Переосмысленные прецедентные тексты


Прецедентными текстами, вслед за Ю. Н. Карауловым, мы будем считать тексты, регулярно воспроизводимые в речи, значимые «в познавательном и эмоциональном отношениях»[228] для той или иной личности и — шире — для всех представителей данной лингвокультуры[229].
Своими функциями трансформированные прецедентные тексты отличаются от поданных в традиционной форме прецедентных текстов, которые несут прежде всего экспрессивную нагрузку. Трансформированные прецедентные тексты в континууме «власть» представляют собой сложный знак, который в ассоциативно-вербальной сети имеет свои особенности. Трансформация часто сопровождается «переносным» употреблением данного прецедентного текста (ПТ); ПТ соотносит названное явление с тем культурным феноменом, историческим фактом или исторической ситуацией, которая обозначена данным текстом в его прямом значении, отмечая их сходство или несовпадение (Ю. Н. Караулов пишет, что при восприятии, например, одного только «названия произведения, цитаты из него, имени персонажа или имени автора актуализируется так или иначе весь
прецедентный текст»[230] и приводятся в «состояние готовности» ассоциации, связанные с этим прецедентным текстом разными параметрами: а) «либо со стороны поставленных в нем проблем»; б) «либо со стороны эстетических...характеристик»; в) «либо как источник определенных эмоциональных переживаний»; г) «либо как источник сходных ситуаций»[231] и т. п.); В трансформированном ПТ всегда задействованы оценочные связи. Причем оценочность направлена и на то, к чему изначально относился прецедентный текст, и на то, применительно к чему он употреблен сейчас. Например: «СССР. Эпоха развитого социализма. — Россия. Эпоха развитого бюрократизма» (АиФ, 2006, № 25). Прототипический и трансформированный ПТ помещены рядом (это подписи к двум «стёбовым» фотопортретам руководителей: Л. И. Брежнев с пятью наградами на груди и современный чиновник с кипой стодолларовых бумажек в нагрудном кармане). Преобразование ПТ, подкрепленное фотографиями, выявляет ироническое отношение к обоим обозначенным периодам.
Или: «Вылетают на ходу: Чистка партийных списков может продолжиться и после сдачи документов в ЦИК» (Нов. изв., 09.10.07, заголовок и подзаголовок). Незначительная трансформация ПТ (изначально — «чистка партии») относит современность и организационные мероприятия партии «Справедливая Россия» к страшным временам сталинских репрессий 1930-х гг.
См. словосочетания, которые приводятся в «Толковом словаре языка Совдепии» В. М. Мокиенко: чистка партии, Великая чистка65. Так журналист недвусмысленно вводит в отношения тождества тех, кто проводил сталинские репрессии, и современных партийных и государственных лидеров. И навязывает читателю негативную оценочность, вызванную этой аналогией.
См. также: «Пятая власть» — о коррупции в среде чиновников (АиФ, 2006, № 25); «Человеческое в официальном лице» (Нов. газ., 2008, № 96, 25.12.08).

Иногда срабатывает другой механизм оценки: стёбовая переработка некоторых ПТ советского периода выказывает насмешку и по отношению к тому явлению, которое обозначено ПТ в его изначальном виде. Так, устойчивое выражение «Есть такая профессия — Родину защищать», ассоциировавшееся в российской ментальности с понятиями «мужество», «бескорыстное служение», подается в СМИ в таком виде: «Есть такая профессия — Родину зачищать»; «Нет такой должности — заставлять людей плакать» (Нов. газ., 2008, № 96, 25.12.08). В результате «стёбовость», ёрничество или просто наполнение модели ПТ компонентами негативного смысла перечеркивают те высокие понятия, знаком которых был прототипический ПТ, а также демонстрирует пренебрежительное отношение к тем, чья професся по-прежнему «Родину защищать». Происходит разрушение важнейших концептов российской ментальности «мужество», «бескорыстие» и, следовательно, «патриотизм».
Оценочны и вводят в отношения мнимого тождества и относящие к событиям прошлого ПТ, поданные в изначальном виде: чаще всего они несут негативный смысл; например: «Тайная канцелярия» (загол., Нов. изв., 03.06.08) — о том, что чиновники ФРС «продолжают контролировать некоммерческие организации и общественные объединения». Тайная канцелярия — орган политического сыска в Санкт-Петербурге (1718-1726) по делу царевича Алексея Петровича и близких к нему лиц — противников реформ Петра I. Негативный ореол прототипа распространяется на современный государственный орган. Независимо от дальнейшего изложения, информация воспринимается под негативным углом зрения.
Иногда ПТ используются для шутки: «Путину готовят третий срок» (загол., Мир новостей, 28.06.05). Или шутливая реакция на появившийся в ходе предвыборной президентской кампании 2008 года ПТ «План Путина»: «План Кудрина — Игнатьева. Сегодня биржа оценит антикризисные меры властей» (Время новостей, 19.09.08, загол. и подзагол.). 
<< | >>
Источник: Г. Я. Солганик. Язык СМИ и политика. — М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. — 952 с.. 2012

Еще по теме Переосмысленные прецедентные тексты:

  1. Прецедентное право по текстам Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли.
  2. ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ
  3. § 3. Специфика нормы прецедентного права
  4. Прием 8 ТАК ЧТО ЖЕ ДЕЛАЕТЕ ВЫ? ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ САМОГО СЕБЯ
  5. 64. ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕЦЕДЕНТНОГО ПРАВА СОВРЕМЕННОЙ ВЕЛИКОБРИТАНИИ
  6. Анализ исторических политических текстов. Анализ российских текстов XIX в.
  7. Политический текст как исторический феномен. Специфика современных политических текстов
  8. Этничность как центральное понятие этнополитического конфликта: переосмысление подходов к анализу
  9. Политический текст и другие типы текстов. Политическая реклама
  10. ПРИМЕР ПРЕЦЕДЕНТНОГО РЕШЕНИЯ
  11. 5.9. Седьмой шаг — продолжение применения прецедентных норм по делу Посохов против России
  12. Тактические функции текста — стратегические функции текста
  13. 27. ФОРМИРОВАНИЕ ПРЕЦЕДЕНТНОГО ПРАВА АНГЛИИ. «СВИТКИ ТЯЖБ»