Южный Сибирский фронт (июнь-декабрь 1918 г.)


Южный фронт Сибирской армии возник в первых числах июня 1918 г., когда части Средне-Сибирского корпуса при поддержке чехословаков начали боевые операции против советских войск, базировавшихся в Барнауле. Кроме красногвардейских отрядов, сформированных на территории Алтайской губернии, здесь находились и красногвардейцы, прибывшие из Семипалатинска и Кольчугино.

Потеряв 15 июня Барнаул, советские войска отступили по железной дороге в сторону Семипалатинска и сосредоточились на станции Алейская. Тех, кто желал продолжать борьбу, оказалось 800-1 ООО чел. В результате реорганизации разрозненных красногвардейских групп было сформировано четыре отряда - 1-й Барнаульский, 2-й Железнодорожный, 3-й Коммунистический и й Интернациональный. Общее руководство этими силами принял на себя бывший прапорщик П. Ф. Сухов; обязанности начальника штаба стал исполнять бывший подпоручик Д. Г. Сулим. На совещании командного состава объединенного отряда было принято решение походным порядком двигаться на Славгород, откуда планировалось по железной дороге добраться до Омска,
о              падении которого красногвардейцам ничего не было известно. 17 июня красные покинули Алейскую и укрепились в районе деревень Харитоново и Мостовое.
Кулундинская степь в указанное время отнюдь не являлась глубоким тылом белых, как об этом пишет В. С. Познанский[907]. Военные действия велись здесь непрерывно с конца мая. Ликвидацию красногвардейского отряда Сухова белое командование рассматривало не как карательную экспедицию, а как завершающий этап разгрома Барнаульско-Семипалатинской группировки советских войск.
На пути красногвардейцев отсутствовали сколько-нибудь крупные силы белых. Гарнизон Славгорода состоял к 22 июня всего лишь из 45 бойцов при четырех пулеметах и вряд ли мог долго противостоять в 22 раза превосходящему по силам противнику. На усиление Славгородского гарнизона командование Степного Сибирского корпуса направило все свободные резервы. 24 июня из Татарска сюда были переброшены сорок бойцов, через четыре дня еще тридцать. 28 июня из Омска на Славгород выступил сводный отряд капитана П. Г. Дорофеева силою 96 штыков при четырех пулеметах. Первоначально личный состав этого отряда предназначался для пополнения 1-го, 2-го и 3-го Степных полков, действовавших на Ишимском и Шадринском направлениях[908].
Преследование красногвардейского отряда П. Ф. Сухова с юга было предпринято силами отряда капитана В. Д. Травина, базировавшегося на железной дороге Барнаул - Семипалатинск. По занятии ст. Алейская капитан Травин направил в сторону с. Бутырки небольшой отряд в составе роты капитана А. А. Клецкого и взвода офицерской роты поручика В. С. Сергеева, всего около 100 штыков под командованием капитана Э. К. Зеленевского. Чуть позднее к отряду Зеленевского присоединились 50 казаков под командованием поручика Ярославцева. К концу июня этот отряд расположился в с. Овечкинское[909].
Кроме отряда капитана Зеленевского из войск капитана Травина был выделен отряд поручика Черепова численностью около 100 штыков, который в
указанное время располагался в районе с. Тюменцево. Со стороны Камня против красногвардейцев действовал Каменский отряд неустановленной численности, со стороны Семипалатинска - Семипалатинский отряд численностью около 75 чел. В селе Бутырском этот отряд присоединился к отряду Зе- леневскому, но около 25-26 июня он был отозван своим командованием обратно в Семипалатинск и, видимо, в последовавших вскоре боях участия не принимал.
В этих условиях капитан В. Д. Травин отдал следующие распоряжения: поручику Черепову, находившемуся со своим отрядом в Тюменцево, была поставлена задача атаковать красных в направлении на Баевское - Жаркова. Капитан Зеленевский получил задачу двигаться от Завьялово в северном направлении и, соединившись с Череповым, совместными усилиями разбить красных в районе Баево - Жарково. Из отряда Зеленевского намечалось выслать роту с пулеметами и 30 всадниками в направлении на Хорошавку. Предполагалось, что своим движением на север капитан Зеленевский разрежет красных на две части.
Общее руководство белогвардейскими силами в районе Славгорода было поручено капитану П. Г. Дорофееву. По его распоряжению около 26 июня из Славгорода были выдвинуты два отряда под общим командованием капитана Селезнева: первый (северный) - в направлении на Баевское с задачей соединиться для совместных действий с Каменским отрядом, второй (южный) - на села Вознесенское - Леньковское, где предполагалось его соединение с Семипалатинским отрядом[910].
В ночь на 29 июня Каменский отряд попытался с ходу захватить Мостовое, но был контратакован красными и отступил (вероятно, на Баево). После этого П. Ф. Сухов перешел к активным действиям. В ночь на 1 июля Барнаульская и Интернациональная роты при поддержке пулеметного взвода атаковали располагавшийся в Овечкиной отряд капитана Э. К. Зеленевского. Красные разведчики, побывавшие накануне в селе, выяснили, что «белогвардейцы беспробудно пьянствуют, караульную службу несут кое-как, окопы не отрыли, а пулеметы находятся не на позициях, а в штабе». Белые, застигнутые врасплох, были выбиты из Овечкино и отступили к деревне Вылково. К вечеру 1 июля под натиском красных они вынуждены были отойти к селу Тюменцево[911].
Шестого июля суховцы перешли в наступление на Баевское и рассеяли находившийся там немногочисленный Каменский отряд. Часть этого отряда отошла к Камню, часть - к Тюменцево, где соединилась с отрядом капитана Зеленевского. Накануне суховцы предприняли движение со стороны с. Мостовое на Жарково-Хорошавку с целью охватить располагавшийся в с. Глубокое Славгородский отряд капитана Селезнева. Под натиском красных славгородцы 5 июля отступили к с. Леньковское, где были окружены противником. 8 июля здесь произошел бой, в результате которого отряд капитана

Селезнева оставил с. Леньковское и отошел в с. Благовещенское. По словам капитана Дорофеева, отступление от Леньковского произошло «вследствие недостатка патронов»[912].
Таким образом, в течение 1-8 июля красногвардейцы нанесли поражение всем действовавшим против них белым отрядам. Это позволило П. Ф. Сухову беспрепятственно двинуть свой отряд на север с целью выйти на железнодорожную линию Омск - Новониколаевск. 13 июля красногвардейцы заняли село Травное.
К 3 июля 1918 г. численность белогвардейских войск Славгородско- Барнаульского направления составляла 231 штык, 25 сабель и семь пулеметов под общим командованием капитана Дорофеева. Против отряда Сухова действовал также и 1-й Новониколаевский полк капитана В. Д. Травина силою в 459 штыков при четырех пулеметах, располагавшийся в районе железной дороги Барнаул - Семипалатинск.
К 15 июля 1918 г. силы белогвардейцев на Барнаульском фронте достигли уже 787 штыков, 162 сабли при одном орудии и 17 пулеметах и по-прежнему были распределены между двумя отрядами, действовавших против красногвардейцев с севера и юга. В состав Северного отряда, возглавляемого капитаном Дорофеевым, входили 120 штыков и 50 сабель 4-го Степного полка, 97 штыков сводного отряда 1-й Степной дивизии и десять сабель 2-го Сибирского казачьего полка, всего 217 штыков и 60 сабель при 11 пулеметах. Южный отряд под командованием капитана Травина составляли 470 штыков и 20 сабель 1-го Новониколаевского полка, 100 штыков 5-го Степного полка и 82 сабли 3-го Сибирского казачьего полка, всего 570 штыков и 102 сабли при одном орудии, шести пулеметах и четырех автомобилях[913].
Учитывая, что не все войска капитанов Травина и Дорофеева принимали непосредственное участие в боях с красногвардейцами, получается, что белые не имели численного превосходства над противником, и поэтому рассчитывать на скорый успех им не приходилось. Тем не менее, из штаба Степного Сибирского корпуса было отдано приказание капитану Травину самым решительным образом преследовать красных, настичь и разбить их. Но догнать красных оказалось нелегко. Дабы воспрепятствовать выходу красных на железнодорожную линию Омск - Новониколаевск, из ст. Алейская сюда была переброшена рота из отряда капитана Травина. От Татарска, Каинска и Новониколаевска навстречу красным выдвинулись части местных гарнизонов. Дальнейшее продвижение красных на север преградили белогвардейские отряды, занявшие Быструшинское, Индерское и Довольное. В этих условиях П. Ф. Сухов резко изменил направление движения своего отряда и повернул на юг в направлении Карасук - Шимолино. В Шимолино красные были настигнуты ротой поручика Ярославцева. Произошел бой, в котором красные потеряли до 20 чел. убитыми.

В течение месяца белые безуспешно пытались уничтожить отряд Сухова, который, искусно маневрируя, сумел не только уйти из-под их удара, но и нанести им ощутимое поражение. В ночь на 19 июля в районе села Вознесен- ское суховцы разгромили Славгородский отряд под командованием капитана Селезнева. Белые потеряли 23 чел. убитыми, 12 ранеными, 23 без вести пропавшими, 4-5 пулеметов и 10 тыс. патронов. Днем поражение потерпел и отряд капитана Травина, который был отброшен красными к северу от с. Возне- сенское, после чего отошел в Славгород. Следует отметить, что отряд Травина еще 18 июля достиг с. Родино и простоял здесь, бездействуя, до 19 июля, не оказав какой-либо поддержки Славгородскому отряду".
Отряд Сухова стал быстро уходить на юго-восток и в последних числах июля вышел к станции Хлопуново Алтайской железной дороги. Отсюда красногвардейцы двинулись в сторону Горного Алтая. У них имелся единственный путь по тракту от поселка Черный Ануй на Усть-Кан, Абай, Усть-Коксу и далее по долине р. Катунь до Чуйского тракта, по которому можно было пробиться в Монголию. Таким образом, первый раунд в борьбе против отряда П. Ф. Сухова белогвардейцы проиграли.
В условиях отсутствия линии фронта и чисто партизанской тактики, применяемой красными, догнать или окружить суховцев не представлялось возможным. К тому же белые располагали в основном пехотными частями, не приспособленными для маневра и быстрой концентрации. Неудачи белых можно объяснить еще и тем, что район боевых действий здесь находился на стыке двух корпусных районов (1-го и 2-го), и первоначально не было четко определено, командир какого из корпусов должен руководить операцией в целом. июля 1918 г., согласно приказу по Степному Сибирскому корпусу, во главе всех войск, действовавших против отряда Сухова, встал войсковой старшина В. И. Волков. Под его командованием были объединены 1-й Сибирский казачий полк, Новониколаевский эскадрон, три роты 1-го Новониколаевского и одна рота 5-го Степного полков, казачья пулеметная команда, 1-я казачья легкая и мортирная батареи, авточасть, всего шесть сотен, один эскадрон, четыре роты, 13 пулеметов, два орудия и десять автомобилей. В строю числилось 470 штыков и 1 125 сабель. Волкову поручалось сосредоточить отряд на станции Алейской к утру 28 июля, после чего уничтожить «банды мадьяр и красных» в районе Кулундинской степи и линии Барнаульской железной дороги. На время операции начальники гарнизонов городов Барнаула, Бийска и Камня в оперативном отношении временно подчинялись командиру Степного Сибирского корпуса[914].
Командование белых учло ошибки и недостатки боевых операций на Барнаульском фронте. Теперь для ликвидации советских войск были выделены преимущественно кавалерийские части, а вся белогвардейская группировка в два раза превосходила противника по силе. В новых условиях отряд Сухова терял свои тактические преимущества.
июля отряд войскового старшины В. И. Волкова сосредоточился в районе станции Алейская, выслав передовые части к деревне Белоглазово. августа белые предприняли наступление на деревню Тележиху, в которой размещались главные силы противника. В результате боя, продолжавшегося несколько часов, противник был разбит, потеряв убитыми более двухсот человек. Остатки красных бежали к деревне Топольная, расположенной в десяти верстах к югу от Тележихи. Белые захватили три пулемета, два мотоцикла, 15 велосипедов и санитарный отряд с сестрами милосердия. При бегстве противник сжег три подводы с винтовками. По официальным данным в отряде войскового старшины Волкова было ранено два человека и убито семь лошадей[915].
В бою под Тележихой был уничтожен костяк суховских войск - 3-й Коммунистический отряд, в результате чего вопрос о возможности дальнейшей организованной борьбы для красных оказался предрешенным. В отряде Сухова началось разложение. Лишь немногие решили прорываться в Монголию. августа в горном ущелье, южнее с. Тюнгур, красногвардейцы попали в засаду, организованную каракорумцами. Попав под перекрестный огонь, отряд Сухова понес новые потери и окончательно распался[916].
К середине августа операции на территории Алтайской губернии завершились. Ввиду окончания боевых действий в Алтайском районе 1 сентября командующий Сибирской армией приказал гарнизоны городов Барнаула, Бийска, Славгорода и Камня вернуть в подчинение командиру I Средне- Сибирского корпуса[917].
***
В ходе борьбы с красногвардейским отрядом П. Ф. Сухова командование Сибирской армии вынуждено было часть своих сил отвлечь на подавление мятежа капитана Д. В. Сатунина, продолжавшегося с середины июля до начала августа 1918 г. 14 июля капитан Сатунин с отрядом в 85 чел. захватил село Улала. Оттуда по телеграфу он сообщил по всей линии Алтайской железной дороги, что им впредь до созыва Учредительного собрания вводится на территории Алтая военное управление. Вся власть на местах должна была перейти начальникам военных гарнизонов, которым следовало разоружить все организации и всех частных лиц, а также принять самые решительные меры, вплоть до расстрела, в отношении большевиков. В следующей телеграмме Сатунин объявил, что главным органом власти самопровозглашенной республики является возглавляемый им Горно-Алтайский центральный военный совет с местоприбыванием в селе Онгудай. Подобные же военные советы предполагалось создать и на местах. На вопрос находившегося в Улалы ко
миссара Каракорумского уезда Батунина - признает ли Сатунин Временное Сибирское правительство, - последний ответил, что признает в случае, если оно признает Алтайскую республику. Указания Батунина на недопустимость подобных действий ни к чему не привели, и он вынужден был выехать в Бийск.
Первоначально командование Сибирской армии попыталось ликвидировать инцидент без применения силы. В Улалы были направлены капитан Лимасов, с поручением склонить Сатунина к признанию Временного Сибирского правительства, и штабс-капитан Рождественский для расследования дела. Однако мирные переговоры ни к чему не привели. 18 июля, расстреляв 9 человек из числа арестованных им большевистских деятелей, капитан Сатунин ушел с отрядом из Улалы в Онгудай. По пути в Онгудай он осуществлял репрессии в отношении русского населения. Таким образом, Сатунин пытался разжечь межнациональную вражду на Алтае с целью привлечь в свой отряд инородцев.
На телеграмму капитана В. Д. Травина с требованием сдать отряд и отправиться в Омск для дознания Сатунин также ответил отказом, предложив выслать в Омск делегацию «Центрального военного совета» для переговоров с Временным Сибирским правительством. В этих условиях было принято решение бороться против Сатунина вооруженной силой. Из Бийска в Онгудай выступил отряд поручика Селиванова, состоявший из офицеров, а также из крестьян тех селений, которые испытали на себе репрессии Сатунина. В том же направлении выступил и отряд поручика Сергеева. При приближении частей Сибирской армии Сатунин отступил со своим отрядом в село Кош-Агач.
Из Онгудая правительственные войска, разделившись на фронтальную и обходную колонны, двинулись на Кош-Агач. 4 августа обходная колонна под командованием штабс-капитана Любимцева захватила село. Отряд Сатунина был разоружен и взят под арест. Сам капитан Сатунин пытался застрелиться, но лишь легко ранил себя[918].
***
После ликвидации красногвардейского отряда П. Ф. Сухова и мятежа капитана Д. В. Сатунина на Алтае недолго сохранялась стабильная обстановка. В начале сентября 1918 г. в Змеиногорском и Славгородском уездах Алтайской губернии произошли вооруженные восстания, вызванные нежеланием крестьян идти на службу в Сибирскую армию.
Усмирение восстания в районе Кулундинской железной дороги было возложено на командира 4-го Степного полка полковника Е. В. Булатова, в под
чинение которому поступали также 1-й Новониколаевский полк подполковника Э. К. Зеленевского и 1-я конная батарея из состава 1-й Сибирской казачьей дивизии. Боевой состав этой группировки составлял 439 штыков, семь пулеметов и одно орудие. Кроме того, 5 сентября со станции Исилькуль в Славгородский уезд выступил партизанский отряд войскового старшины Анненкова (498 штыков, 200 сабель, восемь пулеметов и пять орудий).
В Змеиногорском уезде общее руководство по подавлению восстания осуществлял командир 7-го Степного полка полковник Войдылло. В его распоряжение поступили 2,5 роты 7-го полка и взвод 3-го Сибирского казачьего полка, располагавшиеся в Семипалатинске, а также Новониколаевский кавалерийский эскадрон (в Змеиногорске), сотня 3-го казачьего полка (в Усть- Каменогорске) и рота учебной команды из Барнаула[919].
Плохо организованные и слабовооруженные отряды повстанцев не смогли противостоять регулярным частям белогвардейцев. К 7 сентября 1-й Новониколаевский и 4-й Степной полки заняли мост через р. Бурла и выбили противника со станции Бурла. 10 сентября войска атамана Анненкова очистили от повстанцев Славгород, а 14 сентября обер-квартирмейстер Степного Сибирского корпуса подполковник Г. А. Зезин доложил в штаб Сибирской армии о ликвидации восстания в Славгородском уезде. Село Ше- монаиха - центр восстания в Змеиногорском уезде - части полковника Войдылло взяли 23 сентября[920].
Но положение в Алтайской губернии продолжало оставаться нестабильным. 29 сентября отряду Средне-Сибирского корпуса, в составе 3-го Барнаульского полка, была поставлена задача воспрепятствовать распространению мятежа в сторону гор. В исполнении задачи полк выступил из Барнаула тремя колоннами. Левая колонна в составе двух рот с тремя пулеметами высадилась на станции Алейская и двинулась на Усть-Чарышскую пристань, Красноярская с выходом на дорогу Бийск - Змеиногорск. Средняя колонна в составе одной роты с пулеметом высадилась на станции Шипуново и двинулась по шоссе Барнаул - Змеиногорск на Краснощеково, Змеиногорск. Правая колонна в составе одной роты с двумя пулеметами высадилась на станции Поспе- лиха и двинулась на Кузнецово, Таловку, Змеиногорск. 30 сентября левая колонна достигла дер. Романовка и выступила на Красноярское. Средняя колонна прибыла в Калмыцкие мысы. Правая колонна - в дер. Кузнецово. октября правая колонна Барнаульского полка прибыла в Змеиногорск. К этому времени из частей Степного Сибирского корпуса в городе оставалась третья сотня 3-го Сибирского казачьего полка. В связи с прибытием в Алтайскую губернию Барнаульского полка действовавшие здесь части 5-й Сибирской стрелковой дивизии подлежали отправке через Семипалатинск на Сер-
107
гиополь для присоединения к свои дивизии .

Директивой из штаба армии от 20 октября предписывалось операцию по подавлению восстания в Алтайской губернии продолжать вести командиру го действующего Барнаульского полка подполковнику Вольскому с непосредственным подчинением командарму108. Полк оставался на территории губернии до конца ноября 1918 г., а затем был переброшен на Западный фронт.
***
В начале июля 1918 г., когда в Кулундинской степи шли бои с красногвардейским отрядом Сухова, части Степного Сибирского корпуса предприняли наступление в Семиреченском направлении. Летом 1918 г. после свержения советской власти в Поволжье, на Урале и в Сибири Туркестан оказался изолированным от Советской России. Несмотря на это, местные большевики сумели сохранить здесь свои позиции и организовали отпор наступавшему с севера противнику.
Напомним, что на территории Семиреченской области уже с конца 1917 г. шла почти непрерывная борьба красногвардейских отрядов с вооруженными формированиями Семиреченского казачьего войска. К концу мая советские войска ликвидировали контрреволюционные очаги в казачьих станицах, примыкающих к г. Верный. Но отдельные повстанческие группы сумели скрыться на территории Китая или прорвались в Северное Семиречье.
Для окончательного подавления «контрреволюции» в Северное Семиречье из Верного в начале июня был направлен красногвардейский отряд И. Е. Мамонтова численностью в 1,2 тыс. сабель. Местное казачество и представители Алаш-Орды в станице Урджарской образовали Комитет спасения, который предпринял попытку организовать сопротивление надвигавшемуся противнику. июня 1918 г. члены Комитета спасения О. Алжанов и Суменков направили в штаб Степного Сибирского корпуса Семиреченскому войсковому атаману и Алаш-Орду телеграмму: «В Верненском уезде совершенно уничтожены станицы Малая, Большая, Каскелен, Тастак, некоторые киргизские, старожильческие селения. Большая часть населения без различия полов, возраста вырезана большевиками. Беженцы по дороге расстреливаются. По декрету облсовета казаки лишены звания, земли и общественных прав и киргизы ограничены в правах». Они настоятельно просили оказать срочную помощь для противодействия двигавшемуся на Урджар отряду Мамонтова. Связь с Комитетом спасения поддерживалась через российского консула в Чугучаке
В.              В. Долбежева. 2 июля он подтвердил просьбу о посылке отряда на Сергио- поль, а также оружия и патронов в связи с наступлением красных на Маканчи и Бахты, так как Комитет спасения своими силами не мог сдержать их натиска.
Отряд Мамонтова силою в 800 бойцов при двух орудиях и двух пулеметах 6 июля занял Маканчи, 8 июля - Урджар, а 9 июля - Бахты. Все населе-

ние этих пунктов вместе с отрядом Комитета спасения вынуждено было уйти за китайскую границу[921].
Ближайшие части Сибирской армии в это время были далеко на севере - в Семипалатинске и находились еще в процессе своего формирования. К 3 июля белогвардейский гарнизон Семипалатинска насчитывал 278 человек при двух пулеметах и одном бомбомете, в том числе 59 чел. командного состава, 661 штык, 258 сабель и 300 чел. невооруженных (5-й Степной полк - 540 штыков, два пулемета, один бомбомет, 3-й Сибирский казачий полк и отдельная казачья сотня - 15 чел. комсостава и 258 сабель, Киргизский отряд - 35 чел. комсостава, 100 штыков и 300 чел. невооруженных, Польский отряд - девять чел. комсостава и 21 штык).
Командующий Сибирской армией поставил перед частями Степного Сибирского корпуса задачу немедленно прийти на помощь семиреченским казакам. 7 июля в сторону Сергиополя был направлен Семипалатинский конный отряд под командованием подъесаула Г. П. Люсилина. В состав отряда входили сотня 3-го Сибирского казачьего полка, полусотня казаков- партизан и санитарный отряд, всего шесть офицеров и 175 казаков при двух пулеметах и одном легковом автомобиле[922].
Шестого июля П. П. Иванов-Ринов приказал полковнику Ф. Г. Ярушину выехать в Семипалатинск, выяснить результаты разведки Семипалатинского отряда, посланного на Сергиополь, и, сообразуясь с размерами предстоящей задачи, организовать отряд в составе не более одной-двух рот 5-го Степного полка, одной сотни 3-го Сибирского казачьего полка, отдельной роты капитана Ушакова, 19 грузовых и двух легковых автомобилей. С этими силами полковнику Ярушину предстояло занять Сергиополь, связаться с отрядами, находившимися в районе Урджарская - Бахты и Российским консульством в Чугучаке.
В Урджарскую и Бахты Ярушин должен был передать 700 берданок и 42 тыс. патронов. Конечной задачей ставилось взятие городов Лепсинска и Копала и образование фронта против большевистских сил среднего и южного Семиречья. Для решения этой задачи Ярушину предлагалось опираться главным образом лишь на те регулярные войска и киргизские отряды, которые он сможет организовать на освобожденной от большевиков территории[923].
Вечером 6 июля полковник Ярушин на пароходе «Тоболяк» отправился из Омска в Семипалатинск. При нем находился особый отряд Степного Сибирского корпуса в составе 18 офицеров, одного чиновника и добровольцев, всего 44 человека при двух пулеметах «Кольта» под командованием капитана Ушакова. В трюм парохода были погружены 1 тыс. «берданок» при 60 тыс. патронов и 500 трехлинеек при 59 тыс. патронов. В Павлодаре 8 июля на борт «Тоболяка» погрузился отряд прапорщика М. С. Чернова в составе 15 офицеров и 32 добровольцев при двух пулеметах
«Кольта». Вместе с «Тоболяком» следовал и пароход «Наследница», на борту которого располагался автомобильный отряд (19 грузовиков) под командой подпрапорщика Беляева. «Тоболяк» прибыл в Семипалатинск 11 июля. Пароход «Наследница», сев на мель, задержался в пути и прибыл в Семипалатинск только 14 июля.
15 июля полковник Ярушин завершил организацию Семиреченского отряда. В его распоряжении находились две роты 5-го Степного полка - 158 штыков, отдельная рота капитана Ушакова - 50 штыков, Павлодарский отряд прапорщика Чернова (из состава 4-го Степного полка) - 42 штыка, 3-й Сибирский казачий полк с полусотней партизан - 457 сабель, четыре пулемета, а также 2-я Степная отдельная легкая батарея (одно орудие), всего - 54 человека комсостава, 250 штыков, 457 сабель, одно орудие, четыре пулемета и 20 автомобилей. Вечером того же дня Ярушин вместе со своим начальником штаба подполковником И. И. Лихановым выехал на автомобиле на пикет Алтын-Кулакский (26 верст севернее Сергиополя), назначенный для сосредоточения частей Семиреченского отряда. Общее наступление на Сер- гиополь предполагалось начать утром 16 июля[924].
Между тем отряд подъесаула Г. П. Люсилина, ранее направленный в сторону Сергиополя, вечером 15 июля 1918 г. «с налета» взял город. Советский гарнизон, насчитывавший всего 40 человек, занял позиции в крепости и дождался прихода подкрепления - 700 человек при двух пулеметах и одном орудии под командованием бывшего подпоручика Иванова. Отряд подъесаула Люсилина, ввиду своей малочисленности, отступил к станции Алтын-Кулат. Вскоре сюда же прибыли казаки Кокпектинской[925] и Урджарской сотен[926].
В авангарде Семиреченского отряда, выступившего в направлении на Сергиополь, двигалась автомобильная колонна и приданный ей Павлодарский отряд прапорщика М. С. Чернова. Общее руководство этой боевой группой осуществлял капитан Н. Д. Виноградов. С его именем связаны первые успехи белогвардейцев на Семиреченском фронте.
Вечером 18 июля авангард, возглавляемый капитаном Виноградовым, достиг пикета Алтын-Кулат, где соединился с отрядом подъесаула Люсилина и казаками Кокпектинской и Урджарской станиц. Приняв по собственной инициативе командование над всеми отрядами, Виноградов утром 19 июля провел реорганизацию казачьих сил, назначив отделеннных, взводных и со
тенных командиров. Всего в его распоряжении оказалось 423 человека, в том числе 150 - в Кокпектинской, 150 - в Урджарской, 60 - в сводной и 53 - в партизанской сотнях. Главные силы отряда полковника Ярушина вечером июля находились на пикете Аркадском.
Противник в это время занимал позиции на возвышенностях в шести верстах к северу от Сергиополя. Силы красных достигали 600 человек при одном орудии старого образца и трех пулеметах системы «Максим». Красноармейцы были вооружены берданками с неограниченным количеством патронов[927].
20 июля капитан Виноградов предпринял наступление на передовые позиции противника. Бой продолжался 36 часов и в ночь на 21 июля завершился полной победой белых. Защищавший город красногвардейский отряд потерял около 200 человек убитыми, остальные 400 человек, частью бросив оружие, ушли в направлении Урджара. Трофеями белых стали одно орудие и три пулемета системы «Максим», их потери составили семь человек убитыми, 20 ранеными и контуженными. Деморализации красных способствовало то, что в разгар боя командовавший ими бывший подпоручик Иванов бросил своих бойцов и бежал в Верный. Пленных белые не брали. Этим объясняется большое количество убитых со стороны красных. Преследуя бегущего противника, казаки Урджарской сотни во главе с вахмистром Костиным на следующий день уничтожили еще 50 красногвардейцев[928]. июля отряд капитана Виноградова взял станицу Урджарскую и, продолжая наступление, 28 июля прибыл на ночлег в село Маканчи. Утром 29-го красногвардейский отряд И. Е. Мамонтова неожиданно атаковал Маканчи. В ходе ожесточенного боя белые потеряли убитыми около 40 человек; капитан Н. Д. Виноградов был смертельно ранен. Красные потеряли убитыми около 100 человек, в том числе и своего командира И. Е. Мамонтова. Партизанский отряд капитана Виноградова, который после его смерти возглавил его брат штабс-капитан Виноградов, отступил к северо-востоку от с. Маканчи в направлении на Чугучак. Находившаяся при отряде Урджарская казачья сотня отошла в сторону с. Бахты.
Захват белыми Сергиополя явился сигналом для антибольшевистского восстания в казачьих станицах северного Семиречья. 23 июня начались вооруженные выступления в станицах Капальской, Саркандской, Тополевской, Лепсинской, Урджарской и других, поддержанные алашордынцами[929].
Объединившись под командованием полковника Н. Н. Вяткина, семире- ченские казаки в конце июля захватили пограничное укрепление Бахты. августа отряд Вяткина, насчитывавший 450 вооруженных и 120 невооруженных бойцов при четырех пулеметах, выступил из Бахтов и вечером того же дня занял Маканчи. Село было почти полностью сожжено ушедшими красногвардейцами.

Часть отряда полковника Вяткина в составе 125 человек при двух пулеметах под командой войскового старшины Бычкова двинулась из Бахтов навстречу отряду полковника Ярушина и у села Благодатного была атакована красными во фланг. В это время к селу подошла партизанская сотня из отряда Ярушина, после чего белые отряды сами перешли в наступление и выбили красных из Благодатного. Противник, потеряв около десяти человек убитыми, отступил к селу Некрасово, в десяти верстах к юго-востоку от Благодатного. Потери белых - два тяжело- и пять легкораненых[930].
Антибольшевистское восстание в казачьих станицах Северного Семиречья и наступление белых со стороны Семипалатинска заставили советское руководство г. Верного предпринять энергичные меры для их ликвидации. В конце июля большевики сформировали Верненский сводный отряд. 1 августа этот отряд выступил из станицы Карабулакской и на следующий день выбил повстанцев из Капала. Пополнив свои силы, красные предприняли наступление на станицы Арасан, Абакумовскую и Саркандскую. Первые два пункта были заняты без боя. Что касается Сарканда, то здесь красные не сумели добиться успеха[931].
Для руководства восставшими семиреченскими казаками полковник Ярушин направил в Сарканд войскового старшину Н. Д. Кольца, который и прибыл к месту назначения 7 августа. Утром 9 августа красные предприняли наступление и ворвались в станицу. Казаки дрогнули и в панике начали переправляться через р. Сарканд в надежде найти свое спасение в горах. Войсковой старшина Кольц с револьвером в руках остановил часть бегущих и с помощью нескольких урядников создал из них ядро, к которому начали присоединяться и остальные. Бой продолжался 84 часа и закончился 12 августа. Потери казаков составили 16 человек убитыми и 11 ранеными.
К 13 августа станица оказалась в полном окружении. До конца августа красные методично обстреливали станицу из артиллерийских орудий и предпринимали решительные, но безуспешные атаки. Красные были «богато снабжены спиртом» и «лезли напролом». По признанию Н. Д. Кольца, душой обороны был вахмистр Василий Алексеевич Королев, который бросался в самые опасные места боя и личным примером ободрял слабонервных[932].
После двухнедельной осады положение защитников Сарканда стало критическим. Войсковой старшина Н. Д. Кольц записал в своем дневнике:
«22 августа ...У казаков и населения подорвалась надежда на подход отряда из Сергиополя. Раздаются голоса, что их обманывают и что никакого Временного сибирского правительства не существует. Под влиянием красных (только улица разделяет линии), которые советуют выдать или покончить меня и Королева (начальник обороны), дух бойцов падает. августа ...Люди начинают слабеть; духота, солнцепек и вонь от трупов, которые лежат между нами и красными.
августа ...У казаков замёчается упадок духа, устойчивости, ибо надеются теперь на чужую помощь, а не на себя. Расход патронов за эту ночь не менее 4 ООО. Еще один такой бешеный натиск - и труды, жертвы двухнедельной борьбы сведутся к нулю. Запас патронов ничтожный. Народ нервничает»[933].
В это время Семиреченский отряд полковника Ярушина продолжал наступать вглубь Семиречья. Ближайшими задачами являлись: для правой колонны капитана Даркшевича - овладение районом Копала, для левой колонны капитана Ушакова - овладение Лепсинским районом. Под натиском колонны капитана Ушакова 29 августа красные оставили Лепсинск и отошли в село Покатиловское. Белые, не задерживаясь в городе, двинулись для преследования противника в направлении на Тополевка - Покатиловское. Получив известия о падении Лепсинска, в ночь на 30 августа части советского Вернен- ского сводного отряда сняли осаду Сарканда и отступили в трех направлениях: к Абакумовской, Покатиловскому и Антоновскому. Это позволило колонне капитана Даркшевича без особых препятствий соединиться с отрядом войскового старшины Кольца, находившимся в Сарканде. В 7 час. утра 1 сентября отряд Даркшевича (рота 5-го Степного полка, сотня 3-го Сибирского казачьего полка, 3-я Сергиопольская атаманская сотня, 2-я легкая батарея и три пулемета) выступил из Аксы и в 16 час. прибыл в Сарканд[934].
Отряд капитана Ушакова, двигавшийся со стороны Лепсинска, 31 августа подошел к селу Покатиловскому, расположенному между станицами Саркандской и Тополевской, но взять его не смог, так как местные жители заняли жесткую оборону. 2 сентября к Покотиловскому прибыл Верненский сводный отряд красных, в результате чего отряд капитана Ушакова был вынужден снять осаду села и отступить.
Оставив часть сил в Покатиловском, красные предприняли наступление на Лепсинск и 6 сентября выбили из него белогвардейцев. Однако, получив известия о приближении дополнительных сил белых, командование Вернен- ского отряда приняло решение оставить Лепсинск и 10 сентября начало отход в район села Черкасское, занимавшего центральное положение среди переселенческих населенных пунктов Лепсинского уезда. Сюда же вскоре прибыл и красноармейский отряд из Покатиловского.
По оценке исследователя С. Н. Покровского, силы, сконцентрированные в районе Черкасского, были довольно значительны. Опираясь на ресурсы района, Верненский сводный отряд имел возможность продолжать успешную борьбу с белогвардейцами. Однако 11 сентября командующий отрядом
А.              Петренко дал приказ на отход из Черкасского в направлении на Гаври- ловское, куда и прибыл 17 сентября 1918 г.[935]
Между тем командующий Сибирской армией 21 августа 1918 г. поставил перед Степаным корпусом очередную боевую задачу - овладеть Илийским
краем и городом Верный. Согласно приказу командира корпуса генерала Иванова-Ринова от 24 августа руководство операцией возлагалось на начальника 2-й Степной Сибирской стрелковой дивизии полковника В. П. Гулидова. В его распоряжение передавались все части, состоявшие в отряде полковника Ярушина, а также первые четыре сотни 3-го Сибирского казачьего полка[936]. 6-й и 8-й Степные полки в это время находились на Екатеринбургском фронте, временно включенные в состав 1-й Степной дивизии генерала Вержбицкого. В итоге полковник Гулидов мог располагать только 5-м и 7-м Степными полками своей дивизии. й Степной полк действовал на Семиреченском фронте. 7-й Степной полк, сформированный в Петропавловске, 7 августа передислоцировался в Омск и с 11 августа находился в резерве Сибирской армии. В это время в его составе находилось 440 офицеров и добровольцев, 16 лошадей, 10 повозок и три походных кухни[937]. 25 августа полк выступил из Омска в Семипалатинск, а 26 августа следом за ним отправился и штаб 2-й Степной Сибирской стрелковой дивизии. Полк и штаб дивизии прибыли в Семипалатинск 30 августа[938].
С осени 1918 г. операции частей II Степного Сибирского корпуса в Семиречье продвигались с большим трудом. Прекращение наступления белых было вызвано тем, что в ближайшем тылу белогвардейского Семиреченского фронта, в районе, охватывавшем несколько переселенческих сел севернее Лепсинска, оставалась сильная группировка советских войск (Черкасская оборона), которая угрожала тыловым коммуникациям белых. Территория района «Черкасской обороны» определилась к середине сентября. В западной его части находились села Антоновское, Черкасское и Петропавловское, в которых были сосредоточены главные силы «Черкасской обороны»; в северной части - Андреевское, Осиновское и Колпаковское; в восточной - Глиновское, в юго-восточной - Константиновское. В указанных селах находились опорные укрепленные пункты. Численность советских войск здесь составляла примерно 4-5 тыс. бойцов. Общее руководство «Черкасской обороной» осуществлял Военный совет, возглавляемый большевиком А. Н. Дьяченко[939].
В штабе Сибирской армии причины неудач склонны были объяснять недостаточностью сил по сравнению с противником. К 13 октября 1918 г. на Семиреченском фронте белые имели 886 штыков, 2 183 сабли, два орудия и пулемета (табл. 16). Силы же противника, по оценке штаба Сибирской армии, к этому времени достигали 7 тыс. штыков, 1,2 тыс. сабель, 15 орудий и 35 пулеметов. В пути на Семиреченский фронт находился отряд войскового старшины Б. В. Анненкова (780 штыков, 1 225 сабель, восемь орудий, пулеметов)[940], но и с его прибытием белые не могли получить численно-

го превосходства. К тому же отряд Анненкова до конца декабря 1918 г. в боевых операциях не участвовал, находясь в тылу на переформировании.
Наименование частей Офи
церов
Шты
ков
Са
бель
Техн.
войск
Пуле
метов
Ору
дий
Само
летов
НА ФРОНТЕ
17-й Семипалатинский полк
32 494 12
3-й Сибирский казачий полк: - в Семиреченском отряде 9 231 _ _ _
- в пути на Сергиополь 2 - 375 - 2 -
1-й Семиреченский каз. полк 29 - 910 - 4 - -
Алашские сотни** 6 - 381 - - - -
Партизанские сотни*** 11 35 286 - - - -
2-я отдельная легкая батарея - - - - - 2 -
Полевое телеграфное отделение 1 - - 10 - - -
1 -й Сибирский авиаотряд - - - - - - 2
ИТОГО 108 529 2 183 10 18 2 2
В ТЫЛУ:
19-й Петропавловский полк
34 357 4 _
Кабельное отделение при штабе дивизии 2 52 _
ИТОГО 36 357 - 52 4 -
ВСЕГО 144 886 2 183 62 22 2 2

Таблица 16*

¦Составлена по: РГВА. Ф. 39488. On. 1. Д. 13. J1. 7.
** Урджарская, Маканчинская, Бахтинская и Сергиопольская сотни. *** Сергиопольская и Урджарская казачьи сотни.
Начальник штаба Сибирской армии генерал П. П. Белов писал Верховному главнокомандующему генералу В. Г. Болдыреву: «Для развития наших операций во исполнение поставленной II Степному корпусу задачи по овладению Илийским краем и г. Верным является настоятельная необходимость усиления частей II Степного корпуса, действующих в Семиречье. В противном случае не только трудно рассчитывать на наше успешное продвижение в Семиречье, но является опасение, что в случае предпринятия активной операции противником Семиреченское казачество будет обречено на гибель. Противник, используя большевистское настроение смежной Алтайской губернии, будет угрожать нашему тылу и Сибирской магистрали».
Для усиления фронта генерал Белов предлагал возвратить в состав 5-й Сибирской дивизии 18-й Тобольский и 20-й Тюменский полки129. Однако критическое положение на Западном фронте, где они находились, не позволило осуществить это предложение.

В конце октября 1918 г. советские войска предприняли наступательную операцию с целью овладения станицами Абакумовской и Аксуйской. 20 октября отряды красных, действующие со стороны Кзыл-Агача и Капала, опрокинули казачьи заслоны и подошли к Абакумовской. 23 октября белые вынуждены были оставить эту станицу[941]. октября 1918 г. полковник В. П. Гулидов подписал оперативный приказ № 001 по 5-й Сибирской стрелковой дивизии. Для противодействия наступлению красных со стороны Абакумовской и воспрепятствования их соединения с советской группировкой, действовавшей севернее Лепсинска, начальник дивизии поставил своим частям следующие боевые задачи:
а)              Северной группе войскового старшины П. П. Копейкина (первая и пятая сотни 3-го Сибирского казачьего полка и четвертая рота 17-го Семипалатинского стрелкового полка) сосредоточиться в районе с. Стефановское (Уч- Арал) к 29 октября; вести разведку в направлении на Андреевское, Осинов- ское и Колпаковское. Штаб полка в с. Стефановское (Уч-Арал).
б)              Западной группе полковника И. В. Глушкова (первая и третья роты и команда разведчиков 17-го Семипалатинского стрелкового полка, первая и вторая роты 19-го Петропавловского стрелкового полка, четвертая сотня 3-го Сибирского казачьего полка, Аксуйская алашская конная сотня и алашский конный дивизион, 2-я отдельная легкая батарея), действуя одновременно во взаимной связи с южной группой есаула Асанова на тыл и левый фланг красных, остановить наступление из Абакумовска и не допустить объединения с северной группой красных. Вести наблюдение на фронте Черкасское - Саратовское - Андреевское, поддерживая связь с северной группой. Штаб полка в ст. Аксуйской.
в)              Южной группе есаула А. А. Асанова (1-й Семиреченский казачий полк, вторая рота 17-го Семипалатинского стрелкового полка и вторая сотня 3-го Сибирского казачьего полка) противодействовать наступлению красных со стороны Абакумовска, действуя во взаимной связи с западной группой полковника Глушкова; в случае наступления превосходящих сил красных, сосредоточившись в Сарканде, оборонять станицу до подхода 19-го полка. Штаб полка в Сарканде.
Дивизионный резерв составили шесть рот 19-го Петропавловского стрелкового полка и два эскадрона 1-го Киргизского конного полка. Ко времени отдачи приказа они находились на марше в Семиречье. Штаб 19-го полка располагался в Сергиополе, штаб Киргизского полка - в Семипалатинске[942].
Контратака Абакумовской, предпринятая белыми 27 октября со стороны станиц Саркандской и Аксуйской, не увенчалась успехом. Повторное наступление на Абакумовскую 18 ноября также было отбито красноармейцами. Советские войска все же не сумели полностью выполнить свою задачу. Станицу Аксуйскую, обороняемую частями полковника И. В. Глушкова, им взять так
и не удалось. Станица Абакумовская оставалась в руках красных чуть больше месяца. 2 декабря этот населенный пункт был вновь взят белыми[943].
Белогвардейское командование вынуждено было временно отказаться от наступления на Верный. Как видно из приказа № 001, задачи, поставленные частям 5-й Сибирской стрелковой дивизии, ограничивались сохранением сложившейся к тому времени оперативной обстановки на Семиреченском фронте. Как показали события последующих месяцев, эта ситуация вполне устраивала и командование советских войск. Малонаселенность театра военных действий, отсутствие надежных путей сообщения и наступившие холода привели к временному затишью на фронте.
Социально-политическая обстановка в этом регионе не благоприятствовала белым. Капитан А. Л. Симонов в докладе, адресованном генерал- квартирмейстеру Ставки Верховного главнокомандующего, писал: «Среди казаков (наиболее богатая часть населения), считавших себя собственниками края, была пропаганда уничтожения всего не казачьего населения. Это известно всему краю. Поэтому теперь большевики на все призывы сложить оружие отвечают: "Отступать нам некуда, потому что мы не хотим бросать свои земли, сдаваться не можем, потому что нас перебьют безоружных"». Советские войска Семиреченского фронта состояли, главным образом, из крестьян - бывших туркестанских стрелков, имевших опыт мировой войны и в качественном отношении не уступавших белогвардейцам. По словам
А.              Л. Симонова, обстановка борьбы была такова, что белым войскам приходилось «драться за каждый шаг, за каждый дом»[944].
Главная задача, стоявшая в 1918 г. перед частями II Степного Сибирского корпуса в Семиречье (взятие Верного), осталась невыполненной. Вплоть до начала 1920 г. белые войска Семиреченского фронта оставались примерно на тех же рубежах, что и осенью 1918 г. Командование белых не имело возможности создать здесь численного преимущества над противником, так как все свободные резервы Сибирской армии направлялись на главный в стратегическом отношении Уральский фронт.
Население Северного Семиречья, основную часть которого составляли казахи, склонно было поддерживать белогвардейцев. Однако командование Сибирской армии не использовало в полной мере казахский контингент для увеличения своих сил в Семиречье. Этому были объективные причины. Советские войска в Семиречье состояли главным образом из русских крестьян- переселенцев. Вовлечение в вооруженную борьбу большого количества казахов, в условиях малочисленности русских белогвардейских войск, неизбежно привело бы к ситуации, когда гражданская война в Семиречье вылилась бы в форму противостояния между коренным казахским населением и русскими. Учитывая автономистские тенденции в политике Алаш-Орды, казахские вооруженные формирования в будущем вполне могли стать силой, противостоящей центральной российской власти. 
<< | >>
Источник: Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году. 2010

Еще по теме Южный Сибирский фронт (июнь-декабрь 1918 г.):

  1. Восточный фронт (июнь-сентябрь 1918 г.)
  2. Западный фронт (октябрь-декабрь 1918 г.)
  3. Тюменско-Шадринскоенаправление (июнь-август 1918 г.)
  4. Глава 2 ЛЕНИНСКИЙ ПЛАН ПРИСТУПА К СТРОИТЕЛЬСТВУ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОСНОВ СОЦИАЛИЗМА (ОКТЯБРЬ 1917- ИЮНЬ 1918 г.)
  5. Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году, 2010
  6. Второй Степной Сибирский армейский корпус
  7. Четвертый Восточно-Сибирский армейский корпус
  8. Приложение 2 ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ СИБИРСКОЙ АРМИИ
  9. Под знаменем Временного Сибирского правительства
  10. Первый Средне-Сибирский армейский корпус
  11. § 3. Деятельность адвокатуры в предвоенные годы (1930 - июнь 1941 г.)
  12. Униформа, награды и чинопроизводство в Сибирской армии
  13. §11. Область Сибирская
  14. Глава VIII. О фронтах и коалициях
  15. §13. Народы Сибирские.