Антибольшевистский переворот в Челябинском районе


Первое столкновение между чехословаками и советскими войсками на Урале произошло 26 мая 1918 г. на станции Златоуст. В этот день сюда прибыл эшелон, в котором располагались штаб и нестроевые команды 1-го чехословацкого полка во главе с помощником командира полка поручиком Мюллером. Его требование отправить эшелон далее на восток было выполнено дежурным по станции. Но за станционным вокзалом путь чехословакам преградил отряд красногвардейцев, расположившийся в заранее подготовленных
окопах. В результате короткого боя чехословаки выбили противника из окопов, захватив при этом два пулемета, после чего заняли здание вокзала. Во избежание дальнейших столкновений с красными поручик Мюллер приказал своим подчиненным вернуться в эшелон и отступил на запад, к станции Тун- гуш. Вечером сюда приехали для переговоров представители советской власти из Златоуста и Бердяуша, которые потребовали безоговорочной сдачи всего имевшегося в эшелоне оружия. В сложившихся обстоятельствах поручик Мюллер решил бросить эшелон и пробиваться пешим порядком в сторону Челябинска[256].
В это же самое время, в ночь на 27 мая, подразделения 2-го и 3-го чехословацких полков под общим руководством подполковника
С.              Н. Войцеховского в результате короткого боя овладели Челябинском. В городе было захвачено до 15 тыс. винтовок, 14 легких орудий и несколько десятков пулеметов[257], что позволило полностью вооружиться как чехословакам, так и присоединившимся к ним русским добровольцам. Последних возглавил полковник Н. Г. Сорочинский, офицер 196-го пехотного Инсарского полка старой армии. Большинство офицеров и добровольцев, находившихся в его распоряжении, были направлены на формирование так называемого «Народного полка». Казаки приступили к формированию Пластунского батальона.
Тогда же в Челябинске и его окрестностях по инициативе есаула А. В. Смирных началось формирование казачьих сотен. Одними из первых взялись за оружие казаки Петровского поселка Челябинской станицы. Ими была организована Петровская сотня, которую возглавил хорунжий
С.              И. Вдовин[258]. На объединенном заседании Челябинской казачьей секции и Никольского поселка, состоявшемся в ночь на 29 мая, было принято постановление о мобилизации казаков Челябинского уезда призывов 1914-1916 гг. и сформировании из них 6-го Окружного казачьего полка и артиллерийского взвода. Командование полком было поручено есаулу А. В. Смирных, а формирование артиллерийского взвода возложено на хорунжего В. Смолина. Местом формирования этих частей избрали поселок Сосновский[259]. мая подпольная офицерская организация, возглавляемая поручиком П. С. Обуховым, свергла советскую власть в Миассе. В тот же день в городе был образован Временный военный комитет, который приступил к формированию Миасского добровольческого отряда (командир - полковник Н. Моисеев). На создание отряда местные жители пожертвовали 132 тыс. руб. 30 мая в Миасс из Челябинска прибыл чехословацкий эшелон под командо
ванием подпоручика Г. Пустки, а вечером 31 мая со стороны Златоуста к Ми- ассу вышел отряд поручика Мюллера. Утром 1 июня красные перешли в наступление на Миасс со стороны Златоуста. Бой продолжался весь день. К вечеру чехословаки предприняли штыковую атаку и рассеяли войска противника, захватив три пулемета, винтовки и много пленных. Потери чехословаков в этом бою составили 14 чел. убитыми и 137 ранеными. После поражения у Миасса красные уже не предпринимали активных военных действий в этом направлении[260].
В первых числах июня 1918 г. произошел антибольшевистский переворот в станице Кундравинская. «Правительственные» функции в станице приняла на себя Военная комиссия, которую возглавил бывший депутат Государственной думы П. П. Вопилов. По свидетельству А. В. Зуева, Военная комиссия в заботах об организации вооруженных сил призвала под национальные знамена почти все население окрестных станиц, способное носить оружие. Сознавая важность переживаемого момента, люди толпами стекались в центр формирования - в станицу Кундравинская. Здесь 15 июня 1918 г. был сформирован 1-й Кундравинский полк (700 чел.) под командованием подъесаула Г. П. Прокопьева. В поселке Филимоновский подъесаул А. В. Зуев сформировал 2-й Кундравинский полк (400 чел.). С этими силами казаки предприняли наступление в сторону Верхнеуральска[261]. />Закрепившись в Челябинске, подполковник Войцеховский организовал наступление своих войск в четырех расходящихся направлениях: на восток - в сторону Омска, с целью соединиться с группой капитана Р. Гайды, на запад в сторону Уфы для соединения с группой поручика С. Чечека, а также на север - в сторону Екатеринбурга и на юг - в сторону Троицка, дабы обезопасить себя от советских войск, базировавшихся в этих городах.
На Омском направлении, как отмечалось ранее, совместно с русскими белогвардейцами они 31 мая ликвидировали советскую власть в Петропавловске, 2 июня - в Кургане, а 7 июня с боем взяли Омск и через два дня в районе станции Татарская соединились с наступавшими от Новониколаевска частями капитана Р. Гайды.
В северном направлении чехословаки предприняли наступление по железной дороге Челябинск - Екатеринбург и 27 мая заняли станцию Аргаяш. мая сюда подошли советские войска, которым, однако, не удалось вернуть станцию. 8 июня чехословаки перешли в наступление, в результате которого фронт советских войск был дезорганизован. За два дня боев красные потеряли более 1 300 чел. убитыми, ранеными и дезертировавшими. С оставшимися 900 бойцами штаб красных попытался организовать оборону Кыштыма, но большинство подчиненных ему отрядов отказалось выполнять приказы. В итоге 10 июня Кыштым был взят чехословаками без боя. Остатки советских
войск отступили в сторону Екатеринбурга и закрепились на станции Уфалей. Одновременно чехословаки наступали вдоль шоссе Челябинск - Екатеринбург. Первый крупный бой в этом направлении произошел 9 июня у деревни Надыров Мост. Попытка захватить деревню сходу окончилась для чехословаков неудачно, но спустя несколько дней красные были отброшены к деревне Куяш[262].
Нанеся поражение советским войскам, располагавшимся на Екатеринбургском направлении, и расширив сферу своего влияния к востоку от Челябинска, 13 июня чехословаки совместно с казачьими частями есаула
А.              В. Смирных предприняли наступление на юг, в сторону Троицка. В районе этого города находилось около 2,3 тыс. красногвардейцев под командованием Н. Д. Томина. В ночь на 18 июня чехо-белые перешли в решительную атаку и к 4 час. утра ворвались в город. Их потери составили 12 убитыми и 30 ранеными. У противника было захвачено более 5 тыс. винтовок, 10 пулеметов, пять бомбометов, бронеавтомобиль и другое военное имущество. Отряд Н. Д. Томина с большими потерями отступил в направлении на Верхнеуральск[263].
После взятия Троицка чехословаки активизировали свои действия в западном направлении, где красные после поражения под Миассом не проявляли заметной активности, и к 14 июня, без боя оставив станции Сыростан и Тургаяк, отступили к Златоусту. 25 июня чехословаки без потерь заняли станцию Уржумка, а в ночь на 26 июня их авангард ворвался в Златоуст. Красные бежали в сторону станции Бердяуш, бросив около 10 железнодорожных эшелонов, только часть из которых они успели сжечь. На железнодорожных путях за Златоустом чехословаки захватили два артиллерийских орудия, тысячу снарядов, несколько сотен ручных гранат, несколько пулеметов (из них три поврежденных), много винтовок и патронов. 27 июня они заняли узловую станцию Бердяуш. Красные отступали из Бердяуша в двух направлениях: на станцию Куса (на Екатеринбургском направлении) и на Уфу. июня чехословаки заняли станцию Вязовая, после чего, нанеся поражение красным у Усть-Катавского завода, 1 июля продвинулись до станции Яхино. Утром 2 июля началось наступление на станцию Кропачево, в котором принимали участие первый батальон 3-го чехословацкого полка, 3-я рота Ударного батальона и отряд конных разведчиков. Но советские войска, не дожидаясь атаки, еще ночью оставили станцию. Как вскоре выяснилось, причиной бегства красных стало то, что находившаяся в 54 верстах западнее Кропачево станция Аша-Балашовская была накануне занята чехословацкими частями из Поволжской группы поручика С. Чечека. Оказавшись под угрозой полного окружения, красные в панике разбежались, бросив большое количество военного имущества. 6 июля 1918 г., в 19 час. 30 мин., на станции Минь-
яр произошла встреча частей Челябинской и Поволжской групп Чехословацкого корпуса[264].
Первоначально не существовало единого центра по руководству русскими вооруженными формированиями, стихийно создаваемыми на освобожденной от большевиков территории. Но постепенно степень организованности повстанцев повышалась. Кроме того, размещавшийся в Омске штаб За- падно-Сибирской отдельной армии предпринял меры к подчинению этих формирований.
17 июня 1918 г. войсковой старшина М. И. Замятин объявил о своем вступлении в командование оренбургскими казачьими частями Челябинского и Троицкого уездов. Начальником своего штаба он назначил есаула Ф. А. Печенкина, адъютантом по строевой части - хорунжего Н. А. Ще- локова, отрядным интендантом - есаула И. М. Вишнякова. 18 июня 1918 г. полномочия войскового старшины Замятина, как командующего конными частями Челябинского уезда, были подтверждены приказом по армии[265].
Согласно соответствующему приказу с 18 июня в отряд войскового старшины М. И. Замятина вошли 6-й Оренбургский казачий полк, 1-й и 2-й Кунд- равинские казачьи районные полки, пластунский батальон, Особая Петровская сотня и пешая сотня гарнизонной службы. Полки имели в своем составе по шесть сотен, пластунский батальон - две сотни. 21 июня в отряд были включены вновь сформированные Чебаркульский районный полк под командованием есаула В. А. Леонова и 2-я особая конная сотня Верхнеувельской станицы во главе с подъесаулом В. И. Беловым-первым, 23 июня - сотни станиц Долгодеревенской (135 чел.), Таяндинской (110чел.), Еманжелинской (90 чел.), Тарутинской (80 чел.) и полусотня Кочкарской станицы (55 чел.), а июня - конная сотня Баландинской станицы (125 чел.). 24 июня последовал приказ войскового старшины Замятина об объединении Верхнеувельской, Петровской, Долгодеревенской, Полетаевской, Баландинской и Еткульской сотен в 3-й Уфимо-Самарский казачий полк. Его командиром был назначен войсковой старшина В. В. Кручинин. 3 июля в состав отряда влился вновь сформированный 4-й Исетско-Ставропольский казачий полк во главе с войсковым старшиной П. Л. Овчинниковым[266]. июня в Челябинске состоялся съезд казаков 3-го и части 2-го округов Оренбургского казачьего войска. Избранная съездом комиссия под председательством полковника Н. Т. Сукина, рассмотрев вопрос о мобилизации боевых казачьих сил в 3-м округе, постановила призвать казаков 1913-1916 гг. и строевых казаков, оставшихся от наряда в действующую армию с 1903 по 1913 г. включительно, и организовать из них конные части. Из «неспособных» тех же годов и «способных» 1914-1916 гг., желавших служить пешими, решено было сформировать пехотные части. Призыву подлежали также и молодые казаки нарядов 1917 и 1918 гг.[267]

В начале июля 1918 г. войсковой старшина М. И. Замятин сообщал в штаб армии: «Части в Оренбургском казачьем войске ежедневно растут, все встает стихийно на борьбу с большевиками, желающих драться с большевиками слишком много, в данный момент в моем распоряжении не менее ООО, если бы было оружие, то можно было бы набрать и больше». Но при этом Замятин отмечал, что вставших на борьбу казаков нельзя назвать «добровольцами рядов Временного Сибирского правительства»[268].
Любопытно, что в ведомостях боевого состава Западно-Сибирской отдельной армии за июнь-июль 1918 г. отряд войскового старшины Замятина как самостоятельное войсковое соединение не значился, а входившие в его состав части числились в подчинении у других начальников. Так, согласно приказу по армии от 21 июня 1918 г. войсковой старшина Г. Н. Батырев был назначен начальником Отдельного Миасского отряда. В состав его отряда должны были войти местные пехотные и артиллерийские части и казаки станиц Кундравинской, Чебаркульской и Травниковской, которые Батыреву предлагалось свести в полки. В оперативном отношении войсковой старшина Батырев подчинялся начальнику чешского Миасского отряда, а во всех ос-
«и-212
тальных отношениях - непосредственно командующему армиеи .
В приказе ничего не говорилось о взаимоотношениях Батырева и войскового старшины Замятина, назначение которого состоялось четырьмя днями ранее. Это упущение представляется весьма странным, если учесть, что полки, которые Батыреву предстояло организовать, были уже сформированы и включены в отряд войскового старшины Замятина. Видимо, в штабе армии слабо представляли обстановку в районе Челябинска и Миасса, и указанные назначения можно расценить как попытку найти точку опоры для установления контроля над антибольшевистскими формированиями Урала.
Одновременно с назначением Г. Н. Батырева начальником Отдельного Миасского отряда командующий армией отдал распоряжение об объединении всех антибольшевистских вооруженных сил в районе Челябинска в Отдельный Челябинский отряд (дивизию), возглавляемый полковником
Н.              Г. Сорочинским. Войсковой старшина М. И. Замятин согласно телеграфному распоряжению командарма от 22 июня 1918 г. был подчинен Сорочинско- му[269]. Но подчиненность Замятина ему была чисто номинальной. Полковнику Сорочинскому, как не казаку, было весьма трудно подчинить себе вооруженные формирования Челябинского района, состоявшие преимущественно из казаков. Замятин же, являвшийся руководителем этих формирований, намеревался в ближайшем будущем занять пост командира казачьего корпуса[270], и перспектива подчинения Сорочинскому его вряд ли устраивала. Для объединения всех отрядов в районе Челябинска требовался начальник, которому согласились бы беспрекословно подчиниться все местные военные руководители.

В начале июля 1918 г. уральские вооруженные формирования, входившие в состав Западно-Сибирской отдельной армии, были объединены в Уральский корпус. Его командиром был назначен генерал-лейтенант М. В. Ханжин, а начальником штаба - Генерального штаба полковник Н. Т. Сукин. По происхождению оба они являлись оренбургскими казаками.
Боевой состав Челябинской отдельной дивизии к 3 июля 1918 г. насчитывал 155 чел. командного состава, 1 784 штыка, 3 993 сабли, 36 артиллеристов и 92 невооруженных бойца при трех легких орудиях и четырех пулеметах. Боевой состав Миасского отряда выражался в 416 штыках и 450 саблях. Таким образом, в частях, включенных в Уральский корпус, числилось 6 889 бойцов, что составляло ровно треть тогдашней численности всей Сибирской армии[271].
Включение в состав Западно-Сибирской отдельной армии уральских вооруженных формирований привело к значительному увеличению ее боевого потенциала, а в политическом отношении обеспечило относительно безболезненное подчинение Челябинского, а позднее и Екатеринбургского районов власти Временного Сибирского правительства. В итоге это существенно усилило позиции Омска в борьбе за создание на востоке страны органов Всероссийской государственной власти.
***
Общая численность активных борцов с советской властью на территории Урала и Сибири весной 1918 г. не превышала 20-25 тыс. человек. Это был высокобоеспособный контингент, состоявший в основном из офицеров и казаков. Однако между отрядами Дутова, Семенова, Хорвата и Гришина- Алмазова не было налажено тесных связей, отсутствовал и общий план борьбы с большевиками. В подпольных организациях ощущалась острая нехватка оружия и боеприпасов. В этих условиях антибольшевики вряд ли могли добиться свержения советской власти собственными силами.
В рядах Красной армии и Красной гвардии на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке находилось около 100 тыс. человек. Большинство советских отрядов были слабо организованы, не имели единого командования. Многие бойцы ранее вообще не служили в армии. Тем не менее, опираясь на эти достаточно крупные по местным условиям вооруженные силы, до конца мая 1918 г. большевики успешно противодействовали всем контрреволюционным выступлениям на территории востока России.
Создание Сибирской армии стало возможным благодаря антибольшевистскому выступлению Чехословацкого корпуса. Чехословацкий корпус явился не только главной ударной силой в борьбе с советской властью на востоке России в мае-июне 1918 г., но и сыграл роль организующего центра, вокруг которого произошло объединение разрозненных белогвардейских сил в регионе.

Падение советской власти в Сибири летом 1918 г. было обусловлено отсутствием у большевиков сколько-нибудь серьезной опоры у местного населения. Влияние большевиков ограничивалось лишь крупными населенными пунктами, расположенными вдоль железнодорожной магистрали. Не имея поддержки среди населения, они сдали свои позиции без серьезного сопротивления. Более-менее крупные боевые столкновения в июне 1918 г. имели место лишь в районе пяти пунктов (Омск, Каргат, Барнаул, Мариинск, Троицк).
В Новониколаевске, Томске, Омске, Челябинске и в ряде других населенных пунктов в ходе переворота было захвачено значительное количество вооружения и боеприпасов. Это позволило вооружить и недавних подпольщиков, и присоединившихся к ним добровольцев. К началу июля 1918 г. в рядах Западно-Сибирской отдельной армии находилось уже около 20 тыс. бойцов, что значительно превышало боевой состав чехословацкой группировки на Урале и в Сибири.


<< | >>
Источник: Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году. 2010

Еще по теме Антибольшевистский переворот в Челябинском районе:

  1. 412. Каковы правила применения районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате в северных районах?
  2. Лекция 5. ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ПРИОРИТЕТЫ
  3. Начало антибольшевистской борьбы в Сибири и на Урале
  4. Приложение 1 КРАТКИЕ БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ НА РУКОВОДЯЩИЙ СОСТАВ АНТИБОЛЬШЕВИСТСКИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ (1918 г.)
  5. Есм - Баверк О.. Критика теории Маркса / Сост. А. В. Ку- Б45 ряев. — М., Челябинск: Социум — 283 с., 2002
  6. Авдонькин, В. Я.. Муниципальная социально-экономическая политика : учеб. Пособие / Челябинск : Челяб. гос. ун-т, 175 с., 2007
  7. Промышленный переворот и подъем капитализма
  8. Иудейский переворот в Хазарии
  9. 9. ВОЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ. ПРИХОД К ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ
  10. § 2. Второй олигархический переворот (404 г. до н. э.). Правление тридцати
  11. § 3. Переворот 1688 г. и его последствия
  12. Промышленный переворот.
  13. 2. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ