Западный фронт (октябрь-декабрь 1918 г.)


В сентябре-октябре 1918 г. действовавшие в Поволжье войска Народной армии Комуча и 1-я чехословацкая стрелковая дивизия, потерпев поражение в боях с Красной армией, медленно отступали на восток. В этой обстановке в Уфе было создано Временное Всероссийское правительство и учреждена должность верховного главнокомандующего. Как указывалось ранее, в результате проведенной Верховным главнокомандующим генералом
В.              Г. Болдыревым реорганизации, все войска Сибирской и Народной армий, а также Чехословацкого корпуса, действовавшие против советского Восточного фронта, были объединены в Западный фронт под командованием генерала Я. Сырового. Кроме того, были образованы два второстепенных - Юго-Западный и Южный фронты.
По состоянию на 19 октября 1918 г. боевой состав всех трех фронтов, общее руководство которыми осуществлял Верховный главнокомандующий генерал В. Г. Болдырев, насчитывал 70,5 тыс. штыков, 15,7 тыс. сабель, 267 орудий и 748 пулеметов (табл. 18). Боевой состав советского Восточного фронта к этому времени имел 106 тыс. штыков, 7 тыс. сабель, 404 орудия и 1 627 пулеметов[998]. Командование красных, располагая значительным превосходством над противником, особенно в отношении орудий и пулеметов, имело все основания рассчитывать на дальнейшие успехи своих войск. В свою очередь командование белых вопреки неблагоприятному соотношению сил надеялось изменить ситуацию на фронте в свою пользу и перехватить стратегическую инициативу.
Согласно оперативному приказу войскам Западного фронта № 2 от октября 1918 г. Екатеринбургская группа, усиленная Средне-Сибирским корпусом, получила задачу овладеть районом Оса, Оханск, Пермь и обеспечить фронт с севера; Камская группа - обеспечивать операции Екатеринбургской группы с юга, для чего преградить противнику возможность пользования Камой как линией подвоза к Перми; Самарская группа - удерживая про
тивника на направлениях Самара - Бузулук и Самара - Бугуруслан, отбросить его Чистопольскую группу и надежно обеспечить свой правый фланг[999].
Таблица /5*
Боевой состав русских и чехословацких войск на фронтах к 16 октября 1918г.


Штыков

Сабель

Орудий

Пулеметов

западный фронт
Екатеринбургская группа

24 435

2 111

31

271

Русских

18 130

1 886

22

116

Чехов

6 305

225

9

155

Камская группа

17 900

600

78

41

Самарская группа

15 799

1 757

58

409

Русских

3 088

958

30

117

Чехов

12 711

799

28

292

Всего на Западном фронте

58 134

3 728

195

662

Русских

39 118

2 545

158

254

Чехов

19 016

1 183

37

408

ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ Оренбургская группа

10 509

6 009

54

35

Уральская группа

1 395

4 191

16

35

Всего на фронте

11 904

10 200

70

70

ЮЖНЫЙ ФРОНТ

513

1 808

2

16

НА ВСЕХ ФРОНТАХ Русских

43 535

14 553

230

340

Чехов

19 016

1 183

37

480
/>Всего
70 551

15 736

267

748

¦Составлена по: РГВА. Ф. 39617. On. 1. Д. 168. JI. 19.

октября 1918 г. в командование войсками Екатеринбургкой группы (Се- веро-Уральского фронта) вступил генерал-майор Р. Гайда[1000]. 9 октября 1918 г. он подписал приказ № 1-оп.
Кушвинской группе генерала Г. А. Вержбицкого (4-я Сибирская стрелковая дивизия, 2-й Сибирский казачий полк, две сотни 12-го и 18-го Оренбургских казачьих полков, четыре роты 12-го чехословацкого полка) поручалось упорно удерживать Тагильский завод и линию р. Тагил, обеспечивая район Алапаевска от покушений противника с севера.
Лысьвенской руппе капитана М. Немеца (2-й и 3-й батальоны 3-го чехословацкого полка, две сотни 12-го Оренбургского казачьего полка) - упорно оборонять занимаемые позиции, а при продвижении вперед Кунгурской группы - перейти в наступление вдоль железной дороги на Лысьвенский завод.
Кунгурской группе, которую возглавил лично генерал Гайда (два батальона 5-го чехословацкого полка, три батальона 6-го чехословацкого полка, три батальона 8-го чехословацкого полка, две роты 26-го полка, эскадрон 1-го
чехословацкого конного полка, три сотни 12-го, две сотни 11-го и две сотни 18-го Оренбургских казачьих полков) - нанести решительный удар на Кунгур Пермь.
Красноуфимской группе полковника П. П. Гривина (3-я Сибирская дивизия, батальон Илека, пластунский батальон, партизаны и сотни 17-го Оренбургского казачьего полка) - быть готовой перейти в наступление в общем направлении на г. Оса.
Для охраны железных дорог в тылу Лысьвенской и Кунгурской групп были назначены по одной роте 1-го батальона 12-го чехословацкого полка. Находившиеся в Екатеринбурге два батальона 10-го чехословацкого полка, три чехословацкие ударные роты, две сотни 17-го Оренбургского казачьего полка, а также ожидавшиеся к прибытию батальон 5-го и весь 7-й чехословацкий полк составили резерв фронта[1001].
В ходе наступления части Красноуфимской группы полковника Гривина октября заняли Красноуфимск. Вскоре был взят Молебский завод. Однако октября в результате ответного контрудара части 4-й Уральской дивизии красных выбили белых из Красноуфимска. Попытка белых перехватить Кунгурский тракт у села Татарская Бырма и тем самым отсечь Красноуфимскую группировку противника от основных сил 3-й Красной армии не увенчалась успехом[1002].
В условиях наметившегося первоначально успеха генерал Гайда решил активизировать действия и на Кушвинском направлении. 15 октября он поставил перед войсками генерала Вержбицкого задачу продолжать операцию для овладения станцией Кушва[1003].
Во исполнение полученного приказа генерал Вержбицкий организовал наступление вдоль железнодорожной линии Нижний Тагил - Кушва в направлении на станцию Баранча. Для этого в районе станции Лая были сосредоточены 13-й Омский, 14-й Иртышский и 15-й Курганский полки, артиллерия отряда и бронепоезд № 1. Отрядный резерв составил 18-й Тобольский полк, расположившийся на станции Верх-Салда (на железной дороге Алапаевск - Нижний Тагил). Кроме того, с 11 октября в состав Отряда Сибирских правительственных войск были включены два батальона 25-го Екатеринбургского и 27-го Ка- мышловско-Оровайского полков, третья сотня 11-го и четвертая сотня 12-го Оренбургских казачьих полков, 5-я легкая батарея 2-й чехословацкой артбри- гады (4 орудия) и бронепоезд 7-й Уральской дивизии[1004].
В результате наступления 18 октября 14-й Иртышский и 15-й Курганский полки с боем заняли Нижне-Баранчинский завод и станцию Баранча, при этом одна рота 3-го Екатеринбургского полка красных сдалась в плен. Успеху белых во многом способствовали «прекрасные, исключительно беспримерные» действия бронированного поезда 7-й Уральской дивизии под командой
подпоручика В. Ф. Розынко. В' течение всего боя, несмотря на ранения командира, начальника артиллерии и нескольких номеров, бронепоезд постоянно находился впереди пехотной цепи. Неуклонно двигаясь вперед, бронепоезд из орудия и восьми боковых пулеметов развил ураганный огонь, «снося наблюдательные пункты, заравнивая окопы, разгоняя и уничтожая в панике отступавшего противника». В тот же день белые захватили Надеждинский и Богословский заводы[1005].
Однако закрепить достигнутые успехи не удалось. 19 октября под натиском значительных сил противника, переброшенных к Кушвинскому заводу из Перми, войска генерала Вержбицкого вынуждены были оставить Баранчин- ский завод и станцию Баранча. Бронепоезд подпоручика В. Ф. Розынко, прикрывавший отступление, был окружен противником, но сумел пробиться к своим. 20 октября красные ввели в бой свежие части, в том числе четырех- и шестидюймовую артиллерию, и, перейдя в наступление, выбили белых из Верхне-Лайского завода. Контрнаступление красных было остановлено на линии реки Тагил.
После тяжелых боев у деревни Лая, станции Баранча, Баранчинского и Верхне-Лайского заводов части генерала Вержбицкого на несколько суток были выведены в резерв на станции Сан-Донато, Нижний Тагил, Верх-Салда и Алапаевск. Одновременно с 25 по 27 октября было предпринято наступление на деревню Лая силами 6-го чехословацкого полка, который поддерживали 1-я и 3-я легкие батареи, бронепоезд № 1, а также 2-я Томская гаубичная батарея из состава I Средне-Сибирского корпуса[1006].
Наибольших успехов в это время добился отряд капитана Казагранди (16-й Ишимский полк, отдельный батальон капитана Куренкова, сотня 2-го Сибирского казачьего полка, 2-я и 4-я Степные легкие батареи), действовавший на Верхотурском направлении. В последних числах сентября отряд Казагранди из Алапаевска перешел в наступление и, ведя непрерывные бои, к 6 октября вышел на линию р. Тагил, а 14 октября взял город и железнодорожную станцию Верхотурье[1007]. С овладением Верхотурья белые создали потенциальную угрозу Кушвинской группировке противника, составлявшей левый фланг 3-й Красной армии.
После кратковременного отдыха 28 октября части Отряда Сибирских правительственных войск заняли прежние позиции. Для выполнения задачи по овладению Кушвинским заводом 26 октября 1918 г. генерал Вержбицкий приказал: Северной группе капитана Н. Н. Казагранди (16-й Ишимский и 19-й Петропавловский полки, две роты 15-го Курганского полка, одна сотня 2-го Сибирского казачьего полка, 2-я и 4-я (одно орудие) легкие батареи, штаб в г. Верхотурье), обеспечив себя со стороны Николае-Павдинского завода, про
должать движение на юго-запад вдоль железной дороги, войдя в связь с правым флангом Восточной группы; Восточной группе полковника Б. М. Черкасова (20-й Тюменский полк, одна сотня 2-го Сибирского казачьего полка, штаб в с. Салда), обеспечивая правый фланг Южной группы, занимать прежнюю позицию в районе деревни Богомоловой и войти в связь с левым флангом Северной группы; Южной группе полковника И. С. Смолина (13-й Омский, 15-й Курганский и 18-й Тобольский полки, два батальона 25-го Екатеринбургского и 27-го Камышловского полков, 3-я и 4-я легкие и 1-я и 3-я гаубичные батареи, штаб на ст. Лая) к вечеру 27 октября сменить части 6-го чехословацкого полка. Частям Южной группы следовало занять следующие позиции: батальон 27-го Камышловского полка - в районе дер. Ясьва; батальон 25-го Екатеринбургского полка - в районе дер. Балакино; 15-й Курганский полк с 3-й и 4-й легкими и 3-й гаубичной батареями - в районе дер. Лая; 18-й Тобольский полк с бронепоездом № 1 - в районе железной дороги к северу от ст. Лая на высоте 15-го полка. 13-му Омскому полку с одной сотней казаков и 1-й гаубичной батареей предлагалось расположиться на ст. Лая, составив участковый резерв.
Общий резерв генерала Вержбицкого составили 14-й Иртышский полк, батальон 25-го Екатеринбургского полка, три сотни казаков, 1-я Степная легкая и 2-я Томская гаубичная батареи. Эти части расположились на станциях Нижний Тагил и Сан-Донато под началом полковника П. И. Блохина[1008].
Ожесточенные бои разгорелись в начале ноября в районе деревни Лая. В 9 час. утра 2 ноября красные предприняли массированную артиллерийскую подготовку и в 12 час. густыми колоннами атаковали 15-й Курганский полк. После упорного боя курганцы с большими потерями отступили на позиции севернее Верхне-Лайского завода. В бою погиб командир 3-й гаубичной батареи подполковник А. А. Аракин. 15-й Курганский полк в связи с большими потерями был отведен в резерв на станции Сан-Донато и Нижняя Салда[1009].
Введенный в бой резервный 13-й Омский полк не сумел восстановить утраченные позиции. В этом полку произошел инцидент, свидетельствовавший
об              ослаблении боевого духа его бойцов. 4 ноября 1918 г. четвертая рота полка отказалась выполнить приказ об атаке деревни Лая. Спустя неделю (11 ноября) по распоряжению генерала Вержбицкого был сформирован военно-полевой суд, который рассмотрел дело по обвинению бойцов четвертой роты 13-го Омского полка Петра Пушкарева и Федора Чувашева в подстрекательстве солдат той же роты к уклонению от участия в бою и неисполнению боевого приказания начальников и, признав их виновными, приговорил обоих к расстрелу[1010].
Вскоре на Кушвинском направлении установилось относительное затишье. До конца месяца оба противника готовились к решительным действиям. На большинстве участков фронта Отряда Сибирских правительственных войск в это время шли бои местного значения. Существенно улучшили свои позиции
лишь части Северной группы подполковника Казагранди. С 8 ноября южнее Верхотурья в районе станции Лесопильная и Николо-Павдинского завода разгорелись бои, в результате которых 19 ноября войска Казагранди заняли село и станцию Карелино, а 20 ноября после упорного боя захватили село Ново-Туринское. К 22 ноября белые опрокинули противника и овладели Ни- коло-Тавдинским заводом, в бою у станции Карелино взяли четыре пулемета, 34 винтовки, бронепоезд, автомобиль и пленных[1011].
Следует отметить, что части генерала Вержбицкого вынуждены были действовать в менее благоприятных по сравнению с красными условиях. На начало октября 1918 г. войска Вержбицкого, имевшие 4 836 штыков 1 068 сабель, 13 орудий и 79 пулеметов, занимали участок фронта протяженностью около 120 верст. На одну версту фронта приходилось в среднем около 50 человек, одно орудие обеспечивало в среднем 10 верст, один пулемет - версты фронта. Противостоявшая генералу Вержбицкому 1-я Уральская дивизия красных имела около 10 тыс. штыков, 550 сабель, 19 орудий и 140 пулеметов. Таким образом, на одну версту фронта красные имели примерно 88 человек, одно орудие обеспечивало в среднем 6,3 версты, один пулемет - 0,9 версты фронта[1012]. Но главной причиной неудач белых явилась катастрофическая нехватка боеприпасов[1013].
***
В двадцатых числах октября на фронт Екатеринбургской группы начали прибывать части I Средне-Сибирского корпуса генерал-майора А. Н. Пепеляева. октября 6-й Мариинский и 7-й Кузнецкий полки были направлены на Кун- гурское направление в распоряжение генерала Гайды, а 5-й Томский и 8-й Бийский полки - на станцию Ун, где вошли в состав Лысьвенской группы, которую возглавил генерал Пепеляев.
Не дожидаясь прибытия на фронт всех частей своего корпуса, 26 октября А. Н. Пепеляев объявил войскам Лысьвенской группы о переходе в наступление. Всем начальникам предлагалось: «1) развить самый энергичный порыв вперед; 2) заботиться о связи; 3) поддерживать полную дисциплину в частях; 4) исполнять только письменные приказания или словесные, переданные начальником лично; 5) исполнение поставленной задачи достигать во что бы то ни стало, памятуя, что неудачное наступление - успех противника; открывать стрельбу лишь по цели; 7) не допускать отсталых, а трусов и беглецов, если таковые окажутся, расстреливать; 8) артиллерии всегда помогать пехоте и не отставать от нее; при наступлении не должна прекращать боя, меняя позицию по частям; 9) начальникам быть среди войск, лично подавая пример храбрости и доблести; 10) по сбитии противника, несмотря ни на какую усталость, неутомимо преследовать, не давая противнику опомниться; И) пленных мадьяров и немцев не брать; 12) товарищей выручать;
частным начальникам проявлять широкую инициативу, если сулит успех; не отдавать приказаний на основании слухов (обошли, охватили и т. д.); всякую панику устранять беспощадно; 16) всеми мерами воодушевлять свои части; 17) напрячь все силы, всю волю для того, чтобы дать успех, ибо он необходим; 18) помнить, что на нас с надеждой смотрит вся нами освобожденная Родина; 19) лучше смерть, чем неуспех». Приказ заканчивался призывом: «Вспомните бои под Мурино, Танхоем, Мысовой и Посольской; разве не тот же враг перед нами, дерзкий, жестокий, но трусливый и жалкий. С Богом, вперед за свободу, счастье и славу России!»208.
Вечером того же дня войска Лысьвенской группы получили боевые задачи:
а)              первая группа под командованием капитана М. Немеца (3-й батальон 3-го чехословацкого полка, три роты 3-го батальона 9-го чехословацкого полка, рота 2-го батальона 3-го чехословацкого полка, броневик; всего 735 штыков, пулеметов, одно орудие) - начать наступление в 6 час. утра 28 октября, ведя наступление вдоль железной дороги и по дороге Ломовка - Песьянка с целью овладеть дер. Песьянка, Кержаковка и ст. Кын. По овладении названными пунктами выставить сторожевое охранение и вести разведку в направлении на завод;
б)              вторая группа под командованием генерала А. Г. Укке-Уговца (5-й Томский полк, три роты 2-го батальона 3-го чехословацкого полка, рота 3-го батальона 9-го чехословацкого полка; всего 1 535 штыков, 17 пулеметов, одно 37-миллиметровое орудие) - сосредоточиться к 17 час. 27 октября в районе дер. Солонцевка. Чехословацким частям прибыть в Солонцевку к 2 час. ночи 28 октября. Наступление начать в 4 часа утра 28 октября для занятия деревни Мягкий Кын, после чего выделить отряд с подрывниками на линию железной дороги между станциями Кын и Курмыш для порчи полотна. Наступлением во фланг ст. Кын содействовать первой группе. По занятии ст. Кын преследовать противника, занять ст. Курмыш, выставить охранение и вести разведку в направлении ст. Кормовище;
в)              третья группа под командованием подполковника М. В. Эпова (8-й Бийский полк, две сотни 12-го Оренбургского казачьего полка; всего 200 штыков, 120 сабель, семь пулеметов) - сосредоточиться к 17 час. октября в дер. Ломовка. Следовать за второй группой и по взятии Мягкого Кына наступать на деревни Корнилове, Власово и Шумково, заняв кавалерией Шумково, а пехотой Власово с целью сосредоточения для операции против дер. Крутой Лог и обеспечения левого фланга Лысьвенской группы.
Резерв генерала Пепеляева (2-й батальон 12-го чехословацкого полка, третья и четвертая сотни Енисейского казачьего полка и четвертый эскадрон Томского гусарского полка; всего 200 штыков, 260 сабель, 12 пулеметов) должен был к 8 час. утра 28 октября сосредоточиться у дер. Ломовка. Двум чехословацким и одной русской (2-я легкая) батареям, имевшим девять орудий, до особого распоряжения предлагалось оставаться в эшелонах.

К этому времени красные занимали фронт по линии Капитаново - Мягкий Кын - Песьянка - Кержаковка - Кыновский завод. Пепеляев оценивал силы противника в 2 тыс. штыков при трех орудиях[1014].
Наступление войск Лысьвенской группы первоначально развивалось весьма успешно. 29 октября 5-й Томский полк занял дер. Мягкий Кын и, продвигаясь на запад вдоль железной дороги, 1 ноября захватил станцию Кормовище. Одновременно конные разведчики 5-го Томского полка вместе с третьей сотней Енисейского казачьего полка заняли дер. Кумыш (севернее ст. Кумыш). В тот же день 8-й Бийский полк занял дер. Крутой Лог, а группа капитана М. Немеца - Кыновский завод[1015]. ноября красные, получив подкрепление из Кунгура, сосредоточили в районе дер. Матвеево около 1,2 тыс. штыков и 150 сабель при 10 пулеметах и предприняли энергичное наступление на ст. Кормовище и дер. Крутой Лог. Но силами 5-го Томского и 8-го Бийского полков противник был разбит. Красные с большими потерями (в том числе 150 пленных и семь пулеметов) отступили в исходное положение. В этом бою были убиты командир четвертой роты 5-го Томского полка штабс-капитан Лисенко и командир четвертой роты 8-го Бийского полка штабс-капитан Козлов[1016].
В развитие достигнутого успеха генерал Пепеляев намеревался взять Лысьвенский завод и ст. Ново-Лысьва и 4 ноября отдал соответствующие распоряжения генералу Укке-Уговцу. Планируя наступление, на следующий день Пепеляев приказал двум батальонам 8-го чехословацкого стрелкового полка, следующим из Екатеринбурга, составить резерв Лысьвенской группы и по взятии станции Новая Лысьва направиться к ней в эшелонах. 6-му Мариинскому Сибирскому стрелковому полку поручалось обеспечивать тыл группы, действовавшей на Новую Лысьву и далее на Пермь. Подразделениям этого полка надлежало расположиться следующим образом: одной роте - в Кыновском заводе; одной роте - в дер. Крутой Лог, высылая заставы в дер. Шумково и в направлении на дер. Кумыш; двум полуротам - в дер. Паленый Лог и Петрово; одной роте с полковыми командами и штабом полка - на станции Кормовище, имея заставу в дер. Кормовище и ведя разведку на дер. Матвеево. Командир полка получал права начальника всего тылового района, включая станцию Кын[1017].
Наступление на станцию Новая Лысьва не состоялось. Согласно приказу генерала Пепеляева от того же 5 ноября выполнение этой задачи было возложено на 1-ю Сибирскую стрелковую дивизию генерала Б. М. Зиневича, части которой в это время выдвигались со ст. Кузино. Частям генерала Укке-Уговца предлагалось до подхода 1-й дивизии занять железнодорожный туннель в верстах южнее ст. Ново-Лысьва и оставаться в занимаемом районе для обеспечения тыла прибывающей дивизии. В ночь на 5 ноября генерал

А. Г. Укке-Уговец приказал приостановить наступление на Лысьвенский завод. По его распоряжению был образован головной отряд под командованием капитана Л. К. Гудимовича (две роты 8-го Бийского и полурота 5-го Томского полков, инженерная рота 2-й Сибирской стрелковой дивизии, два бронепоезда, саперный и 2-й вспомогательный поезда), которому поручалось с рассветом 5 ноября занять железнодорожный туннель в 12 верстах южнее ст. Ново- Лысьва и удерживать его в течение суток до подхода частей 1-й Сибирской
213
стрелковой дивизии .
Отряд успешно выполнил поставленную задачу. При продвижении в сторону туннеля капитан Гудимович оставил один броневик и полтора взвода у железнодорожного моста через р. Грязнуха для обеспечения своего тыла, полуроту направил в обход туннеля, а сам во главе роты при поддержке броневика повел наступление на туннель с фронта. В результате натиска обеих колонн красные оставили туннель, не успев повредить его. 6 ноября противник весь день обстреливал позиции белых у туннеля, а 7 ноября перешел в наступление и занял дер. Куропатку, угрожая отрезать весь отряд. На Куропатку была направлена полурота во главе с поручиком М. Любимцевым, которая в результате внезапного ночного нападения выбила красных из деревни. В течение 8 ноября противник предпринял семь безуспешных атак, стремясь отбросить от туннеля отряд Гудимовича[1018].
В это время командование 3-й Красной армии перебросило на Лысьвен- ское направление 1-й Камышловский и 17-й Петроградский полки. По узкоколейной железной дороге они прибыли из Кушвы на Коноваловский завод, а затем атаковали Кыновский завод, в районе которого группировались части й Сибирской стрелковой дивизии. В результате боя красные захватили Кыновский завод и устремились к ст. Кын[1019] с целью отрезать отход эшелонов белых, находившихся на ст. Кормовище. Но 10 ноября 4-й Енисейский полк под командованием подполковника М. И. Мальчевского перешел в контратаку, опрокинул и обратил в бегство батальон красных, захватив при этом два пулемета и две повозки с патронами. В тот же день, преследуя противника, енисейцы заняли Кыновский завод. Тем самым было обеспечено планомерное отступление по железной дороге войск Лысьвенской группы[1020].
По приказу генерала Укке-Уговца от 9 ноября батальон 8-го Бийского полка и 2-я легкая батарея под общим командованием подполковника Эпова получили задачу оборонять позицию по линии дер. Крутой Лог (включительно) до дер. Шумково (исключительно), оставив сильную заставу с пулеметом у дер. Паленый Лог и выслав наблюдение в дер. Петрово (севернее дер. Крутой Лог); три роты 5-го Томского полка подполковника Кузьменко - занять и оборонять дер. Шумково, выслав сильную заставу к дер. Власово. Резерв Укке-Уговца составили рота 4-го Енисейского и полурота 5-го Томского полков. Головной отряд капитана Гудимовича получил задачу к 10 час. 10 ноября отойти к ст. Кормовище, повредив возможно сильнее железнодорожный путь от туннеля до ст. Кормовище[1021].
ноября генерал А. Н. Пепеляев приказал своим войскам отойти в исходное положение: 2-й Сибирской стрелковой дивизии - в район ст. Ун на линию дер. Дикая Утка - Талица и составить резерв Лысьвенской группы; 1-й Сибирской стрелковой дивизии - прикрыть отход эшелонов на ст. Ун, после чего отойти на линию дер. Ломовка - 89-я верста, где занять и упорно оборонять позицию, выставив кавалерийские разъезды в дер. Песьянка, Солонцевка и Капитаново. Прикрывать отход 1-й Сибирской стрелковой дивизии должны были приданные ей 7-й Кузнецкий полк, 2-я легкая батарея, 2-я инженерная рота, вспомогательный поезд, саперная команда и два броневика. Штаб группы расположился на ст. Ун[1022].
***
Одновременно с атакой правого фланга Лысьвенской группы 7 ноября значительные силы красных при поддержке артиллерии перешли в наступление на всем фронте Кунгурской группы генерала В. В. Голицына с целью взятия разъезда № 59 и станции Кордон. На северном участке группы противник ударил со стороны Асовской и оттеснил белых к реке Крюки. В районе железной дороги части белых отошли к разъезду № 59, а южнее железнодорожного полотна заняли позицию по линии реки Бырма.
Кроме того, южнее дер. Сасыково красные переправились через реку Сылва и атаковали правофланговые части Красноуфимской группы полковника Гривина, располагавшиеся в районе Сасыково у дер. Кошелево и Педаново. После упорного и кровопролитного боя, во время которого погиб командир батальона 11-го Нижнеудинского полка штабс-капитан Растопин, белые отступили из указанного района на линию реки Юркан. Контрнаступление, предпринятое партизанами поручика Рычагова в направлении на Медянское, не увенчалось успехом[1023].
К 16 ноября после упорных боев на южном участке Кунгурской группы белые оставили Молебский завод и находились в 5 верстах южнее разъезда № 61. На северном и среднем участках группы войска занимали прежние позиции. В данной обстановке командующий войсками группы генерал Голицын отдал приказ: Северному участку подполковника Б. А. Герасимова (два батальона 25-го Екатеринбургского полка, 7-я Уральская батарея, сотня 11-го, две сотни 17-го и сотня 18-го Оренбургских казачьих полков) - оборонять занимаемый участок в районе дер. Крюки, поддерживая надежную связь с частями Средне- Сибирского корпуса через дер. Урму и тщательно наблюдать за противником База - ст. Шамары.
Южному участку майора JI. Прхала (два батальона 8-го чехословацкого полка, батальон 28-го Ирбитского полка, 3-я и 5-я Уральские батареи, бронепоезд, эскадрон 1-го чехословацкого уланского полка, сотня 18-го Оренбургского казачьего полка и партизанский отряд корнета Кавказова) - сменить части 6-го чехословацкого полка и занять разъезды № 60 и 61. Прочно занять дер. Лысая Гора и узел дорог в районе дер. Жубры - Вогулка, дабы не дать возможности противнику продвинуться по дороге на станции Шамары и Шаля. Общему резерву (батальон 8-го чехословацкого полка, две роты 28-го Ирбитского полка, две сотни 17-го и 11-го Оренбургских казачьих полков) - расположиться в районе ст. Шамары. Казакам поручалось охранять переправы через р. Сылву и наблюдать дороги от Молебского завода на ст. Шамары и Шалю[1024].
В течение 17 ноября красные проявляли «некоторую активность» по всему фронту Кунгурской группы, очевидно, нащупывая слабые места в обороне белых. В этих условиях генерал Голицын решил перейти в наступление и вернуть утраченные накануне позиции. Южный боевой участок подполковника JI. Прхала, усиленный двумя ротами 28-го Ирбитского полка, без 3-й Уральской батареи, получил приказ с рассветом 18 ноября начать наступление и занять Молебский завод, обеспечивая надежную связь с частями Иркутской дивизии. Среднему боевому участку майора Носала (батальон 8-го чехословацкого полка, 3-я Уральская батарея и бронепоезд) поручалось упорно оборонять разъезд № 60 и поддерживать тесную связь с северным участком, боевые задачи которого остались прежними. Общий резерв генерала Голицына составили располагавшиеся на ст. Шаля 6-й чехословацкий полк и две сотни 11-го и 17-го Оренбургских казачьих полков под общим командованием майора Зиха. Задачей резерву ставилась охрана переправы через р. Сылва от железнодорожного моста на юг до Молебского завода и наблюдение за дорогами, идущими от завода на станции Шамары и Шалю[1025]. Выполнить поставленную задачу не удалось, тем более что вскоре началась переброска 7-й Уральской дивизии на Кушвинское направление.
***
В последних числах ноября 1918 г. войска Екатеринбургской группы предприняли генеральное наступление на Пермь. Примечательно, что в это же самое время готовились перейти в наступление и действовавшие против Екатеринбургской группы войска 3-й Красной армии. Согласно директиве Реввоенсовета Восточного фронта от 16 ноября 1918 г. 3-я армия получила задачу, оставив заслоны на Верхотурском направлении, главными силами прорвать фронт чехо-белых в направлении Кунгур - Екатеринбург, имея ближайшей целью продвижение на линию Тагил - Сылвенский завод и овладение Красноуфимском[1026]. Наступление предполагалось начать в последних
числах ноября. Но чехо-белые‘сумели на одни сутки опередить своего противника.
Соотношение сил сторон на начальном этапе Пермской операции в целом было не в пользу чехо-белых. По данным Г. X. Эйхе, Екатеринбургская группа имела в своем составе 36 271 штыков и сабель, 78 орудий, 450 пулеметов, три бронепоезда, три бронеавтомобиля, три самолета и четыре бомбомета. В 3-й Красной армии насчитывалось 34 396 штыков и сабель, 118 орудий, 638 пулеметов, четыре бронепоезда, восемь бронеавтомобилей и самолетов[1027]. Если по численности штыков и сабель чехо-белые незначительно превосходили красных (примерно на 1,9 тыс.), то по оснащенности орудиями, пулеметами, бронеавтомобилями и самолетами полное преимущество имели советские войска.
На первом этапе операции командующий войсками Екатеринбургской группы генерал Гайда планировал разгромить левый фланг 3-й Красной армии и овладеть станцией Кушва. Согласно приказу по войскам группы № 1/оп. от 22 ноября 1918 г. операцию должен был начать генерал Пепеляев выдвижением своих сил на деревни Урму и Крутой Лог и Серебрянский завод, после чего, захватив и удерживая Урму и Крутой Лог, продолжать операцию от Серебрянского завода на Кушву, совместно с войсками генералов Голицина и Вежбицкого.
Генералы Голицин и Вержбицкий получили задачу совместно с частями генерала Пепеляева овладеть Кушвой, после чего генералу Вежбицкому предстояло выдвинуться к ст. Хребет Уральский и освободить части Пепеляева и Голицина для их спешной переброски на ст. Кын. По овладении Кушвой генералу Пепеляеву поручалось быстро выдвинуться на ст. Калино, обеспечив себя захватом деревень Монастырские заимки (Мезенцево), Сая (Соин- ское) и Койва, а генералу Вержбицкому - продолжать движение от ст. Хребет Уральский к станциям Чусовская и Утес.
Кунгурской группе подполковника Прхала и Красноуфимской полковника Гривина с началом наступления генерала Пепеляева предлагалось сковать противника на своем фронте, ведя усиленную разведку и сильный артиллерийский огонь.
С выходом частей Екатеринбургской группы на линию Утес - Калино - Соинская - Мезенцево генерал Гайда рассчитывал завершить операцию по ликвидации Кушвинской группы красным и перейти к операции с целью взятия Перми[1028].
Согласно приказу генерала Вержбицкого № 29 от 26 ноября части южной группы полковника Смолина, смененные 7-й Уральской дивизией, должны были сосредоточиться: 13-й Омский и 18-й Тобольский полки - на станции Нижняя Салда, 14-й Иртышский полк - в деревне Пряничниково, Учебный полу батальон - в Алапаевске, 1-я, 3-я и 4-я легкие батареи - на станции Ала- паевск, 3-я легкая чехословацкая батарея - в Нижне-Салдинском заводе. 1-я и
я гаубичные батареи, две сотни 11-го Оренбургского казачьего полка, броневой поезд № 1 и головной отдел Омской железной дороги временно передавались в распоряжение генерала Голицына. Все сотни 2-го Сибирского казачьего полка сосредоточивались в Нижне-Салдинском заводе и до прибытия командира полка подчинялись полковнику Блохину. Командир этого полка войсковой старшина Рагозин после прибытия в Нижне-Салдинский завод должен был вступить в исполнение должности начальника гарнизона225. ноября генерал Вержбицкий направил в войска приказ № 30, содержавший подробный план наступательной операции частей Отряда Сибирских правительственных войск. Задачей первого дня ставилось: а) колонне полковника Б. М. Черкасова (15-й Курганский и 20-й Тюменский полки, 4-я легкая батарея и две сотни казаков) - выбив противника из деревни Кутькино- Салда, выдвинуться и занять Александровские печи; б) колонне полковника И. С. Смолина (13-й Омский и 14-й Иртышский полки, 3-я чехословацкая батарея и две сотни казаков) - сосредоточиться в деревне Кутькино-Салда.
Задача второго дня: а) колонне капитана Н. Н. Казагранди (16-й Ишимский полк, отдельный батальон капитана Куренкова, 2-я легкая и 2-я гаубичная батареи, одна сотня казаков, броневой поезд и броневой автомобиль) - овладеть заводами Нижне-Туринским, Николаевским и ст. Выя, где и закрепиться; б) колонне полковника Смолина - наступая от дер. Кутькино-Салда, овладеть Богомоловским и Колчеданским рудниками; в) колонне полковника Черкасова - содействовать колонне полковника Смолина для овладения Богомоловским и Колчеданским рудниками.
Задача третьего дня: а) капитану Казагранди, обеспечив себя в отношении населения Нижне-Туринского и Николаевского заводов и по тракту со стороны ст. Европейская, энергично наступать на Верхне-Туринский завод - ст. Верхняя, где совместно с частями полковника Черкасова, овладев и обеспечив себя в этих пунктах, двигаться на Кушвинский завод, где и сосредоточиться; б) полковнику Черкасову наступать вдоль узкоколейной железной дороги Александровские печи - Верхне-Туринский завод с задачей овладеть ст. Верхняя и Верхне-Туринским заводом. По занятии этих пунктов немедленно выдвинуться на станцию Уральский хребет и овладеть ею; в) полковнику Смолину - поддерживая связь с 7-й Уральской дивизией и колонной полковника Черкасова, энергично наступать на гору Благодать, овладев коей, продвинуться к станции Уральский хребет, где и сменить части полковника Черкасова, которые составят резерв этого участка.
Общий резерв - полковник К. С. Киселев (18-й Тобольский полк и учебный полу батальон) - с началом движения колонн 18-му Тобольскому полку перейти в дер. Пряничниково, оставаясь в распоряжении генерала Вержбицкого; учебному полубатальону сосредоточиться в Алапаевске, имея эшелоны в полной готовности. 1-й, 3-й и 4-й легким батареям (три орудия) 4-й Сибирской стрелковой дивизии и 3-й чехословацкой батарее временно до выяснения начальниками колонн возможности движения артиллерии по назначен-

ным дорогам разрешалось оставаться соответственно в деревнях Прянични- ково и Новоселово. Сосредоточение колонны полковника Черкасова должно быть закончено к вечеру 27 ноября, а занятие исходного положения для всех колонн - к утру 30 ноября[1029].
Согласно приказу № 06 от 27 ноября начальник 7-й Уральской дивизии генерал Голицын поставил перед своими частями следующие ближайшие задачи: Восточному боевому участку полковника А. Е. Иванова (батальон 26-го Шадринского полка и полусотня 11-го Оренбургского казачьего полка) к час. 28 ноября обходом с севера содействовать овладению дер. Лая, прикрыв себя надежными заставами со стороны Кушвы. По занятии Лаи подчинить себе все части, закрепиться в ней, выдвинуть надежное охранение в направлении на ст. Баранча и Н. Баранчи и обеспечить себе дальнейшее продвижение на Кушву. Среднему боевому участку полковника М. С. Тарасевича (батальон 26-го Шадринского и два батальона 27-го Камышловско-Оровайского полка, 1-я гаубичная батарея, 3-я и 5-я отдельные Уральские легкие батареи, 1/4 сотни го Оренбургского казачьего полка) в 13 час. 28 ноября овладеть дер. Лая, наступая с юга. Артиллерии участка разбить окопы красных на высотах за дер. Лая. По занятии Лаи части Среднего участка подчинялись командиру 26-го полка полковнику Иванову. Западному участку полковника М. Н. Некрасова (батальон 28-го Ирбитского полка, 3-я гаубичная и 7-я отдельная Уральские батареи, 1/4 сотни 11-го Оренбургского казачьего полка, два бронепоезда) к 13 час. ноября выдвинуться на высоту дер. Лая и сковать красных с целью воспрепятствовать переброске их резервов к Лае. Полусотне 11-го Оренбургского казачьего полка во главе с сотником Дороховым предписывалось вести усиленное наблюдение за дорогами, идущими от Баранчинского завода на Тагил с целью своевременного предупреждения о появлении крупных сил и отражения мелких партий красных. Общий резерв генерала Голицина составили батальон 28-го Ирбитского, два батальона 25-го Екатеринбургского и полусотня 11-го Оренбургского казачьего полков, располагавшиеся на станциях Лая и Сан- Донато. Руководство резервом поручалось полковнику Торейкину[1030]. ноября Отряд Сибирских правительственных войск генерала Вержбицкого и 7-я Уральская дивизия горных стрелков генерала Голицына перешли в наступление. Колонны полковников Черкасова и Смолина атаковали передовую позицию противника на восточной окраине деревни Салда, выбили красных и повели наступление на основную позицию, расположенную на высотах западнее деревни. Эта позиция представляла из себя редут полного профиля, и фронтальным ударом взять ее не удалось. Редут был захвачен штыковой атакой с тыла, а его защитники переколоты. Преследуя отступаю
щего противника, колонны полковников Черкасова и Смолина 30 ноября овладели Верхне-Туринским заводом.
Колонна подполковника Казагранди 30 ноября в результате обходного маневра овладела станцией Выя, к исходу того же дня - Нижне-Туринским заводом, захватив при этом три орудия, 12 пулеметов, 500 винтовок, 500 трехдюймовых снарядов, 200 тыс. патронов, два бронепоезда (один взорванный), шесть паровозов, 160 вагонов и одну тысячу пленных 1-го Камыш- ловского полка. В этом бою части подполковника Казагранди полностью разбили третью бригаду 29-й стрелковой дивизии красных. Из всей бригады удалось спастись только ее командиру, начальнику штаба и комиссару.
В то же время существенных успехов добились и войска генерала Голицына. 28 ноября уральцы после жаркого боя перешли в штыковую атаку и выбили противника из деревни Лая. К 1 декабря части 7-й Уральской дивизии овладели станцией Баранча и Нижне-Баранчинским заводом[1031].
На рассвете 3 декабря колонна полковника Смолина в результате штыковой атаки выбила противника с укрепленных позиций на горе Благодать. Красные, проявляя необычайное упорство, отступили на Кушвинский завод. Одновременным натиском с севера и востока колонны подполковника Казагранди и полковника Смолина ворвались на завод. После двухчасового уличного боя противник отступил и занял оборонительную позицию вдоль железнодорожного полотна между станциями Кушва и Азиатская. В тот же день части 7-й Уральской дивизии взяли узловую станцию Гороблаго датскую и Верхне-Баранчинский завод, а колонна полковника Черкасова с боем заняла станцию Азиатскую, перерезав путь отступления красных от Кушвы к Перми по Горно-заводской железной дороге. По неполным данным за время Куш- винской операции только частями генерала Вержбицкого было захвачено свыше 1,8 тыс. пленных, пять орудий, 32 пулемета, 1,2 тыс. винтовок и дру-
229
гое военное имущество .
Через двое суток после перехода в наступление войск генералов Вержбицкого и Голицина, 30 ноября, к активным боевым операциям приступил I Средне-Сибирский корпус. Общий план наступления генерал Пепеляев изложил в приказе по корпусу № 045 от 27 ноября.
Правый отдельный отряд капитана Е. И. Урбанковского (Штурмовой батальон) получил задачу 28 ноября сосредоточиться в дер. Харенки, а ноября взять дер. Усть-Серебрянку; 1 декабря наступать по правому берегу р. Чусовой на с. Ослянскую с целью прервать сообщение противника между Кыновским и Серебрянским заводами и преградить ему путь у переправы.
Группе генерала Б. М. Зиневича (1-й Новониколаевский, 2-й Барабинский, 4-й Енисейский и 7-й Кузнецкий полки, 1-я гаубичная и часть й легкой батареи; всего 20 рот, команды полков и 4 орудия) поручалось утром 30 ноября овладеть дер. Песьянка, Мягкий Кын и станцией Кын. По

взятии дер. Мягкий Кын выделить 7-й Кузнецкий полк для преследования противника в направлении на станцию и деревню Кумыш с целью овладения этими пунктами. Остальным частям колонны (после ночлега на ст. Кын)
1 декабря начать наступление на Кыновский завод и соединиться с отрядом капитана Урбанковского.
Группа генерала А. Г. Укке-Уговца (6-й Мариинский и 8-й Бийский полки, часть 2-й легкой батареи; всего восемь рот и два орудия) должна была наступать из дер. Капитаново на дер. Катаево, Власово и Крутой Лог и взять эти пункты, причем последний из них - не позднее утра 1 декабря.
Левому отряду подполковника Д. Н. Кузьменко (5-й Томский полк, 4-й эскадрон Томского гусарского полка; всего четыре роты, команды, один эскадрон и одно трехдюймовое орудие) следовало обеспечивать операцию, занимая с. Урминское.
Сосредоточение групп предписывалось произвести к вечеру 29 ноября. Общий резерв генерала Пепеляева составил 3-й Барнаульский полк, который должен был следовать в эшелонах из Екатеринбурга на станцию Ун230.
Начальник 1-й Сибирской стрелковой дивизии генерал Б. М. Зиневич ноября также приказал:
а)              первому батальону 1-го Новониколаевского полка без третьей роты со всеми командами полка взять дер. Песьянка и ст. Кын, для чего выступить из дер. Ломовка 30 ноября в 22 часа в дер. Песьянка и, не доходя до нее 1- версты, выделить часть не менее роты с пулеметом для охвата западной окраины дер. Песьянка и сосредоточиться к 5 час. 1 ноября для совместной атаки с батальоном. Второму батальону после сосредоточения в дер. Ломовка к 6 час. составить резерв и ожидать дальнейших приказаний;
б)              4-му Енисейскому полку взять дер. Мягкий Кын, для чего одной роте с пулеметами выступить 30 ноября в 18 час. из дер. Солонцовка в дер. Мягкий Кын и, не доходя до таковой 1,5-2 версты, свернуть на северо-запад для охвата западной окраины дер. Мягкий Кын, где и сосредоточиться в 6 час. утра 1 декабря для совместной атаки с полком. Другой роте полка с пулеметами выступить 30 ноября в 20 час. из дер. Солонцовка в дер. Мягкий Кын и, не доходя приблизительно 2,5 версты до последней, свернуть на северо-восток для охвата восточной окраины дер. Мягкий Кын, где и сосредоточиться к час. 1 декабря для совместной атаки с полком. Остальным двум ротам и командам полка выступить из дер. Солонцовка в дер. Мягкий Кын в 24 час. ноября и сосредоточиться у нее к 6 час. для совместного удара с первыми двумя ротами в лоб;
в)              7-му Кузнецкому полку сосредоточиться в дер. Солонцовка с таким расчетом, чтобы выделить одну роту с пулеметами и командой пеших разведчиков и гранатчиков совместно с ротой 4-го полка в северо-западном направлении, коим, не ожидая взятия дер. Мягкий Кын, следовать на ст. Кумыш для обеспечения выполнения задачи, поставленной полку. Остальным частям полка выступить из дер. Солонцовка в дер. Мягкий Кын в 2 час. 1 декабря,
составляя резерв. После взятия дер. Мягкий Кын полку немедленно приступить к выполнению задачи, указанной в приказе по корпусу № 045 от 27 ноября;
г)              2-му Барабинскому полку сосредоточиться в 24 час. 30 ноября в дер. Ломовка, составляя резерв;
д)              артиллерийскому взводу 1-й гаубичной батареи следовать за первым батальоном 1-го Новониколаевского полка и по взятии последним дер. Песьянка открыть огонь по ст. Кын для содействия атаке таковой 1-му Новониколаевскому полку. Артиллерийскому взводу 2-й легкой батареи следовать за 4-м Енисейским полком и по взятии последним дер. Мягкий Кын занять позицию и открыть огонь по ст. Кын для содействия атаке последней 1-м Новониколаевским полком. По взятии ст. Кын оба артвзвода должны были следовать на таковую. Бронированному поезду и третьей роте 1-го Новониколаевского полка содействовать всемерно последнему при атаке дер. Песьянка и ст. Кын, для чего передать их в распоряжение командира 1-го Новониколаевского полка[1032]. декабря 1-й Новониколаевский и 4-й Енисейский полки с боем взяли деревни Песьянка, Мягкий Кын и ст. Кын, наголову разбив советский 58-й Владимирский стрелковый полк. При этом было захвачено три пулемета и 255 пленных. Противник бежал в направлении станций Лысьва и Кушва. В развитие успехов, достигнутых частями 1-й Сибирской стрелковой дивизии, генерал Б. М. Зиневич 1 декабря приказал находившемуся в резерве 2-му Барабинскому полку 2 декабря атаковать Кыновский завод[1033].
В тот же день этот пункт был взят. К 3 декабря группа генерала Зиневича овладела станцией Кын, захватив бронепоезд, вооруженный четырьмя орудиями и пулеметами. Штурмовой батальон капитана Урбанковского занял Усть- Серебрянский завод и рассеял противника, пытавшегося по узкоколейке пробиться от Кушвы на станцию Кын. Группа генерала Укке-Уговца заняла деревню Крутой Лог233.
По приказу начальника 2-й Сибирской стрелковой дивизии генерала
А.              Г. Укке-Уговца от 29 ноября 6-й Мариинский полк получил задачу вечером 29 ноября выступить из дер. Капитаново и наступать на дер. Катаево и Власово с тем, чтобы занять эти пункты на рассвете 30 ноября. 8-му Бийско- му полку со взводом 2-й легкой батареи предлагалось 29 ноября переночевать в дер. Капитаново, а утром 30 ноября перейти в дер. Северная. В исполнение приказа 6-й Мариинский полк занял деревни Катаево, Власово, Воскресенцы и Язвиницы, вынудив красных отступить на дер. Крутой Лог, а 8-й Бийский полк занял деревни Северная, Марковцы и Нек-Маховьян. ноября генерал А. Г. Укке-Уговец приказал своим частям продолжать выполнение задачи по взятию дер. Крутой Лог, для чего 8-му Бийскому полку предлагалось в 4 часа утра 1 декабря выступить из дер. Северная и следовать на дер. Крутой Лог с целью занятия ее с западной стороны, выслав отряд для порчи железной дороги у Паленого Лога; 6-му Мариинскому полку с взводом
й легкой батареи - наступать*на Крутой Лог с юга и занять ее с южной стороны, предварительно взорвав железнодорожный путь восточнее Крутого Лога для захвата бронепоездов и эшелонов противника. В ходе наступательных действий 6-го Мариинского и 8-го Бийского полков красные были разбиты у деревень Крутой Лог и Паленый Лог и в беспорядке отступили частью на ст. Кормовище, частью - на дер. Больше-Кумыш. При этом белые захватили вражеский бронепоезд. 2 декабря генерал Укке-Уговец приказал своим частям оставаться на занимаемых позициях у дер. Крутой Лог для обеспечения наступления колонны генерала Зиневича на Серебрянский завод[1034].
В результате успешно завершившейся операции Кушвинский район был полностью очищен от противника. У белых появилась возможность восстановить прямое железнодорожное сообщение с заводами горного Урала, связь с которыми поддерживалась до этого обходными трактовыми путями. Перенесение боевых действий в район станций Бисер - Чусовая и Калино - Лысь- ва существенно сократило протяженность линии фронта и создало угрозу для тыла Кунгурской группировки противника[1035].
За время проведения операции войска Екатеринбургской группы, исходя из разницы ее боевых составов, потеряли около 3,5 тыс. чел. убитыми, ранеными и обмороженными. К 7 декабря 1918 г. группа имела 29,2 тыс. штыков, 3,5 тыс. сабель, 487 пулеметов и 81 орудие (табл. 19)
Наименование
войсковых
объединений
Штыков Сабель Пулеметов Орудий Бронепоез
дов
Группа генерала Вержбицкого 6 025 573 72 14 1
Группа генерала Пепеляева И 125 233 99 17 2
Группа полковника Гривина 4 205 1 150 43 6(3) -
Группа генерала Голицына 3 800 182 20 7 -
Г руппа подполковника Прхала 4 051 746 55/44 22 1
Общий резерв 4415 582 73/81 15
Итого 29 236 3 466 362/125 81(3) 4

Таблица 19*

¦Составлена по: РГВА. Ф. 39722. On. 1. Д. 12. JI. 182. В графе «орудия» в скобках указаны неисправные орудия; в графе «пулеметы» в числителе указаны пулеметы станковые, в знаменателе - ручные (Шоша, Льюиса)


После разгрома Кушвинской группировки противника войска Екатеринбургской группы приступили к осуществлению второго этапа операции, конечной целью которого должно было стать овладение Пермью. Согласно ди

рективам № 2/оп. от 4 декабря 1918 г. I Средне-Сибирский корпус должен был продолжать наступление на станцию Калино (172 версты восточнее Перми) и далее на Пермь. 7-я Уральская дивизия была переброшена из-под Кушвы на станцию Шамары, расположенную на железной дороге Екатеринбург - Кунгур - Пермь. Дивизия заняла участок фронта между I Средне- Сибирским корпусом и 2-й чехословацкой дивизией. Отряд Сибирских правительственных войск генерала Вержбицкого получил задачу наступать на станцию Чусовская вдоль Горно-заводской железной дороги и по правому берегу реки Чусовая, уступом за правым флангом Средне-Сибирского корпуса, выдвинув часть сил на Соликамскую железную дорогу236.
В дополнение к приказам № 1/оп. и 2/оп. 6 декабря генерал Гайда подписал приказ № 3/оп., согласно которому:
а)              I Средне-Сибирскому корпусу ставилась задача по занятии им района Калино - Соинская - Мезенцево наступать на Пермь в полосе к северу от линии Мезенцево - Верх. Култым - Чуплина - Горюшки - Коянова (все исключительно) и далее Юговский - Юго-Камский - Оханск (все включительно), взять Пермь и выдвинуться на линию Богоявленское - Григорьевская - Питецинской;
б)              4-й Сибирской стрелковой дивизии генерала Вержбицкого - продолжать наступление вдоль горно-заводской линии и, обеспечив себя со стороны Дедю- хин и Соликамск выдвижением части сил вдоль железной дороги на Соликамск, наступать уступом за правым флангом Средне-Сибирского корпуса, по правому берегу р. Чусовая, с целью выйти через Добрянский завод на фронт Снегирево - Ильинское - Ершово (на фронте р. Обва). Для обеспечения правого фланга Екатеринбургской группы генералу Вержбицкому предписывалось после взятия Перми выдвинуть часть своих сил в дер. Пермское. Разграничительная линия между войсками генералов Вержбицкого и Пепеляева по выходе их за Каму назначалась Ершово - Образово - ст. Левшинская - ст. Сылва;
в)              7-й Уральской дивизии генерала Голицына - к 10 декабря сосредоточиться в районе Крюки - Выселки - Шамары и одновременно с наступлением частей Средне-Сибирского корпуса на Пермь начать наступление из района Крюки на Березовское - Кинделино - Курашинский завод в полосе, ограниченной с севера линией Мезенцево - Верх. Култым - Чуплино - Горюшки - Каяново (все включительно). По достижении деревень Юговской - Заборская - Вачигино дивизии предписывалось остановиться и приготовиться для посадки в железнодорожные эшелоны;
г)              2-й чехословацкой дивизии - одновременно с 7-й Уральской дивизией начать наступление в полосе, ограниченной Крюки - Асова - Бурундуково - Заболотное (все исключительно), Кунгур - Щеглы - Лобанцево - Черноярское - Татарская Бырма - Малебский завод (все включительно), взять Кунгур и в нем сосредоточиться;
д)              3-й Иркутской дивизии полковника Гривина - одновременно с 2-й Чехословацкой дивизией начать наступление в полосе, ограниченной линией

Малебский завод - Татарская Бырма - Черноярское - Лобанцево - Щеглы - Шабейки - Вачигино - Заборское - Юговский (все исключительно) - Югоканский - Оханский - Павловский (все включительно) и линией р. Ирень до Яберева - Оса - Паньково (все исключительно), с целью выйти на линию Пытецинской - Паньково. Предполагалось, что левее 3-й Иркутской дивизии будут находиться части Ижевско-Воткинской армии[1036].
В тот же день генерал Пепеляев приказал 2-й Сибирской стрелковой дивизии перейти в наступление и взять ст. Лысьва и Лысьвенский завод, а затем овладеть станциями Калино и Чусовая с целью отрезать эшелоны противника, отходившие от ст. Кушва. Предполагалось, что после выполнения поставленной задачи 2-я Сибирская стрелковая дивизия получит передышку, а дальнейшее наступление на Пермь поведет 1-я Сибирская стрелковая дивизия.
В развитие приказа генерал А. Г. Укке-Уговец поставил частям 2-й Сибирской стрелковой дивизии следующие боевые задачи: 8-му Бийскому полку двигаться в эшелонах вслед за броневиками на ст. Кормовище и далее до разъезда на 19-й версте железной дороги, откуда походным порядком двигаться для взятия дер. Куропатка и туннеля на 13-й версте железной дороги. Удерживать эти пункты до прохода 6-го Мариинского и 7-го Кузнецкого полков, после чего составить резерв дивизии; 6-му Мариинскому полку - следовать за 8-м Бийским полком до туннеля, выгрузиться и начать наступление влево от железной дороги и вдоль нее с целью взятия ст. Лысьва; 7-му Кузнецкому полку следовать за 6-м Мариинским полком и одновременно с переходом его в наступление выслать две роты по правому берегу р. Лысьва для занятия Лысьвенского завода с востока[1037].
Выполняя поставленную задачу, 9 декабря подразделения 2-й Сибирской стрелковой дивизии с боем взяли станцию Лысьва, к рассвету 10 декабря после «крайне упорного боя» захватили Лысьвенский завод и продолжили наступление в общем направлении на станции Селянка - Калино - Чусовая - Кусье-Александровское[1038]. В ночь на 13 декабря части генерала Укке-Уговца прорвали советский фронт у ст. Калино, вынудив красных начать отход к станции Селянка. Чтобы остановить наступление белых, командир первой бригады 29-й советской дивизии Ф. Е. Акулов направил им в тыл 56-й Пути- ловский кавалерийский полк П. М. Прокофьева. Красные нанесли неожиданный удар по подразделениям 3-го Барнаульского полка, недавно прибывшего из Алтайской губернии и располагавшегося в дер. Кутамышской. Барнаульцы потеряли два 48-линейных орудия с 40 снарядами, три пулемета системы «Максим», около 300 винтовок и до 160 чел. пленными. Из захваченных орудий и пулеметов красные открыли беглый огонь по белогвардейцам, наступавшим на Селянку, и по их резервам, подходившим со стороны Лысьвенского завода. Таким образом, наступление белых на ст. Селянка было сорвано[1039].

Пленные 3-го Барнаульского полка к вечеру того же дня были доставлены на ст. Селянка. Среди них находился капитан Степанов. Свидетелем последних минут жизни этого офицера был Ф. И. Голиков, который в своем дневнике оставил следующую запись:
«...На вид Степанову лет сорок. Крепкий, сильный мужчина. Держался уверенно. Как будто не в плену, а в своем штабе. О себе рассказывал охотно: кадровый офицер, воевал против немцев, попал в плен. После плена вернулся домой, хотел жить тихо-мирно: на попечении старики-родители, которые едва сводят концы с концами. Но был мобилизован адмиралом Колчаком и принял присягу. После этого верой и правдой служил белой власти.
В теплушку вошел комбриг товарищ Акулов. Он послушал офицера и говорит: Нас ваши почтенные родители не интересуют. Скажите лучше, сколько здесь полков у белых, сколько батарей?
Капитан вскинул голову: На такие вопросы не отвечаю.
О              чем не спрашивает комбриг, офицер либо отмалчивается, либо грубит. Слово за слово, вскипел товарищ Акулов, схватился за шашку: Ты - белая сволочь. Тебе не мирная жизнь нужна, а рабочая кровь. Увести гада, прикончить!..
Кавалеристы зарубили офицера.. .»[1040].
***
Руководствуясь полученными директивами, 7 декабря 1918 г. генерал Г. А. Вержбицкий приказал действовавшей на Чусовском направлении колонне полковника Смолина (14-й Иртышский, 15-й Курганский и 18-й Тобольский полки, четыре сотни 2-го Сибирского казачьего полка, 4-я легкая и я чехословацкая батареи) занять станцию Бисер и Бисерский завод, выслать по линии железной дороги на станцию Вижай конную разведку и по тракту на Кусье-Александровский завод усиленную конную разведку с задачей занять последний и войти в связь с I Средне-Сибирским корпусом в районе дер. Усть-Койва. Отдельный батальон капитана А. А. Куренкова получил задачу уничтожить отряд инженера Дидковского и части третьей бригады 29-й стрелковой дивизии, разбитые под Нижне-Туринским заводом.
Общий резерв генерала Вержбицкого составили 13-й Омский полк полковника Покровского (в Теплогорском заводе), 16-й Ишимский полк и третья сотня 2-го Сибирского казачьего полка, возглавляемые подполковником Казагранди (в Кушвинском заводе) и 20-й Тюменский полк полковника Черкасова, которому предлагалось сосредоточиться в с. Крестовоздвиженском, в шести верстах к северу от Теплогорского завода[1041].
Выполняя поставленный приказ, колонна полковника Смолина 8 декабря с боем овладела Бисерским заводом и, продолжая преследовать противника,
декабря заняла станцию Бисер. В районе последней были захвачены бронепоезд с одним шестидюймовым орудием, 200 винтовок, 400 снарядов, паровоз и 50 железнодорожных вагонов. 11 декабря белые заняли станцию Ви- жай и Кусье-Александровский завод (40 верст юго-западнее Бисерского завода), 12 декабря - Архангело-Пашинский завод, станцию Пашия и Усть- Койвинский завод. У станции Пашия были захвачены два пулемета, 100 винтовок и 20 тыс. патронов. 13 декабря белые заняли станцию Всесвят- ская и пленили находившийся в эшелоне батальон Мусульманского советского полка[1042].
В тот же день войска генерала Пепеляева заняли узловую станцию Калино (172 версты восточнее Перми), отрезав пути отхода остаткам Кушвинской группы красных. 14 декабря войска генерала Вержбицкого овладели станцией Чусовская, а 15 декабря соединились с частями I Средне-Сибирского корпуса. Всего в районе станции Чусовская белые захватили 1,6 тыс. пленных, 900 железнодорожных вагонов, 6 тыс. винтовок, около миллиона патронов и другие боевые трофеи[1043]. декабря 1918 г. генерал Пепеляев подписал приказ №049, который содержал план непосредственного взятия Перми.
Правая колонна под командованием генерала Б. М. Зиневича (1-й Новониколаевский, 3-й Барнаульский и 4-й Енисейский полки, батальон 2-го Ба- рабинского полка, 1-я легкая и 1-я гаубичная батареи; всего 28 рот, команды полков, четыре легких и четыре гаубичных орудия) получила задачу наступать на ст. Сылва и дер. Троицкое, а по взятии этих пунктов - наступать на Пермь со стороны Мотовилихинского завода.
Левой колонне под командованием генерала А. Г. Укке-Уговца (6-й Мариинский, 7-й Кузнецкий и 8-й Бийский пожи, 2-я легкая и 2-я гаубичная батареи; всего 16 рот, команды полков, четыре легких и четыре гаубичных орудия) предстояло следовать в эшелонах за правой колонной, а по взятии ею дер. Троицкое наступать оттуда на Пермь по дороге Мостовая - Гари - Голый Мыс и атаковать Пермь одновременно с войсками генерала Зиневича.
Обходная группа подполковника Д. Н. Кузьменко (5-й Томский полк и Штурмовой батальон; всего 12 рот, команды и два орудия) должна была взять дер. Сосновское и двигаться на станцию Баландино с целью перерезать железнодорожный путь и перехватить красных, отходящих от Кунгура. После выполнения данной задачи обходной группе предписывалось наступать вдоль железной дороги на Пермь, выслав отряд для спасения железнодорожного моста через реку Кама[1044].
Главную роль при взятии Перми предстояло сыграть 1-й Сибирской стрелковой дивизии генерала Б. М. Зиневича. В тот же день (16 декабря) он поставил перед своими частями конкретные боевые задачи. 1-му Новониколаевскому полку со взводом (два орудия) 1-й гаубичной батареи предписыва
лось выступить 17 декабря из Лысьвенского завода и, двигаясь через станции Селянка, Комарихинская и Валежная, 20 декабря атаковать станцию Сылва. 4-му Енисейскому полку с 1-й легкой батареей предлагалось 17 декабря выступить из Лысьвенского завода через дер. Латышево, Верхне-Кутамышский починок, Сосновая гора, ст. Валежная и 20 декабря атаковать село Троицкое.
В результате упорных боев 20-21 декабря 1918 г. части 1-й Сибирской стрелковой дивизии заняли ст. Валежная и дер. Кутамыш. Так, 20 декабря 1918 г. отряд с составе двух рот и команды пеших разведчиков 1-го Новониколаевского полка под общим командованием штабс-капитана И. Г. Сивко обошел ст. Валежная с правой стороны и с криком «ура» бросился в штыковую атаку, в результате которой была взята станция и захвачено 12 пулеметов, до 800 пленных, около тысячи винтовок, до 100 тыс. патронов, походные кухни и другое военное имущество[1045].
От ст. Валежная красные отступили на укрепленные позиции, расположенные вдоль западного берега р. Сылва между селом Троицкое и станцией Сылва. Эти позиции имели три линии окопов с проволочными заграждениями, и генерал Зиневич ожидал встретить здесь сильное сопротивление противника. Согласно приказу по 1-й Сибирской стрелковой дивизии от 21 декабря 1918 г. 1-й Новониколаевский полк получил задачу 22 декабря овладеть деревнями Никитино и Денисово и развить успех на станцию Сылва. 3-му Барнаульскому и 2-му Барабинскому полкам поручалось овладеть селом Троицкое. Подрывным командам 2-го и 3-го полков была дана особая задача - во что бы то ни стало взорвать железнодорожный путь в районе моста через р. Сылва (между станциями Сылва и Ляды)[1046].
Село Троицкое в это время занимал второй батальон одного из самых лучших в 3-й Красной армии полка Красных Орлов. Но незадолго до наступления белых он отказался выступить на позиции и вечером 21 декабря самовольно ушел из Троицкого. «Нас обещали сменить. Мы больше не будем терпеть обмана», - заявили вконец измученные, едва державшиеся на ногах красноармейцы. Комиссар полка А. А. Юдин немедленно выехал в батальон. Однако и ему не удалось успокоить людей. Позиция была оголена. В результате 22 декабря белые заняли Троицкое без единого выстрела[1047].
У станции Сылва войска генерала Зиневича встретили серьезное сопротивление противника, которое, однако, вскоре было преодолено. В ночь на 23 декабря белым удалось захватить готовившийся к взрыву железнодорожный мост через р. Сылва; при этом была взята в плен подрывная команда красных. Утром 1-й Новониколаевский полк атаковал ст. Сылва. Исход боя решила полковая команда пеших разведчиков во главе с штабс-капитаном И. Г. Сивко, которая, выйдя в тыл противнику, с криком «ура» ворвалась на станцию. В бою за Сылву 1-й Новониколаевский полк захватил 15 пулеметов,
около 2 тыс. пленных, массу винтовок, гранат и патронов. Остатки советских войск бежали через станцию Ляды и деревню Симахино на Пермь[1048].
Согласно приказу по 1-й Сибирской стрелковой дивизии от 23 декабря 1918 г. Правая колонна под командованием подполковника Э. К. Зеленевского (3-й Барнаульский и 1-й Новониколаевский полки при трех орудиях) получила задачу выступить 23 декабря со станции Сылва на станцию Ляды и далее наступать на Мотовилихинский завод и Пермь с целью взятия этих пунктов. Левой колонне (4-й Енисейский и 2-й Барабинский полки при двух орудиях) под непосредственным руководством генерала Зиневи- ча предстояло выступить 23 декабря из деревни Симаково и следовать по дороге у р. Бродовая через Кордон и Старехи. Не доходя 2-5 верст до последнего пункта, 2-й Барабинский полк должен был свернуть в направлении на Мотовилихинский завод и атаковать его, а 4-й Енисейский полк - наступать прямо на Пермь[1049].
Переночевав в Троицком, в 6 час. утра 23 декабря енисейцы выступили в направлении на Пермь, рассчитывая к ночи подойти к городу и овладеть им. По словам капитана П. Журавлева, «операция была в высшей степени очень рискованная, так как части противника в это время еще удерживали за собой станцию Сылва Уральской горно-заводской железной дороги, находившуюся в 50 верстах от Перми, и нашему полку нужно было совершить фланговое движение по отношению противника на расстоянии 35 верст, зайдя в самый тыл его, и, конечно, в случае неудачи, мы могли закончить свое существование очень печально».
В 5 час. утра 24 декабря 4-й Енисейский полк сосредоточился в лесу на правом берегу р. Егошиха, откуда открывался вид на окраины Перми. Через полчаса 2-й батальон полка (5-я, 6-я, 7-я и 8-я роты) под командованием капитана Н. Ластовского, развернувшись цепями, вошел в город. 1-я и 2-я роты полка двинулись по Соликамской и Верхотурской улицам к станции Пермь I, по которой был открыт огонь из орудия, установленного в полверсте от города. Здесь же расположился резерв командира полка - 3-я и 4-я роты. Кроме того, для охраны тыла полка в деревне Старехи (в трех верстах от Перми) были оставлены взвод 4-й роты с пулеметом и команда конных разведчиков.
Вскоре команда пеших разведчиков и 7-я рота окружили «Красные казармы» и, сняв часовых, захватили около 4 тыс. сонных красноармейцев и три артиллерийские батареи. 5-я и 8-я роты продвигались к центру города - Вознесенской площади, занимая советские учреждения и разоружая встречавшихся красноармейцев. 1-я, 2-я и 6-я роты, двигавшиеся по Соликамской и Верхотурской улицам, захватили направлявшуюся навстречу белым артиллерийскую батарею противника вместе с прислугой; далее - заняли здание уездного комиссариата и подошли к «Старому батальонному двору», где также располагались красноармейские казармы. После короткого
боя находившиеся здесь две роты китайцев сдались в плен, а рота коммунистов отступила к станции Пермь II.
Тем временем уже рассвело. Капитан П. Журавлев вспоминал: «Пленные прибывали сотнями со всех концов города; решено было помещать их в красные казармы, так как отправлять в тыл не было возможности - не хватало конвоиров. Начали прибывать пермские офицеры, учащаяся молодежь и горожане, которые в штабе полка получали оружие и присоединялись к нашим ротам».
В 12 час. в Пермь прибыл начальник 1-й Сибирской стрелковой дивизии генерал Б. М. Зиневич. Он приказал немедленно перейти в энергичное наступление и занять станцию Пермь I. Появление начдива придало дополнительные силы енисейцам, и через полчаса 6-я и часть 2-й роты овладели станцией. В результате были перерезаны пути отступления большевистских эшелонов, располагавшихся к западу от Перми - на станциях Мотовилиха, Ляды и Левшино. К этому времени 8-я рота захватила автомобильный гараж, благодаря чему появилась возможность использовать в бою грузовики с установленными на них пулеметами. К вечеру почти весь город был в руках белых. Красные продолжали удерживать лишь станцию Пермь II и несколько прилегающих к ней кварталов. Ночью наступило затишье. По свидетельству П. Журавлева, потери белых ранеными и убитыми были ничтожными, однако много солдат и офицеров выбыло из строя обмороженными.
На рассвете 25 декабря уличные бои в городе возобновились. Красные, получив подкрепление, повели наступление по Покровской и прилегающей к ней улицам с целью вернуть станцию Пермь I, но, встреченные артиллерийским и пулеметным огнем, вынуждены были отойти назад. Днем к месту боя со стороны Кунгура прибыл Штурмовой батальон капитана Е. И. Урбанковского. Совместной атакой енисейцы и штурмовики к 16 час. окончательно выбили красных со станции Пермь II. Убедившись в бесперспективности дальнейшего сопротивления, противник беспорядочно бежал из Перми по линии железной дороги за р. Кама и по Казанскому тракту на Юго-Камский завод.
Вслед за этим командир 3-й роты Штурмового батальона поручик
А.              Струнге во главе полуроты штыковым ударом выбил красных с железнодорожного моста через р. Кама, захватил два подрывных аппарата и перерезал провода к минам. Мост, имевший большое стратегическое значение, был спасен. Противник потерял 40 чел. убитыми, 300 пленными и один пулемет[1050]. К 22 часам 25 декабря 1918 г. город был полностью занят белыми.
К этому времени перешли в наступление и левофланговые части Екатеринбургской группы. Части 2-й чехословацкой дивизии, действовавшие вдоль же
лезной дороги, имели своей задачей взятие Кунгура. 13 декабря они захватили станцию Кордон, но затем были на трое суток задержаны красными у разъезда № 59. 7-я Уральская дивизия проявила гораздо больше энергии и порыва, нежели чехословаки. После жестокого боя у станции Кишерт левофланговые колонны 7-й Уральской дивизии 21 декабря в 12 час. на плечах красных с криком «ура» ворвались в Кунгур[1051]. Фактически уральцы выполнили боевую задачу, стоявшую перед 2-й чехословацкой дивизией, лишив чехов единственной возможности отличиться в ходе всей Пермской операции. Позднее в своих воспоминаниях Гайда упрекал Голицина в том, что, прельстившись славой освободителя Кунгура, он упустил реальную возможность окружить находившуюся в районе города группировку противника.
Но тогда восторжествовал принцип «победителя не судят». 22 декабря Гайда телеграфировал Голицыну: «Поздравляю Вас и Ваши доблестные части уральских горных стрелков с блестящей победой, которая увенчалась взятием Кунгура. От лица службы благодарю всех начальников и всех горных стрелков славной 7-й Уральской дивизии за их мужество и проявленную в этих боях доблесть». В тех же тонах, хотя и с некоторым критическим налетом, было составлено телеграфное приветствие Голицыну, подписанное начальником штаба Екатеринбургской группы генералом Б. П. Богословским: «Я и чины моего штаба счастливы приветствовать Вас и в Вашем лице доблестную 7-ю дивизию горных стрелков с взятием Кунгура, хотя это не входило в указанные Вам границы»[1052].
Эта победа была достигнута ценой не малых потерь. При выдвижении 25-го Екатеринбургского полка к Перми группа разведчиков из шестнадцати человек под командой подпоручика В. П. Григорьева, идя впереди полка и заняв большое село, 19 декабря была окружена пятью эскадронами красной кавалерии. Разведчики, несмотря на безвыходное положение, не сдались. Они защищались до последнего патрона, после чего уже беззащитными были изрублены озверевшими от больших потерь кавалеристами. Подпоручик
В.              П. Григорьев, чтобы живым не попасть в руки врага, взорвал себя ручной гранатой. По свидетельству командира 25-го Екатеринбургского полка полковника Торейкина, трупы разведчиков были до неузнаваемости изуродованы: отдельно лежали руки, ноги и головы[1053].
На Красноуфимском направлении части 3-й Сибирской стрелковой дивизии 19 декабря после жаркого боя заняли Суксунский завод, 20 декабря - деревню Б. Суксунскую. Входившие в состав Красноуфимской группы партизаны поручика А. С. Рычагова энергичной атакой взяли деревни Оли, Ключики, Унчиково и Озерки[1054].

***
После взятия станции Чусовская отряд Сибирских правительственных войск генерала Вержбицкого получил задачу, обеспечивая правый фланг Екатеринбургской группы, наступать вдоль правого берега реки Чусовая и по Луньевской железной дороге на Соликамск.
Согласно приказу генерала Вержбицкого № 34 от 15 декабря 1918 г. авангарду в составе 20-го Тюменского полка и одной сотни 2-го Сибирского казачьего полка под командованием полковника Черкасова поручалось выдвинуться на линию сел Конец-Горская, Косогор и, выслав разведку на линию ст. Левшинская, Полазнинский, Добрянский заводы, село Перемское, прикрыть сосредоточение частей Отряда Сибирских правительственных войск.
Главные силы отряда под общим командованием полковника Смолина к вечеру 23 декабря должны были сосредоточиться в следующих пунктах: 13-й Омский и 14-й Иртышский полки, первая и третья батареи 4-го легкого артдивизиона и 3-я чехословацкая батарея - в районе Верхне-Чусовского городка; 15-й Курганский и 16-й Ишимский полки, 4-й гаубичный артдивизион, вторая батарея 5-го легкого артдивизиона, четыре сотни 2-го Сибирского казачьего полка, бронепоезд № 1 и Инженерная рота - в Чусовском заводе.
Правый фланг отряда обеспечивали 18-й Тобольский полк и одна сотня 2-го Сибирского казачьего полка под командованием полковника Киселева, которые получили задачу наступать вдоль Луньевской железной дороги с юга и по Николо-Павдинскому тракту с востока на Дедюхин - Соликамск с конечной целью овладеть Соликамском и уничтожить отошедшие в этот район части красных[1055].
Во исполнение приказа авангард полковника Черкасова 15 декабря перешел в наступление вдоль правого берега р. Чусовая и 19 декабря с боем занял деревню Никифоровка и Верхне-Чусовской городок, захватив при этом два пулемета. Противник отступил к деревне Косогор и станции Валежная. К 22 декабря были взяты и эти пункты. В бою у станции Валежная белые захватили 14 пулеметов и более 700 пленных.
Не менее успешно военные действия развивались на Соликамском (Де- дюхинском) направлении. Еще 4 декабря (сразу же после разгрома Кушвин- ской группировки красных) от станции Выя на Соликамск по Николо- Павдинскому тракту выступил Отдельный батальон капитана Куренкова. 8 декабря батальон с боем взял село Усть-Косьвенское, но на следующий день вынужден был под давлением противника начать отход к селу Растес (50 верст северо-западнее Николо-Павдинского завода). На позициях у Растеса батальон находился с 13 по 25 декабря[1056].
Батальон капитана Куренкова, двигаясь к Соликамску с восточной стороны, вышел в тыл советским отрядам, отступавшим от станции Чусовская на Соликамск. Тем самым были созданы благоприятные условия для выполнения боевой задачи, поставленной перед 18-м Тобольским полком полковника

Киселева. Незадолго до взятия’белыми Чусовской этот полк предпринял наступление на Соликамск с юга вдоль железной дороги и 16 декабря занял станцию Баская. 17-18 декабря тобольцы вели наступательные бои у станций Усьва, Нагорная и Губаха. Близ станции Губаха было захвачено 370 пленных и 300 винтовок. 21 декабря после боя у станций Няр и Кизел 18-й Тобольский полк овладел Кизеловским заводом, захватив 11 пулеметов и 300 винтовок. Благодаря своевременно принятым мерам мост через реку Кизел, подготовленный красными к взрыву, остался цел. 22 декабря были взяты Троицкий и Александровский рудники[1057].
Таким образом, к 23 декабря 18-й Тобольский полк достиг линии село Растес - Троицкий рудник - станция Всеволодо-Вильва, 20-й Тюменский полк - линии сел Ивановское - Перемское - дер. Ярина - Косогор - Конец- Горское. К этому времени в районе Чусовского завода и Верхне-Чусовского городка завершилось сосредоточение основных сил генерала Вержбицкого.
В тот же день генерал Вержбицкий приказал группе полковника Черкасова в составе 13-го Омского, 14-го Иртышского и 20-го Тюменского полков, четвертой сотни 2-го Сибирского казачьего полка, первой и третьей батарей го легкого артдивизиона и 3-й чехословацкой батареи с рассветом 24 декабря перейти в решительное наступление и отбросить противника за реку Каму. Полковник Черкасов получил задачу, обеспечив себя со стороны Де- дюхина и войдя в связь с частями полковника Киселева, выйти на линию станции Левшинская, Полазнинский, Добрянский заводы и выслать разведку на фронт реки Гайва и к системе рек Верхний и Нижний Туй.
15-й Курганский полк получил приказ на рассвете 25 декабря выступить из Чусовского завода и к вечеру 26 декабря сосредоточиться в Верхне- Чусовской городке, оставаясь в распоряжении генерала Вержбицкого. Части полковника Киселева (18-й Тобольский полк, Отдельный батальон капитана Куренкова и две сотни 2-го Сибирского казачьего полка) должны были выполнять прежние боевые задачи согласно приказу № 34[1058].
К 27 декабря части полковника Черкасова после упорного боя овладели Полазнинским заводом, в котором красные бросили 450 винтовок, 20 тыс. патронов, снаряды и другое военное имущество. В районе деревни Ядрино противник попытался перейти в контрнаступление, но был отбит, потеряв 50 человек пленными, один пулемет и 100 винтовок. К 28 декабря белые заняли Добрянский завод, а 31 декабря - село Ильинское, расположенное на правом берегу Камы[1059].
При занятии села Ильинское на сторону белых перешел 10-й советский кавалерийский полк[1060], насчитывавший в своем составе до 800 человек,
450 лошадей, 1 тыс. винтовок и несколько пулеметов. Полк был накануне сформирован из солдат кавалерийских полков старой армии, мобилизованных в Пермской и Вятской губерниях. Большевики, очевидно, не доверяли полку, так как вплоть до падения Перми не выдавали ему оружия. 24 декабря полк должен был эвакуироваться. Солдаты, получив винтовки, сразу же бросились в казармы и расстреляли находившихся среди них коммунистов. Восставшие оцепили село и объявили его на военном положении. В последующие несколько дней происходило «вылавливание» коммунистов и красноармейцев, отступавших через Ильинское и находившихся в полном неведении о свершившемся в Ильинском перевороте. Всего было расстреляно более ста коммунистов. События в селе Ильинском послужили сигналом к началу крестьянского восстания в Ильинской, Васильевской и других волостях пермского Закамья. В одном лишь селе Ломаки за оружие взялось около 200 человек[1061].
На Соликамском направлении 26-27 декабря 18-й Тобольский полк полковника Киселева, взяв с боем станции Всеволодо-Вильва и Яйва, вышел к реке Яйва (левый приток Камы). К этому времени активизировал свои действия батальон капитана Куренкова, который, перейдя в наступление от села Растес, 26 декабря вторично выбил красных из села Усть-Койвинское, 27 декабря с боем взял село Молчан, а к 31 декабря овладел Верх-Яйвинским заводом[1062].
***
В ходе Пермской операции 3-я Красная армия потеряла 18 тыс. бойцов, 248 пулеметов, 37 орудий. И. В. Сталин и Ф. Э. Дзержинский, прибывшие в начале января 1919 г. в штаб 3-й Красной армии для выяснения причин «пермской катастрофы», в отчете, направленном на имя В. И. Ленина, отмечали: «...это было форменное беспорядочное бегство наголову разбитой и совершенно деморализованной армии со штабом, неспособным осознать происходящее и сколько-нибудь учесть заранее неизбежную катастрофу, неспособным своевременно принять меры для сохранения армии путем ее отвода на заранее подготовленные позиции, хотя бы ценой потери территории».
Одним из решающих факторов, вызвавших поражение под Пермью 3-й Красной армии, была деятельность белопартизанских отрядов в тылу советских войск. Сталин и Дзержинский, обнаружили полный развал тыла этой армии. Армии, по их словам, «приходилось воевать на два фронта: с противником, которого она все же видела и знала, и с неуловимым населением в тылу, которое под руководством белогвардейских агентов взрывало железную дорогу, чинило всякие препятствия». Все партийные и советские учреждения единогласно констатировали «сплошную контрреволюционность» населения Пермской и Вятской губерний[1063].

По свидетельству капитана’А. А. Кирилова, общая численность крестьянских повстанческих отрядов только в районе Перми составляла около 40 тыс. человек[1064]. Во главе одного из таких отрядов, сформированных в августе- сентябре 1918 г. в Кунгурском уезде Пермской губернии, стоял поручик И. К. Волегов. Всего в отряде состояло 293 добровольца. Кроме того, по словам Волегова, «было много таких мужичков, которые взяли на себя обязанность держать связь с соседними селами и деревнями». На вооружении отряда первоначально имелось лишь 60 винтовок, снабжение конским составом, продовольствием и фуражем проводилось самим населением. После освобождения от большевиков района сел и деревень, из которых вышли повстанцы, отряд Волегова самораспустился[1065].
Генерал Н. Н. Головин писал: «Даже если рассматривать наступление Гайды в ограниченных рамках операции на Пермском направлении, нельзя не заметить одной крупной стратегической ошибки. Гайда не учел того громадного политического и стратегического значения, которое имело восстание ижевских и воткинских рабочих и соседних с ними вятских крестьян. В лице этих повстанцев Восточный противоболыдевистский фронт мог бы обрести те народные массы, которые так нерешительно шли на присоединение к находящимся уже в контрреволюционном лагере элементам русской интеллигенции. Настоятельно требовалось возможно скорее и сильнее поддержать ижевских и воткинских рабочих, которые в силу своей большой организованности являлись остовом повстанческого клина в юго-восточной части Вятской губернии.
Предпринятое Гайдой наступление из Екатеринбурга на Пермь удаляло его от Сарапульского направления, по которому могла быть оказана помощь ижевцам и воткинцам. Не поддержанные Гайдой, предоставленные своим собственным силам, ижевцы и воткинцы были раздавлены большевиками, для действия против которых большевики направили всю свою 2-ю армию»[1066].
Все эти рассуждения генерала Головина не имеют ни малейшего основания. Во-первых, он не принимает во внимание, что ко времени вступления Гайды в командование Екатеринбургской группой над ним стояли два начальника - командующий Западным фронтом генерал Я. Сыровой и Верховный главнокомандующий генерал В. Г. Болдырев. Именно они определяли направления боевых операций на всем антибольшевистском фронте. Во-вторых, район Ижевско-Воткинского восстания находился в полосе не Екатеринбургской, а Камской группы Западного фронта, которой командовал генерал
С.              Н. Люпов. Поэтому если Н. Н. Головину очень хотелось кого-либо обвинить в разгроме Ижевско-Воткинского восстания, то он должен был проанализиро
вать деятельность генералов В. Г. Болдырева, Я. Сырового и С. Н. Люпова. Р. Гайда здесь был совершенно ни при чем!
Если на правом фланге Западного фронта белогвардейцы достигли к декабрю 1918 г. весьма ощутимых успехов, то в его центре наблюдалась прямо противоположная ситуация. Как указывалось ранее, осенью 1918 г. в ходе наступления советских армий Восточного фронта Народная армия Комуча потерпела поражение и вынуждена была оставить территорию Среднего Поволжья. Действовавшие вместе с нею части 1-й чехословацкой дивизии генерала С. Чечека начали покидать фронт и к ноябрю в большинстве своем отошли в тыл. Для восстановления пошатнувшегося положения действовавшая на самарском направлении белогвардейская группировка была усилена частями III Уральского корпуса. ноября 1918 г. Верховный главнокомандующий генерал
В.              Г. Болдырев приказал командиру III Уральского корпуса подготовить первую бригаду 6-й Уральской дивизии горных стрелков к немедленной отправке на Уфимский фронт, а вторую бригаду той же дивизии - для переброски на Троицк и далее на Орск и Оренбург[1067].
В начале декабря на фронт в район Уфы прибыли 21-й Челябинский и 23-й Миасский полки. В первом насчитывалось 1 885 штыков при восьми пулеметах, а во втором - 1 793 штыка при шести пулеметах, всего - 3 678 штыков и 14 пулеметов[1068]. Сила - внушительная по местным условиям, но мало боеспособная по оценке штаба Самарской группы. По словам начальника штаба группы полковника П. П. Петрова, офицерский состав этих полков был призван по мобилизации и имел все грехи мобилизованных, и главный из них - осторожность в обращении с мобилизованными солдатами. Эта осторожность сказалась и в подготовленности личного состава. Кроме того, полки прибыли на фронт без валенок, что в условиях сильных морозов еще более снижало боеспособность частей. Общая оценка, данная П. П. Петровым этим двум полкам, звучала следующим образом: «На Самарском фронте молодые уральские части не выдержали хорошо экзамена, и здесь пришлось опираться на прежние части - учреди- ловцев и русско-чешский полк, которые были слабы по численности»[1069].
Мемуарное свидетельство П. П. Петрова подтверждается и архивными документами. 12 декабря полковник А. А. Тюнегов доносил, что 21-й Челябинский полк, переданный в распоряжение генерала Каппеля, «имеет плохую боевую подготовку, так как имеет полный состав малоопытных офицеров; предположено отвести его в тыл, дать офицеров, подготовить и вновь пустить в бой»[1070].

Седьмого декабря 1918 г. полковник Р. К. Бангерский приказал готовиться к выступлению на фронт всем полкам 12-й Уральской стрелковой дивизии[1071]. 11 декабря он подписал приказ о сосредоточении частей дивизии (по мере приведения их в боевую готовность) в районе Уфы и поступлении их в распоряжение командующего Уфимской группой Западного фронта генерала
С.              Н. Войцеховского. Накануне, 10 декабря, из Екатеринбурга на фронт выступил 47-й Тагильский стрелковый полк. Вслед за ним отправлялись 12-й Уральский легкий стрелковый артиллерийский дивизион, 45-й Сибирский стрелковый полк, управление дивизии, 46-й Исетский стрелковый полк и последним - 48-й Туринский стрелковый полк.
По прибытии на фронт 47-й Тагильский стрелковый полк и 2-я батарея артиллерийского дивизиона были направлены на правый фланг Сводного корпуса генерала В. О. Каппеля в район колоний Вальгейм и Барбаштадт. Штаб дивизии (с 22 декабря), управление и 1-я батарея артиллерийского дивизиона расположились на станции Уфа. 45-й полк (к 24 декабря) находился на пути в Уфу. Другие части дивизии еще оставались в Екатеринбурге[1072].
25 декабря 1918 г. 47-й Тагильский полк и 2-я батарея 12-го Уральского стрелкового артиллерийского дивизиона вернулись с позиций в Уфу. Начальник дивизии полковник Р. К. Бангерский высоко оценил боевую деятельность частей. В тот же день в приказе по дивизии он объявил благодарность командиру полка полковнику В. В. Ванюкову, командиру батареи штабс-капитану Г. Е. Родкевичу и находившимся в их подчинении офицерам, отметив, что «...полк и батарея в течение последних дней выдержали ряд упорных боев у деревень Шарлык-Баш и Янышева. Молодым частям бои пришлось вести при невероятно тяжелых условиях: мороз доходил до 37, стрелки мерзли, но упорно дрались. Полк понес большие потери, были убитые, раненые и обмороженные, но, по докладу командира полка, не было ни одного случая сдачи в плен, пока жив»[1073].
Начальник штаба Самарской группы полковник П. П. Петров дал следующую оценку деятельности полка в декабре 1918 г.: «47-й полк понес значительные потери обмороженными, так как, участвуя в бою первый раз, довольно долго лежал на снегу. Обвиняли Каппеля, что тот неправильно его использовал, но вернее была неподготовленность командного состава к боям зимой. Позже в составе дивизии этот полк научился драться зимой и неодно-
275
кратно заставлял красных мерзнуть на снегу под свои огнем» .
К концу декабря 1918 г. остатки Народной армии Комуча при содействии молодых частей Сибирской армии остановили наступление Красной армии в центре Западного фронта восточнее Уфы. Благодаря взятию белыми Перми протяженность линии фронта сократилась более чем в два раза. Это позволило увеличить концентрацию войск на фронте и в то же время вывести часть войсковых соединений в тыл для отдыха и пополнения. В связи с этим, несмотря на успехи Красной армии в Поволжье, в стратегическом отношении белые упрочили свои позиции.

***
В ходе боевых операций войск Сибирской армии и действовавших вместе с ними частей Чехословацкого корпуса во второй половине 1918 г. были полностью освобождены от большевиков Сибирь, Урал и большая часть территории современного Казахстана. В течение всего времени своего существования, несмотря на численное и военно-техническое превосходство противника, Сибирская армия не знала поражений.
Перед войсками Сибирской армии не ставилось каких-либо заранее намеченных стратегических задач. Основные направления боевых операций определялись в зависимости от расположения тех или иных группировок противника. Огромная территория театра военных действий и относительно незначительные силы как у белых, так и у красных обусловили то, что сплошная линия фронта отсутствовала. Военные действия велись, главным образом, вдоль железных и трактовых дорог.
В июне-сентябре 1918 г. I Средне-Сибирский корпус совместно с частями 2-й чехословацкой дивизии действовал на территории Восточной Сибири вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали. В результате разгрома советских войск в Забайкалье было достигнуто соединение сибирской белогвардейской группировки с дальневосточной группой чехословацких войск и налажено прямое железнодорожное сообщение между Омском и Владивостоком. Сибирская армия приобрела глубокий тыл, что позволило в относительно спокойной обстановке осуществить призыв новобранцев и завершить формирование регулярных частей и соединений.
Одновременно части Омской и Челябинской групп предприняли наступление на Тюмень и Екатеринбург, в результате которого 3-я Красная армия была оттеснена к северу от железной дороги Омск - Екатеринбург. Осенью 1918 г. на этом направлении были сосредоточены все основные силы I, II и III корпусов Сибирской армии. В боях за Урал, разгромив 3-ю Красную армию и взяв Пермь, войска Сибирской армии добились своих самых значительных успехов. Одним из важнейших результатов Пермской операции стало то, что к весне 1919 г., так же как и летом 1918 г., Восточный фронт вновь стал основным для Советской республики.
На южно-сибирском направлении главным противником белогвардейцев были советские войска Туркестанской республики. Части II Степного Сибирского корпуса захватили огромную территорию вплоть до китайской границы, но главная их цель - город Верный - оказалась недосягаемой. Данное операционное направление являлось второстепенным, и результаты боевых действий здесь не оказывали существенного влияния на общую военнополитическую обстановку на востоке России.

Утвердившийся в отечественной историографии тезис о подавляющем численном превосходстве чехо-белых как решающем факторе их успехов не соответствует действительности. Как правило, численное превосходство находилось на стороне советских войск, которые к тому же были лучше оснащены в материально-техническом отношении. Но чехо-белые превосходили красных в организационном и морально-психологическом отношениях.
Успешным действиям чехо-белых на Урале способствовало благожелательное отношение к ним со стороны значительной части местного населения. Крестьяне снабжали белых продовольствием и деньгами, сообщали сведения о противнике. Крестьянские боевые дружины, защищая свои села от красноармейцев, содействовали регулярным чехо-белогвардейским войскам в борьбе с советскими вооруженными силами. Мощное антибольшевистское партизанское движение в тылу 3-й Красной армии способствовало победе Екатеринбургской группы войск в Пермской операции.
<< | >>
Источник: Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году. 2010

Еще по теме Западный фронт (октябрь-декабрь 1918 г.):

  1. Южный Сибирский фронт (июнь-декабрь 1918 г.)
  2. Восточный фронт (июнь-сентябрь 1918 г.)
  3. На Западном фронте есть перемены
  4. Глава 6 Создание органов внутренних дел Советского государства (октябрь 1917—1918)
  5. Глава 2 ЛЕНИНСКИЙ ПЛАН ПРИСТУПА К СТРОИТЕЛЬСТВУ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОСНОВ СОЦИАЛИЗМА (ОКТЯБРЬ 1917- ИЮНЬ 1918 г.)
  6. ГЛАВА VIII БОРЬБА ПАРТИИ ЗА РАЗВИТИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И УПРОЧЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (октябрь 1917 года-1918 год)
  7. КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 12 октября 1998 г. N 24-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 3 СТАТЬИ 11 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 27 ДЕКАБРЯ 1991 ГОДА "ОБ ОСНОВАХ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
  8. Глава 4. Адвокатура советского государства: этапы развития (октябрь 1917-1993 г.) § 1. Формирование органов защиты в первые годы советской власти (октябрь 1917-1920-е гг.)
  9. Тюменско-Шадринскоенаправление (июнь-август 1918 г.)
  10. 3. НА ИСПАНСКОМ ФРОНТЕ