загрузка...

Вербальное воплощение детали


Деталь запечатлевается в слове, и здесь главенствующую роль играет семантика слова. Вообще современные СМИ уделяют чрезвычайно много внимания сообщению деталей. В этом их принципиальная новизна, по сравнению со СМИ предшествующего периода. Даже сами слова «Детали», «Подробности» вошли в названия многих рубрик и передач. Например: «Радиодетали» — название вечерней передачи на «Эхе Москвы» (февраль 2007); «Истории в деталях. Подробности» — название ТВ- передачи на СТС (рассказы о жизни актеров, музыкантов и т. д. — март 2007); «Подробности визита» — рубрика в АиФ, 2004; «Подробности» — рубрика в газете «Время новостей» (апрель 2007); «Кино в деталях с Федором Бондарчуком» — название ТВ-передачи на СТС (май 2007); «Подробности» — рубрика в газете «Аргументы неделЬgt; (май 2007); «Москва в деталях» — название передачи на радио «Говорит Москва» (2007) и мн. др.
Какие же именно тематические группы слов задействованы в настоящее время в масс-медиа при детализации?
Тематические группы слов,
обозначающих детали и подробности Главные эксплицитные характеристики, с помощью которых представляется персонаж в художественном произ-

ведении: обозначение внешности, одежды, манер, — встречаются в текстах масс-медиа о власти довольно редко. Так же нечасто прибегают журналисты к другому эксплицитному способу описания образа — констатации черт характера (именно на них, как и на внешность, прежде всего обращают внимание в обыденном общении) (См.: Он хороший, он не злой и т. д.). Можно отметить лишь отдельные публикации, где журналист открыто говорит о характере представителя власти. Например, о бывшем министре здравоохранения и социального развития М. Зурабове: «Кто знает господина Зурабова, отмечает его безупречную логику. Он умеет буквально зомбировать своего собеседника в агрессивно-наступательно-позитивном ключе. Его способность к убеждению безгранична» (Аргументы недель 23.11-29.11.06. С. 1); о губернаторе Челябинской области П. Сумине: «По данным СМИ, Сумин достаточно жестко обходится с представителями финансово-промышленной элиты регионов» (Нов. газ., 16.03-22.03.2007, № 9); о
В.              В. Путине: «Главный талант Путина — это умение нравиться людям              Он умеет мягко шутить, но жестко по
ступает. Он умный и хорошо говорит» (МК, 14.07.04).
То, что журналисты предпочитают не выносить напрямую суждение о характере того или иного руководителя, так же как избегают описывать его внешность (она подается визуальными средствами), объясняется требованиями речевого и поведенческого этикета. Речь идет о реальном, невымышленном лице, и подобные суждения — это вмешательство в его границы, т. е. бесцеремонность. Чаще всего образ лидера СМИ конструируется через сообщения других, типичных для нынешней российской имиджелогии деталей — таких, которые косвенно характеризуют представляемое лицо. Это обозначение тех понятий, которые, соприкасаясь с эмоциональной и когнитивной базой читателя, вызывают у него необходимые представления и ассоциации.
Таковы, например, артефактные детали, которые вообще с древнейших времен были знаками стоящих за ними ситуаций и смыслов. Например, в пословицах и поговорках русского народа отражен целый ряд названий предметов, которые являются символами власти и связаны с представ
лениями «главенство», «сила», «управление другими». Это как общие для разных лингвокультур обозначения: жезл, венец, корона, трон, булава, так и специфические русские этнографизмы: веник, вожжи, кочерга, столбы — то, что является наиболее значимым в какой-либо ситуации (См.: Веник в бане — всем господин; На вожжах и лошадь умна; Кочерга в печи хозяйка; Без столбов забор не стоит)[251].
Наше время актуализировало свои символические предметы, которые кругом ассоциаций привносят в образ власти то положительные, то отрицательные смыслы. Например, пресловутые мигалки, спецномера на машинах депутатов Государственной Думы стали символом понятий: «злоупотребление», «безразличное отношение к народу», «высокомерие» (например: «Мигалки остаются: Депутаты не отнимут у чиновников и у самих себя привилегии на дороге» (загол. и подзагол., Нов. изв., 04.04.08).
Лексика, входящая в тематическую группу «Еда. Трапеза. Застолье» — совершенно новую для «властного» дискурса, — в последние 6-7 лет представлена очень широко. См., например, перечень блюд, которыми угощал В. В. Путина Леонид Кучма на банкете в Ливадии: «Их уже ждали взволнованные повара и официанты, готовые попотчевать дорогих гостей чем Бог послал. На этот раз Бог послал сациви из индейки в ореховом соусе, сулугуни, овощную нарезку с добавлением молотых орехов и зелени. Затем на стол “вплыла” жареная рыба — свежайшая султанка, камбала и ставрида. Нашлось там место и для молочного поросенка, и для шашлыка по-пастушьи — поясничной части барашка, жаренной на косточке». И т. д. (АиФ, 2007, № 17. С. 2). Слова этой тематической группы, введенные в континуум «власть», во-первых, «восстанавливают в правах» в контексте СМИ одну из важнейших национальных и — шире — общечеловеческих традиций. Еда, трапеза, как и круг слов, обозначающих все, что с ними связано, — символ единения, радости и полноты жизни. Одновременно снятие «табу» с этой темы в связи с властью — это восстанов
ление самой власти в праве «быть человечной». И, наконец, в-третьих, тема еды в смысловом континууме «власть» — это сигнал «свой» (ни один русский праздник не обходится без трапезы).
Детали, входящие в тематическую группу «Спорт», тоже связны сразу с несколькими лингвоментальными представлениями.
Так, обозначения тех видов спорта, которыми увлекаются государственные деятели: водный слалом (С. Лавров), дзюдо, здесь же — татами, черный пояс (В. Путин), горнолыжный спорт (он же), хоккей (С. Шойгу), экстремальный рафтинг (Б. Грызлов), новомодная игра керлинг (Д. Медведев и С. Иванов), связаны через понятие «спорт» с представлениями «сила», «бесстрашие», «энергичность», «современность». Здесь же: городки, футбол — увлечения Ю. Лужкова — говорят и о его приверженности традициям, даже некоторой старомодности (городки). Во-вторых, в современной российской (как и мировой) ментальности, особенно для среднего и молодого поколения, спорт — это сигнал «свой».
Эмоциональные характеристики говорения, состояния — тоже совершенно новая черта послеперестроечных СМИ. См., напр., следующие шутливые комментарии: «Все это время члены правительства сидели с каменными лицами, подчеркивая всю важность момента» (МК, 16.04.07); «Сказал, как отрезал, рязанский губернатор Геннадий Шпак» (АиФ, 2004, № 52); «меланхолично рассуждал самарский губернатор Константин Титов» (там же) и т. п. А вот о В. В. Путине часто говорится «улыбался», «улыбка», «спускался по трапу с улыбкой» и т. д. В целом в постперестроечное время в континууме «власть» представлены следующие тематические группы детализирующей лексики: Предмет. Артефакт. Еда. Трапеза. Застолье. Одежда. Внешность. Спорт. Впечатление, которое производит на других этот человек.
Государственная символика. Награды. Деньги. Собственность. Богатство/Роскошь. Интересы. Увлечения. Пристрастия. Семья. Факты речи. Глаголы говорения. Эмоциональные характеристики говорения, состояния. Дополнительные действия в описываемой ситуации.
Таким образом, в смысловой континуум «власть» вводится круг слов, значительно расширяющий спектр его значений и связей. Одновременно, благодаря смысловому многообразию лексики, разнообразнее становится и жанровая палитра текстов о власти. Весь этот сложный комплекс формирует в сознании массового реципиента представление о власти. * *
Подводя итоги, скажем следующее. Российские масс-медиа периода постперестройки выработали новый для отечественной журналистики корпус вербальных средств (имиджевых конструктов), с помощью которых в континууме «власть» создается «образ власти». В текстах данного периода обозначились два диаметрально противоположных образа власти. В значительной степени различие между ними обусловлено характером тех имиджевых конструктов, к которым обращаются журналисты.
Положительный образ. В настоящее время он создается преимущественно двумя разрядами конструктов. Это: лексика, обозначающая «деятельностное поле» власти; детализирующая лексика. Так, образ В. В. Путина в годы его президентства воплотили тематические группы слов, отражающие те качества, которые являются в современном общественном сознании главенствующими для среднестатистического мужчины-россиянина. В основном, это характеристики, присущие не интеллектуалу или снобу, а человеку, занятому практической деятельностью (а это большинство
мужского населения современной России). Эти характеристики связаны: а) с его работой; 6) с частной жизнью.
Это новый и в принципе соответствующий ожиданиям и потребностям современной массовой аудитории тип личности, наделенной следующими параметрами:
а)              деловые качества: четкость, работоспособность, умение брать на себя ответственность и принимать решения, мобильность;
б)              разносторонность, широта интересов и взглядов (культура, спорт, мода, религия и т. д.);
в)              современность (мода, спорт, автомобили; разумное отношение к деньгам и собственности);
г)              человечность (семья, еда, эмоциональные характеристики);
д)              это личность героического типа (спорт, интерес и общее отношение к военным проблемам);
е)              эта личность вписана в традиционный национальнокультурный контекст (участие в государственных и общественных праздниках, культурных мероприятиях, в религиозных торжествах; отношение к трапезе, к семейным торжествам и так далее);
ж)              это личность, близкая по своим интересам и увлечениям тому, что свойственно сейчас среднестатистическому жителю России («такой, как ты, как я...»);
з)              это личность раскрепощенного типа (шутливые интонации, дружелюбное отношение к иронии, к шутке и веселью).
То есть в материалах современных СМИ, посвященных
В.              В. Путину, детализирующая лексика и лексика «деятельностного поля» конструируют такой тип руководителя, который, во-первых, обладает необходимыми качествами лидера. Во-вторых, этот тип нового руководителя концентрирует в себе те качества, которые отличают предпочтительный тип современного человека вообще — человека, умеющего жить. Именно такие качества указали, согласно данным «Антологии концептов», респонденты — представители русской лингвокультуры, характеризуя человека, который «умеет жить»: «оптимист, добрый, счастливый, мудрый, гармоничный, жизнерадостный, дружелюбный, целеустремленный, умный, находчивый, свободный, до
бросовестный, работоспособный, коммуникабельный, образованный, воспитанный, самостоятельный, не боится трудностей, уважительно относится к людям, с устроенной личной жизнью (дружная семья), стремящийся к самопознанию; не боится жить; живет не для себя; обладает интуицией»[252].
<< | >>
Источник: Г. Я. Солганик. Язык СМИ и политика. — М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. — 952 с.. 2012

Еще по теме Вербальное воплощение детали:

  1. Подход 2. Определение размера резервного запаса для каждой детали
  2. 6. ВОПЛОЩЕННЫЙ СМЫСЛ
  3. Наблюдательность включает в себя не только детали, но и понимание, мысль, модель явления.
  4. Продуктовое воплощение бренда
  5. § 227. Понятие вербальных договоров
  6. Виды вербальных контрактов
  7. СУЩНОСТЬ ВЕРБАЛЬНЫХ И НЕВЕРБАЛЬНЫХ КОММУНИКАЦИЙ
  8. ТЕАТРАЛЬНОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ
  9. Оппозиция в плане выражения: вербальные — невербальные знаки
  10. Вербальный уровень
  11. § 3. Вербальная и графическая формы фиксации доказательственной информации
  12. §2.ВЕРБАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА СЛУЖЕБНОГО ОБЩЕНИЯ ЮРИСТА.
  13. Параграф пятый. Воплощенные образы Царства Божия
  14. Творческая разработка и воплощение в жизнь Вступительная фаза