Свержение советской власти на территории Степной Сибири


К этому времени все крупные населенные пункты и станции, расположенные на железнодорожной линии между Челябинском и Омском, уже на
ходились в руках чехословаков. Между 25 мая и 6 июня события на этом участке развивались следующим образом.
25 мая 1918 г. эшелон 6-го чехословацкого полка под командованием капитана Ульриха, следовавший из Челябинска в Омск, прибыл на станцию Ку- ломзино. На требование омского совдепа сдать оружие чехословаки ответили отказом и отошли к станции Мариановка (около 40 верст западнее Омска). Для их разоружения из Омска в Мариановку выступил красногвардейский отряд в составе 350 бойцов под командой П. С. Успенского. Когда эшелон советского отряда прибыл на станцию, чехословаки встретили его ружейным и пулеметным огнем. Вслед за отрядом Успенского к Мариановке были подтянуты новые красногвардейские части во главе с А. А. Звездовым и Е. В. Полюдовым. В их распоряжении имелись три артиллерийских орудия и броневик. Решительными действиями красногвардейцы вынудили чехословаков отступить из Мариановки на 8 верст к западу, в сторону станции Исиль- куль, где находился другой эшелон 6-го полка. В бою красные потеряли 95 чел. убитыми и 180 ранеными. Потери чехословаков составили 18 чел. убитыми и девять ранеными. Тяжелое ранение получил и начальник эшелона капитан Ульрих. В последующие десять суток на Омском направлении установилось затишье. Большевики заключили с чехословаками перемирие до 12 час. 27 мая, а 31 мая продлили его еще на пять суток[229].
Для объединения руководства всеми советскими вооруженными силами в масштабах Западной Сибири 27 мая 1918 г. в Омске был создан Западно- Сибирский военно-оперативный штаб под председательством А. И. Окулова. Советское руководство рассчитывало за счет мобилизации пополнить ряды своих войск и организовать надлежащий отпор чехословакам. 28 мая Омский совдеп объявил «экстренную всеобщую мобилизацию по всей Омской области»[230]. Но осуществить эту мобилизацию не удалось, так как к началу июня почти все крупные населенные пункты вокруг Омска находились в руках антибольшевистских сил.
В течение нескольких дней после заключения перемирия чехословаки установили контроль над всеми железнодорожными станциями между Омском и Челябинском и наладили связь с местными антибольшевистскими организациями. В ночь на 31 мая чехословацкий отряд, возглавляемый штабс- капитаном М. Жаком, совместно с военной организацией войскового старшины В. И. Волкова сверг советскую власть в Петропавловске. Ровно в полночь чехословаки захватили железнодорожную станцию и повели наступление на консервный завод. Одновременно члены тайной организации овладели городом. К часу ночи Петропавловск был полностью очищен от большевиков. Потери восставших составили 4-5 человек убитыми и несколько ранеными. После свержения советской власти в городе войсковой старшина Волков объявил се
бя начальником Петропавловского района. Начальником штаба района он назначил войскового старшину П. И. Блохина, начальником мобилизационного отдела - штабс-ротмистра Ф. И. Поротикова, комендантом города - подполковника А. П. Панкратова[231].
Первого июня казачий сход Кокчетавской станицы принял решение о ликвидации советской власти в Кокчетаве. По поручению схода есаул Н. А. Асанов приступил к организации казачьей дружины для ареста местных большевиков. К решительным действиям казаки приступили лишь на следующий день, когда в Кокчетав прибыл автомобильный отряд, посланный из Петропавловска В. И. Волковым. Совместными усилиями повстанцы разоружили местных красногвардейцев. Во главе новой власти, распространившей свое влияние на весь Кокчетавский уезд, встал войсковой старшина И. М. Пелымский[232].
Когда известие о выступлении чехословаков достигло Павлодара, местная антибольшевистская организация приняла решение о немедленном свержении советской власти в городе. На рассвете 2 июня к северо-востоку от Павлодара сосредоточились казаки ближайших к городу станиц Песчанской, Чернорецкой, Григорьевской и Черноярской во главе с сотником Горбуновым, всего около 150 человек на две трети вооруженных винтовками. Павлодарский гарнизон красных располагался в казармах на окраине города и состоял из 70 бойцов при двух пулеметах «Кольта». Около трех часов утра казаки в конном строю атаковали казармы. В атаке участвовало около тридцати казаков, остальные же, обойдя Павлодар с восточной стороны, ворвались в казачью станицу и к четырем часам заняли в городе почти все важные пункты. Будучи со всех сторон окруженными, потеряв до 20 человек убитыми и ранеными, к вечеру того же дня красноармейцы сдались. Со стороны восставших было шесть человек убито и четверо ранено. Среди мирного населения случайно погибли три человека. Вся полнота власти в Павлодаре перешла в руки военного комиссара сотника Горбунова. Началось формирование боевой дружины, носившей первоначально название «Белой гвардии»[233].
В тот же день советская власть была свергнута в Кургане. 1 июня местные большевики потребовали от располагавшихся на железнодорожной станции чехословаков сдать имевшееся у них оружие. В ответ они перешли в наступление и к 3 час. ночи оттеснили красногвардейцев за р. Тобол к мельнице Бикинова. Около 5 час. утра красногвардейцы подняли белый флаг и сдались в количестве 150 человек. К вечеру 2 июня в Кургане был сформирован отряд из чехословаков и русских добровольцев, который приступил к «зачистке» окрестностей города от активных сторонников советской власти. Вся военная власть в городе сосредоточилась в руках чешского коменданта поручика Сухия[234].

В Атбасар войсковой старшина В. И. Волков направил краткую телеграмму: «Граждане Атбасара! Власть насильников пала. Прошу организовать земскую управу». Казаки сразу же откликнулись на призыв. Под руководством своего станичного атамана М. Волосникова они без боя заняли здание совдепа и разоружили располагавшийся в городе отряд Красной гвардии. Военным комендантом города Атбасара и Атбасарского уезда стал полковник
А.              И. Белов. Сразу же были сформированы два боевых отряда - автомобильный (50 чел.) и конный (30 чел.), с помощью которых Атбасарский уезд вскоре был очищен от активных сторонников советской власти[235].
В это время активизировала свою деятельность семипалатинская военная организация. Главной проблемой для подпольщиков оставалось практически полное отсутствие оружия, без которого рассчитывать на успех переворота не приходилось. Оружие можно было получить из красноармейского арсенала. Заведующий арсеналом, бывший поручик Пашковский не состоял в тайной организации, но за соответствующую мзду пообещал выдать заговорщикам двести винтовок и 10 тыс. патронов. Как было условлено, 3 июня небольшая группа офицеров во главе с поручиком А. П. Правденко прибыла с подводами к складу. Здесь их уже поджидали предупрежденные Пашковским красноармейцы. Последние открыли огонь из винтовок и рассеяли офицерский отряд. Поручик Правденко был тяжело ранен и, не желая попасть в плен, застрелился. Результатом этого инцидента стало введение в Семипалатинске осадного положения. Произошли массовые аресты офицеров и гражданских лиц. Потеряв надежду поднять восстание в Семипалатинске, И. А. Зубарев-Давыдов с тридцатью офицерами отправился в степь для организации казахов[236].
Неблагоприятная обстановка для большевиков сложилась к северу от Омска. В Тюкалинском уезде проходили митинги под антисоветскими лозунгами. В первых числах июня в Еланской, Куликовской, Андреевской и других волостях началось открытое выступление крестьян. В ночь на 5 июня военная организация, возглавляемая штабс-капитаном П. М. Рубцовым, захватила уездный город Тару. Большевики попытались организовать красногвардейский отряд для противодействия восстанию. Из Омска в Тюкалинск был направлен обоз с оружием и патронами, но по дороге его перехватили белогвардейцы[237].
Со стороны Новониколаевска вдоль железной дороги на Омск наступали войска из группы капитана Р. Гайды. Таким образом, ко времени возобновления боевых действий под Омском почти все ближайшие к нему крупные населенные пункты уже находились в руках чехо-белых. Омская группировка советских войск оказалась в окружении. У красноармейцев было два выхода:
или продолжать оборону города, или отступить вниз по Иртышу к Тобольску, в котором сохранялась советская власть.
Четвертого июня истек срок перемирия, заключенного чехословаками с большевиками в Мариановке. В тот же день подразделения 6-го чехословацкого полка силою 1,5 тыс. штыков при 15 пулеметах, совместно с отрядом есаула Б. В. Анненкова (200 сабель), при поддержке сооруженного из угольных вагонов бронепоезда начали наступление от станции Исилькуль на Омск. Накануне конный отряд есаула Анненкова провел глубокую разведку, обнаружив укрепленную позицию противника у станции Мариановка, и выявил силы советских войск. Эта позиция, как позднее отмечалось в «реляции о сражении 6-го чехословацкого Ганацкого стрелкового полка под Марианов- кой», была умело выбрана и укреплена тремя линиями окопов на протяжении пяти верст к северу и двух верст к югу от железнодорожного полотна. Силы красных составляли около 3 тыс. чел. с 40 пулеметами, четырьмя орудиями и бронеавтомобилем под общим командованием А. А. Звездова.
В 9 час. утра 4 июня были высланы разъезды на фланги, а в 12 час. выступили бронепоезд и четыре эшелона с пехотой. В 24 часа чехословаки без боя заняли станцию Москаленки, где и заночевали, выставив в сторону противника сторожевое охранение. Утром 5 июня в Москаленки прибыли дополнительно три артиллерийских орудия и подразделения 2-го чехословацкого полка: три роты, команда пеших разведчиков и два взвода пулеметной команды. К бронепоезду прицепили платформу с одним орудием и в 11 час. утра начали дальнейшее продвижение на восток. После непродолжительной перестрелки западнее разъезда Помурино в 19 час. чехословаки заняли разъезд Пикетное. Дабы преградить пути отступления противнику и предотвратить уничтожение железнодорожного моста через Иртыш, в ночь на 6 июня в обход левого фланга красных был направлен отряд в составе 5-й и 7-й рот, саперной команды 6-го полка и трех рот 2-го полка с четырьмя пулеметами системы «Максим» и шестью «Шоша» и 22 конных казака.
В 10 час. утра 6 июня чехословаки перешли в наступление. На полпути между станциями Татьяновка и Мариановка бронепоезд попал под сильный артиллерийский огонь. В это время пехота высадилась из эшелонов и заняла позиции: 9-я, 10-я и 11-я роты при трех пулеметах Максима и 10 Шоша - южнее, а 1-я, 8-я и 12-я роты при четырех пулеметах Максима и четырех Шоша - севернее железнодорожного полотна. В обход правого фланга противника была направлена учебная команда полка с одним пулеметом Максима. Несмотря на сильный огонь красных, подразделения левой колонны продвинулись вперед, а учебная команда предотвратила попытку противника проникнуть к ним в тыл. С наступлением темноты чехословаки перешли в штыковую атаку и, смяв правый фланг позиции красных, в 22 час. захватили станцию Мариановка. При отступлении противник успел вывести со станции лишь один санитарный поезд, бросив бронеавтомобиль, орудия, пулеметы, большое количество винтовок и другого военного имущества. Потери чехословаков составили 14 чел. убитыми и 53 ранеными. Преследуя противника, к

3 час. ночи 7 июня чехословаки заняли разъезд Аленский, где и остановились
для ночевки, выслав разведку в направлении станций Лузино и Мельнич-
180 ная .
В это время, по свидетельству командира одного из красногвардейских отрядов П. Хрусталева, военно-оперативный штаб, «не организовав отступление из Омска потерпевших поражение частей фронта, начал эвакуироваться на пароходах по р. Иртыш в сторону Тюмени. Это обстоятельство лишило руководства отступающие красные части с фронта». Почти одновременно с начавшейся эвакуацией в Омске произошло выступление подпольной антибольшевистской организации. Выезжая из города, П. Хрусталев видел на улицах вооруженных людей с белыми повязками на рукавах[238].
В Омске советскими войсками было оставлено около 10 млн патронов, до млн гранат, орудия с большим количеством снарядов, несколько самолетов, много автомобилей.
Все это было подготовлено к вывозу, но эвакуацию сорвали антибольшевистски настроенные руководители железной дороги[239].
Выйдя из подполья, руководитель антисоветской военной организации полковник П. П. Иванов-Ринов 7 июня подписал приказ № 1 по Омскому гарнизону: «Временным Сибирским правительством я назначен командиром Степного корпуса. Вся полнота власти с сего числа принадлежит мне и уполномоченному Временного Сибирского правительства А. А. Кузнецову впредь до передачи власти земским и городским общественным управлениям». Следующим приказом он назначил начальником штаба корпуса поручика П. М. Ячевского, старшим адъютантом штаба - полковника П. М. Г еде, младшим адъютантом штаба - прапорщика Г. А. Чирикова, комендантом города - подполковника Н. И. Андреева, помощником коменданта - прапорщика С. А. Землянского, начальником наружной милиции г. Омска -
В.              Г. Бородкина. Инспектором артиллерии корпуса был назначен подполковник С. М. Ушаков, которому поручалось немедленно организовать управление и представить комкору проект формирования артиллерийских частей.
Приказом № 3 от того же числа Иванов-Ринов предложил офицерам, врачам и военным чиновникам поступить на военную службу к Временному Сибирскому правительству. Указанным лицам следовало явиться для регистрации в Дом свободы к старшему адъютанту штаба. Одновременно в Омске было распространено воззвание, подписанное Ивановым-Риновым и уполномоченным правительства Леховичем, в котором говорилось: «Граждане, дело спасения города, ваших жен, детей и имущества в ваших руках, долг каждого из вас прийти немедленно на зов Временного Сибирского правительства для организации отряда, могущего защитить подступы к Омску от попыток этих варваров. В Омске формируется боевой отряд, записывайтесь немедленно в него, и Омск будет спасен. Помните, граждане, что вернувшийся большевик будет беспощаднее всякого кровожадного зверя». В воззвании сообщалось, что запись в добровольческие отряды будет производиться ежедневно, начиная с 9 июня, с
до 21 часа в штабе округа, в окружном военном суде и в управлении воинского начальника. Формирование боевых отрядов было поручено генерал-майору
В.              Г. Владимирову[240].
Согласно приказу А. Н. Гришина-Алмазова, переданному из Новониколаевска, 11 июня в Омске была объявлена мобилизация офицеров и военных чиновников. К вечеру 14 июня в городе было мобилизовано 1 238 офицеров и 210 военных чиновников. Кроме того, в штабе округа зарегистрировались 456 добровольцев, еще не распределенных по воинским частям, и 957 человек, уже состоявших в добровольческих отрядах. Таким образом, спустя неделю после падения советской власти в составе войск Омского гарнизона находился 2 861 чел.
В число добровольческих отрядов, сформированных в Омске, входили: рота фронтовиков (250 чел.), казачий дивизион (160 чел.), 1-й Польский Степной Сибирский полк (147 чел.), отряд при сельскохозяйственном училище (75 чел.), русско-киргизский отряд поручика Карманова (72 чел.), офицерский отряд штабс-капитана Казагранди с пулеметной командой (70 чел.), команда конных разведчиков при штабе корпуса (50 чел.), сербская полурота при штабе корпуса (50 чел.), офицерский отряд поручика Тимофеева (47 чел.), офицерский отряд штабс-капитана Черкеса (21 чел.) и авиационный отряд (15 чел.)[241].
Для преследования бежавших из Омска большевиков 9 июня вниз по Иртышу был направлен пароход «Семипалатинец» с 1-м Омским офицерским партизанским отрядом штабс-капитана Н. Н. Казагранди. Партизаны встретили противника вечером 12 июня у села Карташево, расположенного между Омском и Тарой. Это был красногвардейский отряд во главе с офицером ав- стро-венгерской армии К. Лигетти. После короткой перестрелки 184 красногвардейца вместе со своим начальником сдались в плен. Белым достались 175 винтовок и один пулемет[242]. Погрузив пленных в трюм парохода, отряд штабс-капитана Казагранди двинулся в сторону Тобольска. На пристанях между Карташево и Тарой белые обнаружили пароходы «Ольга», «Иртыш» и «Товарищество». «Ольга» с донесением отправлен в Омск. Туда же выступил и «Иртыш» с баржей, на которую были помещены пленные красногвардейцы.
Утром 14 июня отряд Казагранди прибыл в Тару[243]. Власть в городе находилась в руках военного штаба, который возглавлял штабс-капитан П. М. Рубцов. В его подчинении состоял отряд из 80 вооруженных добровольцев. Военный штаб располагал 25 трехлинейными винтовками и 195 винтовками системы «Бердана», к которым имелось соответственно 400 и 000 патронов[244].

После короткого отдыха Казагранди выступил на пароходе из Тары в сторону Тобольска. В это время непосредственной угрозы Тобольску со стороны белогвардейцев еще не было. Тем не менее, рано утром 11 июня все советские учреждения эвакуировались в Тюмень. В брошенном большевиками Тобольске в тот же день состоялось заседание членов бывшей городской думы, были восстановлены городская и земская управы. На объединенном заседании представителей думы, земства и профсоюзов вместо прежнего Совета был избран Временный комитет, переименованный вскоре в Комитет общественной безопасности. Опасаясь возвращения большевиков, комитет не осмелился признать власть Временного Сибирского правительства и официально сохранял нейтралитет в «местной войне» «до прибытия того или иного отряда победителей»[245]. Для охраны же города комитет приступил к формированию офицерского отряда, во главе которого встал полковник К. С. Киселев.
Отряд штабс-капитана Казагранди прибыл в Тобольск вечером 18 июня. Утром следующего дня Казагранди подписал приказ, в котором от имени Временного Сибирского правительства объявил советскую власть в городе Тобольске низложенной, а земские и городские самоуправления восстановленными. Вся военная и административная власть в губернии впредь до распоряжения Временного Сибирского правительства была передана коменданту города Тобольска полковнику К. С. Киселеву. В тот же день полковник Киселев приказал всем проживавшим в Тобольске и его уезде бывшим генералам, штаб- и обер-офицерам, а также юнкерам явиться на службу в регулярные войска Временного Сибирского правительства[246].
В 6 час. утра отряд Казагранди вышел на пароходе из Тобольска по направлению к Тюмени и к 14 час. с боем занял деревню Бачалино, расположенную в четырех верстах от слияния рек Тавды и Тобола. Белые захватили советский разведывательный пароход «Тобольск» и моторную лодку «Юрий»; красные потеряли шесть человек убитыми и 23 пленными. Последние на пароходе были отправлены в Тобольск[247].
Таким образом, все течение р. Иртыш к северу от Омска и главные населенные пункты этого направления (Тара и Тобольск) были взяты под контроль белогвардейцами. Неделей раньше советская власть была ликвидирована в Семипалатинске и Усть-Каменогорске, расположенных в верхнем течение Иртыша к югу от Омска.
Десятого июня советское руководство Семипалатинска, не имея достаточных сил для удержания власти и чувствуя шаткость своего положения, приняло решение об эвакуации в Барнаул. На следующий день в городе выступила подпольная организация, возглавляемая есаулом П. И. Сидоровым
и капитаном Н. Д. Виноградовым. Активное ее ядро составляли офицеров и 25 казаков. Вся военная власть в Семипалатинске сосредоточилась в военном штабе, во главе которого встал один из руководителей подпольщиков есаул П. И. Сидоров. Штаб приступил к формированию добровольческих отрядов и одновременно объявил всеобщую мобилизацию офицеров, военных чиновников и юнкеров в возрасте от 18 до 43 лет. Согласно приказу есаула Сидорова от 15 июня мобилизация должна была завершиться к 21 час. 18 июня. Всех не явившихся к указанному сроку Сидоров объявлял дезертирами, подлежащими военно-полевому суду. Всем чехословакам, проживавшим в Семипалатинске, было предложено добровольно вступить в отряд, формируемый при военном штабе Людвигом Кальводой[248].
К 17 июня в Семипалатинске в полной боевой готовности находились 200 вооруженных и 200 невооруженных добровольцев. Кроме того, формировались пеший боевой отряд из офицеров, чиновников и юнкеров (200 чел.), отряд из мобилизованных казаков (150 чел.), казачья партизанская сотня (50 чел.), чехословацкий (63 чел.) и польский (20 чел.) отряды. На их вооружении имелось два пулемета, 600 винтовок различных систем и 41,5 тыс. патронов[249]. 18 июня в Семипалатинск прибыли руководитель Алаш-Орды
А.              Букейханов и поручик И. А. Зубарев-Давыдов. При них находился киргизский отряд, состоявший из 300 человек при 35 русских офицерах- инструкторах. Считая свою миссию выполненной, Зубарев-Давыдов не стал оспаривать право на руководство у старшего по чину есаула Сидорова. июня есаул Сидоров был назначен на вновь учрежденную должность командующего войсками Семипалатинской области с правами начальника отдельной дивизии[250].
Офицеры и казаки Усть-Каменогорска выступили в ночь на 11 июня. В полночь казаки поселка Меновского начали переправляться на пароме через р. Иртыш, намереваясь соединиться с находившимися в городе офицерами. У пристани на городском берегу в это время оказалась советская продовольственная милиция, которая открыла огонь по переправлявшимся казакам. Услышав выстрелы, из города к пристани подошел офицерско-казачий отряд силою в 20 штыков. После короткой схватки часть большевиков была перебита, часть, бросив оружие, спаслась бегством. В этом бою белые потеряли убитым хорунжего П. И. Толмачева. Закончив переправу, казаки соединились с офицерами и направились к базарной площади, где находились красноармейские казармы, но оказалось, что красноармейцы бежали в крепость. Осада крепости была недолгой. Руководивший восстанием войсковой старшина П. И. Виноградский предложил осажденным сдаться. Большевики согласились на сдачу при условии сохранения им жизни. Во время переговоров часть красноармейцев попыталась бежать через примыкавшую к крепости р. Ульбу.

Ружейным залпом казаки уничтожили беглецов. К пяти часам утра в городе водворился полный порядок. Во главе местного управления встал комиссар Временного Сибирского правительства войсковой старшина Виноградский[251].
В этот же день (11 июня) советская власть была свергнута в Тюкалинске, уездном центре Тобольской губернии. Город был захвачен без боя Тюкалин- ским добровольческим отрядом поручика И. А. Клайшевича и прибывшей ему на помощь из Омска командой конных разведчиков поручика
В.              С. Рудницкого.
В Петропавловске к 17 июня 1918 г. были сформированы инструкторская и добровольческая роты, а также казачья сотня, в составе которых насчитывалось по 150 бойцов. Кроме того, 605 человек состояли в формирующемся Сибирском казачьем дивизионе и 18 человек - в пешей пулеметной команде[252].
В Кургане формировался добровольческий отряд, во главе которого встал чешский поручик Ф. Грабчик. Его помощником был назначен русский штабс- капитан Титов[253]. К 17 июня численность этого отряда составила 179 человек, в том числе 23 конных. На их вооружении имелось 61 трехлинейная винтовка, 620 винтовок системы «Бердана» и 796 винтовок других систем[254].
Кроме перечисленных выше отрядов в районе Степного Сибирского корпуса к 21-22 июня были сформированы: в Павлодаре - сводно-партизанская сотня (2 чел. командного состава, 26 штыков, 108 сабель) и отряд Сибирского Временного правительства (100 штыков); в Кокчетаве - добровольческая рота (73 штыка), киргизская дружина (80 чел. невооруженных) и четыре казачьих сотни (22 чел. командного состава, 247 штыков, 403 сабли); в Акмолинске - казачья сотня (3 чел. командного состава, 50 сабель, 8 чел. невооруженных) и пешая дружина (5 чел. командного состава, 47 штыков и 101 чел. невооруженный). Гарнизон Атбасара насчитывал 17 чел. командного состава, 78 штыков и 39 чел. невооруженных. В Ишиме были сформированы офицерская рота (110 штыков) и добровольческий отряд (30 штыков), в Татарске - отряд, насчитывавший 3 чел. командного состава, 51 штык[255]. 
<< | >>
Источник: Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году. 2010

Еще по теме Свержение советской власти на территории Степной Сибири:

  1. Свержение советской власти на территории Средней Сибири
  2. 2. Воздушная территория Советского Союза
  3. Глава 4. Адвокатура советского государства: этапы развития (октябрь 1917-1993 г.) § 1. Формирование органов защиты в первые годы советской власти (октябрь 1917-1920-е гг.)
  4. Второй Степной Сибирский армейский корпус
  5. § 2. Бойкот советской власти
  6. § 3. Организация местной власти в советский период
  7. ОПЕРАЦИЯ «ШАМИЛЬ» - ГОРЦЫ ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  8. 6. Причины победы Советской власти. Уроки гражданской войны
  9. Начало антибольшевистской борьбы в Сибири и на Урале
  10. СВЕРЖЕНИЕ АЛЕКСАНДРА (1917—1937)
  11. § 2. Сибирь
  12. d. Большевики и профессиональные преступники в первые годы Советской власти (1917-1929)