загрузка...

Семиотика событийности в СМИ

  Термин семиотика обладает, как минимум, двумя значениями: 1) знаковость мира действий и вещей в их целостности и 2) дисциплина, исследующая эту знаковость и выявляющая закономерности в создании и употреблении знаков, на первый взгляд между собой не связанных.
Одним из ключевых понятий для семиотики СМИ является событийность — то, как создаются и организуются сообщения.
В семантику слова сообщение входит компонент «новость» — безотносительно к тому, идет ли речь о «старых» или о «новых» видах СМИ. Чем выше доля событийности у сообщения, тем эффективнее текст в целом и тем лучше этот текст выполняет свою роль в нашей жизни — роль «информатора», а не поучателя. Сообщения о событиях как товар на «рынке новостей» обладает рыночной стоимостью и приносит доход тем, кто умело им распоряжается. Но можно ли заранее оценить такую событийность чисто лингвистическими средствами? И насколько такая оценка надежна?

Ответ на этот вопрос затрагивает сразу несколько дисциплин и обладает, среди прочего, следующими аспектами: Языковой аспект, которым занимаются лингвистика текста, лингвистика дискурса, лингвистика разговорной речи и т. п.
Текст журналиста отличается от текста художественной литературы и от научного текста нацеленностью на подачу событий в их актуальности. От СМИ мы ожидаем в первую очередь сообщений о новостях. Это — типовое ожидание, отличающее СМИ от художественной литературы.
Объективность или необъективность сообщения сама по себе — пустой звук: объективность сообщения определяется только в социальном взаимодействии людей: фактическая ценность сообщения зависит от того, каков спрос на соответствующие факты и как эти факты подаются.
При этом необходимо учесть, что сообщения не переходят «из рук в руки» подобно настоящим банкнотам, а являются результатом интерпретации и сами интерпретируются. Интерпретация текста предполагает определенный уровень «культуры чтения», включая «менеджмент знаний». Исследование такой культуры учитывает отношения между восприятием СМИ и индивидуальными особенностями каждого потребителя этих СМИ, с одной стороны, и между самой системой СМИ и «обыденным миром» каждого из участников такого взаимодействия, с другой. Благодаря особенностям такой системы восприятия язык СМИ и обладает «воздействующей функцией», о которой см. [Володина 2003: 23]. С психологической точки зрения создатель новостей выстраивает свои сообщения вокруг некоторой главной фигуры:
выбирая события, заслуживающие упоминания и пользующиеся в обществе спросом; уместно подавая эти события, что — помимо осведомленности в фактах и языкового мастерства — предполагает еще и способность посмотреть на свое сообщение со стороны, глазами потенциального читателя.
Эти два вида деятельности и составляют искусство журналиста, учитывающего, что в сообщении в первую очередь эмпатизируют главной фигуре, а поэтому важно не только уместным образом выбрать такую фигуру, но «нарядить» ее в соответствии со вкусами читателей. Как и в семиотике одеж
ды, эта область очень переменчива: в моду входят то длинные, просторные одеяния, то короткие. Так и в семиотике сообщений: не всегда «чем короче — тем лучше». Например, краткость (вместо ожидаемого развернутого, с многочисленными деталями) сообщения о бракосочетании кинозвезды или принцессы знакова и означает избегание (иногда самими героями) публичности. А иногда и нежеланность самого события.
Наиболее же действенны тексты сообщений, активизирующие в читателе чувство сопричастности — то, что можно исследовать только психологическими методами. И преподнесение событий, и истолкование сообщений о них опираются на культурные традиции и читателей, и авторов сообщений. Исследованием этого аспекта занимаются этнология и культурология.
Можно выделить когнитивные и эмоциональные аспекты такого преподнесения.
С когнитивной точки зрения культурообусловлен сам набор событий («происшествий»), упоминание которых в СМИ считается уместным. Например, в советских средствах массовой информации вряд ли мы найдем сообщения о личной жизни членов семьи правящей элиты.
С другой стороны, эмоциональное сопровождение также варьируется от культуры к культуре. То, что вызывает восторг в одной культуре, в другой может быть принято всего лишь со слабым удивлением или даже негодованием. Так, сообщение о наличии двух жен у известного деятеля в мусульманском обществе вряд ли вызовет ту же реакцию, что и у европейского обывателя.
Такой эмоциональный аккомпанемент весьма непостоянен даже в рамках одной культуры, он зависит еще от массы различных факторов[147]. Различно
и соотношение когнитивного и эмоционального факторов СМИ[148].
Любопытное сочетание когнитивного и эмоционального аспектов представлено в так называемом «эмоциональном автостопе», или «эмоциях напрокат» (английский термин emotional hitch-hiking пока еще не получил устоявшегося перевода). Это чувства, вызываемые эмоциональной жизнью известных людей, знаменитых в хорошем или плохом смысле — особенно политических деятелей и звезд кино[149]. Болезнь, а затем смерть королевы-матери вызывают море слез, роды любимой собаки президента — всеобщее умиление и т. д.
Столь близкий эмоциональный контакт устанавливается из-за эмоционального дефицита в обществе, в котором массовые события важнее, чем жизнь и личность отдельных (менее известных) персон. Нормальные дружеские отношения между знакомыми людьми перестают замечаться и переживаться как самоценность: им необходим еще ореол престижности. Разговаривая о последних событиях в «семье» («там»), маленький человек хотя бы на минуту переселяется в этот далекий, сказочный и недоступный мир мечты — мир виртуальных, а не реальных знакомств, симпатий, антипатий и других межличностных отношений. Устанавливаются же такие отношения в результате сообщений по СМИ.
Еще большие возможности появились с приходом на информационный рынок новых СМИ, расширяющих горизонты простого человека за счет Интернета. Исследование событийности имеет еще один аспект, получивший название «философия современности» («философия модерна» и «философия постмодерна»), — те жиз
ненные ценности общества на данной стадии его развития, которые вызваны к жизни средствами массовой информации. Этот философский аспект связан с жизненными установками общества в целом, с ценностями — то есть с тем, что получило название «философия жизни». Восприятие и осмысление сообщений о событиях также опирается на эти ценности. А в то же время сами СМИ вырабатывают в нас новые ценности, выполняя воспитательную функцию, создавая «коллективное пространство общества» Сем.: [Александрова 2003]).
Всегда было принято сетовать на утрату былых идеалов. Поэтому вряд ли в повышении уровня преступности и в бездушии виноват высокий уровень развития современных СМИ. Однако, поскольку всегда должны быть «модные события» (на фоне которых другие проходят как несущественные или второстепенные, не заслуживающие упоминания), за неимением лучшего в фокус внимания вполне могут попасть такие события, которые в иное время (драматически более насыщенное) не упоминались бы даже вскользь.
В этом отношении модные события сродни модным предметам и входят в «потребительскую корзину» культурных ценностей человека каждой данной эпохи. Так, в эпоху постмодерна в состав бытовых знаний типового потребителя массовой культуры входит знание «актуальных» произведений искусства и литературы: на полке у «продвинутого» потребителя должен стоять не только «Маятник Фуко» или «Имя розы», но и флакон престижного «парфюма»; одежда должна иметь определенный «лейбл»; ездить он должен на автомобилях также определенных марок. Во всяком случае, он должен знать о том, что в такую «корзину» входит, чтобы не прослыть культурно отсталым среди своих сверстников. Входят в эту потребительскую корзину и знания об определенных «модных» типах событий: об ограблениях, о жизни кинозвезд, о выборах, о событиях на бирже...
Но масса событий, переживание которых теперь доступно обычному человеку, настолько велика, что усваивается только часть — иначе потребителю этой информации грозит опасность превратиться в машину по переработке информации, — то есть на деле воплотить метафору, лежащую в основе когнитивной науки.

В противовес постоянно возрастающей массовости информации растет спрос на мемуарную литературу, на события в прошлом — вместе с соответствующими «эмоциями напрокат»: приятно, как теперь говорят, «поностальгировать». Мемуары возвращают пользователю СМИ (ощущающему себя всего лишь песчинкой) индивидуальность и самоуважение, дают почву для «воспоминаний напрокат» о виртуальном (то есть «как бы собственном», но не по-настоящему собственном) коллективном прошлом. Итак, мемуары — как и сообщение о событиях в чужой («в их») жизни — сырье для эмоций напрокат.
<< | >>
Источник: Г. Я. Солганик. Язык СМИ и политика. — М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. — 952 с.. 2012

Еще по теме Семиотика событийности в СМИ:

  1. ОТЗЫВЫ региональных юристов СМИ о проекте федерального закона «О СМИ», разработанном Индустриальный комитетом
  2. СЕМИОТИКА РЕКЛАМНОГО ТЕКСТА
  3. 6.3.4. Расширенная событийно-ориентированная модель
  4. Семиотические роли СМИ в триаде «Власть — СМИ — Общество»: подвижность лингвоэтической нормы и проблематика дискурса
  5. Антропология и семиотика политики
  6. Взаимодействие со СМИ
  7. АДРЕСАТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ В СМИ[255] Т. Л. Каминская
  8. 1.1.3. Инфраструктура СМИ: новые индустрии
  9. СМИ И ИНФОРМАЦИОННАЯ ГЕОПОЛИТИКА
  10. Особенности языка политики в СМИ