загрузка...

Перегибы на местах

  Был такой термин в былые времена. Означал он поведение чиновников, что в погоне за личной властью шли против партийных принципов, занимались самодурством. Вот примерно это и творится сейчас в Алапаевске (АиФ-Урал).
Советизмы нередко употребляются как идеологические маркированные средства, позволяющие журналисту обозначить собственную позицию, отчужденную от ушедшей эпохи социализма. Например, В. Костиков, анализируя влияние «Плана Маршалла» на судьбу послевоенной Европы, использует идеологемы как заключенные в кавычки слова- краски, характеризующие несостоятельность, искусственность, лживость политических опор прошлого:

Что мог противопоставить этому плану СССР? Идеи «великого Сталина»? Доктрину «победного шествия социализма»? Сталин не допустил участия в «Плане Маршалла» стран Восточной Европы lt;...gt; (АиФ).
С помощью взятых в кавычки идеологически окрашенных единиц нередко передается иронический намек на возрождение методов советской политработы. Например:
Российские партии вдруг озаботились чистотой своих рядов. По слухам, на съезде «Яблока» 21-22 июня обсудят «непартийное поведение» его видных членов — руководителя питерского отделения партии М. Резника и лидера молодежного «Яблока»
И. Яшина. Оба были замечены в «порочащих связях» с радикалами. lt;...gt;
Тем временем куда более серьезная «сверка рядов» ожидается в партии власти lt;...gt;
Всего в «ЕР» числятся более 2 млн. человек — таким образом партбилета могут лишиться не менее 20-30 тыс. «карьеристов и попутчиков»
(В. Ципляков, О. Доронина, АиФ).
Авторская ирония сопровождает оценку моды на «советское» как эффектную декорацию. Например, высмеивается новый тренд «гламур-совьетик». В одном логически однородном ряду объединяются, по воле журналиста, номинации из сфер политической идеологии и идеологии гламура. Советские идеологические стандарты (широкие массы трудящихся, сплачивать страну) помещаются в профанный контекст:
...отмечу лишь удачную презентацию нового стиля — «гламур-совьетик». Это этическое прет- а-порте на каждый день для широких масс трудящихся, которые не могут себе позволить «рашен гламур» от политического бомонда, каковое можно признать теперь модой высокой. Она, как известно, не для всех. Что плохо: страну не сплачивает, а разъединяет. Потому и было решено разработать и внедрить стиль повседневный, взяв за основу «со-
вьетик» (ничего крамольного, только безграмотный человек не знает, что мода — циклична).
Многолюдные праздники, шарики в воздух, песни хором, строгое оформление в единой цветовой гамме, неброская одежда (желательно одного кроя) с украшениями в виде наград государства, аккуратные прически (для женщин возможны перманент и высокая завивка). Это — самый актуальный тренд будущего сезона (Н. Прусенкова, Новая газета).
Ироническая тональность охватывает журналистскую интерпретацию инициатив, направленных на возрождение общественных и политических организаций советского образца:
В Ростове-на-Дону молодежный вожак тов. Зайчиков сообщил: «Перспективы у нас огромные, в том числе в связи с тем, что Госкомитет по делам молодежи возглавил Василий Якеменко... Будет запущен проект «Мишки». Надо подчеркнуть, что это не возврат к пионерии. Это более интересный проект».
С последним замечанием нельзя не согласиться. Юные медведи, предводительствуемые тов. Зайчиковым, — это какое-то вдохновенное баснословие. Натурально, Ванюша Лафонтен, и уж в любом случае более интересный проект, чем пионерия (М. Соколов, Известия).
Идеологическая ложь в данном случае осмысляется как надвременная константа.
Ироническая оценка в соединении с рациональным анализом ситуации вскрывает неуместность институциональной поддержки идеологически насыщенных эмоций, возникающих, например, на фоне спортивных и других побед:
По советско-российской традиции телевизионщики всех каналов тут же стали возводить пьедестал, который мгновенно вознесся выше наших последних побед на спортивно-попсовом поприще.
В триумфе хоккеистов и поп-артистов политолог Алексей Пушков поспешил увидеть метафору победы России над враждебным Западом.

Здесь только стоило бы заметить, что спортивно-попсовые торжества — не самые надежные постаменты для социально-политических побед. Потому что в большом спорте неуклонен закон: сегодня — я, а завтра — он. И наоборот, разумеется.
По сему: давайте требовать «долива» положительных эмоций после отстоя пены (Ю. Богомолов, Российская газета).
Иронией сопровождается прием аналогии, с помощью которого советские идеологические конструкты и реалии перемещаются в современное политическое пространство так называемых западных демократий. Например: Партия сказала Обаме: «Надо». И он официально стал кандидатом в президенты США; Еще один пример: Моральный облик. Американский партком занялся персональным делом Сары Пейнен (Российская газета). Ср.:
За океаном задались вопросом:
«Иль Вашингтонского обкома
уже бессильно слово?» (М. Соколов, Известия).
Эффект аналогии усиливается с помощью развертывания политической метафоры, включающей цепочку взаимосвязанных идеологем-советизмов:
Сентябрьский саммит ЕС по разбору «персонального дела России» и иные подобные ему мероприятия суть просто рутинные партсобрания по проработке «совершившего проступок товарища».
Но в Брюсселе забыли, что Россия не член их парторганизации, да и сама парторганизация давно уже не вызывает восторгов у беспартийных мира сего, коих большинство (В. Третьяков, Известия).
Иронически звучат «показательные речения» [см.: Верещагин, Костомаров 1999: 22] времен советского дефицита: Не больше четырех мешков в одни руки.
НА ЗАПАДЕ ВВЕЛИ ОГРАНИЧЕНИЯ НА ПРОДАЖУ ПРОДУКТОВ (Известия).

Ироническое осмысление фактов внутренней жизни страны, современной политики, а также употребление сове- тизмов с целью иронического осмысления «не нашей» действительности — признаки преодоления правил советской стилистической ортологии. По нашим наблюдениям, подобные случаи использования иронии единичны в региональной прессе; они отсутствуют в прессе районной.
Если стиль определить как «способ думать и говорить о мире в неразрывной креативной связи друг с другом» [Никитина, Васильева 1996: 132], следует признать, что отшлифованная в советскую эпоху газетная публицистика располагала готовыми шаблонами мысли, речевыми стандартными способами выражения мысли в ее упорядоченном развитии, речевыми средствами выражения эмоционально-оценочного отношения к устройству мира. Речемыслительные стереотипы и поддерживающие их оо- разные средства, в том числе политические метафоры, составляют фонд советской газетной публицистики, приметы которой обнаруживаются в современном газетном тексте.
Традиции советской стилистики, отвечающие правилам идеологической ортологии, используются при описании и оценочной интерпретации достижений советского государства, его социальной и экономической политики (ретроспективная ориентация темы текста); при описании и оценочной интерпретации сохранившейся в лингвокультурном пространстве советской системы ценностей («непрошедшее» прошедшее); при реализации отдельных современных политических инициатив, описании реалий дня (актуальное настоящее); при моделировании будущего по советским лекалам; при реализации точки зрения носителя неидеоло- гизированного языкового сознания, совпадающей с точкой зрения журналиста и редакции газеты (районной, региональной, в меньшей степени — федеральной). Усреднение «точек зрения», стандартность речевых форм поглощает «стилистическую многомерность» [Солганик 2007: 35], препятствует реализации личностных граней авторского Я.
<< | >>
Источник: Г. Я. Солганик. Язык СМИ и политика. — М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. — 952 с.. 2012

Еще по теме Перегибы на местах:

  1. ЛОЖЬ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ.
  2. Режим в местах содержания под стражей
  3. Наркотики, производимые на местах
  4. § 1. Общая характеристика преступности в местах лишения свободы
  5. ДИФФАМАЦИЯ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ.
  6. § 2. Причины и предупреждение преступности в местах лишения свободы
  7. ВСЕ НА СВОИХ МЕСТАХ
  8. СОЦИАЛЬНАЯ ПЕРЦЕПЦИЯ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ
  9. Преступность в местах лишения свободы
  10. АГРЕССИЯ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ
  11. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И РЕЖИМА В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ.
  12. ФЕНОМЕН ПУБЛИЧНОСТИ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ.
  13. ОБЩИННАЯ ТЕРАПИЯ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ.
  14. Воспитательная работа в местах лишения свободы