ИЗ ПЕРЕПИСКИ АКАДЕМИКОВ С ГЛАВОЙ ПРАВИТЕЛЬСТВА


Среди немногих отечественных лауреатов Нобелевской премии — два выдающихся ученых: И. П. Павлов и П. Л. Капица. Академики довольно долго в 30-е годы писали председателю СНК Молотову. Требовали освободить арестованных, критиковали Власть.
Вот несколько цитат из переписки.
Август 1930 г. Павлов — Молотову: «Беспрерывные и бесчисленные аресты делают нашу жизнь совершенно исключительной... не подлежит сомнению, что в подавляющем большинстве случаев для ареста нет ни малейшего основания, т. е. виновности в действительности». «Что касается до резких иногда заявлений... то думаю, что они неизмеримо менее вредны (если только вредны, а не полезны), чем рабское "чего изволите" — зло и гибель правителей». Декабрь 1934 г. Павлов — Молотову: «Во-первых, то, что Вы делаете, есть, конечно, только эксперимент... но не осуществление бесспорной насквозь жизненной правды — и, как всякий эксперимент, с неизвестным пока окончательным результатом. Во-вторых, эксперимент страшно дорогой... с уничтожением всего культурного покоя и всей культурной красоты
жизни. Мы жили и живем под неослабевающим режимом террора и насилия... я все более вижу сходство нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий... Тем, которые превращены в забитых животных, едва ли возможно сделаться существами с чувством собственного человеческого достоинства... Пощадите же Родину и нас».
Глава правительства отвечал ученому, считавшему, что с рабами можно построить пирамиды, но не истинное человеческое счастье, в таком духе: «Вы беретесь делать категорические выводы в отношении принципиально-политических вопросов, научная основа которых Вам... совершенно неизвестна... политические руководители СССР ни в коем случае не позволили бы себе проявить подобную ретивость в отношении вопросов физиологии»1. Вячеслав Михайлович, как обычно, лгал.
Но ученые не молчали. В июле 1936 г. Капица ставит перед Молотовым важнейший вопрос: «Как относиться к ученому, если морально он не отвечает запросам эпохи. Ньютон, давший человечеству закон тяготения, был религиозный маньяк. Кардан... был кутила и развратник. Что бы Вы с ними сделали, если бы они жили у нас в Союзе?... Гениальн[ый] Клод... французский фашист. Что бы Вы стали с ним делать, если бы он был советским гражданином и не захотел менять своих убеждений?». «Страна, имеющая таких крупных ученых... должна первым делом сделать все, чтобы [их] способности были наиболее полно использованы для человечества».
Все-таки удивительная внутренняя свобода была у людей, родившихся до революции и живших долгое время за пределами России. А какое чувство личного достоинства и мужество! Ведь ходатайствуют за обвиняемых, арестованных, подследственных, приговоренных. Нет чтобы «нижайше припадая к стопам Вашим, в греховности своей и малости сознавая, что отрываю Ваше Сиятельство от забот государственной важности, униженно прошу, пощадите неразумного Н. Н., каковой и в мыслях не держал...». Напротив. Февраль 1937 г. Капица — зампредседателя СНК В. И. Межлауку. «Вчера арестовали физика В. А. Фока. Я его считаю нашим самым способным физиком-теоретиком... было арестовано по этому же делу очень много ученых-теоретиков. Так их много арестовано, что в университете даже некому... курсы читать... Хотелось бы надеяться, что следствие... покажет, что большинство из них непричастны к каким-либо злодейс-
«Протестую против безудержного своевластия». Переписка академика И. П. Павлова с В. М. Молотовым. Публикация Самойлова В. и Виноградова Ю. // Советская культура. 1989. 14 января.

твам, но и тогда у всех неправильно привлеченных останется тяжелый осадок». А если они окажутся виновными, то Вам же хуже, «значит, Советская власть не сумела завоевать на свою сторону ученых и... обернула их против себя». />На одном из писем Молотов начертал: «За ненадобностью вернуть гражданину Капице». А этот вольнодумец, разругавшийся с Л. П. Берия, бывшим на пике всемогущества, позднее наставлявший главу КГБ и члена политбюро Ю. В. Андропова: «Чтобы появилось желание начать творить, в основе должно лежать недовольство существующим, то есть надо быть инакомыслящим», написал и Сталину. «Арест Фока есть акт грубого обращения с ученым... Таких ученых, как Фок, у нас не много, и им Союзная наука гордиться может перед мировой наукой, но это затрудняется, когда его сажают в кутузку»1. И что же? Выпустили этого теоретика, произвели в академики и даже в 1946 г. Сталинскую премию пожаловали — пусть не обижается и двигает свою квантовую механику дальше.
Вы скажете: Павлов был уже переступившим грань и пережившим свой страх 85-летним стариком; Капица чудом уцелел в 40-е годы, но вместо руководства атомным проектом что-то клепал у себя на даче, отстраненный от всего; да и время было подходящее, не пик репрессий; наконец, что позволено академику... Хорошо, давайте спустимся с Олимпа и поговорим о простых экономистах.
<< | >>
Источник: Долуцкий И. И., Ворожейкина Т. Е.. Политические системы в России и СССР в XX веке : учебно-методический комплекс. Том 2. 2008

Еще по теме ИЗ ПЕРЕПИСКИ АКАДЕМИКОВ С ГЛАВОЙ ПРАВИТЕЛЬСТВА: