СССР: ПРОМЕЖУТОЧНАЯ ФОРМА ВСЕМИРНОЙ РЕСПУБЛИКИ СОВЕТОВ, НОВАЯ ИМПЕРИЯ ИЛИ...?


Вас ожидает большая и скрупулезная работа по поиску ответа на поставленный вопрос. Мы советуем самостоятельно собрать и проанализировать материал о том, как жилось Вашей республике (нынешнему субъекту Федерации), ее народам в составе СССР в 1922-1953 гг.
Кроме того, для контрольного замера, проведите сравнения с судьбами Эстонии, Украины, Грузии, Таджикистана, Татарстана или Калмыкии. Линии сравнения и направления анализа придется наметить самостоятельно, естественно, с учетом политологического аспекта «национального строительства». Со своей стороны мы предлагаем пунктир из фактов, цитат, мнений. Вы вольны его игнорировать. В любом случае результаты поисков сопоставьте с тем, что Вам известно о Российской империи начала XX века, и сделайте выводы. Весной 1919 г. в Москве состоялся I конгресс Коммунистического Интернационала. Цель Коминтерна формулировалась так: «бороться всеми средствами, даже силой оружия, за свержение международной буржуазии и создание международной советской республики». Г. Е. Зиновьев, первый глава III Интернационала, провозгласил: «Победа коммунизма во всей Европе совершенно неизбежна... через год вся Европа будет коммунистической». «Борьба за
коммунизм будет перенесена в Америку, может быть, также и в Азию и другие части света»[383].
Ленин, закрывая конгресс, объявил: «Победа пролетарской революции во всем мире обеспечена. Грядет основание международной Советской республики». И, выступая перед активистами партии, профсоюзов и Моссовета, уверял их, что «они увидят все, как будет основана Всемирная Федеративная Республика Советов». Летом 1920 г. «вождь мирового пролетариата» писал Сталину: «Положение в Коминтерне превосходное. Зиновьев, Бухарин... и я думаем, что следовало бы поощрить революцию тотчас в Италии. Мое личное мнение, что для этого надо советизировать Венгрию, а может, также Чехию и Румынию. Надо обдумать внимательно». А пока решили прощупать штыком Европу и расшатать Версальскую систему (ленинские обороты речи) посредством похода Красной Армии на Варшаву. В 1921 г. на Исполкоме Коминтерна он говорил: «Победе коммунизма во Франции, Англии и в Германии можно помешать только глупостями». Среди внимательно обдумывавшихся предложений, глупостями не казавшихся, встречается и такое: захват Константинополя и других балканских центров силами распропагандированных врангелевцев, свержение едва держащихся правительств, направление на Балканы «наших комиссаров». Троцкий посчитал это авантюрой. Сам наркомвоенмор предлагал обернуться «лицом к Востоку» и прокладывать дорогу на Индию, ибо «ареной близких восстаний может стать Азия». Но и в 1923 г. Зиновьев надеялся, что «в 1930 году» «мы, русские коммунары, бок о бокс иностранными рабочими будем драться на улицах европейских столиц» (какие у него в 1923 г. имелись основания так думать?)[384].
На VI конгрессе Коминтерна (1928 г.) новый глава организации — Бухарин представил принятую делегатами программу, подготовленную им и Радеком и отредактированную Сталиным. Формально документ действовал до ликвидации Коминтерна в 1943 г. «Наша программа, — растолковывал Бухарин, — это программа мировой диктатуры пролетариата», «проблема революции, проблема завоевания власти носит уже не академический, а актуальный характер», это «задачи наших
дней». Николай Иванович мечтал об «одном огромном революционном фронте от Архангельска до Шанхая, насчитывающем в своих рядах 800 млн населения». СССР с его уникальным положением на стыке Азии и Европы казался естественным центром объединения порабощенных народов. Именно поэтому требовалось сугубое внимание к национальным проблемам внутри страны. «Мы должны решать национальные вопросы под углом зрения того, какое впечатление произведет тот или иной конфликт на территории нашей Советской федерации на эту гигантскую человеческую машину, которая может быть нашим союзником, если мы не наглупим». А между тем, например, «на Украине, где состав партии русско-еврейский», «часть наших товарищей с таким бешенством борется против украинского национализма», что им для исправления «нужно было бы переучиваться»[385]. Наркоминдел Г. В. Чичерин утверждал: «Мы не навязываем силою штыков ни нашего господства, ни нашего строя. Мы силою никуда не приносим коммунизма, и наши соседи это знают; они знают, что мы не угрожаем им ни нападением, ни насильственным навязыванием нашего строя»[386].
Почти все бывшие российские колонии, утраченные в 19171919 гг., были возвращены Советской Россией и включены в СССР с помощью военной силы или угрозы ее применения в 1920-1941 гг. Назовите редчайшие исключения и причины, их породившие.
К середине 1922 г. существовало четыре советских республики (какие именно?), из них две — федеративные (о чем речь? каков их состав?) и две — советские народные республики (где они находились, что с ними стало?). Что способствовало и что мешало сближению республик? Имелись ли принципиальные различия между сталинским проектом создания СССР на основе автономизации и предложениями Ленина по образованию СССР как союзного государства, в которое республики входят «вместе и наравне»? Кто отстаивал идею конфедерации и почему она потерпела поражение?
30 декабря 1922 г. на I Всесоюзном съезде Советов был создан СССР — Союз Советских Социалистических Республик, просуществовавший 79 лет (это много или мало?). В день открытия съезда и 31 де
кабря Ленин, озабоченный событиями в Г рузии (а что там случилось?), диктовал, обращаясь к ближайшему партсъезду: «Для борьбы [со злоупотреблениями со стороны великороссов-шовинистов] потребуется детальный кодекс, который могут составить сколько-нибудь успешно только националы, живущие в данной республике. Причем не следует зарекаться заранее никоим образом от того, чтобы в результате всей этой работы вернуться на следующем съезде Советов назад, т. е. оставить союз советских социалистических республик лишь в отношении военном и дипломатическом, а во всех других отношениях восстановить полную самостоятельность отдельных наркоматов». Если в результате «нашествия того истинно русского человека, великоросса-шовиниста, в сущности подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ», «мы сами попадаем» «в империалистские отношения к угнетаемым народностям», то «великая» нация (великая «только своими насилиями») не смеет ограничиваться идеей формального равенства. Необходимо еще и такое неравенство, «которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически»[387].
Вы согласны с Лениным (к тому же назвавшим бывшего наркома по делам национальностей грубым великорусским держимордой) или разделяете подход Сталина, считавшего ленинские взгляды национальным либерализмом и предлагавшего бороться в равной мере и против великодержавного шовинизма, и против местного национал-уклонизма? Имеют ли значение эти расхождения, если очевидно, что: а) ленинский пересмотр взглядов на нацвопрос был лишь частичным, б) все эти споры никак не затрагивали и не меняли того, о чем говорилось в предыдущем пункте? А что говорила о национальном строительстве программа партии?
Сталин, выступая на I Всесоюзном съезде Советов, провозгласил начало нового периода в истории советской власти, «когда отдельному существованию советских республик кладется конец, когда республики объединяются в единое союзное государство» для «борьбы с хозяйственной разрухой». Советская власть отныне заботится «уже не только
о              существовании, но и о том, чтобы развиться в серьезную международную силу», способную изменить международную обстановку «в интересах трудящихся». Из Краткой биографии Сталина: «Создание СССР означало крупную победу ленинско-сталинской национальной
политики». СССР «был создан на непоколебимом фундаменте доверия ранее угнетенных царизмом народов к великому русскому народу, на прочной основе дружбы народов Советской страны»1.
В апреле 1923 г. состоялся XII съезд РКП(б), на котором, по словам Троцкого, Ленин готовил для Сталина бомбу. Запалом к ней должен был послужить национальный вопрос. Однако Ленин после очередного удара медленно умирал в Горках, а из вождей первой величины лишь Бухарин обрушился на великорусский шовинизм, утверждая, что суть ленинского отношения к национальным проблемам заключается в борьбе с этим главным шовинизмом, из которого вырастают, как ответная реакция, местные разновидности национализма. Но Николай Иванович констатировал, что и на съезде, и на местах господствует общее настроение — душить националов. Из выступления на съезде X. Г. Раковского, председателя СНК Украины в 1919-1923 гг.: «Дело в том, что центральные органы начинают смотреть на управление всей страной сточки зрения их канцелярских удобств. Конечно, неудобно управлять двадцатью республиками, а вот если бы это все было одно, если бы, нажав на одну кнопку, можно было управлять всей страной, — это было бы удобно». Из резолюции съезда по национальному вопросу: «Одним из ярких выражений наследства старого следует считать тот факт, что Союз Республик расценивается значительной частью советских чиновников в центре и на местах не как союз равноправных государственных единиц, призванный обеспечить свободное развитие национальных республик, а как шаг к ликвидации этих республик, как начало образования так называемого единого-неделимого». Сталин на съезде обрушился с уничтожающей критикой на грузинских «национал-уклонистов», которых Ленин рассматривал в качестве своих союзников[388].
В июне 1923 г. ЦК провел совещание с ответственными работниками национальных республик и областей. Совещание устроило показательное разбирательство «уклона к туземному национализму» в лице М. Султан-Галиева, исключенного из партии, и постановило, что необходимо ускорить выращивание в национальных республиках и областях «подлинно интернационалистских коммунистических кадров» из надежных «элементов местного населения». Были рассмотрены вопросы, связанные с подготовкой Конституции СССР[389].
Первая Конституция СССР, введенная в действие в 1923 г., официально была принята на II съезде Советов в 1924 г. Высший орган Союза — съезд, а в перерывах между его заседаниями — ЦИК, состоявший из Совета Союза и Совета Национальностей. (Сталин не допустил реализации предложений Украины о представительстве во второй «палате» республик, а не народов. При этом «специалист по национальному вопросу» почему-то считал, что в СССР проживало не менее 50 наций и народностей, хотя перепись 1897 г. выявила 146 языков и наречий, а перепись 1926 г. — 185.) Работой ЦИК руководил президиум, в котором должны были поочередно председательствовать главы ЦИК союзных республик. Согласно статье 8, Всесоюзные съезды Советов и сессии ЦИК следовало проводить поочередно в столицах республик. Но единственный раз эту норму соблюли весной 1925 г., когда сессия ЦИК проходила в Тбилиси (Тифлисе, 1845-1936). СНК СССР имел безоговорочное превосходство над ЦИК.
Право вносить поправки в Основной закон было предоставлено не республикам, а центральным органам союзной власти. Никакого контроля за действиями Центра республики не осуществляли. Охранять суверенные права республик должен был... СССР. Верховные органы страны, согласно 1 статье Конституции, занимались и установлением «основ и общего плана всего народного хозяйства».
В соответствии со статьями 19 и 20, все постановления ЦИК СССР были обязательны для исполнения по всей территории страны, а сам ЦИК мог приостанавливать или вообще отменять декреты и постановления съездов Советов или ЦИК союзных республик. Статья 38 наделяла и Совнарком аналогичными полномочиями. СНК республик могли оспаривать решения союзного правительства, но подача апелляции не приостанавливала действие спорного решения.
Было пять общесоюзных наркоматов, ведавших внешней политикой, внешней торговлей, обороной, путями сообщения и связью. Смешанные союзно-республиканские наркоматы — труда, продовольствия, финансов, ВСНХ, РКИ, ОГПУ мало чем отличались от чисто союзных. Республиканские же комиссариаты не имели аналогов на более высоком уровне и занимались внутренними делами, юстицией, здравоохранением, просвещением, соцобеспечением и нацпроблемами.

Принципы избирательной системы были позаимствованы новой Конституцией у Конституции РСФСР 1918 г. Карр о Конституции 1924 г.: «Центральные учреждения РСФСР были превращены в центральные учреждения СССР... в сущности без изменений. Подлинная преемственность наблюдалась между РСФСР в ее прежнем качестве и СССР, а не между РСФСР в ее прежнем качестве и новой подчиненной РСФСР». «Конституция СССР... рассматривалась по сравнению с Конституцией РСФСР... как шаг вперед в направлении централизации». «Это был дальнейший шаг по пути концентрации власти, которая неуклонно происходила с начала существования нового строя. Никакие конституционные гарантии прав республик не были в силах противостоять этой тенденции к централизации». Одновременно партия, армия и профсоюзы стали «мощным объединяющим фактором на великорусской основе» и «под преимущественно великорусским контролем»1.
Мнение Дж. Хоскинга: «Большинство положений новой конституции соответствовало скорее сталинской, а не ленинской точке зрения... только поистине танковая броня конституционных гарантий могла предотвратить доминирование России в Советском Союзе». Но революция и гражданская война, дав большинству народов «краткий опыт подлинной независимости», оказали «колоссальное воздействие на национальное чувство общности и вместе с политикой языковой и культурной автономии через некоторое время» привели «ктакому росту национальных чувств среди нерусского населения Союза, какого Россия при царях никогда не знала. Это обстоятельство постоянно создавало напряжение в работе советской системы»[390]. К середине 30-х годов в составе СССР было 7 союзных и 19 автономных республик. В 1941 г. — 16 союзных и 20 автономных республик. Ликвидирована ЗСФСР. Азербайджан, Армения, Грузия отныне входили в Союз непосредственно. Вспомните, каким образом появились Карело-Финская, Латвийская, Литовская, Эстонская, Молдавская ССР.
В 20-е годы в национальных республиках проводилась политика «коренизации». Государство отказалось от характерной для позднесамодержавного периода практики насаждения русских в органы власти на «окраинах» и «вернулось к традиционным методам привлечения в эти структуры лояльных нерусских элит». Кроме того, поскольку подготовленных «кадров», в том числе и русских, было недостаточно, Центр, как и в дореволюционное время, использовал мобильные группы-диаспоры евреев, поляков, армян, грузин. По словам А. Каппелера, «ранняя советская национальная политика, разработчиком которой был» наркомнац Сталин, «заменила принцип самоопределения принципом равенства народов внутри союзного федеративного государства».
Теперь «все народы должны были пользоваться политическим и культурным равноправием». На этой основе собирались не только ликвидировать отсталость многих народов, но и добиться исчезновения национальных противоречий и окончательного разрешения национального вопроса[391].

Путем выделения из РСФСР и в ходе национально-государственного размежевания Средней Азии к концу 20-х годов образованы Узбекская, Туркменская и Таджикская ССР. Белорусская ССР, состоявшая к моменту вступления в СССР из шести уездов бывшей Минской губернии, в 1924-1926 гг. была укрупнена за счет передачи из РСФСР Витебской, Гомельской и части Смоленской губерний. Одно лишь первое укрупнение дало удвоение площади республики и утроение ее населения. Росло число автономных республик, областей и более мелких национальных образований, прежде всего в составе РСФСР. На исходе 20-х годов здесь оказалось 2 национальных округа, 33 национальных района, 110 национальных волостей, почти Зтыс. национальных сельсоветов. Обучение в начальных школах шло на родном языке (в РСФСР — не менее чем на 80 языках, в Узбекистане — на 22, в Дагестане — на 12)[392].
Крупнейший востоковед страны академик В. В. Бартольд предупреждал, что межевание Средней Азии по национальному принципу, уместному в Европе и чуждому азиатским традициям, породит массу проблем. Если туркмены-кочевники относительно безболезненно «вписались» в свою союзную республику, то смешанное таджикское и узбекское население развести по соответствующим республикам было невозможно. Более многочисленные узбеки, преобладавшие в городах
и на равнинах, доминировали. Искусственными выглядели Киргизская и Казахская республики: издавна казахов и киргизов, говоривших на схожих языках и занятых кочевым хозяйством, звали киргизами.
Множество конфликтов тлело на Кавказе. Армения, лишенная своих исконных территорий в результате договоров между РСФСР и Турцией (не признавших Севрский договор, увеличивавший площадь Армении в пять раз), потеряла и свой исторический центр — Шушу и Карабах. Населенный преимущественно армянами-христианами, он очутился в составе Азербайджана. Нахичевань с мусульманским населением, ранее обещанная Армении, осталась в Азербайджане, но была отделена от остальной части республики армянскими землями. Юг Осетии отошел Грузии, север — России. Абхазы желали жить в РСФСР, а попали в Грузию. И так далее. В конце 80-х — начале 90-х годов, когда СССР агонизировал и распался, четко обозначились почти 80 национальных конфликтов, основу которых заложили во время гражданской войны и в 20-е годы РКП(б), Ленин, наркомат по делам национальностей и «замечательный грузин», его возглавлявший.
В конце 20-х годов до 70 языков были переведены с арабского (мусульмане) или старомонгольского (буддисты) письма на латиницу. Через десять лет новая реформа заменила латинский алфавит русским (кириллицей).
По мнению зарубежных специалистов (А. Каппелер, Дж. Хоскинг), в 20-е годы украинцы полностью консолидировались в нацию, а белорусы далеко продвинулись по этому пути, на который также становились многочисленные этносы СССР. Консолидация, подкрепленная распространением национальных идеологий,вступала в противоречие с ожиданиями Москвы, рассчитывавшей своими усилиями ликвидировать национальные корни и укрепить единство социалистического государства. Конституция 1936 г. предоставляла право выхода из СССР союзным республикам. Но Сталин ограничил возможность повышения статуса автономной республики тремя условиями: приграничным положением, численностью не менее 1 млн человек, значительным преобладанием «титульной» нации.
В 1943 г. старый государственный гимн — Интернационал, начинавшийся словами «Вставай, проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов», был заменен новым. Первые его строки в черновом варианте звучали так: «Свободных народов союз благородный
/ Сплотила навеки великая Русь». После сталинской правки начало изменилось: «Союз нерушимый республик свободных / Сплотила навеки великая Русь»[393].
Удельный вес РСФСР и Украины в промышленном производстве СССР за 20 предвоенных лет практически не изменился и составлял 70 % и 20 % соответственно.
В ходе реализации пятилетних планов в отношении Москвы к среднеазиатским республикам «стал проявляться отчетливый колониальный тон»[394], выразившийся в превращении их в сырьевые придатки Центра. Например, резко сократили посевы зерновых и многократно расширили посевы хлопка в Узбекистане. При этом основные текстильные центры — потребители хлопкового сырья — располагались в Европейской части СССР. Кочевым народам и скотоводам Азии и Сибири насильственно навязывался оседлый образ жизни. «Колониальный тип развития Средней Азии сказывался и в соотношении ролей коренного и пришлого» европейского населения. «Ядром советской модернизации была ускоренная индустриализация, но местное население участвовало в ней относительно слабо». «Промышленное и городское развитие, шедшее во многом за счет притока материальных и людских ресурсов извне, в какой-то мере консервировало уклад жизни коренного сельского населения»[395].
Совокупная численность населения Киргизии, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана как в 1939 г., так и в 1950 г. составляла около млн человек.
Большой террор уничтожил нарождавшиеся местные национальные элиты. Политбюро и ЦК компартий Украины, Казахстана и Туркмении были ликвидированы практически поголовно, вместе с родственниками и знакомыми. В ходе борьбы против «буржуазного национализма» полностью исчезла вся интеллигенция Марийской автономной республики, практически все писатели Удмуртии, Башкирии, Коми. Потери некоторых нацобразований в 1937-1938 гг. оказались куда большими, чем в годы Второй мировой войны.
Именно во время Большого террора обрел новое дыхание антисемитизм. Были закрыты школы с преподаванием на идиш, отделы идиш в академических учреждениях Белоруссии и Украины. В Белоруссии,

где евреи составляли более 40 % городского населения и были широко представлены в «руководящих инстанциях», террор выкосил их активный персонал подчистую. В реорганизованном в 1938 г. руководстве не оказалось ни одного еврея. В избранном в том же году Верховном Совете Украины из 304 депутатов только двое были евреями. После г. антисемитизм стал государственной политикой в СССР.
Стандартное обвинение казненных — создание буржуазно-националистических организаций с целью отторжения республик от СССР и превращения их в колонии иностранных государств. «Террор, конечно, не щадил и этнических русских. Однако... никого из них не обвинили в русском национализме». Отныне «насаждаемый Сталиным централизм поставил на повестку дня культурную и языковую русификацию»[396].
Новые служилые группировки были скорее региональными ответвлениями центральной этакратии, нежели национальными элитами. «[Национальные чувства ими не владеют. Их интересует только власть и связанные с нею привилегии, так что они действительно интернационалисты»[397].
С середины 30-х годов «[с]талинская политика отошла от старых образцов сотрудничества с нерусскими элитами и культурной толерантности и своими установками на модернизацию, централизацию и унификацию сильнее приблизилась к эпохе позднего самодержавия, вновь разыгрывая русскую национальную карту»[398].
Дж. Хоскинг: «В качестве объектов политики централизации политического контроля со стороны партии и аппарата планирования в [процесс "коммунизации"] были вовлечены все народы, включая русских». «Это была не то чтобы русификация наций и народов», но поскольку «русский был языком политики советизации, она неизбежно должна была выглядеть как русификация, и столь же неизбежно именно так и воспринималась»[399].
Замечено, что большинство сторонников планирования — воинствующие националисты. Почему бы это? С конца 30-х годов в СССР широко применяются депортация целых народов или массовые выселения по национальному признаку. Только смерть Сталина помешала депортации евреев в 1953 г. Можно ли
данную практику рассматривать как составную часть (продолжение?) более широкой политики, наряду с переселениями по социальному признаку 20-х - начала 30-х годов?
Вот неполный реестр торжества дружбы народов в СССР. Кроме поголовного этапирования на спецпоселение корейцев с Дальнего Востока, немцев Поволжья, чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев с Северного Кавказа, турок-месхетинцев, курдов, хемшилов из Грузии, крымских татар, греков, болгар, армян из Крыма, калмыков, снова греков и турок-месхетинцев с Черноморского побережья, постоянно поляков из Украины и Молдавии, частичному перемещению подвергались и другие народы. На севере — финны и ингерманландцы, в Прибалтике — эстонцы, латыши, литовцы (между прочим, до 4 % населения выслали), до полумиллиона украинцев, молдаване и румыны, кабардинцы, армяне-«дашнаки», таджики-«басмачи».
Примечательно: Сталин не только сослал целые народы навсегда, но и вычеркнул их из истории. В сталинской Большой советской энциклопедии отсутствуют соответствующие статьи, словно высланных вообще никогда не существовало на земле.
С 1944-го до начала 50-х гг. в Прибалтике, Белоруссии, Украине, Молдавии действовали партизанские отряды, боровшиеся против «коммунизации». Мощное национально-освободительное движение развернулось прежде всего в западных районах Белоруссии и Украины, граничивших с Польшей. Против повстанцев использовались части НКВД-МВД, Советской Армии, применялись танки и огнеметы.
В 1948 г., по свидетельству М. Джиласа, одного из руководителей компартии Югославии, Сталин стремился создать федерацию в составе Болгарии, Югославии и Албании, дополненную федерациями Румынии с Венгрией и Польши с Чехословакией. Джилас полагал: «можно было заключить, что советское руководство вынашивает мысль о перестройке Советского Союза, а именно — о его слиянии с народными демократиями: Украины с Венгрией и Румынией, а Белоруссии с Польшей и Чехословакией, в то время как Балканские страны объединились бы с Россией». Сталин остановился на ином варианте (каком именно и почему на нем?). Но несомненно: он «искал для восточноевропейских стран такие решения и такие формы, которые бы укрепили и на долгое время обеспечили господство и гегемонию Москвы»[400].

Достаточно ли следующих фактов, чтобы утверждать, что после 1948 г. восточноевропейские страны являлись частями советской империи? СССР держал на их территории 60 дивизий (позднее — не менее 40) — три полноценных фронта. Управление Восточной Германией до 1949 г. осуществлялось оккупационной администрацией СССР. Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский был назначен... министром обороны Польши, введен в состав польского правительства (в ранге заместителя председателя), избран членом политбюро ЦК Польской объединенной рабочей партии, депутатом сейма. В каждой стране находились «советники» по вопросам экономики, обороны, безопасности, идеологии. Они подчинялись непосредственно Москве, а их распоряжения и предложения имели силу приказа для министров «братских» стран.
О чем свидетельствуют неоднократные требования СССР в 19451947 гг. пересмотреть режим черноморских проливов, вернуть СССР Ардаганский и Карский округа, переданные Турции в 1921 г., предоставить Советскому Союзу военно-морскую базу во Фракии на берегу Эгейского моря, передать СССР от имени ООН опеку над Триполитанией (Ливией)? Где еще, кроме Порт-Артура и Калининградской области (части бывшей Восточной Пруссии), СССР получил военные базы?
В конце 1945 г. при советской поддержке на севере Ирана провозглашены Автономная республика Азербайджан и Курдская народная республика. Только ввод дополнительных британских войск и поддержка США позволили Ирану разорвать невыгодный советско-иранский нефтяной договор и ускорить вывод Красной Армии.
Осенью 1946 г. СССР потребовал отТурции организовать совместными средствами оборону проливов Босфор и Дарданеллы, поскольку одна Турция не в состоянии этого сделать, а непосредственное участие Советского Союза в обороне проливов вытекает из его жизненных интересов.
А. А. Громыко, в 1949-1952 гг. первый заместитель министра иностранных дел СССР, вспоминал, что за сутки до заседания Совета безопасности ООН, на котором должен был решаться вопрос о вводе войск ООН в Корею, где шла война, он имел аудиенцию у Сталина. СССР, как постоянный член Совета безопасности, имел право вето и мог заблокировать ввод войск, основу которых составляли американские части. Сталин заявил, что советский представитель не будет участвовать в заседании. Громыко предупредил: в таком случае мы
не сумеем воспользоваться правом вето, а ООН пошлет войска. «На Сталина этот довод особого впечатления не произвел». Громыко пишет, что в той ситуации «Сталин не лучшим способом рассчитал свой шаг, явно продиктованный эмоциями. Казалось бы, это не соответствовало его складу ума»1. Вы тоже так думаете? А не следует ли поискать иной ответ? Какие цели мог преследовать Сталин, провоцируя расширение масштабов корейской войны и втягивая в нее США и Китай? Есть ли основания для увязывания этих целей с теми действиями, которые осуществлял Генералиссимус внутри страны в последние годы жизни?
Из выступления Сталина на XII съезде партии: «Право на самоопределение не может и не должно служить преградой делу осуществления права рабочего класса на свою диктатуру. Первое должно отступить перед вторым»2. То, что Вы прочтете ниже, — не наш вывод, мы не навязываем мнение А. Г. Вишневского Вам. Но найдутся ли аргументы против? Что можно противопоставить нашему «пунктиру»?
«В СССР утвердился безграничный имперский унитаризм». «Полное бесправие национальных образований всех уровней сказывалось постоянно в рутинном повседневном вмешательстве Центра в их экономическую и культурную жизнь, кадровую политику. Постепенно сложилась система новых национально-территориальных наместни- честв, управляющихся верными Москве и полностью зависимыми от нее представителями местной элиты. Этнический сепаратизм был до предела ослаблен». «Но вместе с тем утратил свой напор и федерализм, превратившийся не более чем в декоративный фасад централистского унитарного государства». «Колониальный тип развития национальных окраин не был преодолен». «Экономические, политические, культурные рецепты советской консервативной модернизации силой навязывались всем районам СССР, а нередко и другим странам, и такое навязывание стало одной из главных форм колониализма советского времени». Однако главной «колонией» «стала деревня, причем в первую очередь восточнославянская»3.
Громыко А. А. Памятное. Кн. 1. М., 1988. С. 206-207. Двенадцатый съезд РКП(б). С. 650.
Вишневский А. Г. Серп и рубль. С. 343, 278-281.

<< | >>
Источник: Долуцкий И. И., Ворожейкина Т. Е.. Политические системы в России и СССР в XX веке : учебно-методический комплекс. Том 2. 2008

Еще по теме СССР: ПРОМЕЖУТОЧНАЯ ФОРМА ВСЕМИРНОЙ РЕСПУБЛИКИ СОВЕТОВ, НОВАЯ ИМПЕРИЯ ИЛИ...?: