загрузка...

Не следует из сказанного, но вселяет надежду: вместо очевидных, но грустных выводов


Этический культурный код выполняет важнейшую когнитивную функцию — ориентирует общество в целом и конкретного человека в действительности, направляет его поведение, как речевое, так и неречевое, и, будучи зафиксирован средствами естественного языка, вербализуется в политическом дискурсе СМИ довольно редко и со специ
фическими коммуникативными целями, например порассуждать на любимую СМИ тему, есть ли совесть у политика. Но в большинстве ситуаций представления этического кода как системы норм поведения выполняют роль оценочного стереотипа[184] и составляют имплицитную часть информации, основание для вынесения того или иного оценочного суждения. Объект этической оценки может быть и вербальным и невербальным, а вот ее этическая квалификация — чаще, видимо, все-таки вербальная, выраженная в речевом акте — реакции на происходящее. И возникает эта реакция тогда, когда какое-либо явление, событие, факт оказываются маркированными этически.
Кроме того, некоторые типы целеустановок текста, речевых актов и речевых жанров[185] имплицируют представления об этической норме. Это, в частности, введение в заблуждение, лесть, похвальба, панегирик, инвектива, похвала, комплимент, перформативы, промиссивы, комис- сивы. Первые семь типов вербального поведения имплицируют этическое порицание или поощрение говорящего со стороны аудитории; последние три в качестве ассер- тивного компонента содержат представление об исполнении клятвы, обещания или обязательства как о должном. Если обещанное исполняется — это само собой разумеется, если нет — это вызывает этический протест.
К примеру, Б. Н. Ельцин перед началом реформ 1990-х годов, как известно, клялся положить голову на рельсы, если он допустит снижение уровня жизни народа. Что было дальше — всем известно, и за неисполнение клятвы первый президент получил одно из своих прозвищ — Рельцин. Это карнавальная реакция аудитории, равносильная порицанию. А в выступлениях протеста, которых в 1990-е годы было немало, среди лозунгов встречались, например, такие: Ельцина — на рельсы!
Этические оценки, как следствие критического осмысления исторического опыта, пронизывают лингвистические ис
следования массовой коммуникации, в том числе и политического дискурса. «Российская политическая картина мира, — пишет В. И. Шаховский о 1990-х гг., — красочна информационным беспределом, площадной бранью и взгонкой эмоций всего политического пространства, которые в открытую и нагло подменяют факты и логику. Сегодняшняя российская политическая картина мира иллюстрирует разложение всех традиций, политической корректности, совести»[186]. По отношению к нулевым годам третьего тысячелетия может показаться, что эта оценка несколько гипертрофирована. Но хорошо, что подобные оценки звучат постоянно, хорошо, что они критические. Ведь мы фиксируем внимание на отступлениях от нормы, но прежде чем это произойдет, надо понять, что норма нарушена. В тот момент, когда это происходит, начинается процесс возврата к общепринятым ценностям. 
<< | >>
Источник: Г. Я. Солганик. Язык СМИ и политика. — М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. — 952 с.. 2012

Еще по теме Не следует из сказанного, но вселяет надежду: вместо очевидных, но грустных выводов:

  1. А теперь — немного о грустном, то есть о юридической защите имени
  2. КОГДА НАДО СКАЗАТЬ "НЕТ"
  3. УМЕНИЕ СКАЗАТЬ «НЕТ»
  4. Что нужно делать, если сказать нечего?
  5. ОТВЕТ НА ВОПРОС "В ЧЕМ СУТЬ НАШЕГО БИЗНЕСА?" НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОЧЕВИДНЫМ
  6. Надежды и разочарования
  7. ВОЗРОЖДЕНИЕ НАДЕЖДЫ
  8. РОССИЯ - СРЕДНЕРАЗВИТАЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ СТРАНА? ОЧЕВИДНЫЕ УСПЕХИ И НЕЯВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
  9. Очевидно, что вопросы вменяемости при шизофренических ремиссиях нуждаются в дальнейшем изучении и более
  10. Д. 16 Этот пункт является самой существенной — я решаюсь сказать центральной—частью
  11. Марафон надежды
  12. НАДЕЖДА НА ОБНОВЛЕНИЕ
  13. ДЕШЕВАЯ Надежда Захаровна (1882 — после 1930)
  14. ЛЕОНТЬЕВА Надежда Алексеевна (1898 — после 1965)