загрузка...

Второй Степной Сибирский армейский корпус

  Вторым, после Новониколаевска, центром формирования частей и соединений Сибирской армии стал Омск - «столица» Акмолинской области и бывшего Степного генерал-губернаторства. До революции здесь базировались штаб Западно-Сибирского военного округа и органы управления Сибирского казачьего войска.
Штаб и управления корпуса располагались в Омске. В течение июня- декабря 1918 г. II Степной Сибирский корпус сменил трех командиров. С 7 июня до 5 сентября 1918 г. корпусом командовал генерал-майор П. П. Иванов-Ринов, а затем - Генштаба генерал-майор А. Ф. Матковский. С 17 по 26 сентября А. Ф. Матковский временно управлял военным министерством, а с 15 ноября по 8 декабря - временно командовал Сибирской армией. В эти отрезки времени на посту командира корпуса его замещали соответственно генерал-майоры В. В. Бржезовский и В. Р. Романов. 26 декабря 1918 г., ввиду своего назначения на пост командующего войсками Западно- Сибирского военного округа, генерал-майор Матковский передал командование корпусом генерал-майору Бржезовскому[558].
Начальником штаба корпуса 13 июня 1918 г. был назначен капитан Л. Д. Василенко, ранее занимавший пост командующего войсками Томского района. Василенко прибыл в Омск и вступил в должность 17 июня 1918 г. К этому времени был сформирован и штаб корпуса. Обер-квартирмейстером штаба корпуса был назначен капитан В. А. Зезин, дежурным штаб-офицером штаба корпуса - капитан М. И. Дорохов (с 8 октября - подполковник
В.              Ю. Сокольницкий). Должность инспектора артиллерии корпуса занимал подполковник С. М. Ушаков (с 7 июня). Корпусным инженером с 15 по 21 июня был подполковник Н. А. Завьялов, а затем подполковник Н. Д. Иванов. Полковник Быков, первоначально допущенный к исполнению должности корпусного интенданта, согласно его личной просьбе 22 июня был освобожден от возложенных на него обязанностей и заменен капитаном Осетниковым. Однако уже 27 июня Осетникова отстранили от должности
«как немогущего исполнять возложенные на него обязанности вследствие своей неподготовленности». 28 июня он сдал должность подполковнику
В.              В. Смирнову[559].
Первоначально в состав Степного Сибирского корпуса входили только части, сформированные в Омске. Согласно распоряжению Гришина- Алмазова от 16 июня 1918 г. разграничительная линия между Степным Сибирским и Средне-Сибирским корпусами прошла с севера на юг через города Сургут, Каинск, Славгород, станцию Бел-Багач (восточнее Семипалатинска), гору Белуха и китайский город Кобдо, все пункты включительно для Степного Сибирского корпуса, кроме города Каинска. Вся территория Сибирского казачьего войска, включая Бийскую линию, вошла в район Степного Сибирского корпуса. В изменение данного распоряжения 29 июня А. Н. Гришин- Алмазов приказал считать станцию Барабинск и г. Каинск также входящими в район корпуса[560]. В результате под командованием полковника Иванова- Ринова были объединены все белогвардейские отряды, находившиеся в пределах Акмолинской и Семипалатинской областей, западной части Томской губернии и освобожденной от большевиков части Тобольской губернии.
Для координации работы по формированию и комплектованию воинских частей Степного Сибирского корпуса из Омска на места в июне-июле направлялись в качестве военных руководителей уполномоченные командиром корпуса офицеры: в Тару - подполковник В. Ю. Сокольницкий, в Семипалатинск - полковник И. М. Берников, в Усть-Каменогорск - полковник JI. Н. Караев, в Павлодар, а затем в Тюмень - полковник Ефимов, в Тобольск поручик Плахинский, в Курган - капитан Пунинский, в Калачинск - прапорщик Белов, в Славгород - капитан П. Г. Дорофеев, в Шадринск - поручик
А.              В. Шемякин[561].
К 18 июня в рядах Степного Сибирского корпуса состояло 3 968 бойцов при 12 орудиях и 24 пулеметах. Определенная часть добровольцев, вступившая в отряды для защиты своих населенных пунктов, не пожелала продолжать службу в рядах регулярной армии. В результате, когда пришло время выступать на фронт, численность некоторых добровольческих отрядов существенно сократилась. Из 370 казаков, составлявших сформированный в Омске дивизион Сводного казачьего полка, к концу июня 230 человек разошлись по домам. Из 72 бойцов русско-киргизского отряда поручика Карманова осталось всего 20 человек[562]. В целом, однако, эта убыль была незначительной и многократно восполнялась за счет новых добровольцев. К 3 июля в частях корпуса насчитывался уже 9 121 боец при 17 орудиях, одном бомбомете и 71 пулемете[563].

Стрелковые части. 11 июня 1918 г. в Омске началось формирование 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии четырехполкового состава и отряда при 2-й школе прапорщиков. Приказом по корпусу от 15 июня временно командующим дивизией был назначен генерал-майор М. Н. Фукин, замененный вскоре полковником Г. А. Вержбицким[564].
Обязанности начальника штаба 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии с 17 июня исполнял поручик П. М. Ячевский. Этот офицер был по специальности артиллеристом и, как позднее выяснилось, оказался малопригодным для этой должности. Уже 4 июля начальник штаба корпуса капитан Василенко телеграфировал полковнику Вержбицкому: «Комкор приказал немедленно наладить работу Вашего штаба. Вам должно быть известно, что дивизия должна сноситься непосредственно со штакором. Между тем в штакор почти совершенно не поступает от Вас срочных донесений...». Телеграмма Василенко от 29 июля содержала те же нарекания. 2 августа генерал Вержбицкий получил телеграмму уже за подписью комкора, в которой без обиняков утверждалось, что поручик Ячевский недостаточно серьезно относится к работе штаба. Через несколько дней Ячевский убыл в разрешенный ему отпуск, а сентября 1918 г. совсем исключен из списков дивизии. Пост начальника штаба 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии занял подполковник Я. Крузе[565], способный штабной работник, впоследствии занимавший ряд более ответственных должностей.
К командованию полками 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии 15 июня были допущены следующие офицеры: 1-м - капитан В. Э. Жилинский, м - подполковник Д. Н. Панков, 3-м - капитан П. Г. Дорофеев и 4-м - капитан К. В. Неофитов-Неволин. Начальником отряда при 2-й школе прапорщиков был назначен штабс-капитан А. В. Пятницкий[566].
Большинство офицеров и добровольцев было направлено на укомплектование 1-го и 2-го Степных Сибирских стрелковых полков четырехротного состава. В 1-м полку командирами рот были назначены: 1-й - штабс-капитан В. Гальтер, 2-й - штабс-капитан А. И. Иванов, 3-й - штабс-капитан С. Жакович, 4-й - штабс-капитан А. Ф. Кальнинг. Во 2-м полку 1-ю роту возглавил капитан В. А. Беркстрем, 2-ю - штабс-капитан Н. А. Мельников, 3-ю капитан А. Н. Горячковский, 4-ю - полковник Б. М. Черкасов[567]. июня П. П. Иванов-Ринов приказал капитану П. Г. Дорофееву принять роту фронтовиков и отряд, формируемый при 2-й школе прапорщиков, и в двухнедельный срок привести 3-й Степной полк в боевую готовность. Отряды штабс-капитана Казагранди и поручика Тимофеева во всех отношениях были подчинены командиру 1-го Степного полка, отряды поручика Карманова и штабс-капитана Черкеса - командиру 2-го Степного полка, команда кон
ных разведчиков поручика Рудницкого - штабу 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии[568]. июня 1918 г. П. П. Иванов-Ринов приказал приступить к организации го, 5-го, 6-го и 7-го Степных Сибирских стрелковых полков. При формировании полков категорически запрещалось создание отдельных отрядов и других мелких единиц, кроме тех, которые уже действовали на фронтах.
Формирование 4-го Степного полка[569] было поручено начальнику 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии. На его укомплектование направлялись все мобилизованные офицеры и военные чиновники, а также добровольцы городов Омск, Каркаралинск, Ермак, Павлодар, Иртышск и Татарск с их уездами, еще не поступившие в другие формируемые части. В состав полка вошли расположенные в Павлодаре Сводный партизанский отряд и отряд Временного Сибирского правительства, а также Тюкалинский отряд поручика И. А. Клайшевича. Обязанности командира полка с 27 июня исполнял капитан А. Г. Онушкевич. 15 июля к командованию полком был допущен полковник Е. В. Булатов, но по пути к новому месту службы он попал в железнодорожную катастрофу. В связи с этим 30 июля командир корпуса приказал капитану Онушкевичу, не дожидаясь прибытия полковника Булатова, сдать должность своему помощнику капитану Орлову, а самому отправиться в распоряжение генерал-квартирмейстера штаба Сибирской армии[570].
Формирование 5-го Степного полка поручалось командующему войсками Семипалатинской области. Для укомплектования полка предлагалось использовать всех мобилизованных офицеров и военных чиновников, а также добровольцев городов Семипалатинск, Усть-Каменогорск, Зайсан, Сергиополь и Змеиногорск с их уездами. К командованию полком 28 июня был допущен полковник И. В. Глушков. Полк располагался в Семипалатинске. В его состав вошли находившиеся здесь добровольческий отряд и боевой отряд Временного Сибирского правительства. 13 июля в 5-й Степной полк влилась прибывшая из Змеиногорска команда в составе 36 офицеров, пяти юнкеров, девяти чиновников военного времени и четырех добровольцев; 14 июля - команда из Усть-Каменогорска в составе 16 офицеров, двух чиновников и двух добровольцев[571].
Формирование 6-го Степного полка командир корпуса возложил на начальника Тобольского гарнизона. Для укомплектования полка предлагалось использовать всех мобилизованных офицеров и военных чиновников, а также добровольцев городов Тобольск и Тара с их уездами. Ядром полка стал Тобольский отряд полковника К. С. Киселева, к которому присоединился отряд г. Тара. Приказом по корпусу от 8 июля полковник Киселев был допущен к
командованию полком. Первоначально полк состоял из трех рот, из которых первая и вторая были сформированы в Тобольске, третья - в Таре[572].
Формирование 7-го Степного полка поручалось начальнику Петропавловского района войсковому старшине В. И. Волкову. На укомплектование полка обращались мобилизованные офицеры и военные чиновники, а также добровольцы городов Петропавловск, Кокчетав, Атбасар, Акмолинск и Курган с их уездами. В его состав вошли Кокчетавская и Акмолинская пешие дружины, Атбасарский отряд, Курганский гарнизон, а также Петропавловские инструкторская и добровольческая роты. Командиром полка 30 июня был назначен полковник К. К. Войдылло[573].
К составу 7-го Степного полка первоначально принадлежал и Шадрин- ский добровольческий отряд капитана А. А. Куренкова, сформированный в начале июля. Этот отряд, однако, не подчинялся полковнику Войдылло и находился в распоряжении начальника 1-й Степной (4-й) Сибирской стрелковой дивизии генерала Вержбицкого. В ведомостях боевого состава Степного Сибирского корпуса Шадринский отряд проходил как батальон 7-го Степного (19-го Петропавловского) Сибирского стрелкового полка, а с начала октября 1918 г. как батальон 18-го Тобольского полка[574]. Но в течение всего 1918 г. батальон капитана Куренкова действовал как отдельная воинская часть, выполняя самостоятельные боевые задачи[575].
Город Шадринск, в котором был первоначально сформирован отряд Куренкова, относился к району III Уральского корпуса. На этом основании 12 октября 1918 г. начальник штаба Сибирской армии генерал П. П. Белов приказал Шадринский отряд изъять из состава II Степного Сибирского корпуса и отправить его в Екатеринбург для включения в состав 26-го Шадрин- ского полка горных стрелков[576]. Но данный приказ выполнен так и не был. Видимо, генерал Г. А. Вержбицкий не захотел расстаться с одной из своих лучших воинских частей. А чтобы отряд Куренкова не отобрали силой, на всякий случай Вержбицкий отправил его на самый отдаленный и практически недоступный для вышестоящего начальства участок фронта.
В освобожденной от большевиков Тюмени началось формирование 8-го Степного Сибирского стрелкового полка. Его командиром 28 июля был назначен полковник И. С. Смолин. 31 июля «для пользы службы» Смолин был
переведен на должность командира 3-го Степного Сибирского стрелкового полка, а 8-й полк возглавил полковник Б. М. Черкасов[577].
В конце июля 1918 г. в составе корпуса началось формирование 2-й Степной Сибирской стрелковой дивизии. Начальником этой дивизии 16 июля был назначен бывший командир 59-го Сибирского стрелкового полка старой армии полковник В. П. Гулидов. До чехословацкого выступления он возглавлял антибольшевистское подполье в Красноярске, а после переворота являлся начальником Красноярского гарнизона. Прибыв в Омск, В. П. Гулидов июля вступил в должность и приступил к формированию штаба дивизии, начальником которого был назначен Генштаба капитан М. А. Михайлов.
В состав 2-й Степной дивизии должны были войти 5-й, 6-й, 7-й и 8-й Степные Сибирские стрелковые полки. Однако фактически дивизия имела иную структуру. Дислоцировавшийся в Омске 4-й Степной полк 6 августа временно был включен в состав 2-й Степной дивизии, а 6-й Степной полк - в состав 1-й Степной дивизии. 10 августа в состав 1-й Степной дивизии вошел и формирующийся в Тюмени 8-й Степной полк[578]. Таким образом, реально начальнику 1-й Степной дивизии генералу Г. А. Вержбицкому подчинялись 1-й, 2-й, 3-й, 6-й, 8-й полки и часть 7-го; начальнику 2-й Степной дивизии полковнику В. П. Гулидову - 4-й, 5-й полки и часть 7-го.
Приказом по Сибирской армии от 26 августа 1918 г. Степному Сибирскому корпусу был присвоен второй номер, а его стрелковые дивизии и полки получили новые номера и названия. 1-я Степная Сибирская стрелковая дивизия стала именоваться 4-й Сибирской стрелковой, а входившие в ее состав 1-й, й, 3-й и 4-й Степные Сибирские стрелковые полки соответственно 13-м Омским, 14-м Иртышским, 15-м Курганским и 16-м Ишимским Сибирскими стрелковыми. 2-я Степная Сибирская стрелковая дивизия была переименована в 5-ю Сибирскую, а ее 5-й, 6-й, 7-й и 8-й Степные полки соответственно в й Семипалатинский, 18-й Тобольский, 19-й Петропавловский и 20-й Тюменский Сибирские стрелковые[579].
После призыва в войска новобранцев появилась возможность сформировать в полках вторые и третьи батальоны. 21 сентября 1918 г. генерал Вержбицкий приказал все полки вверенного ему отряда (13-й, 14-й, 15-й, 16-й, 18-й и 20-й) независимо от численности в них бойцов привести к трехбатальонному и двенадцатиротному составу[580]. 17-й и 19-й полки 2-й Сибирской стрелковой дивизии вплоть до конца 1918 г. имели в своем составе по четыре роты.
Кавалерия. В район II Степного Сибирского корпуса входили территории Сибирского и Семиреченского казачьих войск. Это обусловило возможность формирования в составе корпуса целого ряда конных казачьих частей.
В середине июня 1918 г. временно исполнявший должность атамана Сибирского казачьего войска генерал-майор И. С. Ефтин отдал приказ о моби
лизации в армию сибирских казаков нарядов 1918, 1917, 1916 и 1915 гг. Мобилизация объявлялась с целью сформировать Сибирскую казачью дивизию, состоящую из трех шестисотенных конных полков и одного трехбатарейного конно-артиллерийского дивизиона[581].
Приказом по Сибирскому казачьему войску от 14 июня 1918 г. врид начальника Сибирской казачьей дивизии был назначен полковник А. И. Белов, начальником штаба дивизии - подъесаул А. Н. Федоров, дивизионным интендантом - войсковой старшина А. Ф. Васильев, командующим 1-м Сибирским казачьим Ермака Тимофеева полком - есаул А. А. Асанов, его помощником - войсковой старшина П. Г. Грибанов, командующим 2-м полком - войсковой старшина Н. П. Кубрин, его помощниками - войсковые старшины П. И. Блохин и Н. К. Рагозин, командующим 3-м полком - войсковой старшина П. П. Копейкин, его помощником - войсковой старшина И. В. Водопьянов, командиром Сибирского казачьего конно-артиллерийского дивизиона - полковник П. П. Самсонов[582].
Вскоре, однако, последовали изменения комсостава. 22 июня командир Степного корпуса полковник П. П. Иванов-Ринов снял с должности полковника А. И. Белова, отправив его в распоряжение атамана 2-го отдела Сибирского казачьего войска. По мнению исследователя В. А. Шулдякова, наиболее вероятная причина устранения А. И. Белова заключалась в том, что ему не удалось пресечь неповиновение мобилизованных и предотвратить расход части казаков с призывных пунктов по домам. Новым начальником Сибирской казачьей дивизии был назначен войсковой старшина Н. П. Кубрин. 2-й полк принял вместо него войсковой старшина Н. К. Рагозин. Затем был снят с должности есаул А. А. Асанов, фактически за «демократическую тенденцию» (в 1917 г. он был председателем полкового комитета 1-го полка), и войсковой старшина П. Г. Грибанов - по возрасту (исполнилось 43 года). Новым командиром 1-го полка был назначен войсковой старшина В. И. Волков, а его помощником - подъесаул А. В. Катанаев[583].
Подразделения формируемой дивизии были рассредоточены по всей территории Сибирского казачьего войска. На конец июня 1918 г. сотни 1-го полка располагались в Кокчетаве и станице Пресновская, 2-го - в Петропавловске, 3-го - в Семипалатинске, Павлодаре и Омске. В Омске велось формирование конно-артиллерийского дивизиона[584]. июля генерал Гришин-Алмазов утвердил временные штаты Управления Сибирской казачьей дивизии, Сибирского казачьего полка и двух орудийной Сибирской казачьей батареи. Управление дивизии включало в себя шесть офицеров (начдив, наштадив, старшие адъютанты по строевой и хозяйственной части, дивизионный интендант и офицер для поручений при нем),
два военных чиновника (дивизионный врач и делопроизводитель при дивизионном интенданте), 57 казаков и 66 лошадей. Сибирский казачий полк с командами пулеметной и связи должен был состоять из 37 офицеров, шести военных чиновников, 978 строевых и 190 нестроевых казаков, 1 190 лошадей; Сибирская казачья батарея - из двух офицеров, 83 строевых и 10 нестроевых казаков, 116 лошадей[585].
Сибирская казачья дивизия в качестве воинского соединения не принимала участия в боевых операциях. Ее полки действовали на разных фронтах и в оперативном отношении не подчинялись штабу дивизии. 1-й полк во главе с войсковым старшиной В. И. Волковым в июле-августе находился на Алтайском (Кулундинском) фронте, затем входил в состав Омского гарнизона, 2-й полк под командованием войскового старшины Н. К. Рагозина с конца июня действовал на Западном фронте в составе отряда генерала Вержбицкого, 3-й полк во главе с войсковым старшиной П. П. Копейкиным - на Семиречен- ском фронте. Реальный боевой состав полков был близок штатному и колебался в пределах от 900 до 1 200 сабель.
На основании постановления 4-го войскового круга Сибирского казачьего войска от 17 июля 1918 г. на действительную военную службу были призваны сибирские казаки наряда 1919 г. Сам призыв был объявлен в приказе по войску 25 октября 1918 г. Первым днем призыва устанавливалось 15 ноября. Молодые казаки влились в состав трех Сибирских казачьих отдельных дивизионов (всего около 1,5 тыс. чел.). К временному командованию 1-м дивизионом был допущен подъесаул Д. Васильев, 2-м - войсковой старшина Г. Путинцев, 3-м - есаул В. Н. Горбунов. й и 2-й отдельные дивизионы дислоцировались в Петропавловске и станице Пресновская, 3-й отдельный дивизион - в Усть-Каменогорске и Павлодаре. Формирование дивизионов, каждый из которых состоял из трех конных сотен, завершилось к концу ноября 1918 г.[586] 29 декабря врид военного министра Российского правительства генерал В. И. Сурин утвердил постановление Сибирского военного совещания о сведении дивизионов в Отдельную Сибирскую казачью бригаду, подчиненную атаману Сибирского казачьего войска. Начальником бригады был назначен полковник А. И. Белов[587].
В сентябре 1918 г. в станице Саркандской началось формирование шести сотенного 1-го Семиреченского казачьего полка. В состав полка вошли казаки Капальской и Саркандской станиц, а также две сотни под командованием войскового старшины Бычкова и прапорщика Козьмина, укомплектованные казаками южных станиц Семиреченского казачьего войска. Организатором полка был начальник Саркандского партизанского отряда войсковой старшина Н. Д. Кольц. Однако его кандидатура на должность полкового командира
чем-то не устроила атамана Семиреченского казачьего войска полковника
А.              М. Ионова. В итоге командиром 1-го Семиреченского казачьего полка был назначен есаул А. А. Асанов. Приказом по II Степному Сибирскому корпусу от сентября полк был включен в состав 5-й Сибирской стрелковой дивизии[588]. июля 1918 г. П. П. Иванов-Ринов разрешил приступить к формированию в Петропавловске Особой Петропавловской конной сотни из добровольцев и резервных казачьих и кавалерийских офицеров с подчинением ее начальнику штаба корпуса. Во главе сотни встал подъесаул И. Алейников. августа сотня была включена в состав 2-й Степной Сибирской стрелковой дивизии с подчинением во всех отношениях начальнику этой дивизии. Приказом по корпусу от 24 октября сотня разворачивалась в конный дивизион с подчинением его начальнику штаба корпуса[589]. Согласно штатному расписанию, дивизион, насчитывавший 18 офицеров, четырех чиновников и 484 солдата, состоял из эскадрона, казачьей сотни и трех команд - пулеметной, связи и нестроевой. Позднее, уже в 1919 г., Петропавловский конный дивизион был преобразован в Петропавловский уланский полк и действовал на фронте в составе 1-й кавалерийской дивизии генерала Д. Я. Миловича[590].
Приказом Верховного главнокомандующего от 15 ноября 1918 г. в состав корпуса временно был включен 1-й Самарский конный полк, входивший ранее в состав Народной армии Комуча. Полку предлагалось именоваться 1-м Самарским гусарским полком с присвоением ему формы одежды бывшего 5-го гусарского Александрийского полка. В это время в его рядах насчитывалось 25 офицеров, три чиновника, два врача и 220 солдат, а также 144 лошади, 14 повозок и две кухни. 5 декабря 1918 г. Самарский гусарский полк был включен в состав вновь образованной 1-й кавалерийской дивизии[591].
Отдельные партизанские отряды. В течение июня-июля все отдельные отряды, созданные на территории Степного Сибирского корпуса, вошли в состав полков, формируемых по общим для всей Сибирской армии штатным расписаниям. Исключение было сделано для двух боевых единиц: партизанских отрядов атаманов Б. В. Анненкова и И. Н. Красильникова. Оба отряда возникли еще до выступления чехословаков.
После выхода из подполья, в начале июня 1918 г., в распоряжении Анненкова было около двухсот человек. С 24 июня по 18 августа 1918 г. его партизанский отряд находился в распоряжении командира Чехословацкого корпуса и действовал совместно с частями Уральского корпуса Сибирской армии в районе городов Троицк и Верхне-Уральск[592].
Структура и штатный состав анненковского отряда неоднократно изменялись. Согласно приказу по Степному корпусу от 30 июля 1918 г. есаулу Анненкову разрешалось иметь в своем отряде не более двух рот пехоты, двух
сотен кавалерии и двух батарей артиллерии, а для объединения деятельности частей отряда - штаб, состоящий из пяти человек, в том числе начальника отряда, начальника штаба отряда, адъютанта по строевой части, делопроизводителя и казначея. С разрешения командующего армией 28 сентября 1918 г. командир корпуса приказал развернуть отряд войскового старшины Анненкова в партизанский полк трехбатальонного состава с артиллерией и конницей в прежнем составе[593].
Реальная структура партизанского отряда Анненкова отличалась от той, которая устанавливалась приказами по корпусу. По свидетельству самого атамана Анненкова, уже в августе 1918 г. он сформировал в составе своего отряда 1-й Оренбургский казачий полк, Сибирский казачий полк, Стрелковый партизанский полк, 1-й Егерский пехотный полк, артиллерийский дивизион и
V» 85
несколько вспомогательных подразделении .
В ходе инспектирования войск Семиреченского фронта 19 октября 1918 г. командир II Степного Сибирского корпуса генерал-майор А. Ф. Матковский провел смотр частей Партизанского отряда войскового старшины Анненкова. «Отличная выправка, блестящий внешний вид, стройность перестроений и движений показывает, что в надежных и умелых руках русский казак и солдат смог остаться настоящим воином, несмотря на всю пережитую Россией разруху. Особенно порадовали меня новобранцы, недавно взятые из Славго- родского уезда, того, откуда их пришлось брать силой. Эти молодые солдаты, не вполне еще обмундированные, тем не менее, уже успели проникнуться духом и требованиями своего начальника...», - отмечал Матковский в приказе по корпусу от 23 октября 1918 г.
Этим же приказом анненковский отряд был развернут в партизанскую дивизию, состоявшую из пехотной бригады (два трехбатальонных полка), конной бригады (два четырехсотенных полка), артиллерийского дивизиона (три батареи) и инженерной роты. Командующему дивизией полковнику Б. В. Анненкову официально разрешалось именовать себя «атаманом партизанской дивизии»[594].
Партизанский отряд атамана И. Н. Красильникова до середины июня 1918 г. дислоцировался в Омске. Согласно распоряжению полковника Гришина-Алмазова, 16 июня отряд был подчинен командиру Средне-Сибирского корпуса и в течение всего лета действовал в Восточной Сибири[595]. К 21 июня 1918 г. в отряде атамана Красильникова насчитывалось 386 бойцов при пулеметах[596].
Согласно приказу по Степному Сибирскому корпусу от 6 августа 1918 г. в Партизанском отряде войскового старшины Красильникова разрешалось иметь не более одной роты пехоты, одной сотни кавалерии и команд пулеметной, саперной и связи, а для объединения деятельности частей отряда - штаб по следующему временному штату: начальник отряда, помощник начальника, он же начальник штаба отряда, адъютант по строевой части, делопроизводитель, казначей, один врач и три медицинских фельдшера, три ветеринара. 1 ноября 1918 г. командир корпуса приказал войсковому старшине Красильникову развернуть отряд в партизанскую бригаду, состоящую из пехотного трехбатальонного полка и конного дивизиона[597].

Национальные формирования. Ряд войсковых частей II Степного Сибирского корпуса был сформирован по национальному признаку. Первой такой частью стал 1-й Степной Сибирский польский легион (командир - подпоручик Крубский), формирование которого началось в Омске 11 июня 1918 г. К19 июля в легионе, организованном по штатам пехотного полка, насчитывалось семь человек командного состава, 231 штык, 115 сабель и невооруженных солдата, всего 376 бойцов при двух пулеметах[598]. 30 июля командир корпуса разрешил приступить к формированию при легионе Отдельного уланского польского эскадрона и допустил к командованию им ротмистра Пекарского. Эскадрон, состоявший из четырех взводов и пулеметной команды, имел по штату шесть офицеров, 166 солдат и 182 лошади[599].
Польский легион числился в списках Степного Сибирского корпуса до августа, а затем был передан в распоряжение командира Уральского корпуса[600]. 6 августа к легиону присоединилась польская команда (38 бойцов), созданная в Семипалатинске в середине июня[601]. Впоследствии все польские части, организованные в составе Сибирской армии, были переданы на формирование 5-й польской стрелковой дивизии, находившейся в ведении командования Чехословацкого корпуса.
С санкции командующего Сибирской армией 21 июня 1918 г. полковник
В.              А. Мандрыко приступил к формированию в составе корпуса Украинского куреня имени гетмана П. Сагайдачного. Формирование производилось по штатам пехотного полка. Добровольцев в курень разрешалось принимать с территории всех корпусных районов, Спустя месяц после начала формирования в его рядах насчитывалось всего лишь 68 человек. Резкое увеличение численности куреня произошло в первой половине октября: на 2 октября - 93 офицера и 75 солдат, на 15 октября - 105 офицеров и 569 солдат[602]. Летом 1918 г. курень дислоцировался в Омске, а с сентября составлял гарнизон г. Славгород. июня в Омске была сформирована Сербская полурота под командованием штабс-капитана Б. Дюрдюлова. С 17 июня она находилась в непосредственном подчинении у начальника штаба корпуса и позднее была преобразована в конвой при штабе корпуса. К 19 июля в Сербской полуроте насчитывалось
107 бойцов[603]. Эта воинская часть изначально не предназначалась для участия в боевых операциях на фронте, в силу чего в ее рядах оказался немалый процент случайных людей.
В Петропавловске в начале июня был сформирован Еврейский добровольческий отряд (в некоторых документах штаба Сибирской армии он именовался «Жидовской добровольческой дружиной»). Эта воинская часть возникла по инициативе еврейской общины Петропавловска для самозащиты от возможных погромов. Его численность колебалась в течение июня от 30 до 60 человек. Хотя отряд и вносился в списки частей Сибирской армии, но в ее боевой состав не включался. В начале июля Еврейский добровольческий отряд, по всей видимости, был расформирован[604].
Самыми многочисленными считались вооруженные формирования казахов (киргизов). В июне 1918 г. в Семипалатинске был создан 1-й Алашский конный полк (Степной отряд), насчитывавший 400 бойцов во главе с казахом капитаном Г. Н. Тохтамышевым. Тремя эскадронами, входившими в состав полка, командовали штабс-ротмистр С. Г. Высоцкий, штабс-капитан М. А. Рыбин и штабс-капитан Е. Г. Попов. В это же время в Кокчетаве был сформирован киргизский отряд, насчитывавший 97 человек[605].
Приказом командующего Сибирской армией от 12 августа 1918 г. решение всех частных вопросов, связанных с созданием в армии казахских вооруженных сил, возлагалось на командира II Степного Сибирского корпуса.
октября Алашский полк под названием Киргизского конного полка был включен в состав частей корпуса с подчинением во всех отношениях начальнику 5-й Сибирской стрелковой дивизии[606]. Кроме полка совместно с белогвардейскими частями Семиреченского фронта действовал целый ряд отдельных киргизских конных сотен и команд.
Артиллерия. По приказу полковника А. Н. Гришина-Алмазова от июня 1918 г. все артиллерийские орудия, находившиеся в Омске, были зачислены в состав 1-го Омского Сводного артиллерийского дивизиона. Командиром дивизиона был назначен подполковник Д. Н. Кирхман, которому поручалось сформировать из числа имеющихся орудий отдельные 3-дюймовые пушечные, 48-линейные гаубичные и 42-линейные тяжелые батареи с последующей передачей их в распоряжение инспектора артиллерии Степного Сибирского корпуса[607].
К началу августа в 1-м Омском сводном артиллерийском дивизионе были сформированы восемь отдельных артиллерийских батарей. Из них семь батарей вошли в состав отряда генерала Вержбицкого, действовавшего на Тюменском и Пермском направлениях, и одна батарея (2-я легкая) направлена на Семиреченский фронт. Численность личного состава в артиллерийских бата-

реях далеко не соответствовала штатному расписанию и составляла летом 1918 г. в среднем по 30-40 человек на батарею (табл. 8).
Таблица 8*
Отдельные Степные Сибирские батареи, сформированные в 1-м Омском сводном артдивизионе в июне-августе 1918 г.

Батарея / командир

Выступила на фронт

Офи
церов

Добро
вольцев

Орудий
(калибр)

Снарядов

1-я легкая
капитан В. Плотников

24 июня
/>22
15

2
(3 дм)

600

2-я легкая
шт.-капитан Шебуневич

9 июля

18

10

1
(3 дм)

110

3-я легкая
капитан М. Ансеров

18 июля

21

13

2
(3 дм)

220

1-я тяжелая подполк. Б. Перхуров

24 июня

21

12

1
(42 лин)

45

2-я тяжелая капитан В. Остальский

24 июня

21

14

1
(42 лин)

45

1-я гаубичная капитан С. Седов

29 июня

18

11

1
(48 лин)

100

2-я гаубичная капитан Д. Вольский

1 июля

23

20

2
(48 лин)

200

3-я гаубичная капитан А. Аракин

8 августа

18

25

2
(48 лин)

100

¦Составлена по: РГВА. Ф. 39498. On. 1. Д. 1. Л. 8,14; Д. 66. Л. 27; Д. 89. Л. 64-65.

июля 1918 г. инспектор артиллерии Степного корпуса подполковник
С.              М. Ушаков доложил командиру корпуса, что 2-я тяжелая батарея израсходовала все наличные снаряды, а в 1-й тяжелой батарее осталось только пять шрапнелей. Так как 42-линейных снарядов в распоряжении Ушакова не имелось и получения их в ближайшее время не предвиделось, он попросил командира корпуса распорядиться о возвращении в Омск для перевооружения другими образцами орудий 2-й тяжелой батареи теперь же, а 1-й тяжелой - по израсходовании ею последних пяти шрапнелей. Оставшиеся без боеприпасов 42-линейные орудия были отправлены в 1-й Омский сводный артилле- 100
риискии дивизион .
История, связанная с 2-й тяжелой батареей, привлекла внимание командующего армией полковника А. Н. Гришина-Алмазова. В приказе от 5 июля 1918 г. он подверг критике командира этой батареи и сформулировал основные принципы тактики артиллерии в гражданской войне: «Артиллерии бережно расходовать снаряды, стрелять по целям, заслуживающим этого, и бить наверняка. В одном из недавних боев тяжелая батарея в течение двух дней без особой необходимости расстреляла все свои снаряды. Не называю этой батареи и предаю этот случай забвению лишь потому, что названная ба-

тарея отличилась своей доблестью. Впредь артиллеристы отвечают за каждый попусту без экономии выпущенный снаряд. В партизанской войне артиллерийской подготовки не должно быть, артиллеристы открывают огонь непосредственно перед активными действиями своей пехоты или конницы. Артиллеристам это твердо запомнить, а общевойсковым начальникам за исполнением этого следить»[608].
Ввиду отсутствия снарядов для 42-линейных орудий 1-я и 2-я Сибирские отдельные степные тяжелые батареи впоследствии получили на вооружение дюймовые пушки, хотя и продолжали именоваться «тяжелыми». Так как это несоответствие вызывало ряд неудобств, приказом по Западному отряду Сибирских правительственных войск от 6 октября генерал Г. А. Вержбицкий распорядился именовать эти батареи соответственно 2-й и 4-й легкими. Эта нумерация действовала только в отряде генерала Вержбицкого, в штабе же корпуса батареи продолжали именовать «тяжелыми»[609].
В целях объединения отдельных действующих батарей корпуса в артиллерийские дивизионы 16 ноября 1918 г. врид командира II Степного корпуса генерал-майор В. Р. Романов приказал сформировать при 4-й Сибирской стрелковой дивизии 4-й Степной Сибирский отдельный легкий дивизион и 4-й Степной Сибирский отдельный гаубичный дивизион, при 5-й Сибирской стрелковой дивизии - 5-й Степной Сибирский отдельный легкий дивизион с непосредственным подчинением этих дивизионов начальникам соответствующих дивизий.
В состав 4-го легкого дивизиона были включены 1-я и 3-я легкие и 1-я тяжелая отдельные батареи с соответствующим переименованием их в 1-ю, ю и 3-ю легкие батареи указанного дивизиона; командиром дивизиона назначен подполковник Б. П. Перхуров. В состав 4-го гаубичного дивизиона включались 1-я, 2-я и 3-я гаубичные отдельные батареи с переименованием их в 1-ю, 2-ю и 3-ю гаубичные батареи указанного дивизиона; командиром дивизиона назначен полковник В. К. Черепанов. В состав 5-го легкого дивизиона включались 2-я легкая и 2-я тяжелая отдельные батареи с переименованием их в 1-ю и 2-ю легкие батареи указанного дивизиона; командиром дивизиона был назначен подполковник Г. В. Кудрявцев. Так как 2-я батарея этого дивизиона действовала в составе 4-й Сибирской стрелковой дивизии, в строевом и хозяйственном отношениях она временно прикомандировывалась к 4-му Степному Сибирскому отдельному легкому дивизиону[610].
Приказом по Сибирской армии от 30 августа 1918 г. 1-й Омский Сводный артдивизион был переименован в Омский запасный (кадровый)[611] и включен в состав Степной Сибирской кадровой бригады. Во исполнение приказа по Сибирской армии от 3 октября 1918 г. 18 октября при Омском кадровом артиллерийском дивизионе началось формирование 1-го Степного легкого ар
тиллерийского дивизиона (командир - полковник Гарбарук), 1-го Степного тяжелого артиллерийского дивизиона (командир - полковник Розов) и 1-й Степной отдельной тяжелой батареи (командир - подполковник Б. В. Тупицын).
Командирами первой и второй батарей 1-го Степного тяжелого артиллерийского дивизиона были назначены подполковник Б. П. Перхуров и подполковник Г. Ляпунов. Ввиду того что подполковник Перхуров изъявил желание продолжать службу в действующей армии и отказался от формирования тяжелой батареи в тылу, вместо него командиром батареи 13 ноября был назначен подполковник В. Н. Муффель. Подполковника Ляпунова в тот же день в должности командира второй батареи дивизиона заменил полковник
В.              К. Черепанов. Командиром первой батареи 1-го Степного легкого артиллерийского дивизиона был назначен подполковник Н. Н. Козлов, второй батареи - подполковник М. А. Завьялов (заменен 18 октября подполковником
В.              Б. Квятковским), третьей батареи - капитан Н. Соколов (заменен 13 ноября подполковником Г. Ляпуновым). На период формирования все названные части подчинялись командиру Омского кадрового артиллерийского дивизиона[612].
К этому времени в составе Омского кадрового артиллерийского дивизиона числилось по списку 125 офицеров, в том числе 12 штаб-офицеров, и 113 солдат, а также 242 лошади. Структурно дивизион состоял из двух кадровых батарей, трех команд (управления, разведчиков и телефонистов) и учебной кузницы. На его вооружении состояло четыре 42-линейных пушки, входивших ранее в состав 1-й и 2-й отдельных Степных Сибирских тяжелых батарей, и шесть 6-дюймовых гаубиц Шнейдера. Для формирования на базе Омского кадрового артиллерийского дивизиона новых частей было достаточно, даже с избытком, личного состава, но не хватало 60 % артиллерийских орудий и 80 % лошадей, полностью отсутствовали амуниция и обоз. При этом Омский кадровый артиллерийский дивизион в отношении материально- технической оснащенности находился в преимущественном положении по сравнению с кадровыми артиллерийскими дивизионами других корпусов Сибирской армии[613].
Авиационные отряды. Первая авиационная часть в составе Степного Сибирского корпуса появилась в начале июля 1918 г. Произошло это при следующих обстоятельствах. 7 июля на сторону белых перешел командир Оренбургского авиационного отряда красных штабс-капитан П. П. Сергеев. Его самолет приземлился у станции Голышманово в расположении 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии. Накануне из Ялуторовска, занятого советскими войсками, прибыл на автомобиле летчик того же авиаотряда поручик В. В. Аносов, сообщивший о предстоящем перелете. Офицеры заявили полковнику Вержбицкому о готовности авиаотряда перейти на сторону войск Временного Сибирского правительства.
июля весь Оренбургский авиаотряд сосредоточился на станции Вагай. В его состав входили восемь офицеров, в том числе военные летчики штабс- капитан П. П. Сергеев, поручики В. В. Аносов и П. К. Шрейдер, прапорщик Ю. И. Римша, летчики-наблюдатели штабс-капитаны П. М. Свирчевский,
С.              И. Дуле-Дилен, Н. В. Подгородников, прапорщик В. И. Шатилов и чинов разных специальностей. Материальная часть авиаотряда состояла из трех самолетов системы «Фарман № 30». На его вооружении имелось семь пулеметов «Льюиса» и к ним 30 тыс. патронов[614].
Приказом по Сибирской армии от 13 июля 1918 г. Оренбургский авиаотряд был переименован в 3-й Сибирский авиаотряд с включением в состав Степного Сибирского корпуса. Приказом по корпусу от 18 июля авиаотряд был придан 1-й Степной (4-й) Сибирской стрелковой дивизии и бессменно находился при ней все последующее время. Штабс-капитан Сергеев 10 июля отбыл для доклада в штаб армии, передав командование отрядом поручику
В.              В. Аносову, которого, в свою очередь, 17 июля заменил военный летчик подпоручик К. Ф. Святогор (Святогорский). Что касается Сергеева и Аносова, то они были отчислены в резерв чинов при штабе Западно-Сибирского военного округа, первый с 10, а второй с 17 июля[615].
Судьба не была благосклонна к летчикам 3-го Сибирского авиаотряда. 14 июля по приказанию начальника штаба 1-й Степной дивизии поручик П. К. Шрейдер должен был произвести авиационную разведку позиций противника. Во время разбега у самолета отказал мотор, в результате чего он на большой скорости вышел за пределы взлетной полосы, попал в яму и повредил правое крыло. 23 июля у станции Вагай во время пробного полета выпал из внезапно накренившегося самолета и разбился насмерть военный летчик старший унтер-офицер И. А. Сергеев. 26 августа разбились при посадке командир авиаотряда К. Ф. Святогор-Святогорский и летчик- наблюдатель П. М. Свирчевский[616].
После гибели К. Ф. Святогор-Святогорского 3-м Сибирским авиаотрядом временно командовал военный летчик прапорщик Ю. И. Римша. Приказом по Сибирской армии от 30 сентября 1918 г. во главе авиаотряда был поставлен бывший командир 45-го корпусного воздухоплавательного отряда военный летчик подполковник Рыжков. К этому времени были восстановлены потери в личном составе и материальной части авиаотряда. В августе-сентябре 1918 г. в районе Екатеринбурга на сторону белых перелетели военные летчики прапорщики А. Д. Муратов на «Ньюпоре № 23» и М. А. Снегирев на «Со- пвиче». По распоряжению начальника 7-й Уральской дивизии горных стрелков 17 сентября оба офицера (по всей видимости, вместе с самолетами) были направлены для дальнейшего прохождения службы в 3-й Сибирский авиаот- ряд .

Из-за частых поломок самолеты 3-го Сибирского авиаотряда весьма редко использовались в ходе боевых операций 4-й Сибирской стрелковой дивизии. С 11 по 20 июля авиаотряд принимал участие в боях под Тюменью, затем до 27 июля находился в резерве на станции Вагай, а 30 июля участвовал в наступлении на станцию Егоршино[617]. Последнее событие нашло отражение в дневнике красноармейца Ф. И. Голикова. 3 августа он писал: «Вчера в полдень над станцией (Егоршино. - Д. С.) появились два белогвардейских аэроплана. Летели невысоко, саженей на 300. Мы выскочили из казармы, начали стрелять из винтовок. Попасть не попали, но заставили убраться восвояси. Улетая, летчики сбросили две бомбы, которые дымили, но не взорвались»[618]. Возможно, Голиков ошибается с датой, так как по официальным данным с августа авиаотряд находился в резерве на станции Камышлов и только с по 26 августа участвовал в боях у станции Антрацит и села Ирбитские Вершины. Затем в течение более трех месяцев он опять числился в резерве, располагаясь сначала в Камышлове, а потом в Невьянске[619]. 15 декабря генерал Вержбицкий приказал авиаотряду перебазироваться из Невьянска в район станций Лысьва - Калино и приступить к подготовительным работам для предстоящих полетов[620]. Таким образом, за полгода нахождения в составе Степного Сибирского корпуса 3-й Сибирский авиаотряд имел лишь три- четыре эпизода участия в боях.
В начале сентября 1918 г. в состав корпуса был включен 1-й Сибирский авиационный отряд. Его формирование началось в июне 1918 г., когда прапорщик Буров объединил вокруг себя находившихся в Омске офицеров- авиаторов. Приказом по Сибирской армии от 21 июня Буров был назначен временным командующим 1-м Сибирским авиаотрядом[621]. Материальную часть авиаотряда составили три неисправных самолета «Фарман № 30», брошенных большевиками при отступлении из Омска. Эти самолеты были по железной дороге перевезены в Новониколаевск, где благодаря энергии начальника авиационного отдела штаба армии поручика Н. М. Дмитриева организовались первые в Сибири авиационные мастерские. Их руководителем стал М. И. Попов, бывший инженер-конструктор авиазавода С. С. Щетинина, который в то время работал в Новониколаевских железнодорожных мастерских и на получаемое жалованье строил во дворе собственного дома самолет типа бимоноплан[622]. После соответствующего ремонта самолеты были приведены в боевое состояние, и согласно приказу по армии от 13 июля 1918 г. 1-й

Сибирский авиаотряд вошел в состав Уральского корпуса. Перед выдвижением на фронт 9 июля командующим авиаотрядом был назначен военный летчик войсковой старшина Шебалин, утвержденный в должности с 20 июня. До сентября 1918 г. 1-й Сибирский авиационный отряд находился в распоряжении командира III Уральского корпуса, а затем - командира II Степного Сибирского копуса. 18 сентября авиаотряд был непосредственно подчинен начальнику 5-й Сибирской стрелковой дивизии[623] и с этого времени действовал на Семиреченском направлении.
Бронепоезда. После свержения советской власти в Омске началось формирование броневого поезда № 1, командиром которого 21 июня был назначен подпоручик П. А. Абрамов[624]. 1 июля из Омского сводного артдивизиона на усиление бронепоезда направилась артиллерийская команда в составе пяти офицеров и трех добровольцев при одном трехдюймовом орудии под командой поручика Еше[625]. С 7 июля бронепоезд находился в составе отряда генерала Вержбицкого[626] и с 13 июля до 3 декабря почти непрерывно участвовал в боях, действуя вдоль железнодорожной линии Тюмень - Богданович- Егор- шино - Алапаевск - Нижний Тагил - Кушва[627]. К концу ноября бронепоезд состоял из одного паровоза и трех американских платформ и имел на вооружении одно трехдюймовое орудие и четыре пулемета. В это время его командиром был поручик Ведров.
Другой бронированный поезд был захвачен 16-м Ишимским Сибирским стрелковым полком в бою у станции Выя в конце ноября 1918 г. и, войдя в состав отряда генерала Вержбицкого, получил название «Ишимец». Бронепоезд, состоявший из одного паровоза, трех вагонов и одной платформы, имел на вооружении одно трехдюймовое орудие и восемь пулеметов. Командовал «Ишимцем» поручик Панягин[628].
Инженерные части. Согласно приказу по корпусу 17 июня 1918 г. корпусной инженер подполковник Н. А. Завьялов приступил к формированию 1-й Степной Сибирской отдельной инженерной роты, командиром которой был назначен капитан Попов. 12 июля рота выступила на фронт в распоряжение начальника 1-й Степной дивизии полковника Вержбицкого, а 17 августа на капитана Попова было возложено исполнение обязанностей дивизионного инженера.
17 августа 1918 г. П. П. Иванов-Ринов поручил корпусному инженеру сформировать две отдельные запасные инженерные роты. В первое время эти две роты находились в непосредственном подчинении у корпусного инженера, а после сформирования - в составе Степной Сибирской кадровой бригады[629].
сентября корпусной инженер получил приказ сформировать для 5-й Сибирской стрелковой дивизии отдельную дорожно-мостовую роту. Ее командиром был назначен штабс-капитан Яковский. В роте числилось по штату пять офицеров, два чиновника и 266 солдат (в том числе 67 нестроевых). По завершении формирования 1 ноября 1918 г. рота выступила на фронт в составе девяти офицеров, трех чиновников и 59 солдат[630]. октября 1918 г. командующий армией утвердил новые названия и нумерацию инженерных частей Сибирской армии. 1-я отдельная Степная инженерная рота была переименована в инженерную роту 4-й Сибирской стрелковой дивизии, 1-я отдельная кадровая инженерная рота - в инженерную роту й Сибирской стрелковой дивизии, 2-я отдельная кадровая инженерная рота Степного корпуса - в 1-ю кадровую инженерную роту II Степного Сибирского корпуса. Тем же приказом всем корпусам, которые еще не имели телеграфных частей, предлагалось сформировать таковые, в том числе для Степного Сибирского корпуса - 3-е и 4-е отдельные телеграфные кабель-
125
ные отделения .
В июне 1918 г. в Сибирской армии была сформирована 1-я Сибирская автомобильная рота. Первый взвод этой роты с 27 июня находился в составе 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии и насчитывал 24 автомобиля. Второй взвод - 20 автомобилей - с 6 июля действовал в составе Семиреченского отряда полковника Ф. Г. Ярушина, а 24 августа был придан 2-й Степной Сибирской стрелковой дивизии[631].
В течение июня-августа 1918 г. боевой состав II Степного Сибирского корпуса увеличился в четыре раза. Накануне призыва в армию новобранцев, к 24 августа 1918 г., боевой состав действующих частей корпуса насчитывал 705 штыков и 3 093 сабли при 22 орудиях и 105 пулеметах[632].
Кадровые части. Новобранцы, призванные в войска с территории района Степного Сибирского корпуса, были направлены в полки Степной Сибирской запасной (кадровой) бригады. Приказом по Степному корпусу 18 июля г. к исполнению должности командира бригады был допущен генерал- майор В. В. Бржезовский. Обязанности начальника штаба бригады с 22 июля исполнял полковник Д. Д. Сорокин[633].
К концу августа в составе Степной Сибирской кадровой бригады были образованы 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й и 7-й запасные (кадровые) полки, 1-я и я запасные (кадровые) инженерные роты, а для их укомплектования младшим командным составом сформирована подготовительная унтер- офицерская школа. Начальнику бригады стал подчиняться 1-й Омский сводный артиллерийский дивизион, переименованный 30 августа в Омский запасный (кадровый) артиллерийский дивизион[634].

Согласно плану, разработанному в мобилизационном отделении штаба Западно-Сибирского военного округа, уездные воинские начальники августа 1918 г. получили наряды на отправку в полки Степной Сибирской кадровой бригады 40,4 тыс. новобранцев, в том числе: в 1-й кадровый полк (Омск) - 2 500 чел. из Омского уезда, 2 500 чел. из Каинского уезда и 1 300 чел. из Тарского уезда, всего 6,3 тыс. новобранцев; во 2-й кадровый полк (Омск) - 2 100 чел. из Омского уезда, 2 500 чел. из Каинского уезда и 700 чел. из Тарского уезда, всего 6,3 тыс. новобранцев; в 3-й кадровый полк (Курган) - 4 600 чел. из Курганского уезда и 1 000 чел. из Бийского уезда, всего 5,6 тыс. новобранцев; в 4-й кадровый полк (Ишим) - 3 000 чел. из Ишимского уезда и 2 300 чел. из Ялуторовского уезда, всего 5,3 тыс. новобранцев; в 5-й кадровый полк (Семипалатинск) - 600 чел. из Семипалатинского уезда, 1 300 чел. из Павлодарского уезда, 1 300 чел. из Усть- Каменогорского уезда и 2 500 чел. из Змеиногорского уезда, всего 5,7 тыс. новобранцев; в 6-й кадровый полк (Тюмень) - 900 чел. из Тобольского уезда, 400 чел. из Тюменского уезда, 1 300 чел. из Туринского уезда и 2 000 чел. из Ишимского уезда, всего 5,6 тыс. новобранцев; в 7-й кадровый полк (Петропавловск) - 1 300 чел. из Акмолинского уезда, 700 чел. из Атбасарского уезда, 1 800 чел. из Кокчетавского уезда и 1 800 чел. из Петропавловского уезда, всего 5,6 тыс. новобранцев[635].
Согласно приказу по корпусу от 13 сентября 1918 г. кадр 16-го Ишимского (бывшего 4-го Степного) Сибирского стрелкового полка обращался на формирование 8-го Степного Сибирского кадрового полка. Наименование 16-го Ишимского полка тем же приказом было присвоено отдельному отряду штабс-капитана Н. Н. Казагранди[636]. й, 2-й и 8-й полки, Омский кадровый артдивизион, унтер-офицерская школа, 1-я и 2-я кадровые инженерные роты дислоцировались в Омске, 3-й полк - в Кургане, 4-й - в Ишиме, 5-й - в Семипалатинске, 6-й - в Тюмени, 7-й в Петропавловске[637]. К 30 сентября 1918 г. в стрелковых частях Степной Сибирской кадровой бригады числилось 44 218 человек (табл. 9).

Воинская часть

Командный
состав

Бойцов

Всего
вооруженных не вооруженных
1-й кадровый полк 138 1 000 3 546 4 684
2-й кадровый полк 142 1 000 4 450 5 592
3-й кадровый полк 134 1 900 4 554 6 588
4-й кадровый полк 118 640 4 835 5 593
5-й кадровый полк 157 1 101 4 086 5 344
6-й кадровый полк 101 1 329 4 632 6 062
7-й кадровый полк 120 1 074 2 910 4 104
8-й кадровый полк 103 487 4 246 4 827
Унтер-офиц. школа 25 398 1 424
Итого 1 038 9 920 33 260 44 218

Таблица 9*

“"Составлена по: РГВА. Ф. 39498. On. 1. Д. 48. JI. 7.
В течение июля-декабря 1918 г. кадровыми полками II Степного Сибирского корпуса командовали следующие офицеры: 1-м полком - полковник Н. С. Вознесенский (22 июля - 14 октября) и полковник Б. А. Шулькевич (с 14 октября), 2-м - полковник А. П. Зощенко (22 июля - 14 октября) и подполковник А. В. Соловьев (с 14 октября), 3-м - подполковник Савельев (31 июля - 15 августа) и подполковник Е. М. Катаев (с 15 августа), 4-м - подполковник П. М. Геде (с 6 августа), 5-м - подполковник А. С. Горбачевский (с 1 августа), 6-м - подполковник К. А. Троицкий (с 1 августа), 7-м - подполковник Трофимов (с 1 августа по 9 сентября) и капитан Акридов (с 9 сентября), 8-м - полковник Е. В. Булатов (с 13 сентября по 22 октября) и полковник Петров (с 22 октября). Подготовительную унтер-офицерскую школу возглавлял штабс-капитан П. М. Рубцов (с 22 июля), 1-й кадровой инженерной ротой командовали капитан Скурский (17-29 августа) и капитан Голубятников (с 29 августа), 2-й кадровой инженерной ротой - капитан Д. В. Бенедиктов (с 17 августа)[638].
Согласно приказу по Сибирской армии от 4 октября 1918 г. Степная Сибирская кадровая бригада была разделена на две кадровые дивизии. октября командир II Степного Сибирского корпуса приказал 1-й, 2-й, 3-й и й кадровые полки, 1-й кадровый артиллерийский дивизион и 1-ю кадровую инженерную роту включить в состав 1-й кадровой дивизии, 5-й, 6-й, 7-й и 8-й кадровые полки и 2-ю кадровую инженерную роту - в состав 2-й кадровой дивизии. В командование 1-й дивизией вступил генерал-майор

В.              В. Бржезовский, 2-й - полковник А. П. Зощенко. Штабы обеих дивизий расположились в Омске[639].
***
17 июня 1918 г. полковник Баллин приступил к формированию Отряда охраны железных дорог Западно-Сибирского военного округа, состоявшего из шести отдельных батальонов. Согласно штатному расписанию штаб отряда должен был состоять из четырех офицеров, двух военных чиновников, священника, четырех строевых и 16 нестроевых солдат. Отдельный батальон отряда имел по штату 19 офицеров, трех военных чиновников и 548 солдат (из них 40 нестроевых). Всего, таким образом, в отряде охраны предполагалось иметь 118 офицеров, 20 военных чиновников и 3 308 солдат[640].
1-й батальон (штаб в Кургане) охранял участок железной дороги от западного семафора ст. Челябинск до восточного семафора 617-й версты у ст. Исиль-Куль. 1-я рота располагалась на ст. Челябинск, 2-я и 3-я - на ст. Курган, 4-я - на ст. Петропавловск. 2-й батальон (штаб в Омске) охранял участок 618-я верста - Омск - Татарская - Славгород. 1-я рота - на ст. Куломзино, 2-я - на ст. Омск, 3-я - на ст. Татарская, 4-я - на ст. Славгород. 3-й батальон (штаб в Тюмени) охранял участок Тугулым - Тюмень - Куломзино. 1-я и 2-я роты располагались на ст. Тюмень, 3-я и 4-я - на ст. Ишим. 4-й батальон (штаб в Новониколаевске) охранял участок Татарская - Чулым - Новониколаевск - Юрга. 1-я рота располагалась на ст. Чулым, я и 3-я - на ст. Новониколаевск, 4-я - на ст. Юрга. 5-й батальон (штаб в Тайге) охранял участки Юрга - Кольчугино, Юрга - Боготол, Тайга - Томск. я рота располагалась на ст. Топки, 2-я - на ст. Тайга, 3-я - на ст. Томск, 4-я на ст. Мариинск. 6-й батальон (штаб в Семипалатинске) охранял участок Новониколаевск - Семипалатинск, включая ветку Алтайская - Бийск. 1-я рота располагалась на ст. Барнаул, 2-я - на ст. Алтайская, 3-я - на ст. Бийск, 4-я на ст. Семипалатинск.
К 4 июля 1918 г. в частях Отряда охраны железных дорог состояло всего 44 офицера и 734 солдата, в том числе в 1-м батальоне - 17 офицеров и 308 солдат, во 2-м батальоне - соответственно 6 и 115, в 3-м батальоне - 6 и 42, в 4-м батальоне - 7 и 197, в 5-м батальоне - 4 и 21, в 6-м батальоне - 4 и 53[641]. Укомплектование частей отряда до штатного состава произошло, видимо, уже после призыва новобранцев.
***
В начале 1919 г. II Степной Сибирский армейский корпус, так же как и вся Сибирская армия, подвергся реорганизации. Приказом адмирала
А.              В. Колчака от 3 января на его базе были образованы два корпуса. Во Степном Сибирском корпусе, получившем наименование «отдельного»,

остались 5-я Сибирская стрелковая дивизия и Сводная партизанская дивизия атамана Б. В. Анненкова, переименованная в 6-ю Сводную Сибирскую дивизию. До конца августа 1919 г. корпусом командовал генерал-майор
В.              В. Бржезовский. Во вновь образованный III Степной Сибирский армейский корпус вошли 4-я Сибирская стрелковая дивизия прежнего состава, а также 7- я Сибирская стрелковая дивизия. Командиром III Степного Сибирского армейского корпуса стал генерал-лейтенант Г. А. Вержбицкий. я и 2-я кадровые дивизии II Степного Сибирского корпуса были расформированы. 1-й и 2-й кадровые полки 30 января 1919 г. были преобразованы в 18-й Павлодарский и 20-й Акмолинский полки и сведены в 1-ю Отдельную Омскую Сибирскую стрелковую бригаду, на базе которой в конце марта г. началось формирование 15-й Сибирской стрелковой дивизии. 3-й полк в марте 1919 г. развернулся в 43-й и 44-й полки вновь формируемой в Омске й Сибирской стрелковой дивизии. 4-й и 7-й полки в феврале 1919 г. были переданы в распоряжение командующего Сибирской армией, 5-й полк - в распоряжение командира II Степного Сибирского отдельного корпуса для подготовки пополнений действовавшим на фронте частям. 6-й и 8-й полки были использованы для укомплектования вновь формируемой в составе Степного Сибирского корпуса 7-й Сибирской стрелковой дивизии. На базе Омского кадрового артдивизиона в марте 1919 г. началось формирование 11-го Сибирского стрелкового артдивизиона137. 
<< | >>
Источник: Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году. 2010

Еще по теме Второй Степной Сибирский армейский корпус:

  1. Первый Средне-Сибирский армейский корпус
  2. Четвертый Восточно-Сибирский армейский корпус
  3. Третий Уральский армейский корпус
  4. Свержение советской власти на территории Степной Сибири
  5. 17.4. Дипломатический корпус
  6. Армейские части уже превратились в банды уголовников
  7. Глава четвертая Дипломатический корпус
  8. 1.3. Жанровый корпус газетной публицистики.
  9. Приложение 2 ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ СИБИРСКОЙ АРМИИ
  10. Под знаменем Временного Сибирского правительства
  11. Бывшие волонтеры Корпуса мира дарят надежду
  12. ПОЛОЖЕНИЕ ОБЩИХ ПРИШИПОВ В КОРПУСЕ ПРАВОВЫХ НОРМ
  13. Корпус текстов, рекомендуемых для использования при получении образцов голоса и речи фигурантов экспертизы
  14. §11. Область Сибирская
  15. §13. Народы Сибирские.
  16. Южный Сибирский фронт (июнь-декабрь 1918 г.)
  17. Униформа, награды и чинопроизводство в Сибирской армии