загрузка...

Борьба на Урале летом-осенью 1918 г.


Летом 1918 г. находившиеся в пределах Уральского региона части Сибирской армии вели боевые операции в двух основных направлениях. 4 июля командующий Сибирской армией поставил войскам вновь образованного Уральского корпуса задачу: «продолжая совместно с чехословацким корпусом наступление с целью овладеть Екатеринбургом, сосредоточить все свободные от этой операции силы и начать ими наступление в общем направлении на Верхнеуральск и Оренбург, с целью обеспечить правый фланг чехословацкой группы, наступающей на Уфу, и очистить Оренбургскую губернию»134.
Действовавшие на Екатеринбургском направлении части Уральского корпуса в оперативном отношении подчинялись начальнику Челябинской группы чехословаков полковнику С. Н. Войцеховскому, который осуществлял общее руководство чехословацкими и русскими силами на этом направлении вплоть до начала октября 1918 г. 29 июня 1918 г. Войцеховский подписал приказ о начале общего наступления на Екатеринбург. Взятие этого пункта, по его словам, было необходимо по стратегическим, политическим и моральным причинам. Находившиеся в своем распоряжении силы Войцеховский распределил по трем группам.
Группа штабс-капитана М. Жака (второй и третий батальоны 2-го чехословацкого полка, третья рота первого батальона 3-го чехословацкого полка, я ударная рота, артиллерийский взвод (два орудия) поручика Нетика, два бронепоезда под командованием поручика Лужа и подпоручика Ильинок, пять казачьих сотен) получила задачу наступать по линии железной дороги Бердяуш - Кузино - Екатеринбург с целью перерезать железную дорогу из Екатеринбурга в Пермь; взять Екатеринбург, действуя с запада, оставив заслон на узловой станции в сторону Перми. Ко времени отдачи настоящего приказа третий батальон 2-го полка уже начал продвижение от станции Ку- синский завод на Екатеринбург, чтобы к моменту начала общей операции быть уступом вперед относительно Кыштымской группы прапорщика Чила.
Группе прапорщика М. Чила (третья рота второго батальона, третий батальон и саперная команда 3-го чехословацкого полка, артиллерийский взвод штабс-капитана Куликовского (два орудия), бронепоезд прапорщика Малека и 3 сотни казаков) предстояло наступать по железной дороге Челябинск - Екатеринбург с целью занять Екатеринбург с юга.
Отряд подполковника И. И. Штина (батальон 1-го Башкирского полка, челябинский артиллерийский взвод поручика Самбратовича и 2-3 сотни 3-го районного казачьего полка) получил приказ наступать по тракту Челяба - Ку- яш - Екатеринбург с целью обеспечения правого фланга группы прапорщика Чила и содействия ей в овладении Екатеринбургом с юга.

Обеспечение операции со стороны Уфы возлагалось на две сводные роты 1-го чехословацкого полка, выдвигаемые на станцию Бердяуш. Резерв полковника Войцеховского составили Курганский маршевый батальон, учебная команда и команда пеших разведчиков 3-го чехословацкого полка. Этот подвижной резерв к началу операции сосредоточивался на станции Челябинск. Обеспечение тыла Челябинской группы по линии Челяба - Полетаеве - Миас включительно и по линии Челяба - Кыштым поручалось русским частям, на участке Миас исключительно - Златоуст включительно - сербским отрядам, по всей линии Челябинск - Златоуст - Бердяуш - бронепоезду добровольца Урбанека. Общее наступление на Екатеринбург планировалось начать 1 июля[945].
Одновременно с войсками Челябинской группы, наступавшими на Екатеринбург с юга, началось продвижение в екатеринбургском направлении частей Степного Сибирского корпуса и чехословаков, действовавших со стороны Кургана и Омска.
Султаевский отряд подполковника И. И. Штина 23 июня перешел в наступление на дер. Сары, на окраине которой располагались позиции красных. С фронта на Сары наступала колонна подпоручика Миншибаева в составе роты 1-го Башкирского полка, взвода чехословаков с пулеметом и команды разведчиков. С северо-западной стороны на Сары была двинута обходная колонна под командованием капитана Михайловского в составе двух рот 1-го Башкирского полка, взвода чехословаков с пулеметом и сотни 6-го Оренбургского казачьего полка. Для охраны р. Теча по линии Исаево - Асаново был направлен конный отряд в составе казаков Баландинской и Долгодеревенской станиц и конных башкир-заимочников под общим командованием поручика Цвилиховского. Общий резерв подполковника Штина составили рота башкир, взвод чехословаков, особая сотня и одно орудие, которые под руководством штабс-капитана Хребтова должны были выдвинуться на шоссе севернее дер. Надырово и встать в трех верстах юго-восточнее дер. Сары.
Оставив дер. Сары, красные отступили на 25 верст к северу и заняли позиции у села Куяш. Наступление на село, предпринятое белыми 2 июня, закончилось неудачно. При этом были ранены три офицера, убито четверо, ранено 37 и пропало без вести восемь солдат. Повторное наступление также закончилось неудачно. В бою 7 июля отряд потерял 161 бойца, в том числе офицеров было убито трое, ранено - шестеро, пропал без вести - один; солдат было убито 21, ранено - 96, пропало без вести - 34[946].
В течение двух недель численность группы советских войск в районе Куя- ша утроилась. Если на 1 июля она насчитывала 400-500 штыков при 7- 10 пулеметах, то к 13 июля достигла около 1,5 штыков при 25-35 пулеметах и четырех орудиях. Однако, отказавшись от сопротивления, утром 16 июля красные без боя оставили Куяш и начали отступать в направлении на село Тюбук. Узнав об этом, подполковник Штин приказал Султаевскому отряду перейти в наступление вдоль Екатеринбургского тракта в направлении дер. Карагуйкуль.
июля он поставил задачу взять Русскую Карабалку, а затем - с. Тюбук. Красные оставили Тюбук также без боя. В ночь на 20 июля в село вступили разъезды 1-й Петровской сотни, а главные силы Султаевского отряда прибыли в 7 час. утра. Как выяснилось накануне, в селе состоялся митинг, на котором красноармейцы вынесли резолюцию о прекращении гражданской войны ввиду ее бесцельности[947].
Решающую роль в боях за Екатеринбург сыграли войска Нязепетровской группы под командованием штабс-капитана М. Жака. 7 июля они захватили станцию Ункурда. В этом бою был убит командир Чебаркульского районного полка есаул В. А. Леонов. 14 июля части группы овладели Нязе-Петровским заводом (трофеи - три орудия, 10 пулеметов, два бронепоезда). Противник отступил на Уфалей, так как путь по железной дороге на север был отрезан. К 19 июля группа штабс-капитана Жака заняла станцию Арасланово (25 верст северо-западнее Нязепетровского завода), разбив латышский полк (трофеи - одно орудие и семь пулеметов). 23 июля чехословаки заняли станцию Ревда (40 верст западнее Екатеринбурга), захватив при этом около 400 пленных, 15 пулеметов и несколько сот винтовок.
Кыштымская группа прапорщика М. Чилы утром 15 июля заняла разъезд Екоза, № 85 и Каслинский завод, захватив у красных два орудия и шесть пулеметов. В бою за Каслинский завод погиб командир сотни 6-го Оренбургского казачьего полка подъесаул А. П. Боровских. К 19 июля части группы находились в Уфалее и его окрестностях. 21 июля полковник Войцеховский приказал группе прапорщика Чилы занять станцию Полдневная и наступать далее для занятия Екатеринбурга[948].
24 июля в Екатеринбурге выступила подпольная военная организация. Ее руководители находились в тесном контакте с офицерами-слушателями Академии Генерального штаба капитаном А. Л. Симоновым и штабс-капитаном
А.              А. Буровым. Первый из них был начальником штаба Северо-Урало- Сибирского фронта, а второй - начальником разведывательного отделения того же штаба. Через них организация получила не менее 300 винтовок, а также пулеметы, патроны и гранаты. К вечеру был сформирован военнооперативный штаб во главе с подпоручиком В. М. Зотовым и штабс- капитаном А. А. Буровым. Началась смена большевистских постов и патрулей подпольщиками и присоединившимися к ним добровольцами. Утром июля по Московскому тракту в город вступила сотня 4-го Исетско- Ставропольского полка Оренбургского казачьего войска. Вскоре подразделения 3-го чехословацкого стрелкового полка заняли станцию Екатеринбург I. К полудню в город прибыли основные силы Челябинской группы полковника
С.              Н. Войцеховского[949].

Султаевский отряд, в командование которым 23 июля вступил войсковой старшина В. В. Кручинин, весь день 26 июля вел бой за Сысертский завод, по взятии которого 28 июля вступил в г. Екатеринбург. «Не поддается описанию встреча, удостоенная жителями освобожденного города, - вспоминал
В.              В. Кручинин. - Нас встречали с "хлебом и солью". Отряд забрасывали цветами, неслись восторженные приветствия по нашему адресу, по городу раздавался колокольный звон и т. п. Однако уставшему отряду, в конечном итоге, не нашлось квартир у жителей, среди такого обширного города. Чем объяснить такое поведение горожан, право, теряешься в догадках. С одной стороны цветы, а с другой - нет даже ночлега измученным беспрерывными боями воинам, дерущимся за их же благополучие!?»[950].
Ко времени взятия Екатеринбурга, по состоянию на 19 июля 1918 г., Ня- зепетровская группа штабс-капитана М. Жака имела 1 950 штыков, два бронепоезда и 11 орудий в чехословацких частях, а также Чебаркульский районный полк (40 штыков, 612 сабель). Кыштымская группа прапорщика М. Чилы имела 700 штыков, бронепоезд и три орудия в чехословацких частях, а также добровольческий отряд (96 штыков), Каслинскую дружину (100 штыков), третью сотню 6-го Оренбургского казачьего полка (137 сабель), Таяндинскую полусотню (57 сабель) и Степной казачий полк (688 сабель).
В Султаевском отряде числились 1-я, 2-я, 5-я и 6-я роты 1-го Башкирского полка (559 штыков, 2 пулемета), рота 1-го Народного полка (132 штыка), 1-я, 2-я, 3-я и 4-я сотни 3-го Оренбургского казачьего полка (553 сабли, один пулемет), 5-я сотня 6-го Оренбургского казачьего полка (150 сабель). В непосредственном подчинении подполковнику Штину находились также чехословацкие части: две роты 3-го Курганского батальона (300 штыков, шесть пулеметов), пять артиллерийских орудий и броневой автомобиль с двумя пулеметами.
Всего на Екатеринбургском направлении было сосредоточено 066 штыков, 2 343 сабли и 17 орудий, в том числе 1116 штыков, 343 сабли и три орудия из состава Уральского корпуса и 2 950 штыков и 14 орудий Чехословацкого корпуса[951]. Против этих сил красные могли выставить около 5 100 штыков и 18 орудий[952]. Таким образом, войска Челябинской группы имели преимущество в живой силе примерно на 1 300 бойцов, но они получили его в результате больших потерь, которые нес в боях противник. Войска чехо-белых более чем на треть состояли из высокоподвижных конных казачьих частей, в то время как у красных кавалерия почти отсутствовала. Общее превосходство в силах позволило полковнику Войцеховскому нанести поражение советским войскам.
Успеху чехо-белых в немалой степени способствовало и то, что накануне сдачи Екатеринбурга на их сторону добровольно перешли командующий войсками 3-й Красной армии Генштаба полковник Б. П. Богословский и его
начальник штаба капитан A. JI. Симонов. При эвакуации штаба 3-й Красной армии в городе остались помощник начальника артиллерийского управления генерал-майор В. JI. Томашевский, заведующие отделами полковник Л. М. Адамович и подполковник А. Н. Лабунцов, а также ряд других офицеров[953]. В результате на несколько дней руководство советскими войсками под Екатеринбургом было дезорганизовано.
***
После взятия чехо-белыми Екатеринбурга командир Чехословацкого корпуса генерал В. Н. Шокоров приказал полковнику С. Н. Войцеховскому вступить в командование Екатеринбургской группой войск, в состав которой включались все части Челябинской и Омской групп. Полковнику Войцеховскому ставилась задача «по очищении екатеринбургского района от советских войск... занять г. Пермь, где укрепиться, ожидая прибытия союзных
u 144
войск» .
В свою очередь полковник С. Н. Войцеховский поставил перед отрядом генерала Вержбицкого задачу воспрепятствовать продвижению советских войск вдоль железной дороги Богданович - Егоршино - Алапаевск - Гороблагодатская и уничтожить «все мелкие красноармейские банды», оперирующие к северу от железной дороги Камышлов - Богданович - Егоршино.
В исполнение поставленной задачи 30 июля 1918 г. генерал Вержбицкий приказал: Правой колонне полковника К. С. Киселева (6-й Степной полк, пулеметная команда, полусотня казаков и одно орудие) энергично наступать вдоль полотна железной дороги Туринск - Егоршино, препятствовать противнику броситься на железную дорогу Егоршино - Алапаевск; Средней колонне капитана В. Э. Жилинского (1-й и 3-й Степные полки, пулеметная команда - 18 пулеметов, третья сотня 2-го Сибирского казачьего полка, легкая батарея) наступать вдоль Ирбитского тракта от дер. Квашнинской и отрезать эту группу от Богдановической группы противника; Левой колонне подполковника Д. Н. Панкова (2-й и 7-й Степные полки, пулеметная команда - шесть пулеметов, легкая и гаубичная батареи, четвертая сотня 2-го Сибирского казачьего полка) наступать вдоль железной дороги на станцию Егоршино и занять ее, препятствуя противнику соединиться с Ирбитской группой и отрезать ему путь к отступлению.
Общий резерв генерала Вержбицкого составили Камышловская рота, партизанские отряды подполковника И. С. Смолина (один взвод) и штабс- капитана Гадзятского (два взвода), вторая сотня 2-го Сибирского казачьего полка и дивизионная команда конных разведчиков, объединенные под общим командованием войскового старшины П. И. Блохина. Эти части расположились на станции Камышлов и’получили задачу способствовать ликвидации «красноармейских банд» в районе Камышлова[954].

Выполнение вышеприведенного приказа затянулось почти на два месяца. С конца июля 1918 г. части левой колонны (2-й Степной стрелковый полк, три сотни 2-го Сибирского казачьего полка, 1-я и 2-я гаубичные батареи, бронепоезд № 1 под общим командованием подполковника Панкова вели наступление от станции Богданович на станцию Егоршино. Части правой колонны (1-й, 3-й и 6-й Степные стрелковые полки, две сотни 2-го Сибирского казачьего полка, 1-я легкая батарея) пытались пробиться к Егоршино со стороны Ирбита, но вынуждены были перейти к обороне на позициях в районе сел Антоновское и Шмаково[955].
10 августа 1-й Крестьянский коммунистический и 4-й Уральский советские полки перешли в контрнаступление от станции Егоршино с целью выйти к станции Богданович и перерезать железную дорогу Екатеринбург - Омск. «Наступали мы трудно, - вспоминал красноармеец 1-го Крестьянского коммунистического полка Ф. И. Голиков, - белые крепко держались». Тем не менее, к 15 августа красные взяли станции Антрацит, Ирбитские Вершины и Сухой Лог (20 верст севернее станции Богданович). августа войска полковника К. С. Киселева, воспользовавшись прибытием из Тюмени вновь сформированного 8-го Степного полка, предприняли наступление на Ирбитский завод (35 верст восточнее ст. Егоршино), создав угрозу тыловым коммуникациям двух советских полков, действовавших против войск полковника Смолина. В результате красные вынуждены были без боя оставить станцию Сухой Лог и отступили к станции Антрацит. 20 августа части полковника Смолина после короткого боя заняли станцию Ирбитские Вешины (35 верст южнее ст. Егоршино), захватив у противника пять пулеметов. В свою очередь красные предприняли наступление вдоль Верхотурского тракта на село Новоселово (20 верст северо-западнее Туринска на р. Тура) с целью выйти в тыл колонны полковника Киселева. Продвижение красных было остановлено крестьянским добровольческим отрядом под руководством ранее направленных в этот район офицеров[956].
Начальник левой боевой колонны полковник И. С. Смолин в приказании от 28 августа 1918 г. следующим образом оценивал деятельность своих частей: «Операции 19 и 26 сего августа, не взирая на наше превосходство в отношении артиллерии и даже числа штыков, ...не достигли желаемого результата только потому, что вновь сформированные роты, либо исключительно состоявшие из солдат-добровольцев, либо в значительной своей части состоявшие из этих последних, не только не проявили в нужный момент достаточного порыва и устойчивости, но даже своим малодушным поведением вносили панику в ряды других более устойчивых бойцов...».

По словам Смолина, «красные, учтя относительное превосходство нашей артиллерии и пехоты и понеся сравнительно большие потери от нашего преимущественно артиллерийского огня, стали уже оттягивать в тыл свои обозы и даже артиллерию, готовясь к отходу. Этого не случилось в результате только потому, что роты, наступавшие с юга и юго-востока на село Ирбитские Вершины, проявили недопустимую пассивность и даже в некоторых случаях позорную неустойчивость и этим создали катастрофическое положение для рот, направленных в тыл противнику»[957].
До середины сентября войска генерала Вержбицкого вели оборонительные бои: левая колонна полковника Смолина (2-й, 3-й и 7-й Степные стрелковые полки, рота Польского легиона, три сотни 2-го Сибирского казачьего полка, 1-я и 2-я гаубичные и 3-я легкая батареи, бронепоезд № 1) - на позициях в районе станции Антрацит и села Ирбитские Вершины, правая колонна полковника Киселева (1-й, 6-й и 8-й Степные стрелковые полки, две сотни 2-го Сибирского казачьего полка, 1-я легкая и 3-я гаубичная батареи) - в районе сел Шмаково и Антоновское. Отряд штабс-капитана Казагранди осуществлял боевые операции в районе населенных пунктов севернее и северо-восточнее Алапаевска. Боевой состав частей ко 2 сентября 1918 г. составлял 5,2 тыс. штыков и сабель при 10 орудиях и 68 пулеметах[958].
***
Левее Отряда Сибирских правительственных войск вдоль железных дорог Екатеринбрг - Нижний Тагил - Кушва и Екатеринбург - Кунгур - Пермь действовали чехословацкие войска и отдельные части III Уральского корпуса.
Вскоре после взятия чехо-белыми Екатеринбурга для преследования красных вдоль Верхотурского тракта выступил 3-й Самаро-Уфимский (17-й Оренбургский казачий) под командованием войскового старшины В. В. Кручинина. 30 июля казаки заняли деревни Пышма и Балтым, расположенные примерно в верстах севернее города. По словам В. В. Кручинина, «следующее по тракту село, находящееся в 18 верстах от Балтыма, занимал крупный отряд красных. Попытка моя занять его не увенчалась успехом, т. к. тракт, проходящий по непроходимому дремучему лесу, не позволял произвести какое-либо обходное движение, а бить в лоб врага, без пулеметов и пушек, со слабой противной способностью полка, было также невозможно, тем более что большевики привели этот пункт в надлежащее оборонительное состояние, встретив наше наступление пулеметным и артиллерийским огнем. Словом, одним казакам справиться с этой задачей оказалось не по силам, и я отошел в исходное положение, в дер. Балтым».
Пятого августа красные перешли в контрнаступление и овладели деревнями Балтым и Пышма. 3-й Самаро-Уфимский полк вынужден был отступить и занял позицию в двух верстах от Пышмы. В. В. Кручинин вспоминал: «Конечно, ликование в стане красных банд было огромное. Слышались крики: "даешь

Екатеринбург!". Опьяненная успехом красная банда, поддержанная сильным артиллерийским огнем, бросилась в атаку. Полк, окопавшись на шоссе и имея справа и слева ту же непроходимую лесную трущобу, спокойно встретил атакующих ружейным огнем: в этот момент в каждом стрелке чувствовалась решимость - "победить или с честью умереть!" Даже раненые, еще способные вести борьбу, оставались в цепи, ибо в этот момент поистине каждый стрелок был дорог! Цепи красных в упор расстреливались казаками. Наконец, красные не выдержали губительного огня и отошли».
На рассвете 6 августа красные в очередной раз атаковали казаков, но вновь встретили их упорное сопротивление. Бой продолжался весь день. Утром 7 августа на помощь войсковому старшине Кручинину прибыла рота чехов с двумя орудиями и пулеметами. Днем чехо-белые перешли в наступление и заставили противника очистить деревню Пышма. Вечером сюда прибыли еще три роты чехов с двумя орудиями[959]. 9 августа Балтымский отряд был усилен полуротой 7-го Камышловского полка горных стрелков под командованием полковника М. С. Тарасевича, а утром 10 августа наступление возобновилось. Не выдержав удара, на следующий день красные оставили Балтым.
По приказу полковника С. Н. Войцеховского 14 августа в командование Балтымским отрядом вступил командир 5-го Екатеринбургского горных стрелков полка полковник С. М. Торейкин. Вместе с ним прибыли офицерская и студенческая роты (170 штыков при трех пулеметах). После предварительной разведки 18 августа отряд в составе трех рот и двух сотен при трех орудиях перешел в наступление на с. Большое Мостовское и 19 августа занял его. К 30 августа казаки, горные стрелки и чехословаки оттеснили красных на 20 верст к северу и захватили район деревень Малое Мостовское и Верхотур- ка. При преследовании противника, отступавшего по дороге на Мостовские прииски, казаки 3-го Самаро-Уфимского полка под командованием сотника Сметанина настигли и в результате конной атаки отбили у него артиллерийское орудие с запряжкой, пять зарядных ящиков, пулемет и телефонные аппараты[960].
После разгрома красных у Балтыма чехо-белые продолжили наступление в сторону станции Реж, расположенной на железнодорожной линии Екатеринбург - Егоршино. К середине сентября положение Егоршинской группы советских войск ухудшилось. 8 сентября на Режецком заводе и станции Реж восстал советский Волынский полк, укомплектованный преимущественно мобилизованными крестьянами. Для восстановления фронта на станцию Реж был срочно переброшен от Ирбитского завода батальон 1-го Крестьянского коммунистического полка. «Мы вовремя подоспели к Режевскому заводу, - вспоминал красноармеец Ф. И. Голиков, - весь город был в руках мятежников. Верные совет
ской власти остатки Волынского полка с трудом удерживались на его окраине. Наше появление помешало белогвардейцам, наступавшим от Екатеринбурга, соединиться с восставшими. Батальон вместе с волынцами вернул завод». Примерно 12 сентября в Покровском вспыхнуло крестьянское восстание. На подавление была направлена рота 1-го Крестьянского коммунистического полка. «Едва заняли позицию и установили "максим", восставшие перешли в наступление. Наступало несколько сотен. Деревня буквально кишела мятежниками», - писал Голиков [961].
Воспользовавшись благоприятной обстановкой, 13 сентября русско- чехословацкий отряд под командованием полковника С. А. Кононова занял Режевский завод, отбросив красных к селу Покровское. 17 сентября отряд уральских горных стрелков во главе с заменившим Кононова подполковником Э. К. Рютелем подошел к Покровскому[962].
Угроза с тыла ослабила сопротивляемость советских частей, противостоявших отряду генерала Вержбицкого. 17 сентября 16-й Ишимский Сибирский стрелковый полк штабс-капитана Казагранди нанес поражение красным в бою у деревень Федосово, Молоково и Ячменево. Ишимцы захватили два трехдюймовых орудия, 137 снарядов, пять пулеметов «Кольта», два пулемета «Льюиса», 100 тыс. патронов и много винтовок. Подразделения 19-го Петропавловского и 20-го Тюменского полков колонны полковника Киселева 20 сентября с боем взяли Ирбитский завод. 21 сентября 14-й Иртышский и 15-й Курганский полки колонны полковника Смолина в результате десятидневных наступательных боев заняли станцию Егоршино. Затем войска генерала Вержбицкого предприняли общее наступление в направлении на Алапаевск. Город был окружен и взят 28 сентября одновременным ударом трех колонн: полковника Смолина с юга, полковника Киселева с востока и капитана Каза-
154
гранди с севера
Потерпев поражение под Алапаевском, расстроенные части красных отступили на запад по железнодорожной линии Алапаевск - Нижний Тагил и на север по Верхотурскому тракту. Для преследования противника генерал Вержбицкий направил группу полковника Смолина, которая 1 октября перешла в наступление на станцию Сан-Донато (к северу от Нижнего Тагила)[963].
Одновременно вдоль железной дороги Екатеринбург - Нижний Тагил успешно развивалось наступление чехословаков и частей Уральского корпуса. 8 сентября был взят Невьянск, а в ночь на 21 сентября подразделения 2-го и го чехословацких полков подошли к южной окраине Нижнего Тагила. Весь следующий день шел ожесточенный бой. Чехословаки дважды врывались на железнодорожную станцию, но удержать ее так и не сумели. 24 сентября из Екатеринбурга под Нижний Тагил был отправлен сводный отряд 7-й Уральской дивизии горных стрелков под командованием капитана Б. А. Герасимова[964].
октября 1918 г., осуществив глубокий 35-верстный рейд в тыл противнику, отряд капитана Б. А. Герасимова, состоящий из двух батальонов 25-го Екатеринбургского и 12-го чехословацкого полков в результате штыковой атаки занял Нижний Тагил, а затем продвинулся до станции Лая. Советские войска потеряли около 1 тыс. чел. убитыми и ранеными. Чехо-белые, потери которых составили около 160 чел. убитыми и ранеными, захватили почти 700 пленных, пять орудий, 70 пулеметов, три бронепоезда и шесть железнодорожных эшелонов[965].
Потерпев поражение в районе Нижнего Тагила, красные отступили по железной дороге к станции Кушва. Дальнейшее продвижение на север осуществляли части отряда Сибирских правительственных войск генерала Вержбицкого, в подчинение которому поступили все русские антибольшевистские силы Кушвинского направления. Чехословацкие стрелковые части были переброшены на Кунгурское направление.
***
На Кунгурском направлении чехо-белые, наступая вдоль железнодорожной линии Екатеринбург - Пермь, заняли станцию Шаля и Сылвенский завод (8-10 верст северо-восточнее ст. Шаля). Бои в этом районе продолжались с переменным успехом вплоть до декабря 1918 г.
Согласно оперативной сводке от 22 августа красные силою до 1,5 тыс. бойцов повели наступление на Сылвенский завод, но совместными усилиями чехословаков и частей Сибирской армии были разбиты и отступили с большими потерями. Чехо-белые захватили два орудия, восемь пулеметов и другие трофеи[966]. Но через несколько дней советские войска сумели вытеснить их из названных пунктов.
Как явствует из оперативной сводки от 8 сентября, чехословаки, перейдя в наступление от ст. Сарга по направлению к ст. Шаля, нанесли серьезное поражение красным, захватив у них три бронепоезда, семь паровозов, пять орудий, 30 пулеметов и около 70 чел. пленных. Тем не менее, с помощью подошедших резервов противник сумел удержать Шалю в своих руках. Спустя несколько дней, согласно сводке от 13 сентября, чехословаки с боем взяли Сылвенский завод, а затем овладели и Шалей, захватив девять пулеметов и 22 двуколки в запряжке. 14 сентября они заняли разъезд Вогулка (16 верст западнее ст. Шаля), а 16 сентября - ст. Шамары (90 верст восточнее Кунгура). К 18 сентября после крайне упорного боя чехословаки заняли три линии окопов красных вдоль берега р. Сылва между станциями Шамары и Кордон. При этом красноармейцы не успели взорвать уже заминированный мост через р. Сылва. К 21 сентября был занят разъезд № 60 и деревня Крюки.

Однако, перейдя в наступление большими силами, красные к 30 сентября потеснили чехословаков и заняли ст. Шаля, но уже к 3 октября вновь отступили к западу от ст. Шамары. 6 октября 1918 г. между станцией Шамары и разъездом № 61 (на железной дороге Екатеринбург - Кунгур - Пермь) на сторону чехо-белых добровольно перешел советский 1-й Пермский полк, насчитывавший в своем составе 985 красноармейцев и 26 офицеров[967].
***
На крайнем левом фланге Екатеринбургской группы действовал партизанский отряд поручика А. С. Рычагова, сформированный из крестьян-повстанцев Красноуфимского и Златоустовского уездов. К 27 июля партизаны с боем заняли Верхне-Артинский завод и при этом захватили 600 винтовок, два пулемета и 300 пленных. 3 августа три сильных колонны красных пытались атаковать партизан в районе деревень Азигулова и Мангаш (130 верст юго-восточнее Крас- ноуфимска), но были контратакованы и наголову разбиты. Белые захватили три орудия, семь пулеметов и 1 750 винтовок. К 10 августа партизаны занимали позицию от дер. Азигулова (40 верст юго-восточнее Красноуфимска) через дер.
Усть-Маш и далее на юг до левого берега р. Уфа[968].
В августе в этот район были направлены несколько подразделений 1-й (6-й) Уральской дивизии. В оперативной сводке штаба Сибирской армии от 20 августа сообщалось, что на Красноуфимском направлении рота 23-го Златоустовского полка под командой штабс-капитана А. Пучкова очистила от красных окрестности Бисертского завода и захватила четыре пулемета, 200 винтовок, две походные кухни и три лошади.
В начале сентября сюда была также переброшена из Восточной Сибири 3-я Сибирская стрелковая дивизия. Начальник этой дивизии, полковник П. П. Гривин, объединив под своим руководством все войска данного направления, предпринял наступление и после ожесточенных боев 16 сентября занял Красноуфимск. Но 27 сентября части 4-й Уральской дивизии красных в районе Суксунского завода перешли в контрнаступление и, продвигаясь по Кунгурскому тракту, 2 октября выбили белых из Красноуфимска[969]. сентября полковник Гривин приказал своим частям оборонять линию Бол. и Мал. Уткинский - Горбуново - Быковское - Крестовоздвиженское, для чего Нижнеудинский полк получил задачу задерживать противника у Большого и Малого Уткинских и Горбуново, Байкальский полк - у Быковское, части поручика Рычагова - у Крестовоздвиженской и Нижне- Иргинской. Иркутский и Верхнеудинский полки, а также Иркутский артиллерийский дивизион должны были сосредоточиться в Ачитском, где располагался штаб Гривина[970].

Успех красных объясняется исключительно их численным превосходством. На 6 октября 1918 г. силы 4-й Уральской дивизии красных, действовавшей на Красноуфимском направлении, исчислялись в 757 штыков, 1 779 сабель, 131 пулемет и 22 орудия[971]. Силы же белых (наЗ октября) составляли 3 333 штыка, 1 718 сабель, 30 пулеметов и шесть орудий, в том числе 1 543 штыка, 17 пулеметов, четыре орудия в 3-й Сибирской стрелковой дивизии и 1 790 штыков, 1718 сабель, 13 пулеметов и два орудия в Партизанском отряде поручика А. С. Рычагова[972]. Таким образом, при равенстве в кавалерии красные имели трехкратное превосходство в штыках и почти четырехкратное - по орудиям и пулеметам.
На основании приказа командующего Западным фронтом от 2 октября 1918 г. из состава III Уральского корпуса в распоряжение полковника Гривина были переданы первый батальон 3-го Оренбургского пластунского полка, сводный батальон 6-й Уральской дивизии горных стрелков (две роты 22-го Златоустовского и 23-го Миасского полков) и 2-й Оренбургский казачий артдивизион, расквартированные в Челябинске, Златоусте и Миассе. октября эти части погрузились в железнодорожные эшелоны и к 6 октября прибыли на станцию Дружинино, присоединившись к 3-й Сибирской стрелковой дивизии[973].
***
На Верхнеуральском направлении боевые операции белых начались во второй половине июня. Наступление было предпринято силами 1-го и 2-го Кундравинских полков. Как впоследствии вспоминал А. В. Зуев, «вооружение этих полков ...оставляло желать много лучшего. Не было 3-линейных винтовок, а устаревшие системы вроде "Гра", "Бердана" и т. п. не могли конкурировать с более усовершенствованными системами огнестрельного оружия, какими были вооружены красные. Но постепенно с каждым боем эти полки пополнялись 3-линейными винтовками, отбитыми у красных. Кроме того, несколько партий винтовок были получены из Челябинска». й Кундравинский полк двинулся в направлении станицы Уйская, расположенной в 50 верстах к юго-западу от Кундравинской, и после жаркого боя овладел ею к вечеру 29 июня. Красные, потеряв одно орудие, отступили на село Ахуново. Этот населенный пункт был вскоре занят сотнями 2-го Кунд- равинского полка. На следующий день в Ахуново прибыли 1-й Кундравинский полк и вновь сформированный 3-й Уйский полк есаула А. А. Грибанова. Общими силами конная группа из трех казачьих полков перешла в наступление на Верхнеуральск. Ближайшие к городу станица Карагайская и поселок Урлядинский были взяты без боя. июля согласно разработанному плану 2-й Кундравинский полк из пос. Урлядинского выступил прямо на Верхнеуральск, а 1-й Кундравинский и 3-й

Уйский полки - в обход города с целью перерезать пути отступления красным на Белорецкий завод. Этим маневром предполагалось ликвидировать группу красных, базировавшуюся в Верхнеуральске. В день выступления командир го полка подъесаул А. В. Зуев получил извещение о движении на Верхне- уральск со стороны Троицка отряда атамана Б. В. Анненкова и 6-го Оренбургского казачьего полка. Это известие придало казакам дополнительные моральные силы и укрепило их надежду на успех предпринимаемой операции[974].
Подъесаул А. В. Зуев позднее вспоминал: «Город Верхнеуральск лежит в широкой долине р. Урала, охваченного с восточной и западной стороны сопками. Не доходя 3-4 верст до него, с последней к нему высоты открывался великолепный вид на город и его окрестности. С высоты было заметно, как на окраине города зашевелились цепи красных. Высланная вперед и развернувшаяся лавой сотня была обстреляна артиллерийским огнем. Однако цепи противника начали стягиваться к городу. Был уже вечер и солнечный диск, бросая свои последние лучи, уходил за высокую гору "Извоз". На фоне вечернего заката видны были облака пыли уходящих красных из города, по направлению на Белорецкий завод». В данной обстановке подъесаул Зуев принял решение немедленно атаковать город, не ожидая содействия 1-го Кунд- равинского и 3-го Уйского полков.
«В развернутом строю сотни стройно пошли в атаку. Артиллерия красных усилила свой огонь, но трудно было остановить им движущуюся лавину. Полк безудержно шел широким наметом на город. Цепи красных быстро укрылись за ближайшие здания тюрьмы и арсенала. Вот мы уже у стен этих зданий и, наконец, могучее "ура" прокатилось по рядам наступающих, и полк на полном ходу врывается в город. Уже захвачены первые кварталы; красные или бегут, или прячутся в домах, но полк проскакивает главные улицы и выходит на мост через р. Урал по дороге на Белорецкий завод. Здесь маленькая схватка и красные, приконченные у моста, освобождают погоню за ними. Полк наметом выскакивает на гору "Извоз", останавливается, встреченный артиллерийским огнем красных. Наступившая темнота прекратила боевую дуэль, и уставшие люди полка были отведены в город, а на "Извозе" был оставлен дивизион, как сторожевое охранение».
К этому времени 1-й и 3-й полки уже вышли на путь отхода красных и, угрожая им с фланга и тыла, принудили их оставить Вятские Хутора, и часть красных, опасаясь встретить там белых, ушла на дер. Богдатское. Вечером июля в Верхнеуральск вступили отряд атамана Б. В. Анненкова и 6-й Оренбургский казачий полк[975]. Таким образом, белые решили лишь часть боевой задачи, захватив Верхнеуральск. Но разгромить и уничтожить красных они не сумели. Основные силы противника сосредоточились в районе Белорецкого и Тирлянского заводов. июля белые перешли в наступление, действуя двумя колоннами. На Тирлянский завод выступил отряд есаула А. А. Грибанова в составе 1-го

Кундравинского, 3-го Уйского ’полков и пешей сотни при одном орудии; на Белорецкий завод - отряд атамана Анненкова, 2-й Кундравинский пож и две роты батальона Миасских горных стрелков при трех орудиях под общим руководством Б. В. Анненкова. Общее руководство боевыми операциями в Верхнеуральском районе командиром Уральского корпуса было возложено на генерал-майора В. Н. Шишкина.
В тот же день около 18 час. после короткого боя отряд есаула Грибанова выбил противника из Тирлянского завода. Ночью к красным прибыли подкрепления из Белорецкого завода, а утром 11 июля под прикрытием артиллерийского огня они перешли в атаку. Вследствие недостатка патронов есаул Грибанов вынужден был оставить Тирлянский завод и занял позиции в трех верстах к востоку от него[976].
В это время колонна атамана Анненкова наступала по большой дороге, проходившей по гористо-лесной местности. Деревня Казаккулово, расположенная на полпути между Верхнеуральском и Белорецким заводом, была занята без боя. 12 июля белые атаковали завод, но натолкнулись на сопротивление противника, который силами до 2 тыс. чел. при поддержке артиллерийского огня шести орудий перешел в энергичную контратаку. 2-й Кундравинский полк без приказа покинул позицию, в силу чего противник смог нанести сильный удар по левому флангу анненковского отряда. Роты Миасского добровольческого батальона также бежали с поля боя, оставив на произвол судьбы отряд Анненкова, и по собственной инициативе ушли в Верхнеуральск. По версии А. В. Зуева, сначала начали отходить миасские стрелки, а уже затем возникло колебание среди казачьих частей. О том, что его полк без приказа покинул поле боя, Зуев ничего не сообщает.
Но, как бы то ни было, несмотря на неустойчивость частей, атаман Анненков до вечера удерживал занимаемые позиции и лишь в ночь на 13 июля отвел свои войска от Белорецкого завода к деревне Казаккулово. Здесь отряд оставался несколько дней, готовясь к новой атаке завода и ожидая прибытия подкреплений из состава частей, формировавшихся на территории 2-го отдела Оренбургского казачьего войска[977].
Видимо, опасаясь повторного наступления белых на Белорецкий завод, красные предпочли не распылять свои силы и 13 июля после непродолжительного боя оставили Тирлянский завод, который в очередной раз был занят частями есаула Грибанова. Противник отступил к Белорецкому заводу, где в итоге образовалась достаточно крупная его группировка. июля в Белорецке состоялось совещание командного состава красных, на котором было принято решение объединить все разрозненные советские силы в Сводный Уральский отряд. Н. Д. Каширин, избранный главнокомандующим, предложил через Верхнеуральск и Троицк пробиваться к Екатеринбургу на соединение с главными силами советского Северо-Урало- Сибирского фронта. На рассвете 18 июля главные силы красных предприняли
наступление на Верхнеуральск. Вспомогательный удар был нанесен на Тир- лянский завод. Утром 21 июля под давлением красных белые отступили из Тирлянского завода и дер. Казакулово к дер. Наурузово и Чуроманово (в 25 верстах северо-западнее Верхнеуральска)[978].
Особенности местности здесь не позволяли надежно закрепиться, поэтому Анненков отвел отряд к Вятским Хуторам. Белые заняли выгодные позиции на крутых сопках восточнее названного населенного пункта, получив возможность следить за малейшим движением противника. Бои под Вятскими Хуторами продолжались около недели. Наконец, красные предприняли обход и создали угрозу тыловым коммуникациям частей атамана Анненкова. Во избежание окружения белые вынуждены были отойти непосредственно к Верхнеуральску и занять гору «Извоз»[979].
В это время было предпринято давление на Тирлянский завод с севера силами Аша-Балашовского чехословацкого отряда, а также Катавского (командир - прапорщик Загребин) и Юрюзаньского (командир - прапорщик Глухов) отрядов. Кроме этих отрядов в Тирлянском направлении действовал также ряд мелких отрядов - Саткинский, Вакальский, Меседовский, Тюлюкский, Екатерининский, Петропавловский. Общее оперативное руководство названными боевыми формированиями осуществлял начальник Златоустовского гарнизона полковник Н. Моисеев. 25 июля Чехословацкий, Катавский и Юрюзаньский отряды, соединившись в районе Катав-Ивановского, с боем продвинулись в сторону Тирлянского завода и захватили станцию Арша, расположенную на Белорецкой железнодорожной ветке. Красные, потеряв два пулемета и около 30 чел. убитыми, отступили на разъезд Рудник[980].
Сводный Уральский отряд имел в своем составе свыше 7 тыс. бойцов при 13 орудиях и 70 пулеметах[981]. Белые могли противопоставить ему максимум 5,2 тыс. бойцов при двух орудиях и четырех пулеметах (табл. 17). Учитывая подавляющее превосходство красных в огневой мощи, белые почти не имели шансов сдержать их наступление.
30 июля обер-квартирмейстер штаба Уральского корпуса капитан
А.              Я. Нарышкин от имени М. В. Ханжина направил телеграммы в Самару (в штаб Народной армии Комуча) и в Оренбург (в штаб обороны Оренбургского казачьего войска) с просьбой произвести давление на красных от Стер- литамака и Мелеуза в направлении на Никольский, Узянский и Белорецкий заводы. В ответ Самара обещала оказать давление на противника в направлении Вязова - Юрюзань - Тирлян. Из Оренбурга сообщили, что части в районе Стерлитамака распылены и сильного давления на красных оказать не смогут[982].
Гарнизон Стерлитамака в это время состоял из отдельного батальона, отдельного эскадрона и Зирганской дружины, малочисленных по своему соста
ву. Позднее штаб обороны Оренбургского казачьего войска выделил на Уфимское направление подразделения 4-го Левобережного полка, дивизионы сотника А. Ф. Ерошенкова и подъесаула М. Ф. Шейна, партизанский отряд прапорщика М. В. Бобряшева и Бердскую сотню[983].
Таблица 17*
Боевой состав частей Верхнеуральского фронта на 19 июля 1918 г.

Воинские части
/>Ком.
состав

Шты
ков

Са
бель

Артилле
ристов

Пуле
метов

Ору-
дий

Миасский добров. батальон

1

275

-

-

2

-

Миасская пулеметная команда

1

26

-

-

2

-

1-й Кундравинский полк

12

-

988

-

-

-

2-й Кундравинский полк

12

25

902

-

-

-

3-й Уйский полк

4

272

630

-

-

-

3-й Оренбургский полк (4 сот.)

30

-

596

-

-

-

Таяндинская сотня

1

-

89

-

-

-

6-я Оренбургская каз. батарея

8

-

-

82

-

2

Троицкая офицерская рота

-

203

-

-

-

-

Отряд атамана Анненкова

17

106

300

-

-

-

Великопетровский полк

2

620

-

-

-

-

Всего на фронте

88

1 527

3 505

82

4

2

¦Составлена по: РГВА. Ф. 39617. On. 1. Д. 160. Л. 156.


После непродолжительных боев в ночь на 31 июля 1918 г. белые оставили Верхнеуральск. Однако красные, получив известия о падении советской власти в Екатеринбурге, не стали занимать город[984].
В ночь на 1 августа войсковой старшина К. Д. Горбунов с девятью конными сотнями при двух пулеметах осуществил набег на Белорецкий завод, изрубив до ста красноармейцев, захватив обоз и выпустив заключенных из местной тюрьмы. Входившая в состав советских войск казачья сотня Енбори- сова сложила оружие и сдалась в плен. Казаки, находившиеся в районе Верх- неуральска, после полудня 1 августа получили подкрепления и перешли в наступление в центре и на правом фланге. К вечеру красные оставили позиции на горе «Извоз» и начали отступать в сторону Белорецкого завода. Утром августа белые продвинулись до линии Богодак - Вятский Хутор - Наурузово, отбросив противника на 20 верст от Верхнеуральска. К вечеру 2 августа фронт продвинулся до дер. Абзаково (40 верст западнее Верхнеуральска)[985].
Прибывший в Верхнеуральск генерал М. В. Ханжин приказал атаковать и преследовать противника. Согласно оперативному приказу по Уральскому корпусу № 1 от 2 августа 1918 г. начальнику 3-й Оренбургской казачьей дивизии генералу А. Н. Ончокову ставилась задача наступать на Тирляны - Зо
лотые Шишки и далее на Белорецк. Начальник 2-й Оренбургской казачьей дивизии генерал В. Н. Шишкин получил приказ наступать на Белорецкий и Узянский заводы с целью не допустить прорыва красных из Белорецка на Узянский завод и далее на Стерлитамак. Генерал Ханжин рассчитывал сначала окружить, а затем уничтожить советские войска, находившиеся в районе Белорецкого завода. Из состава 2-й Оренбургской казачьей дивизии был выделен левый обходной конный отряд под командованием К. Д. Горбунова, который выступил в направление Авзяно-Петровского завода (100 верст юго- западнее Верхнеуральска)[986].
В тот же день в Белорецке состоялось совещание командиров советского Сводного Уральского отряда, на котором был утвержден план выхода из окружения в северо-западном направлении и избран новый главнокомандующий -
В.              К. Блюхер (Н. Д. Каширин был тяжело ранен в бою). 3 августа авангард красных начал продвижение по Стерлитамакскому (Уфимскому) тракту. Ближайшей целью своим войскам Блюхер ставил соединение советскими частями, находившимися в окруженном белыми Богоявленско-Архангельском районе.
Вечером 4 августа казачьи части заняли Тирлянский завод, а утром августа - Белорецкий. Следующий крупный бой с арьергардом красных произошел 7 августа под Кагинским заводом. На 10 августа части белых имели следующую дислокацию. В Авзяно-Петровском заводе располагался отряд полковника Лосева (5-й Оренбургский и Добровольческий полки при одном орудии), в Каге - отряд полковника П. Л. Колесникова (Уйский и Петропавловский полки). Из состава этих отрядов по две сотни были выдвинуты для преследования красных в направлении на Сеитово. В Узянском заводе находились рота 5-го Башкирского полка и 1-й Кундравинский полк, в Белорецком заводе - 5-й Башкирский полк и батальон 1-го Башкирского полка при двух орудиях, в Тирлянском заводе - Златоустовский и Тирлянский отряды. Кроме того, 11 августа ожидалось прибытие из Казаккулово Башкирского конного
179
полка .
Согласно приказу генерала Ханжина, предписавшему «развить самое энергичное преследование» красных, 11 августа отряд полковника Лосева выступил из Авзяно-Петровского завода в направлении Сеитово - Богоявленское. Отряд войскового старшины Владимирова (второй батальон 1-го Башкирского полка и Конный Башкирский полк при одном орудии) был выдвинут из района Белорецк - Серменево в направлении на Залазнинский завод и дороги Богоявленский завод - Табынское. Отряд полковника П. Л. Колесникова остался в резерве в районе Авзяно-Петровского завода. августа командир корпуса приказал части полковника Колесникова двинуть по тракту на Стерлитамак для энергичного удара в тыл красным у Петровского. Отрядам полковника Лосева и войскового старшины Владимирова предписывалось продолжать выполнение прежней задачи и энергично продвигаться в направлении на Богоявленск - Табынское[987].
августа красные сосредоточились в Богоявленском заводе, где соединились с советскими отрядами, общее руководство которыми осуществлял М. В. Калмыков. Здесь в течение двух суток В. К. Блюхер реорганизовал свои войска. В состав Сводного Уральского отряда входили три отряда - Уральский (командующий - И. С. Павлищев), Верхнеуральский (командующий - И. Д. Каширин) и Троицкий (командующий - Н. Д. Томин), а также два отдельных полка, подчиненных непосредственно главнокомандующему - Богоявленский (командир - М. В. Калмыков) и Архангельский (командир -
В.              Г. Данберг). Всего в распоряжении В. К. Блюхера имелось до 9 300 штыков и сабель, около 100 пулеметов и 17 артиллерийских орудий[988].
Уральский корпус Сибирской армии мог противопоставить ему 654 штыка и сабель, семь пулеметов и девять орудий[989]. Численность частей Народной армии Комуча, действовавших против Блюхера со стороны Уфы, составляла к концу операции всего 1 800 штыков, 256 сабель и семь орудий. В эту группу входили 13-й Уфимский стрелковый полк, Стерлитамакский, Бирский и Аскинский батальон, эскадрон 4-го кавалерийского полка, сотня го Левобережного полка и партизанская сотня под общим командованием генерала М. И. Тиманова[990].
Имея численное превосходство, 16 августа красные выступили из Богоявленского завода на север, рассчитывая прорваться через железную дорогу восточнее Уфы. Белые достигли Богоявленского завода только 18 августа, где имели небольшую перестрелку с арьергардом красных. В то же время отряд полковника П. Л. Колесникова у Петровского наладил связь с частями Стерли- тамакского гарнизона и продолжил преследование противника вдоль р. Белая в направлении на Табынское - Архангельский завод. Общая задача, поставленная к этому времени частям Уральского корпуса заключалась в том, чтобы, действуя в охват с восточной стороны, перерезать пути красным в их движении из Богоявленска на Архангельск и далее к ст. Сим Самаро-Златоустовской железной дороги. Вместе с тем части Уфимской группы белых должны были, переправившись через р. Белая, охватить красных с западной стороны[991].
С 19 августа в междуречье Белой, Сима и Зелима разгорелись ожесточенные бои. Уфимский батальон белых при двух пулеметах в районе Ирныкши столкнулся с Троицким отрядом красных, но потерпел поражение и в ночь на августа отступил на левый берег Белой в Сарт Наурузово. Арьергардный Богоявленский полк с двумя сотнями Верхнеуральского отряда, закрепившись на правом берегу р. Зелим, в это время сдерживал атаки белых с юга, а в ночь на 23 августа по приказу отошел на позиции вдоль р. Инзер. Авангардный

Уральский отряд совместно с Архангельским полком 21 августа с боем вышел к р. Сим. У дер. Бердина Поляна красные построили мост через реку, переправившись по которому, двинулись к Самаро-Уфимской железной дороге.
В целях не допустить выхода красных к железной дороге штаб Уральского корпуса 27 августа начал стягивать силы в район станции Вязовая. Руководителем всех отрядов был назначен полковник Н. Моисеев. В его распоряжение должны были поступить 21-й Челябинский полк, две казачьи сотни из Троицка, две казачьи сотни, башкирская рота и одно артиллерийское орудие из Белорецка, а также находившийся на Красноуфимском направлении партизанский отряд поручика Рычагова. 29 августа полковник Моисеев получил приказ перевести свой штаб на станцию Урман и немедленно начать наступление. Вероятно, полковник Моисеев не проявлял должной энергии в выполнении порученной ему задачи. На следующий день комкор направил в его адрес повторное приказание - «перейти в Урман и руководить вверенными частями»[992].
Но все эти распоряжения штакора запоздали как минимум на несколько дней. 28 августа красные вышли к станции Иглино и к утру 30 августа отбросили на восток находившийся здесь чехословацко-польский отряд[993]. Вечером августа Сводный уральский отряд пересек железную дорогу и устремился к деревне Красная Горка, расположенной на левом берегу р. Уфа. 3 сентября по наведенному мосту красные переправились на правый берег реки и двинулись на село Аскино, в которое головной Троицкий отряд вступил сентября. 12-13 сентября 1918 г. отряд В. К. Блюхера соединился в районе Кунгура с главными силами 3-й Красной армии[994]. Таким образом, белым не удалось ликвидировать отряд В. К. Блюхера. Для этого у них не хватило сил.
***
Как упоминалось ранее, после оставления Оренбурга значительные силы красных отошли в сторону Орска. Активные военные действия в районе этого города начали развиваться с середины июля 1918 г. В оперативной сводке штаба армии от 28 июля сообщалось, что сильная колонна красных предприняла попытку наступать из Орска на Оренбург, но была разбита казаками и отступила назад, оставив четыре пулемета и два полуброневика. Согласно оперативной сводке от 24 августа, казаки заняли все дороги, ведущие из Орска на Актюбинск, и завершили, таким образом, окружение Орской группировки советских войск[995]. Но в строгом смысле Орск нельзя было назвать блокированным: белые имели для этого слишком мало сил. Им удалось лишь окружить город цепью постов и держать его под наблюдением. Красные при
этом имели свободу маневрирования и сохранили оперативную связь с Ак- тюбинской группой советских войск.
Силы белых в районе Орска состояли из 10-го, 14-го, 15-го и 16-го Оренбургских казачьих полков, Татищевского пластунского дивизиона, нескольких отдельных сотен и двух Оренбургских казачьих батарей, всего около тыс. сабель и 250 штыков при семи легких орудиях под общим командованием полковника Н. П. Карнаухова. До середины сентября Карнаухов неоднократно штурмовал Орск, действуя с западной стороны, но всякий раз его атаки кончалась неудачей. По мнению полковника Н. Н. Лесевицкого, неудачи белых обуславливались двумя причинами. Во-первых, белые уступали в численности красному гарнизону Орска, насчитывавшему около 5-7 тыс. бойцов. Во-вторых, полковник Карнаухов очень неудачно выбрал направление атаки, так как подступы к Орску с запада представляют из себя длинные, пологие и совершенно открытые скаты, неудобные для наступательных действий, а возвышенности так далеко отстоят от города, что выбрать артиллерийскую позицию для обстрела позиций красных было практически невоз-
189
можно .
К 3 сентября 1918 г. в районе Орска продолжали действовать 10-й Оренбургский (бывший Полтавский) и 15-й Оренбургский (бывший Кваркенский) казачьи полки, числившиеся в составе 2-й Оренбургской казачьей дивизии, а также 1-й Восточный казачий полк, группа подъесаула Кравцева, партизанский отряд хорунжего Скрыпникова и артиллерийская батарея[996]. В середине сентября белые начали готовить генеральный штурм города. На Орский фронт были переброшены около 1,5 тыс. казаков, батальон башкир (350 штыков) и артиллерийская батарея в составе четырех 48-линейных гаубиц. Главный удар по Орску решено было нанести не с западной, а с восточной стороны.
На рассвете 28 сентября белые повели наступление на опорные пункты красных - сад и монастырь. Вскоре были захвачены вокзал и завод, но выбить противника из окопов не удалось. К наступлению темноты Башкирский батальон залег в 400-500 шагах от монастыря и сада. Ночью белые спешно перегруппировали свои силы, готовясь ко второму дню наступления. Красные за первый день боя израсходовали почти все боеприпасы, и дальнейшее их пребывание в Орске стало очень опасным. Поэтому они решили ночью оставить город. Для белых отход красных, который они заметили только с восходом солнца, был полной неожиданностью. Белые пытались преследовать красных конными частями, и хотя преследование велось на протяжении 35 верст, но очень вяло и робко, никакого результата не дало. В поселке Пас- тюбинском красные части были приведены в порядок и отходили дальше совершенно спокойно. Преследовавшие белые конные части отошли к Орску. Потери белых при взятии Орска: 60-70 человек в башкирском батальоне, очень незначительные потери среди казаков (не больше шести человек на сотню). По свидетельству Н. Н. Лесевицкого, пехота красных в окопах у монастыря и в саду держалась очень упорно, несмотря на фланговый артиллерийский огонь и атаку башкир с фронта, и если бы красные решили твердо оборонять город, то атака второго дня белым бы не удалась[997].

Со взятием Орска к началу октября 1918 г. части Сибирской армии завершили ликвидацию советской власти на территории Оренбургского казачьего войска и, продвигаясь с боями в северо-западном направлении, вышли к условной линии Уфа - Кунгур - Красноуфимск - Кушва. К этому времени линия фронта начинает приобретать более-менее конкретные очертания. 
<< | >>
Источник: Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году. 2010

Еще по теме Борьба на Урале летом-осенью 1918 г.:

  1. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ И БОРЬБА БОЛЬШЕВИКОВ ЗА УСТАНОВЛЕНИЕ ЕДИНОВЛАСТИЯ СОВЕТОВ НА УРАЛЕ ВЕСНОЙ 1918 Г.
  2. Начало антибольшевистской борьбы в Сибири и на Урале
  3. БОРЬБА ЗА МАССЫ В РАМКАХ СОВЕТСКОЙ ЛЕГАЛЬНОСТИ (ЯНВАРЬ—ИЮНЬ 1918 г.)
  4. ГЛАВА VIII БОРЬБА ПАРТИИ ЗА РАЗВИТИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И УПРОЧЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (октябрь 1917 года-1918 год)
  5. Завязка конфликтной ситуации летом 2002 г.
  6. 2. Кризис в районе Карибского моря осенью 1962 г.
  7. 1. Соотношение в революционной практике борьбы за социализм и борьбы за мир
  8. 10. ОТ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ К БОРЬБЕ БЕСКЛАССОВОЙ?* Э. Балибар
  9. 1. Начало ленинского этапа в развитии марксизма. Борьба В. И. Ленина против народничества и «легального марксизма». Петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса»."! съезд РСДРП
  10. Изучение конкурентов и завоевание преимуществ в конкурентной борьбе 9.1. Привлекательность отрасли и конкурентная борьба внутри нее
  11. Тюменско-Шадринскоенаправление (июнь-август 1918 г.)
  12. Конституция РСФСР 1918 г.
  13. § 1. Революция 1918 года