загрузка...

Идеологическая модель социума

  Для того чтобы народ поддерживал власть, необходимо сформировать заданное общественное мнение по ключевым идеологическим проблемам. Социумная идеология формируется с помощью базовых идеологем. Это, во-первых, легитимность и справедливость власти. Легитимность власти обеспечивается утверждением в СМИ концепта «выборы»gt;. В этом концепте актуализируется сема «альтернативы» (в отличие от советского оксюморонного клише «безальтернативные выборы») и задается аксиологическая коннотация «честные выборы».
Театрализованность выборов помогает создать их драматургическую напряженность, интригу, что способству
ет вовлечению массового адресата в политическую игру.
О              театральности как одном из важнейших параметров политического дискурса в целом пишет Е. И. Шейгал: «Театральность политического дискурса связана с тем, что одна из сторон коммуникации — “клиент”, народ — выполняет в ней преимущественно роль не прямого адресата, а адресата-наблюдателя, который воспринимает политические события как некое разыгрываемое для него действо» [Шейгал 2004: 63]. А. В. Олянич рассматривает проявления театральности в личности политика: «Театральность в личности политика проявляется в виде презентационной эмоциогенности, создаваемой совокупностью трех важнейших составляющих образа: 1) роли, которую он вынужден играть в связи со стоящими перед ним задачами обретения, укрепления и удержания власти; 2) маски, к которой он вынужден прибегать для сокрытия своих истинных интересов; 3) амплуа как стереотипного восприятия зрителями исполняемой роли» [Олянич 2009].
Интересно, что театральность политического дискурса отчетливо понимается самими журналистами и осознанно ими усиливается для привлечения внимания к своему медиапроизведению. Так, например, автор и руководитель программы «Постскриптум» на канале ТВЦ Алексей Пушков в интервью «Вечернему Петербургу» (2009 г.) говорит: «...Политическая аналитика должна быть занимательной, как ни странно это вам покажется. Я когда начал делать свою программу, выдвинул идею политического театра. И моя программа — это театр политических страстей, потому что в политике есть абсолютно все. Возьмите пьесы Шекспира, скажем, “Макбет”, “Ричард III”. Это политические пьесы, там есть все: любовь, страсть, ненависть, ревность... Политика — это одна из самых явных сфер именно человеческих проявлений. Мы видим политиков — людей в пиджаках, в костюмах. Но какие страсти бушуют за этими пиджаками и костюмами! И мне кажется, что политику на экране надо подавать интересно и занимательно, тогда люди будут видеть, что это не скучный официоз, а стихия человеческих радений, как выражался Андрей Белый...».
Таким образом, адресант намеренно театрализует информацию, тем самым активно воздействуя на эмоционально
аффективную сферу личности адресата, причем адресат может и не догадываться, что ему уготована роль всего лишь зрителя. И чем талантливее политическая инсценировка, тем более сильное впечатление она производит на адресата. Массовое сознание, включившее в себя идеологему «честные выборы», будет ориентировано на поддержку государственной власти, на консолидацию, а не на конфронтацию, что придает устойчивости социумной модели.
Образ главы государства также входит в социумную идеологию, функция этой идеологемы — тоже консолидирующая. Общественное мнение должно поддерживать главу государства, поэтому в публицистическом дискурсе акцентируются такие составляющие этой идеологемы, как ум, смелость, нравственные устои, молодость и даже физическое здоровье лидера.
Образ лидера формируется в СМИ через дискурсивный портрет. Современные отечественные лингвисты активно исследуют дискурсивные портреты политических лидеров [Кормилицына 2004, Паршина 2004, Шейгал 2008, Олянич 2009, Панченко 2009 и др.]. Наиболее изученным сегодня является коммуникативный образ бывшего главы государства В. В. Путина. Высокий рейтинг доверия со стороны населения лингвистами объясняется грамотной реализацией им стратегии самопрезентации: «В. В. Путин отождествляет себя с адресатом в широком смысле, с народом (отнюдь не только с “простыми людьми”). Его имидж многогранен. Это и интеллигент советского периода: большое количество “прямых отсылок” (по Г. Г. Почепцову), свидетельствующих о воспитанности говорящего (как вы знаете; уверяю вас; согласимся, что; соглашусь, наверно, с вами; вы правы, конечно и т.
д.). Это и не публичный политик, а в большей степени чиновник, успешный управленец или юрист: он стремится аргументировать свою позицию, о чем свидетельствует подчеркнутая логичность его речи с четко выраженными условными и причинно-следственными связями. Это и военный, разведчик: в его выступлениях нет пояснений, корректировок фраз. Эффект спонтанности создается за счет пауз обдумывания. Это человек не слова, а действия. Его речи кратки, динамичны, информационно насыщенны» [Паршина 2004: 29].

Действительно, бывший глава государства эффективно и грамотно использует предоставленные СМИ возможности создания имиджа политического лидера, отвечающего запросам общества. В своих выступлениях он использует два типа коммуникации: статусную коммуникацию и «мы- коммуникацию». Статусная коммуникация направлена по отношению к чиновникам (например, жесткое коммуникативное поведение уже премьера, а не президента Путина во время урегулирования конфликтной ситуации в Пикалеве весной 2009 г.), при ней осуществляется социальная и коммуникативная власть[198]. А «мы-коммуникация» подчеркивает близость к народным представлениям и чаяниям[199]. Думается, что именно эти два разнонаправленных типа коммуникации и являются прототипическими для российского лидера, поскольку актуализируют архетип «царя-батюшки», строгого к неправедным чиновникам и милостивого к народу.
Еще одной из важнейших консолидирующих общество идей является национальная идея. В советскую эпоху национальной идеей провозглашалось построение коммунизма как идеальной модели социума, в перестройку — капитализма, в постперестроечном медийном дискурсе национальная идея не получила своего отражения, так как, по сути, она до сих пор не выработана. Власть все еще не может предложить обществу целостной идеологической концепции, объединяющей народ и направляющей его духовные устремления. Власть пока предлагает конкретные идеи создания социального государства, подменяя идеологические цели прагматическими: борьба с финансово-экономическим
кризисом, с коррупцией, безработицей; повышение пенсий, пособий и т. п.
Идеей консолидации социума является и идея патриотизма. Но в современном медийном пространстве, в отличие от советского дискурса, эта идея проводится имплицитно, эксплицируется она только в ситуациях международной напряженности (например, война Грузии с Южной Осетией в августе 2008 г. и провозглашение Россией идеи защиты своих граждан, проживающих на осетинской территории) и в речах президентов о сильной России. Но несмотря на имплицитность данной идеологемы, современные исследователи констатируют, что «в своей базовой части любовь к Родине как одна из основных русских этнических констант существенных изменений не претерпела... Хоть и в ослабленном виде, идея патриотизма сохраняет свою мобилизующую силу...» [Воркачев 2009: 191].
«Мобилизующей силой» является и «образ врага», формируемый в СМИ, который также оказывается консолидирующей социумной идеологемой. Наиболее ярко в постпе- рестроечных СМИ объединяющая роль данной идеологемы была продемонстрирована в подаче материалов о войне в Грузии.
Публицистический дискурс не только транслирует и поддерживает, но и во многом формирует идеологическую основу общества. В исследованиях политического дискурса постперестроечной России лингвисты констатируют некий «откат» к советской идеологии. Например, Н. А. Купина выделяет среди актуальных тенденций в перестройке идеологического фонда русского языка так называемую тенденцию к «левому повороту», которая «способствует стиранию различий между политическими субъязыками. В речевой оборот возвращаются выступающие как опознавательные знаки советского идеологического кода единицы “фундаментального лексикона” [Добренко 1990]. Идеологические смыслы реализуются в готовом или трансформированном виде» [Купина 2009: 163]. Думается, что это вполне закономерный процесс. Это не «откат» и не «левый поворот», а поиск равновесия и идеологической устойчивости. Устойчивость, к которой стремится любая власть, может быть обеспечена только продуманно выстроенной идеологией, с опорой на
базовые, универсальные идеологемы, которые константны для любого социума, но которые в конкретный исторический период получают актуальное семантико-идеологическое наполнение.
<< | >>
Источник: Г. Я. Солганик. Язык СМИ и политика. — М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. — 952 с.. 2012

Еще по теме Идеологическая модель социума:

  1. Социум в пространстве или пространство в социуме. Проблема интенсификации идентичности
  2. Н. М. ГИРЕНКО ДИАЛЕКТИКА ПОЛА В СТРУКТУРЕ ПЕРВИЧНОГО СОЦИУМА
  3. Есм - Баверк О.. Критика теории Маркса / Сост. А. В. Ку- Б45 ряев. — М., Челябинск: Социум — 283 с., 2002
  4. А.Л. Журавлев, Е В. Шорохова. Психология совместной жизнедеятельности малых групп и организаций. М.: Изд-во «Социум»; «Институт психологии РАН», 288 с., 2001
  5. Интенциональность идеологического дискурса в СМИ
  6. 3. Информационно-идеологическая безопасность
  7. Идеологическая сфера в СССР
  8. СИСТЕМА ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ В СССР
  9. В. Идеологическое содержание
  10. Идеологические интересы
  11. б) Идеологическая свобода
  12. 5.1. Идеологический механизм охраны окружающей среды
  13. КУРС США НА ИДЕОЛОГИЧЕСКУЮ КОНФРОНТАЦИЮ
  14. ИНФОРМАЦИОННОЕ НАСТУПЛЕНИЕ И ИДЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРИКРЫТИЕ
  15. Метафора и ее роль в идеологической конструкции
  16. Попытки идеологического отпора