В ИДЕАЛЬНОМ ПРЕДСТАВЛЕНИИ.

Методы и формы дипломатической деятельности Советского государства, разумеется, не остаются застывшими на различных этапах его исторического развития. Базируясь на главных принципах внешней политики Советского Союза, они видоизменяются и совершенствуются с учетом сдвигов, происходящих в расстановке сил на международной арене, в международной обстановке, складывающейся на данный момент.
И на каждом историческом отрезке (годы становления Советской власти или вторая мировая война, годы первых пятилеток или сегодняшний день) в методах и формах дипломатической деятельности соответственно преобладают те из них, которые наиболее эффективно могут содействовать решению внешнеполитических задач, стоящих перед советским народом. Сказанное полностью относится и к дипломатическим документам как к одной из форм, в которой проявляется дипломатическая деятельность государства. Нет также сомнения в том, что и в будущем новые внешнеполитические задачи будут влиять на дипломатические документы — на их содержание, форму, язык, придавать им особенности, отличающие их от дипломатических документов, которые удовлетворяли потребности вчерашнего дня, но назавтра оказывались не на уровне требований времени. То новое, что в 50—80-е годы привнесли в теорию и практику социализма, в международное коммунистическое движение совещания коммунистических и рабочих партий, съезды КПСС, не могло не найти отражения в советских дипломатических документах, в том числе в их форме и языке. Поле деятельности советской дипломатии — осуществление генерального курса внешней политики Советского Союза. Внешняя политика Советского государства, как это определено съездами КПСС, имеет своей целью обеспечить вместе с другими социалистическими странами благоприятные международные условия для построения социализма и коммунизма; крепить единство и сплоченность социалистических стран, их дружбу и братство; поддерживать национально-освободительные движения и осуществлять всестороннее сотрудничество с молодыми развивающимися государствами; последовательно отстаивать принцип мирного сосуществования государств с различным социальным строем; давать решительный отпор агрессивным силам империализма; избавить человечество от новой мировой войны. Дипломатические документы служат решению конкретных задач последовательного проведения в жизнь этих главных Направлений советской внешней политики. И как бы ни отличались друг от друга отдельные дипломатические документы по значимости и широте своего содержания, каждый из них является как бы частицей общей мозаики: в процессе ознакомления с чередой публикуемых нот, заявлений, меморандумов, деклараций складывается, пополняется, уточняется представление о позиции государства по основным международным проблемам на данном этапе их постановки. Одна из важнейших особенностей дипломатических документов состоит в том, что они предназначены не только для восприятия советского читателя, но и читателя зарубежного, который придерживается иных взглядов на международные дела, вкладывает свое, отличное от нашего, понимание в, казалось бы, однЬзначные понятия и который привык к другим, чем в Советском Союзе или в других социалистических странах, политическому языку и терминологии. Если не учитывать всего этого при формулировании каждой фразы, при логическом построении доводов, документ будет малоэффективным. К этому надо добавить, что сознание каждого человека в капиталистическом мире изо дня в день подвергается массированной обработке (через многообразные средства идеологического воздействия) идеями, являющимися антиподами идей, которые несут ему советские дипломатические документы. Как бы далеко ни отстояли от военной машины империалистического государства отдельные звенья духовной деятельности, к ним тянутся от двигателей этой военной машины тысячи приводных ремней, часто невидимых для невооруженного глаза. Философия и художественная литература, экономические науки и эстетика, кино и телевидение, печать и радио, театр, школа, церковь, реклама — каждый по-своему приспосабливается, для того чтобы вести в умах людей работу в заданном направлении. При этом те или иные аспекты внутренней жизни страны тесно переплетаются с вопросами международными. Особенно это проявляется в ходе предвыборных кампаний в западных странах, когда внешнеполитические темы становятся объектом ожесточенных споров, дискуссий, и реакционные круги, представители военно-промышленных комплексов пытаются поставить под вопрос реалистические начала в политике соответствующих государств. В ход пускаются клевета, дезинформация, запугивание избирателей несуществующими «угрозами». Все это говорит о том, как сложны и многообразны задачи, которые призваны решать советские дипломатические документы, как важно подходить к решению этих задач без упрощенчества, хорошо вооружившись конкретными фактами, отдавая себе полный отчет в имеющихся трудностях и соизмеряя основательность и силу используемых аргументов с подготовленностью и уровнем сознания тех, к кому они обращены. Итак, мы подошли к самому существенному — к характеристике дипломатических документов с точки зрения их содержания. 1 Само собой разумеется, чт|о каждый дипломатический документ, посылаемый правительству другой страны, преследует определенную практическую цель: повлиять на правите льство-получателя таким образом, чтобы оно или пошло навстречу предложению, которое Перед ним выдвигается, или разъяснило свою позицию, или воздержалось от каких-то действий и т. п. Все это так. Но вместе с тем дипломатические документы (в особенности те из ник, которые предназначены быть обнародованными), как правило, отражают взгляды и на более широкие вопросы отношений между государствами, чем только тот конкретный вопрос, постановка которого явилась непосредственной причиной направления данного дипломатического документа другому государству или группе государств. В этом смысле дипломатические документы не могут быть ничем иным, как носителями того мировоззрения, той идеологии, которая господствует в стране-отправителе. Иными словами, дипломатические документы выполняют свою роль в борьбе за умы и симпатии людей ца одном из самых острых участков идеологического фронта, опоясывающего, подобно меридианам и параллелям, весь земной шар. Но можно ли на этом основании объявлять их «пропагандистскими»? К сожалению, в западных странах нередко прибегают к такому приему, для того чтобы уйти от делового рассмотрения конструктивных предложений Советского Союза, других социалистических стран или найти предлог для оправдания своего негативного к ним отношения. Между тем и из уст государственных деятелей Запада вырываются красноречивые признания: «Никакая внешняя политика — сколь бы изобретательной она ни была — не имеет шансов на успех, если она порождена умами немногих и не запала в сердца никому». Это заявил тогдашний государственный секретарь США Г. Киссинджер 2 августа 1973 г. в Ассоциации международных ораторов. Конечно, в идеологической борьбе не может быть никакого перемирия. КПСС всегда четко» отделяла и отделяет эту область от области межгосударственных отношений с капиталистическими странами, которые строятся на принципах мирного сосуществования. Советский Союз, как и другие социалистические страны, претворяя эти принципы на практике, предлагает решать все спорные вопросы мирным путем, за столом переговоров. «Переноб идеологических противоречий в сферу межгосударственных отношений никогда не приносил ничего хорошего тому, кто во/внешних делах прибегал к этому. Сейчас же, в ядерный век это г^росто абсурдно и недопустимо»38. По мере развития разр*4дки сотрудничество государств, имеющих различный социальный строй, распространяется и на такие сферы, как информация, культура, образование. Об этом свидетельствует опыт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, а также разносторонняя деятельность ЮНЕСКО. Разумеется, сотрудничество в этих сферах должно содействовать укреплению мира, развитию взаимопонимания между государствами и дальнейшему улучшению отношений между ними и строиться при строгом соблюдении законов и административных правил каждой страны, невмешательстве во внутренние дела друг друга. Философия мира — это философия исторического оптимизма. Глубоко гуманные идеи научного социализма и комму низма, неотделимые от активной борьбы против угрозы войны и актов агрессии, за свободу народов и социальный прогресс, — тахов мир тех понятий, в котором формируется политическое, философское и моральное содержание советских дипломатических документов. Теоретические выводы, которые сделала Коммунистическая партия Советского Союза на своих съездах и которые стали ее программными положениями, находят свое отражение и в советских дипломатических документах, преломляясь в них применительно к специфике официального характера межгосударственных отношений и к конкретным фактам международной жизни. Главное в этой специфике состоит в том, что дипломатические документы (если они не направляются социалистическим странам) адресуются не единомышленникам, а правительству, заведомо отвергающему социалистическое мировоззрение. Кроме того, если иметь в виду второй адрес дипломатического документа — народы, то в своей значительной части и этот адресат состоит из людей, далеких от идей марксизма- ленинизма. Поэтому в дипломатических документах, адресованных несоциалистическим странам, имеет место именно соответствующее преломление основополагающих марксистско-ленинских принципов, а не такое их изложение, которое было бы рассчитано на людей, уже стоящих на позициях марксизма-ленинизма. Возьмем, к примеру, вопрос о характере современной эпохи, как он ставится в проекте Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, внесенном Советским правительством 23 сентября 1960 г. на рассмотрение XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН: «Наша эпоха — эпоха стремительного обновления общества, эпоха утверждения более прогрессивных и справедливых форм жизни, взлета к невиданному'.еще могуществу человека над силами природы»39. Эго определение, разумеется, н? может быть признано достаточно точным и развернуть^м. Каждый грамотный человек, воспитанный на учении марксизма-ленинизма, сумеет выразить более конкретно и полно особенности современной эпохи. Он скажет, что ее основное содержание составляет переход от капитализма к социализму и что современная эпоха есть эпоха борьбы двух противоположных общественных систем, эпоха социалистических и национально-освободительных революций, эпоха крушения империализма, ликвидации колониальной системы, эпоха перехода на путь социализма все новых народов, торжества социализма и коммунизма во всемирном масштабе. Но суть дела состоит как раз в том, чтобы в документе, адресованном определенной международной аудитории, учитывался уровень ее подготовленности к восприятию положений и выводов марксизма-ленинизма. А аудитория эта, только формально, — делегации, находящиеся в зале заседаний Генеральной Ассамблеи. Фактически же эта аудитория — весь мир. Нужно ли доказывать, как важно найти общий язык с этой аудиторией и выразить на этом понятном ей языке желаемую мысль, идею, вывод. Вот другое место из проекта Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам: «Не могут быть свободными народы, угнетающие другие народы. Каждый свободный народ должен помочь завоевать свободу и независимость все еще угнетенным народам»40. В первой фразе отчетливо звучит набатный язык Коммунистического манифеста. Вторая —т революционный призыв. Тот же вопрос о характере современной эпохи, но в более узком аспекте, применительно к проблеме разоружения, трактуется в Декларации Советского правительства о всеобщем и полном разоружении от 18 сентября 1959 г.41 В двух выдержках из этой декларации, которые приводятся ниже, также имеет место «преломление» выводов марксистско-ленинских партий относительно возможности предотвращения войн в современную эпоху, тех опасностей для человечества, которые создает появление ядерного оружия, а также о реальности и осуществимости разоружения. Существо этого «преломления» заключается в том, что теоретические положения и политические выводы, неотъемлемые от коммунистического мировоззрения, разъясняются с должным учетом степени подготовленности к их восприятию и усвоению, то есть с возможно максимальным проникновением в мир представлений тех, кому адресуются дипломатические документы. «Обе мировые войны, — говорится в Декларации Советского правительства о всеобщем и полном разоружении от 18 сентября 1959 г., — начинались, как правило, между странами, которые являлись соседями, имели общую границу. Теперь же война может вспыхнуть между государствами, отдаленными друг от друга на многие тысячи километров, и втянуть в свою орбиту целые континенты. В такой войне, если ее вовремя не отвратить, расстояния измерялись бы тысячами и десятками тысяч километров, время — минутами и секундами, а жертвы — миллионами, десятками и сотнями миллионов человеческих жизней. Это была бы война, которая не знала бы различия между фронтом и тылом, между действующими армиями и мирным населением, между солдатами и детьми». И дальше: «Сегодня атомные и водородные бомбы не только хранятся на сверхзасекреченных складах.
Этими бомбами оснащаются бомбардировщики, совершающие полеты над территориями многих* западноевропейских стран. Дело идет к тому, что сверхмощное и сверхдальнее оружие может быть пущено в ход не только по приказу правительств, но и по воле отдельных людей, стоящих у пульта управления этим оружием. Но ведь государство, в пределы которого по злому умыслу, технической неисправности или случайности будет сброшен ядерный груз, скорее всего не станет заниматься проверкой причин такого действия, а будет вынуждено реагировать на него как на военное нападение, как на развязывание войны. Можно ли допустить, чтобы вопрос о том, быть миру или войне, был отдан на откуп слепому случаю? Не говорит ли все это еще раз о том, что идти по пути вооружений даш>ше некуда. Советский Союз далек от того, чтобы принимать состязание в области вооружений как фатальную неизбежность, которая во все времена должна сопутствовать взаимоотношениям между государствами... Оружие создается руками человека. Эти же руки способны уничтожить его». Сказанное выше отнюдь не означает, что при всех обстоятельствах и в любом дипломатическом документе должно совершаться «преломление» положений, составляющих существенную часть его содержания. Может быть и по-другому — когда положение высказывается прямо. Это имеет место тогда, когда адресаты благодаря собственному опыту созрели для правильного восприятия соответствующих истин марксизма-ленинизма или близки к такому восприятию. Обратимся к той же теме— разоружению. Но речь идет уже не о 1959 годе, а о годе 1976-м. За этот период мировое общественное мнение не в последнюю очередь благодаря настойчивым усилиям Советского Союза, других социалистических стран сумело основательнее, объективнее разобраться в причинах гонки вооружений, оказалось лучше подготовленным к тому, чтобы воспринимать прямое изложение взглядов на этот счет. В Меморандуме Советского Союза по вопросам прекращения гонки вооружений и разоружению, внесенном на XXXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН, отмечается, что в новых исторических условиях проблема прекращения гонки вооружений и разоружения стала самой крупной по масштабу и самой важной по значению проблемой межгосударственных отношений. Для любого государства, стремящегося обеспечить безопасность своего народа, создать наиболее благоприятные возможности для его движения по пути прогресса, для любого политического деятеля, сознающего свою ответственность за развитие событий в мире, для любого здравомыслящего человека может быть только один выбор — все должно быть сделано для прекращения гонки вооружений и разоружения. Задача эта непростая: при выработке любой меры в области разоружения государствам приходится принимать решения по вопросам, самым непосредственным образом связанным с их национальной безопасностью, тщательно взвешивать многообразные факторы политического, стратегического, военнотехнического порядка. Но хорошо известно, что не из-за этих трудностей до сих пор не удается положить конец гонке вооружений. В меморандуме Советского Союза точно, в соответствии с марксистско-ленинским анализом современного положения дел на международной арене называются те силы, которые несут ответственность за продолжение наращивания вооружений: «Главным препятствием является противодействие империалистических сил. Препятствие создают прежде всего монополистические круги, которым гонка вооружений приносит миллиардные прибыли. Препятствием являются политические партии и группы, связавшие себя с политикой «холодной войны», не оставляющие безрассудных замыслов с помощью силы решить историческое противоборство двух социальных систем. Стремятся затормозить решение вопросов разоружения и те, кто цинично проповедует, будто будущее человечества легче всего построить на радиоактивных развалинах, кто ради узких, чуждых интересам народов целей своей великодержавной политики готов подвергнуть в новой мировой войне массовому уничтожению и собственный народ»5. Другим примером прямого, без «преломления», адресования к народам, прежде всего колониальных стран, может служить выдержка из советского проекта Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам: «Выгоды от эксплуатации колоний получают отнюдь не народы, а главным образом крупные иностранные монополии — миллиардеры. Народы как Востока, так и Запада принуждены платить высокую дань колониализму. Нефть и кофе, каучук и хлопок, медь и бананы, разнообразное сырье и продовольствие, привозимое из колоний, продаются в десятки раз дороже, чем они закупаются на месте. Монополии грабят людей дважды — на Востоке, когда они покупают, и на Западе, когда они продают колониальные товары и сырье. Мало того, они заставляют народы колоний содержать в мирное время чужеземные войска и администрацию, то есть оплачивать стоимость цепей, в которые они закованы. Одновременно монополии облагают налогоплательщиков метрополий повышенными налогами на проведение карательных экспедиций и колониальных войн, заставляя народы метрополий также оплачивать кандалы, в которые монополисты- колонизаторы заковывают другие народы. На деле они погребают на полях опустошений свободу собственного народа вместе с независимостью других наций. Такое положение является само по себе тяжелым обвинительным приговором колониальному строю»6. Как указывается в Программе КПСС, буржуазия уже не в состоянии выдвинуть идеи, которые могли бы увлечь за собой народные массы. Все больше людей в капиталистических странах порывает с буржуазным мировоззрением. В речи по случаю вступления на пост президента США 20 января 1969 г. Р. Никсон сделал примечательное высказывание: «Мы видим, что мы богаты товарами, но бедны духом». Он говорил далее о том, что «на духовный кризис нам нужно найти духовный ответ». Нужно найти... Тот факт, что западный мир переживает кризис идей, признается повсеместно. Если падение курса валют ряда западных стран регистрируется банками и биржами, объявляется правительствами, то девальвация духовных ценностей происходит, может быть, не в столь сенсационных обстоятельствах, но ее порой незримые последствия не менее глубоки и драматичны. Этот кризис проявляется, в частности, и в том, что державы, претендующие на положение лидеров в военнополитических группировках Запада, не могут записать на свой счет ни одной программы, ни одного действительно крупного предложения, которые своей широтой и вместе с тем реалистичностью, концентрированным выражением требований времени захватили бы воображение народных масс, живущих в различных частях света, в различных общественных и социальных условиях. Существуют ли такие программы и предложения? Существуют. Это прежде всего Программа борьбы за мир и международное сотрудничество, за свободу и независимость народов, выдвинутая XXIV съездом КПСС и получившая свое органическое продолжение и дальнейшее развитие на XXV и XXVI съездах КПСС. Все содержание программы свидетельствует о том, что Коммунистическая партия Советского Союза ставит в порядок дня назревшие и вместе с тем перспективные задачи, решения которых требуют в современных условиях интересы мира и безопасности народов, прогресса человечества. На решение этих задач направлена советская внешняя политика. Советский Союз терпеливо и последовательно ищет все новые и новые пути развития мирного взаимовыгодного сотрудничества государств с различным общественным строем, пути к разоружению. А сколько идей и предложений, уже реализованных, обязаны своим рождением инициативам, настойчивым усилиям Советского Союза, других социалистических стран! Простой перечень всего этого был бы весьма внушительным. Возьмем только одно политико-географическое направление — Европу и только одну область — разоружение. Далеко не сразу получила визу в жизнь идея созыва общеевропейского совещания. Многим западным странам пришлось перешагнуть через предубеждения, преодолеть колебания и сомнения, прежде чем они убедились в плодотворности этой идеи, в ее полезности для всех европейских государств, США и Канады. В итоге эта уникальная международная акция была претворена в жизнь, и сейчас повсюду в мире признается историческое значение Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Перейдем теперь к вопросу о разоружении. Хотя здесь за последние годы удалось сделать шаги, имеющие лишь первоначальный и ограниченный характер, значение их, однако, велико. Это — советско-американские соглашения, направленные на предотвращение ядерной войны и уменьшение опасности ее случайного возникновения, на ограничение стратегических вооружений, а также соглашение между Советским Союзом и Францией о предупреждении случайного или несанкционированного применения ядерного оружия. Это — меры по ограничению гонки ядерных вооружений, в том числе договоры о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, об ограничении подземных испытаний ядерного оружия, договоры о нераспространении ядерного оружия, о его неразмещении в космосе, на небесных телах, на дне морей и океанов. Это — международная Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении, уже вступившая в силу, и Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду. Нельзя сказать, что империалистические государства не пытаются «обогатить» человечество различными внешнеполитическими концепциями и доктринами. Напротив, такие доктрины и концепции выдвигаются довольно часто. В Соединенных Штатах почти каждый президент или государственный секретарь пытается подобным образом утвердить свое имя в международной политике. Однако, как правило, общим знаменателем различных политико-идеологических конструкций, провозглашаемых в странах Запада, являются установка на глобальное противоборство с социализмом, противодействие мировому революционному процессу, ориентация на применение силы в международных отношениях, гегемонистские притязания. Естественно, что в советских дипломатических документах значительное место занимает критика внешнеполитических доктрин, имеющих подобную направленность: «с позиции силы», «балансирования на грани войны», «ограниченной» «затяжной» ядерной войны, «равновесия страха» и др. Глубокий кризис, переживаемый буржуазной идеологией, проявляется, в частности, и в том, что ни буржуазным теоретикам, ни практикам в области международных отношений не находится сказать ничего существенно нового, конструктивного, вселяющего в народы уверенность в своем завтрашнем дне, по вопросу о войне и мире. Конечно, империалистические государства в наше время не в состоянии обходить наиболее крупные по масштабу и важные по значению проблемы современной мировой политики, и прежде всего прекращения гонки вооружений. Их внешняя политика, дипломатия, средства воздействия на общественное мнение отнюдь не примитивны. Напротив, они действуют с большой изощренностью, чтобы выставить правительства своих государств в качестве сторонников международной безопасности, осуществления мер в направлении разоружения. В политических декларациях большинства правительств, в платформах политических партий, в ходе избирательных кампаний на Западе в последние годы делается немало заявлений общего характера в пользу разоружения. Но эти заявления остаются только заявлениями. Они превращаются в стандартный атрибут лозунгового порядка, поскольку все еще редко, крайне редко сочетаются с готовностью пройти свою часть пути к достижению конкретных соглашений и договоренностей, накладывающих определенные ограничения на ими же развязанную и продолжающуюся гонку вооружений. Советские дипломатические документы последних лет доказали на деле (и это признается на Западе) свою способное* т оказывать все усиливающееся влияние на развитие политической мысли и общественные движения в различных странах, в том числе в капиталистических, все шире привлекать симпатии сотен миллионов людей к миролюбивой внешней политике Советского Союза, все действеннее пробуждать энергию народов к выступлениям в защиту мира, за решение назревших международных проблем путем переговоров. Причины этого кроются как в росте могущества СССР, в успехах науки, повышении благосостояния и духовкой культуры советского народа, так и в том, что в решениях своих съездов и пленумов Центрального Комитета Коммунистическая партия Советского Союза сумела выработать и выступить перед внешним миром с системой теоретических положений, научных взглядов и глубоко гуманистических идей и воззрений, отвечающих интересам всего человечества. Марксизм-ленинизм учит, что идеи, овладевшие массами, превращаются в материальную силу. Идеи, которые владеют нашей мыслью, указывал К. Маркс, «подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, — это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить, лишь подчинившись им»42. В идеальном представлении советские дипломатические документы должны быть настолько доходчивыми, убедительными даже для людей, не разделяющих излагаемых в этих документах взглядов, чтобы они связывали их ум такими узами, вселяли в их души таких демонов, о которых писал К. Маркс.
<< | >>
Источник: Ковалев А.Н.. Азбука дипломатии. 1984

Еще по теме В ИДЕАЛЬНОМ ПРЕДСТАВЛЕНИИ.:

  1. 3.1. В какой мере установленная Уголовным кодексом Российской Федерации 1996 г. система санкций и их практическое применение отвечают изложенным выше идеальным представлениям о такой системе?
  2. Идеальное государство Платона
  3. Идеальный опыт
  4. КОНГРУЭНТНОСТЬ Я И ИДЕАЛЬНОГО Я: ПОЛОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ, ПРОЯВЛЯЮЩИЕСЯ СО ВРЕМЕНЕМ?
  5. Идеальное государство Конфуция
  6. § 1. Проблема идеальной и морфологической типологизации судопроизводства
  7. Идеальная модель
  8. ИДЕАЛЬНЫЙ ПЛАН РЕДИЗАЙНА СИСТЕМЫ
  9. ИДЕАЛЬНОЕ Я И ПУГАЮЩЕЕ Я -МОТИВИРУЮЩИЕ ГРАНИ САМОСОЗНАНИЯ?
  10. 1.4. МЕТОДИКИ, ОСНОВАННЫЕ НА ОЦЕНКЕ ИДЕАЛЬНОСТИ ПРОЦЕССА
  11. Глава пятая Идеальный дипломат
  12. Идеальный образ компании.
  13. ПРОБЛЕМА ИДЕАЛЬНОЙ И МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИЗАЦИИ СУДОПРОИЗВОДСТВА
  14. Формальная, реальная и идеальная демократия
  15. СРАВНЕНИЕ ОПОРНОГО СЦЕНАРИЯ И ИДЕАЛЬНОГО ПРОЕКТА
  16. 5.1. Как найти «идеального тимбилдера»?
  17. 2.2. Идеальные подсистемы проекта
  18. Идеальная схема сравнения
- Внешняя политика - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -