«ПАРТИЯ И ЛЕНИН - БЛИЗНЕЦЫ-БРАТЬЯ» (В. В. МАЯКОВСКИЙ)


«Перед нами — самый острый политический кризис. Мы столкнулись с опаснейшей — мелкобуржуазной, крестьянской контрреволюцией. Надвигаются новые трудности. Все может быть — идем от войны к миру. А партия наша правящая и массовая.
Поэтому отражает она и то, что происходит вне ее. Отсюда — общая угроза диктатуре пролетариата. Требуется максимум сплоченности, чтобы не слететь. Нужна единая воля, единая дружная работа. Поэтому не время спорить. Не надо теперь оппозиций, не то время! Теперь дискутировать винтовками гораздо лучше, чем тезисами. Либо — тут, либо — там, с винтовкой, а не с оппозицией. Рабочая оппозиция бросается кронштадтскими фразами. На это следует отвечать винтовкой. Мы отступаем, не все видят, где остановиться. Тут опасность громадная. Достаточно немногих панических голосов, чтобы все побежали. И когда это происходите настоящей армией, ставят пулеметы, и когда правильное отступление переходит в беспорядочное, командуют: Стреляй! И правильно делают. Никто из пулеметов ни в кого стрелять не собирается. Речь идет о партийных мерах воздействия. Мы будем карать строго, жестоко, беспощадно малейшее нарушение дисциплины в своих рядах. А о пулеметах речь идет для меньшевиков и эсеров. Они говорят, что революция зашла
далеко, что они давно предупреждали об этом, давно предлагали то, что мы сейчас делаем. А мы на это отвечаем: Позвольте вас за это поставить к стенке[28].
Такова ленинская логика, продемонстрированная творцом большевизма делегатам X и XI съездов партии. Мы процитировали почти дословно его выступления. Как Вы думаете, почему ничего подобного Ленин не говорил в 1918 г., когда наступали немцы, русская армия разбегалась, а в партии шли дискуссии о Брестском мире? Тогда Ленин грозил отставкой, предупреждал, что уйдет к матросам, а в ответ слышал от левых коммунистов, что они будут брать власть без Владимира Ильича. Тогда крупнейшие парторганизации требовали смены ЦК. Ничего подобного не было в 1921 г., когда Ленин предложил принять резолюцию «О единстве партии», запрещавшую любую фракционность, предписывавшую роспуск всех без изъятия платформ и групп, требовавшую немедленного исключения из партии нарушителей резолюции, наделявшую ЦК правом исключения своих членов из партии. Вождь убеждал делегатов, что все эти меры временные, чрезвычайные. Но партия сохраняла их 70 лет. На съезде были образованы контрольные комиссии, включая Центральную контрольную комиссию (ЦКК), призванные блюсти партийную чистоту и дисциплину. Сразу после съезда началась чистка партии, были ужесточены требования к вступающим в нее.
Следует ли считать X съезд одним из самых драматичных, выработавшим чрезвычайный курс (Дж. Боффа), установившим осадное положение в партии (А. Авторханов), оказавшимся водоразделом в развитии РКП(б) (Л. Шапиро), сделавшим судьбоносный выбор (Р. Пайпс)[29] в связи с проблемами, поставленными рабочей оппозицией? Столь досадившая Ленину оппозиция во главе с А. Г. Шляпниковым и
А.              М. Коллонтай требовала передать управление экономикой пролетариату, организованному в профсоюзы, а за партией оставить вопросы общей политики. Рабочие должны стать коллективными владельцами своих предприятий, получить больше мест в органах власти. Необходимо ликвидировать диктатуру партаппарата, назначение партсекре- тарей, привилегии партработников. Шляпников настаивал на том, что

всеобщее недовольство рабочих возникло из-за ощущения чужерод- ности партии и вытекает «из усвоенной нами» системы управления. Но практически все требования оппозиции соответствовали положениям программы партии, предполагавшей сосредоточение в руках профсоюзов управления всем народным хозяйством, провозглашавшей основной ячейкой государства производственную единицу — завод, фабрику, сулившей вовлечение всего трудящегося населения поголовно в работу по управлению государством[30]. Короче, раз у нас диктатура пролетариата, так дайте ему власть. Тут-то и выяснилось, что пролетариата у нас нет, а диктатуру осуществляет партия (см. выше). Что было в такой ситуации делать честному коммунисту-оппозиционеру, не ставившему под сомнение ни однопартийную диктатуру, ни ведущую роль пролетариата по отношению к крестьянству? Либо застрелиться, как сделал один из старейших членов партии, кадровый рабочий и еще один популярный лидер оппозиции Ю.
X. Лутовинов, либо смириться и отправиться послом в Скандинавию, как Коллонтай, либо отстаивать свою позицию, обвинить Ленина в демагогии и клевете и лишиться места в ЦК, как Шляпников.
Посмотрим с другой стороны. Разве не обвиняли Ленина с 1904 г. в установлении осадного положения в партии? Разве не писала Роза Люксембург накануне первой революции о том, что ленинский «ни перед чем не останавливающийся централизм», строящийся на слепом подчинении парторганизаций во всем, вплоть до мельчайших деталей, центральному органу, дает возможность определять личный состав любой местной организации, непосредственно воздействовать на состав высшей партийной инстанции, превращает ЦК в активное ядро партии, а остальные организации — в его исполнительные органы? Разве не предсказал Троцкий неизбежное перерождение ленинской партии («Аппарат партии замещает партию, Центральный Комитет замещает аппарат, и, наконец, диктатор замещает Центральный Комитет») задолго до того, как на партийном горизонте появился «могильщик революции» Сталин? Карл Каутский в 1921 г. нисколько не сомневался: диктатура ЦК уже перенесена из партии на все государство, большевики пытаются перенести ее и за пределы России[31].

Вместе с тем сам Ленин всегда и во всех спорных вопросах сколачивал фракции, конструировал платформы. Интриги, расколы и клевета — обычное ленинское оружие в годы единства с меньшевиками (1906-1912). Это Ленин, не созвав даже пленума ЦК, выкрутив руки партийным товарищам, принудил их к восстанию в Октябре. Это он требовал в 1917 г. исключения из партии членов ЦК и своих ближайших сотрудников Каменева и Зиновьева. Он, по воспоминаниям
В.              М. Молотова, тогдашнего секретаря ЦК, и А. И. Микояна, секретаря Нижегородского губкома партии, устраивал фракционные совещания, через секретариат готовил и подбирал делегатов и кандидатуры в ЦК перед X и XI съездами[32]. Ленин лично составил список членов нового ЦК для того, чтобы гарантировать большинство своей фракции. Он убрал из секретариата всех трех секретарей — сторонников Троцкого и т. д.[33] Позднее, по воспоминаниям Троцкого, он интриговал против Сталина, но не успел закончить последнюю игру. Кстати, Ленин прекрасно понимал, что «нельзя точно разграничить, какой вопрос политический и какой организационный. Любой политический вопрос может быть организационным, и наоборот»[34]. Вы понимаете, что это означает на практике? Наконец, хорошо осадное положение, если в течение девяти лет после его введения партию сотрясали дискуссии и фракционная борьба!
Так что решайте самостоятельно, в чем значение X съезда. Мы думаем, что это был очередной момент выбора, отнюдь не предопределивший дальнейшего хода событий, но значительно сузивший поле выбора в будущем. А поле было и так неширокое после того, как весной 1918 г. интересы Революции и страны разошлись с интересами большевистской (коммунистической) революции и РКП(б). Поэтому нам представляется, что задача заключалась в максимальном сближении этих интересов. Поскольку субъективный фактор (даже согласно большевистским догмам) играл решающую роль, нет ничего невозможного в сознательном введении политического нэпа или по крайней мере в продвижении к нему. Большевистские функционеры второго плана (И. В. Вардин, Г. И. Мясников, Н. Осинский) предлагали ЦК допустить свободные выборы в Советы с участием всех партий,
разрешить меньшевикам, эсерам и анархистам легальную деятельность, предоставить свободу слова и печати всем трудящимся, среди которых взгляды разные — от анархистов до монархистов, создать Крестьянский советский союз, самодеятельную организацию с широкими культурными, экономическими функциями и т. д. Ответ ЦК отрицательный, ответ Ленина — характерный: «Мы самоубийством кончать не желаем и потому этого не сделаем»1.
<< | >>
Источник: Долуцкий И. И., Ворожейкина Т. Е.. Политические системы в России и СССР в XX веке : учебно-методический комплекс. Том 2. 2008

Еще по теме «ПАРТИЯ И ЛЕНИН - БЛИЗНЕЦЫ-БРАТЬЯ» (В. В. МАЯКОВСКИЙ):