболее распространенная формула которого «с уважением» или «с искренним уважением». Следует иметь в виду, что посылка личных нот в последние годы стала практиковаться сравнительно редко. В первые годы Советской власти личная нота была одним из основных видов дипломатических документов, причем протокольные формулы были гораздо более развернутыми, чем те, которые применяются в настоящее время. В качестве примера можно сослаться на несколько личных нот, подписанных народным комиссаром иностранных дел РСФСР Г. В. Чичериным. Нота министру иностранных дел Финляндии от 21 сентября 1921 г.: обращение — «Господин Министр», заключительный комплимент — «Примите, господин Министр, уверения в моем высоком и искреннем уважении». Нота поверенному в делах Польши в РСФСР от 22 сентября 1921 г.: обращение — «Милостивый государь господин Поверенный в делах», заключительный комплимент — «Примите, господин Полномочный Министр54, уверения в моем глубочайшем уважении и совершенной преданности». Нота послу Персии в РСФСР от 28 сентября 1921 г.: обращение — «Господин Чрезвычайный Посол», заключительный комплимент — «Пользуюсь настоящим случаем, господин Чрезвычайный Посол, для выражения Вам своего глубокого уважения». Личная нота была доминирующей формой дипломатического документа в обширной переписке, которая велась на различных уровнях в годы после второй мировой войны между четырьмя оккупационными властями в Германии. Здесь протокольные формулы весьма упростились: обращение — «Уважаемый Генерал» (или другой соответствующий чин), заключительный комплимент — «С уважением». Само собой понятно, что и обращение, и заключительный комплимент должны сообразовываться с содержанием личной ноты, с ее тоном. Протокольные формулы вербальной ноты отличаются от протокольных формул личной ноты. Вместо обращения, которым начинается личная нота, вербальная нота начинается с выражения уважения. Для того чтобы яснее представить употребление протокольных формул в вербальной ноте, необходимо различать ноты, посылаемые на уровне правительства, ноты министерства иностранных дел и ноты посольств. В вербальной ноте правительства выражения уважения правительству-адресату, как правило, не содержится. Протокольная формула, которой начинается нота правительства, чаще всего выглядит так: «Правительство Союза Советских Социалистических Республик считает необходимым заявить правительству (следует полное название страны) следующее». Иногда эта начальная протокольная формула может содержать указание на тему, являющуюся предметом рассмотрения в данной ноте. Если нота является ответом на ноту другого правительства, то начальная формула чаще всего ограничивается подтверждением факта получения ноты, на которую дается ответ. Сказанное выше об отсутствии в ноте правительства выражения уважения не исключает того, что такая формула может быть в нее введена, если это диктуется содержанием ноты. Например, нота правительства СССР правительству Финляндии от 30 октября 1961 г. начинается так: «Советское правительство свидетельствует свое уважение правительству Финляндии и считает необходимым обратиться к нему по следующему вопросу»55. Однако, как правило, слов «свидетельствует свое уважение» в нотах правительства не содержится. Отсутствует в ноте правительства и заключительный комплимент. Ноты Министерства иностранных дел и советских посольств за рубежом (по существу все эти ноты являются нотами правительства, поскольку в них выражается точка зрения Советского правительства) содержат более расширенные протокольные формулы. Наиболее часто встречающиеся протокольные формулы в начале ноты Министерства иностранных дел: «Министерство Иностранных Дел СССР свидетельствует свое уважение Посольству (следует полное название страны) и имеет честь заявить следующее», или: «Министерство Иностранных Дел Союза Советских Социалистических Республик свидетельствует свое уважение Посольству (следует полное название страны) и имеет честь сообщить ему, что (далее следует текст)», или: «Министерство Иностранных Дел Союза Советских Социалистических Республик свидетельствует свое уважение Посольству (следует полное название страны) и в связи с нотой Посольства от (указывается дата) имеет честь заявить следующее», или: «Министерство Иностранных Дел Союза Советских Социалистических Республик по поручению Советского правительства заявляет следующее». Последняя формула (без «свидетельствует уважение» и без «имеет честь») широко применяется в нотах Министерства иностранных дел, содержанием которых является протест против неправомерных действий, например в связи с нарушением воздушного пространства или другими инцидентами, носящими характер провокаций. Тут ясно прослеживается связь между дозировкой протокольной формулы (степень ее вежливости или, наоборот, подчеркнутая сухость) и предметом содержания ноты. Большое место в нотной переписке Министерства иностранных дел занимают ноты по визовым вопросам (ноты эти не предназначаются для публикации). Сложились протокольные формулы таких нот: «Министерство Иностранных Дел СССР свидетельствует свое уважение Посольству (следует название страны) и имеет честь просить не отказать в любезности выдать въездные- выездные визы (следует перечень лиц, на которых запрашиваются визы)». Заключительный комплимент в нотах по визовым вопросам приобретает следующую форму: «Министерство заранее выражает благодарность Посольству за удовлетворение настоящей просьбы». Ноты, направляемые от имени советских посольств органам страны их пребывания (чаще всего министерству иностранных дел), содержат в начале протокольные формулы, аналогично нотам, направляемым МИД СССР. Ноты посольства в большинстве случаев заканчиваются заключительным комплиментом, например: «Посольство СССР пользуется этим случаем, чтобы вновь засвидетельствовать свое уважение Министерству Иностранных Дел...».
Хотя протокольные формулы, применяющиеся в посланиях, личных и вербальных нотах, во многом схожи между собой, однако на деле существует огромное количество возможностей их варьирования в зависимости от целенаправленности дипломатического документа, от его содержания и тона. Когда встает вопрос, какая протокольная формула более подходяща в данном случае, то нелишне вспомнить древнюю мудрость, выраженную еще в Коране: «И когда вас приветствуют каким-нибудь приветствием, то приветствуйте лучшим или верните его же. Поистине, Аллах всякую вещь подсчитывает». В дипломатической переписке принято соблюдать требования такта и вежливости, избегать резких выражений, задевающих достоинство страны, которой направлен данный дипломатический документ. Недопустимы также такие смысловые или риторические обороты, которые могут быть истолкованы как обидные для ее государственных деятелей. Отправитель дипломатического документа, становящийся на путь выпадов, тем более персонифицированных, роняет прежде всего собственное достоинство. Кроме того, всегда необходимо считаться с тем, что нота или иной дипломатический документ могут рассматриваться правительством, которому они направлены, как неприемлемые по своему тону и содержанию и по этим мотивам могут быть не приняты при их кручении или же возвращены. При серьезном подходе к велению межгосударственных дел правительства стараются избегать подобных казусов. В практике дипломатической работы существенное значение имеет правильное оформление дипломатических документов. Ниже приводятся сведения о том, как оформляются различные виды документов в советской дипломатической службе. Личное послание печатается на специальной бумаге с государственным гербом СССР, вытисненным на первой странице послания. В правом верхнем углу печатается название города и дата отправления (число, месяц и год). Под текстом личного послания следует личная подпись лица (чернилами), которое направляет послание. Печатать фамилию и должность подписывающего послание не обязательно. В практике нередко бывает, что личные послания сначала передаются в копии, а подлинник (с подписью) вручается пхже. Это вызывается тем, что, как правило, в посланиях затрагиваются не только крупные, но и срочные международные вопросы, а на доставку подлинника адресату (напри- мер, из Москвы в Вашингтон) требуется определенное время. Личная нота по своему оформлению почти не отличается от послания. Личные ноты печатаются на нотном бланке, то есть на особой бумаге с вытисненным государственным гербом СССР и вытисненной надписью под гербом: «Министерство Иностранных Дел СССР» или «Посольство Союза Советских Социалистических Республик в... (название страны)» и т. п. В послании и в личной ноте адрес пишется в левом нижнем углу первой страницы, независимо от количества страниц текста. Адрес состоит из имени (обычно ставятся только инициалы), фамилии и полной официальной должности лица, которому направляется послание или личная нота. Вербальная нота, как и личная, печатается на нотном бланке. На ноте ставится мастичная печать Министерства иностранных дел или посольства. Вербальная нота не подписывается. Под текстом ноты указываются место и дата отправки ноты. В левом верхнем углу под вытисненным гербом ставится исходящий номер. Адрес, как и в личной ноте, указывается в нижнем левом углу первой страницы текста вербальной ноты. Памятная записка, переданная лично, печатается на бумаге без герба. Адрес и исходящий номер не ставятся, проставляются лишь место (город) и дата вручения. Над текстом записки большими буквами печатается заголовок «Памятная записка». Памятная записка, направленная с курьером, то есть посылаемая в качестве самостоятельного документа, почти не отличается по форме от вербальной ноты. Она составляется в третьем лице, содержит выражение уважения и комплимент. Такая памятная записка печатается на нотном бланке, имеет номер, на ней проставляется дата и указывается место отправки. Печать не ставится и не указывается адрес. Сверху печатается надпись «Памятная записка». Меморандум, являющийся приложением к личной или вербальной ноте, печатается на бумаге без герба. Номер, печать, место (город) и дата отправки не проставляются, адрес не указывается. Меморандум, врученный лично или направляемый с курьером как самостоятельный документ, печатается на нотном бланке (т. е. на бумаге с вытисненным гербом). На нем указываются место и дата отправки, а печать и номер не ставятся. Частное письмо полуофициального характера пишется на специальном бланке, отличающемся по формату (несколько меньше обычного) и бумаге от официальных нотных бланков, или на обычной почтовой бумаге. Номер на письме не указывается. Проставляются дата и личная подпись. Звание и полная фамилия адресата пишутся только на конверте. Дипломатические документы являются официальными документами. Они должны быть напечатаны на хорошей бумаге машинной резки и безупречного внешнего вида. Совершенно не допускаются исправления и подчистки в тексте подлинника. Для посылки документов используются конверты хорошего качества и подходящего формата. Такие дипломатические документы, как декларация, заявление правительства, заявления и выступления советских представителей в международных организациях и на международных совещаниях, оформляются в соответствии с практикой, принятой в соответствующих международных организациях или установленной на том или ином международном совещании. Если, к примеру, проект декларации вносится Советским правительством на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН, то советская делегация представляет его в Секретариат ООН. Секретариат ООН регистрирует этот проект декларации в качестве официального документа ООН и рассылает ее остальным делегациям, принимающим участие в работе Генеральной Ассамблеи ООН. Такой же порядок существует в отношении оформления выступлений глав делегаций и других представителей в ООН. На международных совещаниях оформлением предложений, вносимых на рассмотрение участников, выступлений глав делегаций и других делегатов в качестве официальных документов этих совещаний обычно занимается международный секретариат, в состав которого входят представители всех делегаций. Соответствующее оформление дипломатических документов — это не только формальность, а во многом и вопросы политики, затрагивающие достоинство государства. Приведем следующий случай из дипломатической практики Советского государства, относящийся к сентябрю 1921 года. Как уже отмечалось, в тот период доминирующим видом дипломатических документов были личные ноты. 27 сентября 1921 г. заместитель народного комиссара по иностранным делам РСФСР направил министру иностранных дел Великобритании несколько необычную ноту. Прежде всего обращает на себя внимание, что эту ноту британскому министру подписал не народный комиссар, а его заместитель. Далее, в личной ноте нет ни обращения, ни заключительного комплимента, хотя советская дипломатия и в те годы щепетильно относилась к соблюдению соответствующих протокольных норм. Вот начало этой ноты: «15 сентября г. Ходжсон передал Народному Комиссару по Иностранным Делам отпечатанный в форме ноты от Британского Министра Иностранных Дел пространный документ без адреса и без подписи, датированный 7 сентября, который, по объяснению г. Ходжсона, не предназначался для опубликова ния, но получил, между тем, широкую огласку и послужил предметом обсуждения в печати. Народному Комиссару по Иностранным Делам достаточно было бросить беглый взгляд на полученный документ, чтобы заявить г. Ходжсону, что заключающиеся в нем обвинения или лишены всякого основания, или основаны на ложных сведениях и подложных документах. Однако Народный Комиссариат по Иностранным Делам не счел нужным следовать примеру, преподанному Министерством Иностранных Дел Великобритании, слишком поспешно возвращающим ноты, заключающие, по его мнению, с первого взгляда ни на чем не основанные обвинения, и, стремясь к устранению всяких поводов к недоразумениям между Российским и Британским Правительствами, с величайшей тщательностью рассмотрел все предъявленные ему обвинения и все факты, которые могли стать почвой для означенных обвинений»56. Из текста ясно, что нота заместителя народного комиссара по иностранным делам РСФСР является ответом на документ английского министерства иностранных дел. Разгадку необычного характера советской ноты мы находим в следующей записке В. И. Ленина Г. В. Чичерину. «т. Чичерин! По-моему, надо отучить от этой манеры. Нельзя ли отучить так: ответить формально и письменно с ссылкой на «ноту». Тогда они поймут, что мы будем (вскоре) публично издеваться над ними и gifler57 их за неподписанные ноты. Ваш Ленин»58. Хотя протокольные формулы (обращение, выражение уважения, заключительный комплимент) сами по себе не несут, как правило, конкретного политического содержания, они являются неотъемлемой частью того целого (дипломатического документа), в котором выражается это содержание и которое помещается между протокольными формулами. Обязательным требованием наполеоновской дипломатии 1804—1807 годов было дипломатическое признание императорского титула Бонапарта. Эго требование, помимо династических соображений, диктовалось и вполне практическим стремлением закрепить за Францией новые территориальные приобретения, ибо в официальный титул Наполеона включался не только «император французов», но и «король Италии», «протектор» Рейнского союза германских государств и т. д.59 Серьезное обращение с титулами требовалось на Руси. В 1660 году Григорий Котошихин, служивший подьячим Посольского приказа, или младшим секретарем в министерстве иностранных дел, был бит батогами за ошибку в титуле государя. Протокольные формулы как бы задают тональность всему дипломатическому документу. Особенно наглядно это проявляется, когда имеет место отклонение от общепринятых протокольных формул, в какую бы сторону ни было совершено это отклонение — в сторону их утепления или, напротив, в сторону леденящей официальности. Пожалуй, не будет ошибкой сказать, что в возможности таких отклонений и заключена возможность насыщения протокольных формул несравненно большей смысловой нагрузкой, чем просто соблюдение установившихся трафаретных правил. Но для того чтобы улавливать эти отклонения, чтобы уметь пользоваться ими, необходимо совершенно точно знать норму, обычную для данного вида дипломатического документа. Если брать в целом (т. е. не только применительно к дипломатическим документам) роль протокольной, церемониальной стороны в дипломатической деятельности государств, то Советский" Союз содействует постепенной трансформации ее форм в более лаконичные, демократические. Придерживаясь, само собой разумеется, общепринятых форм международного церемониала (встречи и проводы представителей других государств, возложение венков, устройство официальных приемов или завтраков, обедов, представление дипкорпуса, ознакомительные поездки по стране и т. п.), советская сторона прилагает усилия к тому, чтобы при сохранении необходимой торжественности и специфического характера этих форм, символизирующих уважение к другому государству, к его представителям соответствующего ранга, вести дело — в рамках, приемлемых и для партнеров, — к уменьшению удельного веса чисто протокольных мероприятий в программах визитов, переговоров, к их большей простоте. Это диктуется как интересами экономии времени и его высвобождения для деловых бесед и переговоров, так и всем стилем советского образа жизни, который, естественно, накладывает свой отпечаток и на практику протокольных форм общения с зарубежными государствами.
<< | >>
Источник: Ковалев А.Н.. Азбука дипломатии. 1984

Еще по теме ПРОТОКОЛЬНЫЕ ФОРМУЛЫ:

  1. 15.2. Процессуальный порядок производства в протокольной форме
  2. § 8. Прокурорский надзор в протокольной форме досудебной подготовки материалов
  3. 15.1. Социально-правовая природа протокольной формы досудебной подготовки материалов
  4. Лекция 15. Протокольная форма досудебной подготовки материалов
  5. § 2. ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ
  6. УКАЗАНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "Об организации прокурорского надзора за производством протокольной формы досудебной подготовки материалов" от 23 декабря 1997 г. № 75/36
  7. «ФОРМУЛА МОЕЙ ЛИЧНОСТИ»
  8. 5.3. Основные формулы прикрепления
  9. 4.2. Основные формулы прикрепления
  10. Формула самодисциплины
  11. § 3. ПРИМЕРЫ ФОРМУЛ ИЗОБРЕТЕНИЙ
- Внешняя политика - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -