загрузка...

Третий Уральский армейский корпус

  Главным центром формирования белогвардейских войсковых частей на Урале летом 1918 г. стал Челябинск - узловая станция Транссибирской железнодорожной магистрали и железнодорожной линии Троицк - Екатеринбург. 4 июля 1918 г. полковник А. Н. Гришин-Алмазов подписал приказ о формировании в составе Западно-Сибирской отдельной армии Уральского армейского корпуса со штабом в Челябинске и назначил его командиром генерал-лейтенанта М. В. Ханжина. В состав корпуса были включены отдельные пешие и конные сотни Оренбургского казачьего войска, а также части и отряды правительственных войск, находившиеся в районе корпуса на территории Пермской и Оренбургской губерний и Тургайской области. Разграничительная линия между Степным и Уральским корпусами была установлена по восточной границе вышеназванных губерний и области.
Начальником штаба корпуса был назначен Генштаба полковник Н. Т. Сукин, обер-квартирмейстером штаба корпуса - подполковник
А.              Я. Нарышкин, дежурным штаб-офицером - капитан В. Николаев. Обязанности инспектора артиллерии корпуса с 10 июля по 7 августа исполнял полковник В. В. Зверев, затем - генерал-майор А. Н. Ончоков. Должность кор-

пусного инженера занимал полковник Рутковский, корпусного интенданта - полковник Пономарев[642].
Восьмого июня 1918 г. командарм приказал командиру Уральского корпуса «начать энергично сводить мелкие отряды в штатные боевые части и сосредоточить их в виде своего корпусного резерва»[643]. 11 июля последовал приказал генералу Ханжину организовать управление войсковыми частями Миасского и Уральского районов на общих основаниях, а пехотные и казачьи полки свести в дивизии. Штаб Миасского отдельного отряда подлежал расформированию[644]. Согласно приказу по штабу Уральского корпуса штаб командующего пешими и конными частями Оренбургского казачьего войска был преобразован в казачий отдел штаба корпуса. Начальником отдела стал есаул Ф. А. Печенкин[645].
Вступив в командование корпусом, генерал Ханжин отстранил от должностей офицеров, выдвинувшихся на руководящие посты после антибольшевистского переворота - войсковых старшин М. И. Замятина и Г. Н. Батырева, и полковника Н. Г. Сорочинского.
Вместо войскового старшины М. И. Замятина 11 июля генерал Ханжин назначил командующим казачьими частями в районе Верхнеуральска генерал-майора В. Н. Шишкина. Замятину предлагалось по сдаче командования прибыть в Челябинск для получения от Ханжина «особо важного поручения». Временный штаб казачьих частей, созданный Замятиным в Верхнеуральске, должен был остаться на месте и поступить в распоряжение генерала Шишкина. «Особо важное поручение» являлось лишь предлогом для устранения Замятина. июля генерал Ханжин приказал войсковому старшине Батыреву немедленно передать все дела по Миасскому гарнизону поручику П. С. Обухову и прибыть в Челябинск для зачисления в резерв чинов. В свою очередь, поручику Обухову предлагалось принять дела от Батырева и расформировать его штаб, оставив одного адъютанта и 2-3 чиновников для ведения делопроизводства. Ханжин также потребовал всякое вмешательство в распоряжения начальника гарнизона поручика Обухова со стороны расформированного штаба прекратить, а его чинов отправить в части войск[646].
Стрелковые части. Приказом по Уральскому корпусу от 13 июля 1918 г. Челябинская отдельная дивизия была переименована в 1-ю Уральскую. В первую бригаду этой дивизии предполагалось включить 1-й Башкирский полк и формирующийся 2-й Башкирский полк, во вторую бригаду - все формирования Челябинска, Миасса, Златоуста и Троицка, которые намечалось в кратчайший срок свести в полки и сосредоточить в Челябинске. Первоначальный план формирования дивизии вскоре был изменен в связи с тем, что

Башкирский военный совет намеревался использовать 1-й и 2-й Башкирские полки для формирования собственных войсковых соединений.
Начальником 1-й Уральской дивизии 23 июля был назначен полковник
В.              М. Нейланд, начальником штаба дивизии - полковник В. Д. Космин. Полковник Нейланд вступил в должность 30 июля. До его прибытия обязанности начальника дивизии временно исполнял полковник Н. Г. Сорочинский[647]. В состав 1-й Уральской дивизии вошел ранее образованный 1-й Народный полк с переименованием его в 1-й Челябинский (командир - штабс-капитан Машинский). Приказом по дивизии от 17 июля полковник Н. Моисеев был допущен к командованию 2-м Златоустовским полком и на следующий день приступил к его формированию в г. Златоусте. Приказом от 23 июля капитан Прокопович был допущен к командованию 3-м Саткинским полком. К формированию полка он приступил 25 июля, также - в Златоусте. В Миассе началось формирование 4-го Миасского полка под командованием поручика П. С. Обухова[648].
30 июля обер-квартирмейстер штаба Уральского корпуса капитан А. Я. Нарышкин направил в штаб Сибирской армии служебную записку с просьбой утвердить наименования четырех полков 1-й Уральской дивизии как 1-й Челябинский, 2-й Златоустовский, 3-й Миасский и 4-й Саткинский полки горных стрелков. А. Я. Нарышкин отметил, что предложение именовать полки горнострелковыми исходит от состоящих в их рядах офицеров и добровольцев. Начальник штаба армии полковник П. П. Белов данную просьбу удовлетворил[649].
В освобожденном от большевиков Екатеринбурге полковник Н. В. Шереховский, занявший пост начальника гарнизона, приступил к организации новых вооруженных формирований. По его приказу 30 июля 1918 г. город был разбит на одиннадцать районов, общее руководство набором добровольцев в которых было поручено полковнику С. М. Торейкину (1-3 районы), полковнику А. Е. Иванову (4—7 районы) и полковнику М. С. Тарасевичу (8-11 районы). Вскоре в Екатеринбурге была осуществлена и мобилизация офицеров, давшая около 600 чел.[650]
4 августа командир Уральского корпуса генерал М. В. Ханжин приказал генерал-майору В. В. Голицыну отправиться из Челябинска в Екатеринбург и приступить к формированию штаба и полков 2-й Уральской дивизии горных стрелков. Обязанности начальника штаба 2-й Уральской дивизии стал исполнять полковник Р. К. Бангерский[651].
По прибытии в Екатеринбург 6 августа 1918 г. генерал Голицын организовал из имевшихся в городе офицерских и добровольческих отрядов 1-й

Екатеринбургский, 2-й Шадринский и 3-й Камышловский полки, чуть позднее - 4-й Красноуфимский полк. Численность этих воинских частей на 14 августа 1918 г. была следующей: в 1-м Екатеринбургском полку - 170 офицеров, во 2-м Шадринском полку - 106 офицеров и 73 добровольца, в м Камышловском полку - 101 офицер и 88 добровольцев, в 4-м Красноуфимском полку - 105 офицеров, в 1-й артиллерийской батарее - 23 офицера и 75 добровольцев, а всего в дивизии - 505 офицеров и 236 добровольцев[652].
Приказом по Сибирской армии от 26 августа 1918 г. Уральскому корпусу был присвоен третий номер. 1-я Челябинская и 2-я Уральская дивизии были переименованы соответственно в 6-ю и 7-ю Уральские дивизии горных стрелков. Входившие в состав дивизий стрелковые полки при сохранении прежних названий получили номера 21-й, 22-й, 23-й и 24-й (6-я дивизия), 25-й, 26-й, 27-й и 28-й (7-я дивизия). Вследствие ходатайства генерала М. В. Ханжина 4 сентября 1918 г. командующий Сибирской армией переименовал 27-й Камышловский полк в 27-й Камышловско-Оровайский. 28-й Красноуфимский полк был переименован в 28-й Ирбитский, а по приказу адмирала А. В. Колчака 26 ноября 1918 г. получил наименование 28-го Ирбит- ско-Перновского полка[653].
Стрелковыми полками III Уральского армейского корпуса командовали следующие офицеры: 21-м Челябинским ¦- штабс-капитан Машинский (с 21 июня) и подполковник М. А. Демишхан (с 30 декабря), 22-м Златоустовским - полковник Н. Моисеев (с 20 июля), 23-м Миасским - поручик П. С. Обухов (с июля) и капитан Г. П. Вейсберг (с 17 сентября), 24-м Саткин- ским - капитан Прокопович (с 26 июля) и подполковник В. Д. Травин (с 18 октября), 25-м Екатеринбургским - полковник С. М. Торейкин (с 6 августа), 26-м Шадринским - полковник А. Е. Иванов (с 6 августа), 27-м Камышловско-Оровайским - полковник М. С. Тарасевич (с 6 августа), 28-м Ирбитско-Перновским - полковник С. А. Кононов (с 28 августа) и полковник М. Н. Некрасов (с 4 октября)[654].
На начало августа 1918 г. в рядах Уральского корпуса находилось также несколько отдельных боевых отрядов, не входивших в состав формируемых полков, в том числе Каслинская дружина (Каслинский завод, начальник - поручик Тараторин), Бродокалмацкая народная рота (с. Бродокалмак, командир поручик Прокопюк), Чумлякский летучий отряд (с. Чумляк, начальник - подпоручик Быков), Шумихинская народная дружина (ст. Шумиха, начальник - подпоручик Мекшун), Щучинский боевой летучий отряд (с. Щучье, начальник - подпоручик Носов), Рождественский отряд (с. Рождественское, начальник - прапорщик Козливсков), Куртамышский отряд (с. Куртамыш, начальник - прапорщик Менандер), Кыштымский отряд (Кыштымский завод, начальник - прапорщик Пузанов)[655].

Отряд поручика Рычагова. 28 сентября 1918 г. генерал Ханжин приказал включить в состав III Уральского корпуса, с зачислением на все виды довольствия, Партизанский отряд поручика А. С. Рычагова[656]. Этот отряд был организован в районе г. Златоуста в июне 1918 г. и первоначально насчитывал 100-150 крестьян-добровольцев. В начале июля съезд представителей 20 волостей Златоустовского уезда принял решение сформировать отряд для борьбы с большевиками и мобилизовать в его ряды всех мужчин в возрасте до 40 лет. Начальником отряда съезд избрал поручика А. С. Рычагова. Из мобилизованных крестьян Златоустовского, а затем и Красноуфимского уездов были организованы пешие и конные сотни. Ввиду недостатка оружия эти сотни посменно, сроком на две недели, ходили на позиции. Оружие и боеприпасы отряд получал от Уральского корпуса, а остальное довольствие осуществлялось за счет самих мобилизованных.
В июне-декабре 1918 г. партизанский отряд действовал на Красноуфимском направлении. К концу ноября 1918 г. штаб Екатеринбургской группы определял его боевой состав в 2 500 штыков и 700 сабель при 16 пулеметах. Ввиду особенностей комплектования отряда командование Уральского корпуса отказалось от его переформирования в нормальное войсковое соединение. Любая ломка системы отношений, сложившейся в отряде, могла повлечь за собой его полный распад. Но в течение нескольких месяцев почти непрерывных боев вокруг А. С. Рычагова образовался постоянный костяк соратни- ков-добровольцев. Впоследствии, в 1919 г., на базе отряда была сформирована добровольческая Златоустовско-Красноуфимская бригада, а ее командир, поручик Рычагов, стал генерал-майором[657].
Кавалерийские части. В район формирования III Уральского корпуса входила территория 2-го и 3-го отделов Оренбургского казачьего войска. Как уже отмечалось ранее, в июне-июле 1918 г. на территории 3-го отдела Оренбургского казачьего войска были сформированы 6-й Оренбургский, 4-й Исет- ско-Ставропольский, 3-й Уфимо-Самарский, Чебаркульский, 1-й и 2-й Кунд- равинские, 3-й Уйский полки. В то же время в станицах 2-го (Верхнеуральского) отдела Оренбургского казачьего войска началось формирование полков: Степного (командир - есаул И. Г. Григорьев), Полтавского (командир - есаул Г. М. Кочуров), Кваркенского (командир - полковник А. Н. Чертыковцев) и Петропавловского (командир - войсковой старшина
А.              С. Шеметов). Формирование оренбургских казачьих частей, назначение командного состава являлись компетенцией войскового правительства Оренбургского казачьего войска. Командиру же Уральского корпуса эти воинские части подчинялись лишь в оперативном отношении.
В середине июля конные полки, сформированные на территории 2-го и 3-го отделов, были сведены в две дивизии. 2-й Оренбургской казачьей дивизией с
июля командовал генерал-майор В. Н. Шишкин, с 10 сентября - генерал- майор М. Г. Серов. 3-ю Оренбургскую казачью дивизию с 20 июля возглавлял генерал-майор А. Н. Ончоков, с 19 августа - генерал-майор
В.              И. Печенкин. Обязанности начальников штабов вышеназванных дивизий с августа исполняли бывшие слушатели Всероссийской академии Генерального штаба капитан Д. А. Малиновский и есаул Т. X. Афонасьев[658].
На основании распоряжения Войскового правительства от 12 августа 1918 г. и приказа по корпусу от 24 августа казачьи полки 2-го и 3-го отделов Оренбургского казачьего войска получили новые названия и нумерацию:

Прежние названия

Новые названия

Командиры полков

2-я 0]

ренбургская казачья дивизия

Степной
Полтавский
Кваркенский
Петропавловский
й              Оренбургский й              Оренбургский й              Оренбургский й              Оренбургский
Есаул Григорьев Есаул Кочуров Полковник Чертыковцев Войск, старшина Шеметов

3-я 0

ренбургская казачья дивизия

6-й Оренбургский 4-й Исетско-Ставропольский 3-й Уфимо-Самарский Чебаркульский
й              Оренбургский й              Оренбургский й              Оренбургский й              Оренбургский
Войск, старшина Смирнов Войск, старшина Овчинников Войск, старшина Кручинин Войск, старшина Стариков


Тем же приказом 5-й Оренбургский казачий полк полковника Ю. И. Мамаева был переименован в 3-й Уфимо-Самарский, а полк, формируемый полковником С. А. Наумовым в станице Сосновской, получил наименование 6-го Исетско-Ставропольского. В это время в Верхнеуральске началось формирование 2-го (командир - войсковой старшина В. А. Бородин) и 5-го (командир - войсковой старшина И. Н. Чертыковцев) Оренбургских казачьих полков. 2-й и 5-й полки комплектовались молодыми казаками 2-го отдела, а 3-й и 6-й полки - молодыми казаками 3-го отдела Оренбургского казачьего войска[659].
К 30 августа 1918 г. в 2-м и 5-м полках числился 21 офицер и 500 молодых казаков, в 3-м и 6-м полках - 43 офицера и 2 346 казаков. В строевом отношении полки с 28 сентября 1918 г. подчинялись соответственно начальникам 2-й и 3-й Оренбургских казачьих дивизий[660]. На основании Указа Войскового правительства Оренбургского казачьего войска от октября 1918 г. 2-й и 5-й полки вошли в состав 2-й Оренбургской отдельной казачьей бригады под командованием полковника П. М. Лосева, 3-й и 6-й полки - в состав 3-й Оренбургской отдельной казачьей бригады под командованием полковника М. Г. Смирнова. Что касается 1-го и 2-го Чебаркульских и
го Уйского полков, то их решено было полностью расформировать, передав весь личный состав в 12-й и 18-й Оренбургские казачьи полки[661].
Помимо конных частей формировались и пластунские (пешие) части Оренбургского казачьего войска. 28 сентября 1918 г. в состав частей Уральского корпуса был включен вновь сформированный 3-й пластунский полк Оренбургского казачьего войска, образованный из 1-го пластунского батальона и второго батальона, сведенного из двух пеших сотен 3-го и одной пешей сотни 6-го Оренбургских казачьих полков. Командиром полка первоначально был назначен полковник М. Г. Смирнов, которого позднее заменил полковник А. С. Горохов. С того же числа в состав корпуса вошел вновь сформированный первый батальон 2-го пластунского полка Оренбургского казачьего войска. Командиром 2-го пластунского полка был назначен войсковой старшина И. Н. Чертыковцев. В строевом отношении 2-й и 3-й пластунские полки подчинялись соответственно начальникам 2-й и 3-й Оренбургских
v* 158
казачьих дивизии .
Согласно штатному расписанию частей Оренбургского казачьего войска, конный полк должен был иметь в своем составе четырех штаб- и 45 обер- офицеров, шесть чиновников и врачей, 101 урядника, 18 фельдшеров, 970 строевых и 81 нестроевого казака. В пластунском полку числилось по штату 2 371 чел., в том числе шесть штаб- и 65 обер-офицеров, семь чиновников, 138 урядников, 18 фельдшеров, 2 316 строевых и 219 нестроевых казаков[662]. сентября 1918 г. в Екатеринбурге началось формирование Екатеринбургского уланского полка под командованием полковника
С.              А. Домонтовича. Основу полка составил конный дивизион 7-й Уральской дивизии, с 6 августа 1918 г. формируемый в Екатеринбурге штабс- ротмистром Н. В. Бартеневым. Екатеринбургский уланский полк входил в состав 7-й Уральской дивизии, а в декабре 1918 г. был включен в состав вновь формируемой 1-й кавалерийской дивизии генерала Д. Я. Миловича[663].
Национальные части. Одними из самых многочисленных не только в Уральском корпусе, но и в Сибирской армии в целом были башкирские воинские части. Их формирование началось в июне 1918 г. по инициативе А. 3. Валидова - председателя Башкирского военного совета. Так, к 20 июня в Челябинске были созданы две башкирские роты, имевшие 200 бойцов, а к июня был сформирован 1-й Башкирский полк, насчитывавший 553 бойца. К началу июля в этом полку, действовавшем на Екатеринбургском направлении, насчитывалось уже около 800 бойцов, и еще около 100 находились в резерве в Челябинске. Полк возглавлял башкир поручик X. Таймакаев. Батальонами командовали русские офицеры: 1-м - штабс-капитан Федырбуш, 2-м - штабс-капитан Хребтов, 3-м - капитан Мочалов и 4-м - капитан Михайловский[664].

В Челябинске также началось формирование 2-го Башкирского полка под командованием поручика Г. Габитова. Этот полк также участвовал в наступлении на Екатеринбург и сыграл заметную роль при взятии города чехо- белыми. Граждане Екатеринбурга преподнесли полку белое шелковое знамя с серебряным полумесяцем на древке. На знамени имелась надпись на башкирском и русском языках «Доблестным освободителям - благодарный Екатеринбург».
Помимо 1-го и 2-го Башкирских полков, в июле 1918 г. в Златоусте началось формирование 3-го, в Оренбурге - 4-го и в Верхне-Уральске - 5-го пешего и 1-го конного полков[665]. Приказом по Башкирскому военному совету от августа 1918 г. все башкирские части были сведены в две дивизии. В состав 1-й Башкирской дивизии вошли 2-й, 3-й и 5-й полки; в состав 2-й Башкирской дивизии - 1-й и 4-й полки. Формирование дивизий Башкирский военный совет осуществлял самостоятельно, без санкций со стороны штабов Сибирской армии и Уральского корпуса.
К этому времени Башкирский военный совет перебазировался из Челябинска в Оренбург. Сюда же постепенно стали стягиваться подведомственные ему воинские части. По распоряжению А. 3. Валидова непосредственное командование этими частями 6 сентября 1918 г. было поручено генерал- майору Х.-А. И. Ижбулатову, назначенному командиром Башкирского корпуса. 17 сентября 1918 г. Отдельный Башкирский корпус был включен в состав Народной армии Комуча[666]. Позднее, в феврале 1919 г., в ответ на категорический отказ адмирала А. В. Колчака признать автономию Башкортостана по инициативе А. 3. Валидова большинство башкирских воинских частей перешли на сторону Красной Армии.
Приказом по военному ведомству Временного Сибирского правительства № 109 от 1 октября 1918 г. было разрешено приступить к формированию в составе Сибирской армии латышских стрелковых полков. Местом формирования первого латышского батальона избрали г. Троицк. 16 ноября Верховный главнокомандующий генерал В. Г. Болдырев «ввиду финансовых затруднений, недостатка обмундирования, вооружения и большого некомплекта в частях на фронте» приказал расформировать латышский полк в Троицке. Личный состав расформированного полка предлагалось передать во 2-й Уральский кадровый полк[667].
Накануне призыва новобранцев, к 24 августа 1918г., боевой состав частей Уральского корпуса насчитывал 8 552 штыка и 11 690 сабель при 22 орудиях и 42 пулеметах[668].

Кадровые части. Новобранцы 1898-1899 гг. рождения, призванные в Сибирскую армию с территории района III Уральского корпуса, были использованы для укомплектования Уральской кадровой бригады (штаб - в Челябинске). К командованию бригадой 8 августа был допущен полковник Н. К. Вельк, начальником штаба назначен капитан С. X. Кугушев.
Подобно Средне-Сибирской и Степной Сибирской кадровым бригадам, Уральская кадровая бригада имела в своем составе восемь кадровых полков, две кадровые инженерные роты и унтер-офицерскую школу. Командиру бригады подчинялся 1-й Уральский кадровый артдивизион, именовавшийся до 30 августа 1-м Уральским сводным. Кроме того, в состав бригады входил курень имени Т. Шевченко, сформированный из добровольцев и новобранцев- украинцев. 1-й и 3-й запасные полки и школа подготовки унтер-офицеров располагались в Челябинске, 2-й полк - в Троицке, 4-й полк - в Камышлове и Шадринске, 5-й полк - в Кустанае, 6-й и 7-й полки - в Екатеринбурге, 8-й - в Ирбите.
По нарядам штаба Западно-Сибирского военного округа предполагалось направить в 1-й Уральский кадр, полк 3,5 тыс.
новобранцев из Славгородско- го уезда, во 2-й Уральский кадр, полк - 3 тыс. из Бийского уезда, в 3-й Уральский кадр, полк - 3,5 тыс. из Змеиногорского уезда, в 4-й Уральский кадр, полк - 3,5 тыс. из Кузнецкого уезда, в 5-й Уральский кадр, полк - 5 тыс. из Тюкалинского уезда. Всего в полки Уральской кадровой бригады должно было прибыть из Сибири 18,5 тыс. новобранцев. Новобранцев, призываемых из уездов бывшего Казанского военного округа, штабу Уральского корпуса предлагалось распределять по собственному усмотрению, сформировав в случае необходимости нужное количество кадровых полков[669].
Кадровыми полками Уральского корпуса командовали следующие офицеры: 1-м - полковник А. В. Круглевский (с 12 августа), 2-м - полковник А. А. Дмитриев (с 13 августа), 3-м - полковник К. М. Ткачев (12 августа - октября), полковник С. А. Кононов (4 октября - 23 ноября) и полковник Сергеев (с 23 ноября), 4-м - подполковник Овсянников (19 августа - 1 ноября) и подполковник Мочалов (с 1 ноября), 5-м - полковник П. П. Раутсен (с 17 августа), 6-м - полковник М. Е. Обухов (с 28 августа), 7-м - подполковник И. И. Штин (10 сентября - 3 октября) и полковник В. В. Ванюков (с 15 октября), 8-м - подполковник Н. В. Украинцев (с 10 сентября), куренем им. Т. Шевченко - поручик Святенко. 1-й кадровой инженерной ротой командовал капитан Скурский (с 8 сентября), 2-й кадровой инженерной ротой - штабс-капитан Свионтецкий (с 15 августа). Начальником школы подготовки унтер-офицеров 21 августа был назначен капитан Николаев[670].
Ввиду отсутствия в Екатеринбурге и его окрестностях, а также и во всем районе корпуса помещений для размещения 7-го кадрового полка 3 октября генерал М. В. Ханжин приказал этот полк расформировать, молодых солдат -
передать в 6-й кадровый полк, офицерский состав и все имущество распределить между полками бригады[671]. октября 1918 г. генерал М. В. Ханжин распорядился (в исполнение приказа по Сибирской армии от 4 октября 1918 г.) переформировать Уральскую кадровую бригаду в две дивизии. В состав 1-й кадровой дивизии включались 1-й, 2-й, 3-й и 5-й (с переименованием в 4-й) кадровые полки, 1-я кадровая инженерная рота, украинский курень им. Т. Шевченко и школа подготовки унтер-офицеров. К командованию дивизией был допущен полковник Н. К. Вельк, начальником штаба назначен капитан С. X. Кугушев.
В состав 2-й кадровой дивизии включались 4-й, 6-й (с переименованием в й) и 8-й кадровые полки, 2-я кадровая инженерная рота и Уральский кадровый артиллерийский дивизион. К командованию дивизией был допущен полковник Р. К. Бангерский, начальником штаба назначен подполковник М. М. Шохов, являвшийся до этого начальником мобилизационного отделения штаба корпуса. 12 октября командир корпуса приказал полковнику Венгерскому сформировать недостающий в дивизии 7-й кадровый полк, для чего предлагалось воспользоваться кадром и имуществом расформированного ранее 7-го полка[672]. />По состоянию на 14 октября 1918 г. в кадровых полках III Уральского корпуса насчитывалось 924 офицера и 35 350 солдат (табл. 10). В части бригады на нестроевые должности, преимущественно в обоз, привлекались также военнопленные Первой мировой войны. Например в 1-й и 2-й кадровых ротах их насчитывалось в общей сложности 35 чел.[673]
Во исполнение директивы Верховного главнокомандующего 22 ноября 1918 г. генерал М. В. Ханжин приказал начальникам 1-й и 2-й кадровых дивизий в недельный срок подготовить выступление на фронт 1-го, 3-го, 5-го и го Уральских кадровых полков. Общее командование сводной дивизией командир корпуса возложил на начальника 2-й кадровой дивизией полковника Р. К. Бангерского. Командиром бригады сводной дивизии был назначен полковник К. М. Ткачев.
Полки должны были выступить на фронт, имея по 150 штыков в каждой роте и все положенные по штату команды. Обеспечение этих частей обмундированием и снаряжением предлагалось осуществить за счет полков, остающихся в тылу. Выделенные из отправляемых на фронт частей излишки людей предлагалось свести в четвертые батальоны, а их личный состав использовать для пополнения боевых частей. 2-й, 4-й, 6-й и 8-й Уральские кадровые полки предполагалось временно включить в состав 2-й сводной дивизии, возглавляемой начальником 2-й кадровой дивизии полковником Н. К. Вельком. Выдвижение этих полков на фронт предполагалось осуществить во вторую очередь[674].

План по формированию на базе кадровых частей Ш Уральского корпуса двух сводных дивизий вскоре был отменен. Было решено не ломать уже сложившуюся структуру кадровых дивизий и отправить их на фронт, преобразовав в действующие. Ввиду выступления на фронт 1-й и 2-й кадровых дивизий Уральского корпуса 7 декабря 1918 г. командующий Сибирской армией приказал переименовать 1-ю кадровую дивизию в 11-ю Уральскую стрелковую дивизию, а входившие в ее состав 1-й, 2-й, 3-й и 4-й Уральские кадровые полки - соответственно в 41-й Уральский, 42-й Троицкий, 43-й Верхнеуральский и 44-й Кустанайский стрелковые полки. 2-я кадровая дивизия получила наименование 12-й Уральской стрелковой, входившие в ее состав 5-й, 6-й, 7-й и 8-й Уральские кадровые полки были переименованы соответственно в 45-й Сибирский, 46-й Исетский, 47-й Тагильский и 48-й Туринский стрелковые
172
ПОЛКИ .
Таблица 70*
Численный состав Уральской кадровой бригады на 14 октября 1918 г.

Наименование воинской части

Офицеров

Солдат

Состояло в бегах

Штаб бригады

13

-

-

1-й Уральский кадровый полк

181

5 040

183

2-й Уральский кадровый полк

149

6 794

192

3-й Уральский кадровый полк

138

5 234

45

4-й Уральский кадровый полк

88

4 271

17

5-й Уральский кадровый полк

115

3 391

447

6-й Уральский кадровый полк

103

5 406

190

7-й Уральский кадровый полк

-

-

-

8-й Уральский кадровый полк

40

3 400

-

Курень им. Т. Шевченко

9

389

64

Унтер-офицерская школа

14

30

-

Артиллерийский кадровый дивизион

55

679

33

1-я кадровая инженерная рота

16

365

2

2-я кадровая инженерная рота

17

351

1

Всего

938

35 350

1 174

*Составлена по: РГВА. Ф. 39512. On. 1. Д. 66. JI. 220, 224. Численность 1-й и 2-й кадровых инженерных рот дана по состоянию на 21 сентября, артиллерийского кадрового дивизиона - на 29 октября 1918 г.


Артиллерия. Артиллерийские батареи III Уральского корпуса формировались по тому же принципу, что и в двух других корпусах Сибирской армии. июля 1918 г. в Челябинске началось формирование 1-го Уральского артиллерийского дивизиона под командованием подполковника Б. М. Жиленкова. В его состав первоначально входила одна батарея (командир - капитан Л. X. Бек-Мамедов)[675]. Согласно приказу по корпусу от
июля дивизион стал именоваться 1-м Уральским Сводным артиллерийским. Приказом от 30 июля к командованию 1-й батареей дивизиона был допущен капитан Васильков, 2-й батареей - капитан JI. X. Бек-Мамедов[676].
В Екатеринбурге по приказу генерала В. В. Голицына 6 августа 1918 г. началось формирование артиллерийской батареи 2-й Уральской дивизии под командованием подполковника А. Н. Лабунцова. 16 августа В. В. Голицын распорядился сформировать при дивизии 2-й Уральский легкий артиллерийский дивизион. После отбытия подполковника Лабунцова в штаб Сибирской армии к командованию дивизионом был допущен капитан Соколовский. В составе дивизиона предполагалось организовать 1-ю, 2-ю и 3-ю батареи, командирами которых В. В. Голицын назначил штабс-капитанов Г. Е. Родкевича, Лоренца и Халютина. Личного состава, орудий и материальной части для формирования трех батарей в Екатеринбурге не было. Видимо, поэтому 19 августа было решено в составе дивизиона формировать только 1-ю батарею, командиром которой был назначен штабс-капитан Родкевич. августа в Екатеринбург прибыла из Челябинска 2-я батарея Уральского легкого артиллерийского дивизиона во главе с капитаном Л. X. Бек- Мамедовым в составе одного орудия, четырех офицеров и четырех солдат. Двумя днями ранее генерал Голицын подписал приказ о назначении Бек- Мамедова командиром 2-го Уральского легкого артиллерийского дивизиона. Но, по всей видимости, Бек-Мамедов к формированию дивизиона не приступал, так как во главе своей батареи он отправился на фронт, а 5 сентября был ранен в бою[677]. К тому же, согласно принятой А. Н. Гришиным-Алмазовым схеме организации артиллерийских частей, в Сибирской армии в целом и в Уральском корпусе в частности намечалось формирование только отдельных батарей, а создание более крупных единиц (дивизионов) не планировалось и, соответственно, не поддерживалось.
Приказом по Сибирской армии от 30 августа 1918 г. 1-й Уральский Сводный артдивизион был переименован в Уральский запасный (кадровый), двухбатарейного состава, и подчинен командиру Уральской кадровой бригады. Подполковник Б. М. Жиленков сохранил должность командира дивизиона, а ю и 2-ю кадровые батареи возглавили соответственно гвардии штабс- капитаны Г. Е. Родкевич и Б. Н. Лашкевич[678]. К концу октября 1918 г. в дивизионе состояло всего 46 офицеров, девять военных чиновников, 679 солдат, 207 лошадей. На его вооружении имелись три легких и два горных орудия, из них лишь одно (3-дюймовая пушка) было исправным[679].
К этому времени в списках III Уральского корпуса числилось семь отдельных артиллерийских батарей (не считая казачьих). Командирами 1-й и 2-й батарей, как указывалось выше, состояли капитаны Васильков и Бек- Мамедов. 3-й батареей командовал поручик Шульгин, 4-й - штабс-капитан

Лоренц, 5-й - капитан Соколовский, 6-й - поручик Абоимов (в отряде поручика Рычагова), 7-й - поручик Смирнов[680]. октября генерал М. В. Ханжин распорядился, во исполнение приказа по Сибирской армии от 3 октября 1918 г., приступить к формированию при Уральском кадровом артиллерийском дивизионе Уральского отдельного тяжелого артдивизиона (командир - полковник Е. А. Слешинский), Уральского отдельного легкого артдивизиона (командир - капитан Соколовский, с 8 ноября - капитан Л. X. Бек-Мамедов, с 4 декабря - гвардии штабс-капитан Б. Н. Лашкевич) и отдельной тяжелой батареи корпусной артиллерии (командир - капитан Сакмин)[681]. В отдельном тяжелом артдивизионе командиром 1-й батареи был назначен капитан Шишковский, 2-й батареи - поручик Иващенко; в отдельном легком артдивизионе командиром 1-й батареи - капитан Уссаков- ский, 2-й батареи - гвардии штабс-капитан Родкевич, 3-й батареи - гвардии штабс-капитан Лашкевич[682].
В целях более планомерного обеспечения артиллерией действовавших на фронте дивизий корпуса 29 ноября 1918 г. генерал М. В. Ханжин предписал отдельные легкие батареи свести в дивизионы и придать их дивизиям по следующему плану: 1-ю, 2-ю и 4-ю батареи - к 6-й Уральской дивизии, 3-ю, 5-ю и 7-ю - к 7-й Уральской дивизии, 6-ю, 8-ю и 9-ю - к 1-й Сводной дивизии. 8-ю и 9-ю батареи предлагалось выделить из Отдельного легкого и Уральского кадрового артиллерийских дивизионов. Дивизионам надлежало временно принять нумерацию своих дивизий, а батареям - отдельную нумерацию в каждом дивизионе. К командованию 1-м сводным дивизионом был допущен капитан Л. X. Бек-Мамедов, 6-м Уральским - капитан Васильков (13 декабря заменен полковником К. Г. Козьминым) и 7-м Уральским - капитан Соколовский[683].
Ввиду того что командование корпуса отказалось от формирования 1-й сводной дивизии, согласно приказу по 12-й Уральской стрелковой дивизии от 8 декабря 1918 г. дивизион, образованный из 6-й, 8-й и 9-й батарей, стал именоваться 12-м Уральским легким артиллерийским дивизионом. 27 декабря 1918 г. вошедшие в его состав 8-ю, 9-ю и 6-ю Уральские батареи было приказано именовать 1-й, 2-й и 3-й батареями 12-го Уральского стрелкового легкого артдивизиона. На должности командира дивизиона остался капитан Л. X. Бек-Мамедов[684].
В это же время на базе Уральского отдельного легкого дивизиона (командир - гвардии штабс-капитан Б. Н. Лашкевич) началось формирование и го Уральского стрелкового артиллерийского дивизиона. Приказом по Уральскому корпусу от 13 декабря к командованию этим дивизионом был
допущен подполковник А. Н. Лабунцов. Штабс-капитану Дашкевичу предписывалось обратиться к командованию своей батареей[685].
По отдельной схеме в составе Уральского корпуса велось формирование артиллерийских частей Оренбургского казачьего войска. В июне-июле 1918 г. из казаков 2-го и 3-го округов были организованы два артиллерийских дивизиона. Так же как и казачьи дивизии (2-я и 3-я Оренбургские), они имели нумерацию своих округов. й Оренбургский казачий дивизион (командир - полковник А. Г. Бычков) был образован 20 июня 1918 г. по приказу войскового старшины М. И. Замятина. Дивизион создавался на базе отдельного артиллерийского взвода, ранее сформированного в пос. Сосновский. В состав дивизиона вошли я (с 31 августа - 9-я) Оренбургская казачья батарея подъесаула И. Печенкина и 6-я Оренбургская казачья батарея есаула К. К. Кузнецова. Батареи формировались соответственно в пос. Сосновском и г. Троицке из призванных на военную службу казаков нарядов 1914-1916 гг. К началу июля г. батареи дивизиона имели по два орудия[686].
Вскоре, однако, 9-я Оренбургская казачья батарея лишилась одного орудия. Это орудие, направленное под г. Орск 27 июля 1918 г., в ночь на 26 сентября было захвачено красными при следующих обстоятельствах. Его командир хорунжий В. П. Маслов, получив сведения о наступлении противника из Орска, двинулся на поселок Хабариный, но был неожиданно атакован красными и прижат к р. Урал. Орудие пришлось бросить. Три казака погибли. Хорунжему Маслову с остальными казаками удалось спастись, переправившись вплавь через р. Урал[687]. октября 3-й Оренбургский казачий дивизион в составе шести офицеров, 166 казаков и 190 артиллерийских и строевых казачьих лошадей при трех орудиях и двух зарядных ящиках был отправлен по железной дороге из Троицка на Пермский фронт. 28 октября дивизион прибыл на ст. Дружинине и поступил в распоряжение начальника 3-й Сибирской стрелковой дивизии полковника П. П. Гривина[688].
В середине ноября на вооружение 9-й Оренбургской казачьей батареи были переданы четыре орудия с передками образца 1895 г. Так как лошадей и амуниции для запряжки этих орудий в распоряжении командира дивизиона не было, 17 ноября он приказал батарее отправиться на формирование в Троицк. 19 ноября 9-я батарея в составе двух офицеров, одного чиновника, 97 казаков и 67 лошадей при четырех орудиях и одном зарядном ящике погрузилась в вагоны на станции Дружинино и в ночь на 20-е отправилась в Троицк. Ранее находившееся на вооружении батареи орудие образца 1902 г. с
передком полковник Бычков приказал передать в 6-ю Оренбургскую казачью батарею[689]. й Оренбургский казачий дивизион (командир - войсковой старшина
А.              П. Владимиров) был образован 14 июля 1918 г. В его состав входили 2-я Оренбургская казачья батарея войскового старшины М. К. Кузнецова и 5-я Оренбургская казачья батарея подъесаула А. П. Колесникова. На вооружение этого дивизиона 2 августа были переданы два орудия 6-й батареи. Вместо орудий, отправленных во 2-й дивизион, 6-я батарея получила в Челябинске от начальника артиллерийского снабжения Чехословацкого корпуса два других орудия. Дивизион в полном составе, при трех легких орудиях выступил на фронт согласно приказу генерала М. В. Ханжина от 3 октября 1918 г. По железной дороге дивизион был переброшен от ст. Миасс на ст. Дружинино, куда прибыл 6 октября, и поступил в распоряжение начальника 3-й Сибирской стрелковой дивизии[690].
Для подготовки укомплектований для дивизионов в конце августа началось формирование в Верхнеуральске 2-й Оренбургской кадровой батареи (командир - есаул Д. А. Наумов), а в Троицке - 3-й Оренбургской кадровой батареи (командир - войсковой старшина М. Ф. Воронин)[691]. Батареи были включены в состав соответственно 2-го и 3-го Оренбургских казачьих артиллерийских дивизионов.
Инженерно-технические части. 6-я и 7-я Уральские дивизии горных стрелков имели в своем составе по одной инженерной роте. Инженерной ротой 6-й дивизии командовал штабс-капитан Бажаев, инженерной ротой 7-й дивизии - подполковник А. Г. Сивергин. Командиры вышеназванных рот одновременно являлись и дивизионными инженерами[692].
В сентябре 1918 г. части 7-й Уральской дивизии отбили у красных два бронированных поезда. Приказом по дивизии от 27 сентября 1918 г. командующим этими бронепоездами был назначен капитан II ранга Н. Н. Зубов. октября генерал В. В. Голицын приказал сформировать управление Отдельного броневого железнодорожного дивизиона III Уральского корпуса. Командиром дивизиона был назначен Н. Н. Зубов, командиром бронепоезда № 1 подпоручик В. Ф. Розынко, командиром бронепоезда № 2 - подпоручик Шешин. К 1 декабря 1918 г. команда бронепоезда № 1 состояла из офицеров и 75 солдат; на его вооружении имелись два орудия и восемь пулеметов. Команда бронепоезда № 2 состояла из двух офицеров и 43 солдат; вооружение бронепоезда - одно орудие и 11 пулеметов[693].

***
Приказом адмирала А. В. Колчака от 3 января 1919 г. III Уральский армейский корпус был развернут в два корпуса. В составе III Уральского корпуса остались 6-я и 7-я Уральские дивизии. Командиром корпуса был назначен генерал-майор В. В. Голицин, начальником штаба - полковник
В.              Д. Космин. 11-я и 12-я Уральские дивизии вошли в состав вновь образованного VI Уральского корпуса. Командиром корпуса был назначен начальник штаба III Уральского корпуса Генштаба генерал-майор Н. Т. Сукин, начальником штаба - обер-квартирмейстер штаба Самарской группы Генштаба полковник П. П. Петров[694]. я Оренбургская казачья дивизия с 1 декабря 1918 г. была исключена из подчинения генерала М. В. Ханжина и передана в состав Юго-Западной армии (с января 1919 г. - Отдельная Оренбургская армия) генерала
А.              И. Дутова на формирование I Оренбургского казачьего корпуса. 3-я Оренбургская казачья дивизия в начале 1919 г. была раскассирована на отдельные полки, которые, в свою очередь, согласно приказу начальника штаба Верховного главнокомандующего от 26 апреля 1919 г. были сведены в две отдельные казачьи бригады. 4-я отдельная Оренбургская казачья бригада (из 12-го и го полков) находилась в составе Сибирской армии генерала Р. Гайды, 5-я отдельная Оренбургская казачья бригада (из 11-го и 17-го полков) - в составе Западной армии генерала М. В. Ханжина. Штаб 3-й Оренбургской дивизии, согласно вышеупомянутому приказу, был преобразован в штаб 5-й отдельной бригады. 2-я Оренбургская казачья бригада (2-й и 5-й полки) и 3-я Оренбургская казачья бригада (3-й и 6-й полки) до мая 1919 г. находились в составе VI Уральского корпуса Западной армии[695].
По уровню разветвленное™ организационной структуры и численности личного состава 1П Уральский корпус являлся крупнейшим войсковым объединением Сибирской армии. Формирование корпуса затруднялось тем, что большинство его частей и соединений дислоцировались в районе театра военных действий Западного антибольшевистского фронта. Многие войсковые части выступали на фронт, не закончив своего формирования. Входившие в состав корпуса войсковые части Оренбургского казачьего войска подчинялись также и своему автономному войсковому правительству.
Несмотря на неблагоприятные условия, командир корпуса генерал М. В. Ханжин весьма успешно выполнил задачу формирования на Урале регулярных частей Сибирской армии. Именно на базе III Уральского корпуса была сформирована Западная отдельная армия, явившаяся главной ударной силой в ходе общего наступления колчаковских войск на Урале весной г.
<< | >>
Источник: Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году. 2010

Еще по теме Третий Уральский армейский корпус:

  1. Второй Степной Сибирский армейский корпус
  2. Первый Средне-Сибирский армейский корпус
  3. Четвертый Восточно-Сибирский армейский корпус
  4. С.С. Алексеев. Актуальные проблемы гражданского права; Исследовательский центр частного права. Уральский филиал. Российская школа частного права. Уральское отделение. - М: «Статут». - 318 с., 2000
  5. 17.4. Дипломатический корпус
  6. Армейские части уже превратились в банды уголовников
  7. ДЕНЬ ТРЕТИЙ (третий модуль)
  8. §12. Область Уральская.
  9. Глава четвертая Дипломатический корпус
  10. Уральский экономический район
  11. 1.3. Жанровый корпус газетной публицистики.
  12. Бывшие волонтеры Корпуса мира дарят надежду
  13. ПОЛОЖЕНИЕ ОБЩИХ ПРИШИПОВ В КОРПУСЕ ПРАВОВЫХ НОРМ
  14. Корпус текстов, рекомендуемых для использования при получении образцов голоса и речи фигурантов экспертизы
  15. Уральский центр конституционной и международной защиты прав человека общественного объединения «Сутяжник»
  16. ИСЛАМСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ В ВОЛГО-УРАЛЬСКОМ МАКРОРЕГИОНЕРОССИИ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ МОДЕЛЕЙ БАШКОРТОСТАНА И ТАТАРСТАНА
  17. Ю.С. Семина, Уральский государственный университет ФРАНЦИЯ ПЕРЕД ВЫЗОВАМИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  18. Смирнов В.Н.. Адвокатура и адвокатская деятельность ./ В.Н. Смирнов , А.С. Смыкалин - М.: Проспект; Екатеринбург: Уральская гос. юрид. академия., 2010
  19. Пантелеев И. А.. Подозрение в уголовном процессе России: Учеб. пособие. – Екатеринбург: Издательство Уральского юридического института МВД России. – 48 с., 2001
  20. Первый, второй и третий мир