Этические кодексы и лингвоэтические представления о норме

  Этическое регулирование политического дискурса СМИ, исследованное с позиций лингвистической этики, как показывает языковой материал, выглядит несколько иначе, чем это предписывается многочисленными журналистскими этическими кодексами. И основные различия, с нашей точки зрения, в следующем.
Во-первых, этические кодексы всегда возникают вдогонку коммуникативной практике, поэтому неизбежно фиксируют вопиющие, уже осознанные профессиональным сообществом этические проблемы, возникшие на злобу дня[162], но в целом неизбежно от жизни отстают.
Во-вторых, все этические кодексы слишком обобщенны, представляют либо желательное в противовес сущему, либо запрет на грубую этическую патологию и не учитывают коммуникативной и семиотической подвижности наших представлений об этически образцовом, допустимом или не
допустимом. И эти представления складываются под влиянием прежде всего этического культурного кода[163] — духовного ядра этноса и личности, к нему принадлежащей (о различиях в индивидуальных представлениях о должном не говорим, поскольку в массовой коммуникации превалирует всегда общенациональное). Он же, в свою очередь, явление всеобъемлющее, действующее не только на уровне контролируемого коммуникативного поведения, но и не контролируемого (например, на уровне этических презумпций)[164], и коммуникативно гибкое. И это зависит от многих обстоятельств.
В частности, сами СМИ в триаде «Власть — СМИ — Общество» выполняют разные семиотические роли. В зависимости от них и осознание этически нормативного в коммуникации будет разным, и этические проблемы будут разные. Кроме того, СМИ выполняют роль языкового индикатора этического состояния общества. И в разных коммуникативных ролях их язык демонстрирует разные этические качества коммуникантов.
Например, даже обычное употребление в СМИ терминологии и жаргонизмов делового языка с целью не более чем информирования о любом событии способно многое сказать о менталитете его носителей — часто по принципу «Нечаянно проговорились о том, что хотели бы скрыть». В частности, совсем недавно прошли очередные Олимпийские игры и их аналог для инвалидов — Параолимпийские[165] игры. Разговоров в СМИ по поводу успеха нашей сборной летом 2010 г. было не счесть. Лингвисты обратили внимание на официально утвердившееся, мягко говоря, странное написание слова парАлимпийский (например, Паралимпийский комитет России).

Но какой неосознаваемый цинизм демонстрирует это наименование! Приставка пара- означает близость чего-то к чему-то, смежность явлений или небольшое отклонение, замену одного другим (парагрипп, паралингвистика).
Так надо же было соревнования этих СВЕРХлюдей, СУПЕР- спорсменов (ведь им не просто выдающегося спортивного результата надо добиться — им нужно преодолеть себя, жизнь повернуть к себе лицом!) назвать параолимпийски- ми играми, а их самих — параолимпийцами. В переводе с русского на русский — околоолимпийцами. Это не контролируемое с точки зрения этики речевое поведение.
Но сознательно в тех же СМИ те же чиновники внедряют вместо слова инвалид наименование человек с ограниченными возможностями (даже вопреки закону экономии речевых усилий, который диктует замену многословного наименования словом, а не наоборот), объясняя это принципом политкорректности, тем, что слово инвалид последних обижает. Возможно. Но какому речевому поведению будет верить аудитория, в том числе и журналисты: сознательному или неконтролируемому?
Еще больший неконтролируемый цинизм власти демонстрирует ее язык «для себя», когда попадает в СМИ (хотя это зона молчания). Так, если верить официальным цифрам инфляции, остается только удивляться, почему цены в магазинах поднимаются гораздо больше, чем должны бы согласно официальной информации. И дело не только в разных методах подсчета (это лукавство статистическое), но и в наименовании. Инфляция — это общее повышение цен на все возможные товары и услуги (а трубы у нас дорожают медленнее, чем продукты и потребительские товары). Исходя из инфляции рассчитываются и пенсии, и социальные пособия, и многое другое, касающееся населения. Но для себя чиновники избрали другой ориентир пересчета зарплат и социальных благ, гораздо ближе в жизни, — индекс потребительских цен™.
Впрочем, и информационные посредники власти в диалоге с обществом, т. е. журналисты, проявляют не меньший бытовой, неконтролируемый цинизм. Возьмем, к примеру, текст о жилье для военнослужащих «Ипотека в погонах» с подзаголовком Защитников Родины лишат статуса бездомных? (АиФ, 15-25.09.2010.) Военным, оказывается, так нравится быть бездомными. Как тут не вспомнить
Фрейда с его оговорками. Но свой цинизм журналисты демонстрируют, уже будучи в другой семиотической роли — рассказчика или комментатора.
<< | >>
Источник: Г. Я. Солганик. Язык СМИ и политика. — М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. — 952 с.. 2012

Еще по теме Этические кодексы и лингвоэтические представления о норме:

  1. 2.2. Семиотическая роль журналиста как критерий этической нормативности речи и дискурс как средоточие лингвоэтических проблем
  2. ЭТИЧЕСКИЕ КОДЕКСЫ И ЮРИДИЧЕСКИЕ ЗАКОНЫ
  3. Европейский этический кодекс франчайзинга
  4. 6. ЭТИЧЕСКИЙ КОДЕКС И СИСТЕМА СУБФРАНЧАЙЗИНГА
  5. 10.4. Этический кодекс корпорации Procter & Gamble (P&G)
  6. ЭТИЧЕСКИЕ КОМИТЕТЫ И ЭТИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
  7. ЖУРНАЛИСТ, АУДИТОРИЯ, ВЛАСТЬ: ЛИНГВОЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ СМИ Т. И. Сурикова
  8. 5) Другие договоры, противоречащие норме права
  9. 3.1. В какой мере установленная Уголовным кодексом Российской Федерации 1996 г. система санкций и их практическое применение отвечают изложенным выше идеальным представлениям о такой системе?
  10. Агональность политического дискурса как его лингвоэтический регулятор
  11. 5.4. Проблемы совершенствования уголовного законодательства и развития системы судебной власти после принятия Уголовно-процессуального кодекса и Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации
  12. Семиотические роли СМИ в триаде «Власть — СМИ — Общество»: подвижность лингвоэтической нормы и проблематика дискурса
  13. Положение о Национальном этическом комитете
  14. Этические стандарты профессии
  15. 3.3. Повышение мотивации персонала на основе этических и моральных норм
  16. Глава 3. Этические основы деятельности адвоката
  17. Составитель Е. П. Прохоров. Правовые и этические нормы в журналистике, 2012
  18. Этические и правовые аспекты бенчмаркинга
  19. Этические тенденции