ПРОЕКТ — ИНФОРМАЦИОННАЯ СЛУЖБА «ШОС»

После расширения ШОС крайне необходимо создание Специального подразделения (ИНФОРМАЦИОННАЯ СЛУЖБА «ШОС») со штаб-квартирой в Москве, предназначенного для повышения эффективности информационно-аналитической поддержки деятельности ШОС, улучшения оперативности и достоверности предоставления аналитической информации руководству стран ШОС.

Основные направления деятельности: 1.

Организация, поддержание и развитие актуального информационно-аналитического обеспечения по вопросам деятельности «ШОС». 2.

Стратегическая разработка проектов нормативных документов, экспертная оценка действенности политических решений, участие в организации мероприятий, проводимых «ШОС». 3.

Организация процесса получения информации, прямо или косвенно влияющей на стабильность функционирования «ШОС». Информационное взаимодействие с аналитическими структурами специальных служб стран ШОС, СНГ, ОДКБ, НАТО. 4.

Развитие научно-методической базы анализа информации по вопросам деятельности «ШОС» в тесном взаимодействии с аналитическими структурами СНГ, ОДКБ, ООН, НАТО, АСЕАН. 5.

Самостоятельное составление аналитических материалов по наиболее важным проблемам в регламентном, оперативном и инициативном порядке. 6.

Разработка прогнозов и вариантов развития политической (информационной, экономической, финансовой, военной и т.д.) ситуации в каком-либо регионе или в мире в целом. 7.

Организация конструктивного взаимодействия с органами государственной власти, различными политическими, финансовыми, общественными, религиозными силами в интересах повышения эффективности деятельности «ШОС». 8.

Работа по формированию позитивного общественного мнения в мире по отношению к странам ШОС.

ПРАГМАТИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И США

Напомним, что в 1824 году российский император АЛЕКСАНДР I просто отдал США и Канаде так называемую РУССКУЮ АМЕРИКУ — тихоокеанское побережье Северной Америки от Аляски до Сан-Франциско. А ведь это расстояние, равное расстоянию от Москвы до Тбилиси.

А в 1867 году племянник АЛЕКСАНДРА I — АЛЕКСАНДР II отдал США АЛЯСКУ в аренду на 99 лет за 7

млн. 200 тыс. долларов.

Тенденция продавать Россию — увы, без всякой политической выгоды для страны, но зато с большой выгодой лично для себя — усилилась в последние годы существования Советского Союза и «укрепилась» в постсоветские времена (и наши дни не исключение). В 1990 году советский министр иностранных дел и сообщник предателя М. Горбачева Эдуард Шеварднадзе продолжил эту «традицию», БЕЗВОЗМЕЗДНО (!!!) УСТУПИВ американцам богатый нефтью и газом континентальный шельф в районе Берингова пролива (см.: НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА. Владлен СИРОТКИН. — 26.09.2000). Взаимоотношения с США должны быть ПРАГМАТИЧНЫМИ. РОССИЯ ДОЛЖНА БАЛАНСИРОВАТЬ МЕЖДУ США И КИТАЕМ.

Агентство ИТАР — ТАСС напечатало 18 октября 2005 года выступление на конференции в Американском предпринимательском институте специального помощника президента США Томаса Грэма, курирующего отношения с Россией. В своем докладе 14 октября Т. Грэм оценил нынешнее состояние и показал ближайшие перспективы американо-российских отношений. Автор лично знаком с Томасом Грэмом. Это суперпрофессионал, и его доклад важен для понимания истинных намерений руководства США. Мы приведем ключевые положения доклада и свои комментарии.

ИЗ ДОКЛАДА Т. ГРЭМА 1.

Самое очевидное — то, что Россия больше не занимает такого центрального места во внешней политике США, как в свое время, в период «холодной войны», Советский Союз. Россия, восставшая из руин Советского Союза, — это, в отличие от него, не стратегическая угроза и не стратегический противник. При этом, однако, Россия остается для нас важной страной. Благодаря своему географическому положению с выходами на Европу, расширенный Ближний Восток и Восточную Азию, своим колоссальным арсеналам ядерных вооружений, своим ресурсам, особенно нефти и газа, своему талантливому народу. 2.

Каким же нам хотелось бы видеть развитие России в первые десятилетия XXI века? 1

Прежде всего нам, несомненно, хотелось бы видеть Россию интегрированной в две основные зоны интересов экономики и безопасности — европейско-трансатлантический регион и Северо-Восточную Азию. 2

Во-вторых, мы бы хотели, чтобы Россия была партнером стран в этих двух зонах в борьбе с терроризмом, с распространением опасных вооружений и технологий, особенно на своем южном фланге — в регионе расширенного Ближнего Востока, на Кавказе, в Центральной Азии. 3

В-третьих, мы бы хотели видеть такую Россию, которая вносила бы свой вклад в деятельность международ ных коалиций, работающих над укреплением региональной стабильности и оказанием гуманитарной помощи. 4

В-четвертых, мы хотели бы видеть в России надежного поставщика энергоресурсов на мировые рынки на коммерческих условиях. 5

В-пятых, нам нужен партнер для реализации президентской концепции освоения космического пространства и раздвижения технологических границ. 6

И в-шестых, мы бы хотели видеть Россию страной с укрепившейся демократией и свободным рынком.

От автора. По сути, России предлагается роль не равноправного, а младшего партнера, который был бы интегрирован в существующие американские модели. По нашему мнению, необходимо равноправное партнерство России и США, основанное на взаимных интересах, а не только на национальных интересах США. России целесообразно выстроить свое видение российско-американских отношений, основанное на обеспечении национальных интересов России. 3.

Четыре года назад наш президент обнаружил в президенте Путине надежного партнера в построении таких новых отношений. ...Но я готов утверждать, вопреки большинству текущих комментариев в Америке и России по поводу наших отношений, что общая тенденция за последние 4 года была позитивной. Успех приходил в разных формах. Обе стороны сумели сохранить отношения в условиях, когда многие ожидали серьезных трений, — при выходе США из договора по ПРО, расширении НАТО, развертывании войск США в Центральной Азии.

Реальный прогресс был достигнут при подписании Московского договора по сокращению развернутых стратегических ядерных вооружений. В последние 2—3 года у нас сближается видение подходов к таким вопросам, как военные ядерные программы Ирана и Северной Кореи. Мы вместе работаем в рамках инициативы по безопасности в борьбе с распространением (ИБОР), мы форсируем сотрудничество по усилению защиты российских ядер ных объектов, гораздо более широким становится взаимодействие наших служб безопасности и военных в борьбе с терроризмом. Наконец, за последние 2—3 года мы достигли прогресса в становлении Совета Россия — НАТО и теперь ищем пути улучшения оперативной совместимости войск России и НАТО в миротворческих операциях и борьбе с терроризмом по всему миру.

От автора. России необходимо ставить вопрос и об усилении защиты американских ядерных объектов. Меры российского участия на ядерных объектах США должны быть аналогичными американским. 4.

При всем том многое еще необходимо сделать для

установления того широкого партнерства, которое мы поставили себе в качестве цели 4 года назад. Сотрудничество в области энергетики оставляет еще желать много лучшего, несмотря на энергодиалог, который мы начали 3 года назад. Поддержка Соединенными Штатами демократических завоеваний на российских границах, на мой взгляд, ошибочно воспринимается многими людьми в России как попытка ослабить Россию. И это мешает такому сотрудничеству наших стран, которое отвечало бы интересам США, России и, что еще важнее, самих стран на российской периферии. 5.

Наконец, ясно также, что внутриполитические события в России, особенно сосредоточение власти в Кремле, ослабление ответственности перед российским народом, вызывают серьезную тревогу в США по поводу приверженности России тем демократическим ценностям, которые, на наш взгляд, необходимы для прочного партнерства между нашими странами. Ясно, что в последний год развитие событий в самой России и ее поведение на своих границах ухудшили имидж России в США. Одновременно и в самой России внутренние дебаты о Соединенных Штатах сопровождались усилением подозрений

и, я бы сказал, недопониманием мотивов и (содержания) политики США по всему миру. Как следствие этого в настоящий момент общественность в обеих наших странах сфокусирована больше на проблемах, чем на благо приятных возможностях в американо-российских отношениях. 6.

Как же нам в этих условиях двигаться к тому широкому партнерству, которое остается нашей целью? Три соображения на этот счет.

А. Во-первых, надо помнить, что построение такого партнерства — это долгосрочное обязательство. Эта концепция и реальная политика рассчитаны не только на нынешнее, но и на будущие поколения российских лидеров и граждан. Что касается общественной поддержки, ее необходимо мобилизовать путем демонстрации скептикам в обеих странах, что в американо-российских отношениях присутствует существенное наполнение, субстанция, приносящая реальные выгоды уже сейчас.

От автора. Томас предлагает диалог, и автор согласен с этим. Целесообразна публичная дискуссия российских и американских экспертов по проблемам российско- американских отношений с ее одновременной прямой трансляцией по телеканалам России и США.

Отчасти именно этой целью объяснялись инициативы, выдвинутые нашими президентами в Братиславе ранее в нынешнем году. Они касаются безопасности ядерных материалов, борьбы с терроризмом, энергетики, торговли и инвестиций, космоса, гуманитарной помощи, борьбы со СПИДом, программ обменов. Вместе с российскими коллегами мы выбрали эти инициативы, потому что они явно отвечают интересам каждой страны. Еще важнее, на наш взгляд, что каждая из стран может сделать реальный вклад в их реализацию на общее благо — настолько, насколько возможно это равноправное сотрудничество. Нам представлялось также, что эти инициативы достаточно важны для того, чтобы привлечь внимание общественности в обеих странах и начать демонстрировать, что в двусторонних отношениях присутствует реальное наполнение.

После Братиславы мы достигли существенного прогресса в реализации этих инициатив. В сфере ядерной безопасности согласован перечень российских ядерных объектов, системы защиты которых будут модернизироваться в ускоренном режиме. Мы многое успели сделать, и, самое главное, мы видим, что и сами россияне теперь уделяют гораздо больше внимания, финансовых ресурсов и энергии для успеха этих усилий.

Мы определили приоритеты в графике возвращения свежего и отработавшего высокообогащенного урана с созданных по американским и российским проектам исследовательских реакторов в третьих странах. Недавний пример — возвращение урана из Чехии в Россию.

В области борьбы с терроризмом мы договорились обмениваться информацией по ПЗРК, обмениваемся конкретной информацией по борьбе с самодельными взрывными устройствами, от которых страдают наши войска в Ираке и российские в Чечне, продолжаем обмениваться данными, помогающими пресекать каналы финансирования террористов по всему миру.

Мы продолжаем работать над двусторонним соглашением об условиях вступления России в ВТО, настаивая при этом на принятии Россией активных мер по обеспечению соблюдения прав интеллектуальной собственности.

Все более многообещающим становится и наше энергетическое сотрудничество. Ряд конкретных сделок близки к реализации. Объявляются новые договоренности. Совсем недавно «Газпром» огласил «короткий список» компаний, которые смогут претендовать на участие в консорциуме по разработке гигантского Штокмановского месторождения в Баренцевом море. Этот проект может привести к поставкам российского сжиженного природного газа в США к концу текущего десятилетия.

Наконец, американо-российские государственные и неправительственные партнеры работают совместно для привлечения внимания к проблеме ВИЧ/СПИД в самой России и выработки рекомендаций, пригодных для использования в третьих странах.

Ясно, что можно сделать и гораздо больше. Но в последние месяцы мы видим новый импульс, позитивный импульс в американо-российских отношениях на ряде ключевых направлений. Такое взаимодействие необходи мо для укрепления доверия, без которого не обойтись в подходе к более щекотливым вопросам.

Б. С этим связана моя вторая мысль — о соседях России. Об этом много говорят и пишут и в России, и в США, особенно после «розовой» революции в Грузии два года назад. Наша позиция ясна: мы поддерживаем территориальную целостность и независимость стран, находящихся на периферии России, как поддерживаем территориальную целостность и независимость стран по всему миру. Мы убеждены, что продвижение демократии и принципов свободного рынка жизненно важно для безопасности этих государств. Как и повсюду, там, по нашему убеждению, это лучшая страховка от экстремистской идеологии и террористических сил.

Мы уверены, что России хорошо иметь демократические и процветающие страны на своих границах. Это только способствует интеграции России в международные структуры в области безопасности и экономики. Поэтому мы будем продолжать работать вместе со странами Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии для продвижения этих интересов — как на многосторонней, так и на двусторонней основе.

От автора. А мы не уверены в этом. России необходимо самой определять, какие страны должны быть у ее границ: дружественные или недружественные.

Но нам необходимо также давать ясно понять, что эти усилия не продиктованы стремлением повредить отношениям России с этими странами и не преследуют такой цели. По множеству исторических, культурных, политических и иных причин эти страны будут занимать особое место в российском мировоззрении и приоритетах. России нужны хорошие отношения с этими странами, и всем им будет лучше, если у них будут хорошие отношения с Россией. Собственно говоря, трудно себе представить появление на российской периферии устойчивых структур в области безопасности и экономики без активного участия России.

Задача для нас в продвижении вперед — постараться скомбинировать интересы стран региона, российские интересы других внешних держав так, чтобы это привело к формированию таких устойчивых структур. При

этом необходимо учитывать конкретные характеристики и нарождающиеся тенденции в таких местах, как Восточная Европа, Кавказ и Центральная Азия. Подходы по принципу «игры с нулевым результатом» не отвечают условиям задачи. Необходим более творческий подход. И мы, выстраивая свои отношения со странами на российской периферии, готовы усесться за один стол с нашими коллегами из России и стран региона и продумать, как нам развивать подобные структуры. Последние сигналы со стороны самих россиян говорят о том, что они сами приветствуют такой диалог. Так что начнем это делать.

Еще одно последнее замечание на этот счет. Кое-кто в России, кажется, считает, что продвижение демократии на границах вашей страны — следствие некоего американского заговора, направленного на ослабление России и вытеснение ее из данных регионов. Мне кажется, это следствие серьезного недопонимания ситуации. В Грузии, Украине, Киргизии и других местах мы на самом деле наблюдаем медленное выдвижение вперед первого по-настоящему постсоветского поколения. Оно приспособлено к контактам с внешним миром, бывало за рубежом, собственными глазами видело успехи демократии и свободных рынков и хочет повторить эти успехи у себя дома. Так что дело не в американской поддержке, а в естественной эволюции этих постсоветских государств. Этому не надо противиться, это надо приветствовать.

От автора. К сожалению, экспорт американской демократии у границ нашей страны четко направлен на геополитическое ослабление России. В Грузии, Украине, Молдавии, Киргизии под пропагандистский шум «об успехах демократии и свободы» США пытаются создать ан- тироссийские режимы. Этому надо жестко противодействовать.

В. И вот еще о демократии напоследок. Наш президент дал ясно понять, что для безопасности США жизненно важно продвижение свободы и демократии. Общие ценности демократии и свободы — непременная основа для прочного американо-российского партнерства. Вопросы демократии и свободы будут неизбежно привлекать все большее внимание в ходе подготовки президента Путина к приему участников саммита лидеров «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге летом будущего года и по мере приближения России к избирательному циклу 2007—2008 годов.

По этим причинам мы привлекаем внимание к последним внутриполитическим событиям в России. Сосредоточение власти в Кремле, сужение рамок публичных политических дебатов, уменьшение отчетности властей перед народом — все это лишает Кремль информации, гибкости и творческих возможностей, которые понадобятся ему, чтобы отвечать на вызовы XXI века и оставаться сильным, самостоятельным, уверенным в себе и надежным партнером для США. Эти события подрывают также публичную поддержку и доверие, которые нам необходимы для полной реализации потенциала американороссийского партнерства.

Большой вопрос для нас — как поощрять укрепление демократии в России. Скажу для начала, что мы стремимся к устойчивому прогрессу, а не к моментальному рождению идеала. Мы понимаем, что совершенствование демократии — постоянная задача, которая никогда не бывает полностью выполнена. Мы отдаем себе отчет в том, что со времени распада СССР достигнут большой прогресс. Нас тревожат последние события не потому, что мы опасаемся возврата к советскому прошлому, а потому, что не хотим новых задержек на пути к демократии. Россия ведь двигалась в этом направлении еще в начале XX века, до того, как большевистский переворот пресек это многообещающее движение.

Кроме того, как подчеркивал наш президент, мы понимаем, что хотя принципы демократии, возможно, универсальны, их конкретное воплощение существенно варьируется между разными странами в зависимости от истории, культуры, традиций и иных факторов. Но в конечном счете все мы стремимся к одним и тем же международным стандартам.

От автора. Сначала надо определиться со стандартами демократии. Например, США сами не выполняют международные стандарты демократии (во всех цивилизованных странах мира выборы президента — прямые, и только в США — не прямые), а пытаются учить демократии другие страны.

Чтобы содействовать укреплению демократии в России, нам, на мой взгляд, необходимо помнить, что из-за нашей собственной прошлой причастности к развитию России в 1990-х годах — в период, который большинство россиян считает временем кризиса и упадка, — у нас есть проблема нехватки доверия со стороны многих россиян, когда мы говорим о демократии, критикуем развитие внутриполитической ситуации в России, особенно теперь, в момент быстрого экономического роста в вашей стране. Чтобы вернуть доверие к себе, мы должны показать, что понимаем, какие сложные вызовы стоят перед россиянами. Мы должны ясно показывать, что наша поддержка власти закона (эти вопросы поставило «дело ЮКОСа») не означает, что мы поддерживаем те проявления социально-экономической несправедливости, которые стали результатом порочного и зачастую коррумпированного процесса приватизации в 1990-х годах.

Не оправдываем мы и зачастую коррумпирующую роль колоссальной аккумуляции капиталов в российской политической системе. Свобода прессы касается независимости редакций и плюрализма мнений, а не поддержки одной группы олигархов против другой.

Что касается Чечни, мы должны ясно показывать, что наша законная обеспокоенность серьезными нарушениями прав человека со стороны федеральных и про- московских чеченских сил отнюдь не умаляет нашей приверженности сотрудничеству с Россией в борьбе с терроризмом и понимания чудовищных страданий, причиняемых террористами российскому народу, в том числе только что в Нальчике.

От автора. Аналогичные претензии мы должны предъявить США по поводу нарушения прав человека внутри США, что так ярко проявилось в ходе устранения последствий урагана «Катрина».

России придется заниматься всеми аспектами установления подлинно демократического общества. Это колоссальная задача. И мы не обязательно будем соглашаться со всеми политическими решениями, которые будут приниматься, и не будем навязывать наше мнение России. Но мы действительно можем предлагать нашим российским коллегам четко излагать нам их собственную стратегию укрепления демократии. Мы можем их выслушивать, оценивать, а затем смотреть, реализуется ли стратегия на практике.

От автора. Согласен. Мы должны вести диалог. Но Россия также не должна обязательно соглашаться со всеми политическими решениями США (внутренними и внешними), которые будут приниматься, и Россия должна постоянно доводить свое мнение США.

Обсуждая эти вопросы, мы должны и дальше проводить политику, направленную на вступление России в организации, основанные на соблюдении правил и норм, включая ВТО. Поддерживать гражданское общество в России и расширять контакты между нашими обществами, особенно молодежью. Это, наверное, в конечном счете лучший и наиболее эффективный способ насаждения ценностей демократии и свободного рынка. Я считаю, таков конструктивный подход к нашим тревогам по поводу демократии в России.

За последние четыре года мы многое сделали, но ясно, что и в следующие четыре надо сделать немало, чтобы реализовать полный потенциал американо-российского партнерства. Каждой стране необходимо подходить к этому процессу без иллюзий, с полным пониманием того, какая упорная работа потребуется, чтобы преодолеть еще сохраняющиеся недоверие и подозрения, неизбежные после многих десятилетий враждебных отношений, разоча рований 1990-х годов и неопределенностей последних четырех лет.

С нашей стороны мы будем предлагать России сотрудничество там, где наши интересы совпадают, и постараемся свести к минимуму разногласия там, где такого совпадения нет. Мы будем продолжать работать совместно с нашими российскими единомышленниками в правительстве и вне его для продвижения и развития демократии в России. Мы считаем, что это жизненно важно для нашего партнерства. И мы будем давать ясно понять, что в любых обстоятельствах США готовы защищать своих друзей, союзников, свои ценности и интересы. Этого подхода наша администрация придерживалась последние 4 года. Я бы сказал, что он сулит наилучшие шансы на реализацию многообещающего партнерства США и России.

От автора. Томас предложил политической элите России экспертный диалог. И это очень хорошо, так как это умный и профессиональный эксперт, с которым политическая элита России должна вести диалог. Осталось только добавить — диалог равноправный и взаимовыгодный. *

* *

После Т. Грэма хотелось бы высказать и свои тезисы о российско-американском партнерстве.

Высшим этапом российско-американских взаимоотношений было их боевое сотрудничество в годы Второй мировой войны. Во главе наших великих стран были два великих лидера — Ф. Рузвельт и И. Сталин.

В 1942 году президент Ф. Рузвельт в послании конгрессу США писал: «Мужественное сопротивление русского народа является огромной помощью всем народам, сопротивляющимся нацистской военной машине. Это сопротивление полностью нарушило нацистские планы и развеяло миф о непобедимости нацистов».

Под Сталинградом и Курском наступил перелом в великой битве с фашизмом, а в мае 1945 знамя Победы уже реяло над рейхстагом.

Однако впоследствии, после смерти Ф. Рузвельта, агенты НБИ смогли «навязать» Вашингтону другой курс — курс конфронтации, который на длительное время затормозил и отбросил назад то позитивное развитие дружеских отношений между нашими странами, которое наметилось после Второй мировой войны.

Эти исторические обстоятельства определяют важность личных отношений лидеров наших стран для улучшения диалога и взаимоотношений наших великих государств.

В последние годы личные дружеские контакты существуют между лидерами России и США. В. Путин и Дж. Буш продемонстрировали это не раз. Именно В. Путин и Дж. Буш, находясь под сильным давлением агентов НБИ, проводят национально ориентированый курс. Именно В. Путин и Дж. Буш спасли мир от угрозы ядерной войны 11 сентября 2001 года, когда опасность ее возникновения была как никогда реальной. Кстати, возможно, что одной из главных целей заговорщиков 11 сентября 2001 года был ядерный конфликт между Россией и США. Хотелось бы, чтобы эта проявившаяся в трудные для человеческой цивилизации позитиная тенденция развивалась и укреплялась. Однако необходимо, чтобы партнерство двух великих держав на основе хороших личных отношений лидеров двух стран динамично развивалось и было равноправным.

В инаугурационной речи президента США Джорджа Буша теме свободы и демократии было посвящено в 2005 году 1564 слова (в 2001 году — 431 слово). Причем слово СВОБОДА было использовано 27 раз. Но чья эта идеология? Это идеология НБИ, идеология сил, которые постоянно «давят» на Дж. Буша. После 11 сентября силы НБИ стали доминирующими в США.

Целесообразно высказать определенные озабоченности политических экспертов России, связанные с приданием российско-американскому диалогу нового динамизма. 1.

Часть американской политической элиты не избавилась от стереотипов «холодной войны». Отдельные представители американского политического класса демонст рируют свое враждебное отношение к России, давая понять, что Россия по-прежнему воспринимается как соперник. Более того — потенциальный противник. 2.

Российскую политическую элиту не может не тревожить факт продвижения военной инфраструктуры блока НАТО к границам России. Так, уже создана военновоздушная база в Литве, новая база радиоэлектронной разведки в Норвегии (всего в 40 км от границы с Россией), планируется развернуть новые военные базы в Латвии, Болгарии и Румынии. Этот процесс постепенного и последовательного окружения России военными базами США и НАТО сопровождается многочисленными просьбами западных коллег ускорить вывод российских военных баз с территории стран СНГ.

В России в 70 раз больше, чем в США, погибло людей в годы Второй мировой войны, поэтому россияне крайне негативно воспринимают приближение военной инфраструктуры блока НАТО к границам России. И граждан России можно понять. Ведь именно с Запада дважды в XX веке на землю России приходили незваные жестокие гости. И именно с аэродромов Прибалтики проводились варварские бомбардировки Москвы и Ленинграда и других городов России. Поэтому большое недоумение вызывает сам факт размещения в Литве боевых самолетов, потенциально способных наносить бомбовые удары и по Москве, и по С.-Петербургу, и по Калининграду.

Около половины россиян считают сегодня, что возможна военная агрессия против России. Число наших граждан, так считающих, увеличилось за последние годы в 2,5 раза. 3.

Новая внешнеполитическая доктрина США (доктрина «продвижения демократии») по сути является уже не доктриной США как национального государства, а доктриной НБИ, так как предполагает активный экспорт демократии по-американски в страны СНГ (в том числе и в Россию), конгрессом США уже, например, выделено 43 млн. долларов на поддержку демократии в России и Азии.

США намерены активизировать работу в области публичной дипломатии и информационной деятельности за рубежом. Об этом заявила Кондолиза Райс в сенатском комитете по иностранным делам, на слушаниях по утверждению ее кандидатуры на пост госсекретаря США. На треть увеличены финансовые расходы на внешнеполитическую пропаганду. Определены и главные объекты массированного информационно-психологического воздействия. Это страны СНГ и Большого Ближнего Востока.

«Если мы хотим победить в «войне идей», нам придется вести соревнование на игровой площадке намного более успешнее, чем мы это делаем в настоящее время», — подчеркнула Райс. Таким образом, новая администрация США провозглашает курс на активизацию политико-дипломатических методов информационной экспансии. Интересно, что Райс не выдвигает ничего нового, а лишь повторяет мысли американского президента Р. Рейгана. После прихода к власти он особо акцентировал растущее значение СМИ на международной арене. Р. Рейган в своей речи в британском парламенте 8 июня 1981 года заметил, что «исход борьбы, развернувшейся в мире, будет зависеть не от числа бомб и ракет, а от победы или поражения стремлений и идей». Эти концептуальные взгляды получили полную поддержку со стороны Дж. Буша и Д. Чейни.

Таким образом, в дополнение к военно-политическому давлению на просторах СНГ вслед за Грузией и Украиной готовятся новые «разноцветные демократические» революции. Вместе с тем события в Киргизии показывают, что без консультаций и тесного взаимодействия с Россией такой «экспорт демократии» ведет к дестабилизации и хаосу, гибели невинных граждан.

Российских аналитиков настораживают начавшиеся в 2003 году процессы политической дестабилизации в странах СНГ, происходящие с участием американских организаций, в том числе и правительственных. На это, по их мнению, указывают недавние события в Украине, дестабилизация обстановки в Киргизии, эскалация политического кризиса в Азербайджане и в Армении, попытки обострения ситуации в Белоруссии.

Алгоритм дестабилизация обстановки в различных странах СНГ практически одинаков: активизация действий оппозиции вследствие больших потрясений в полити- ческой или экономической сфере, после чего выдвигаются обвинения действующему руководству в том, что оно не способно стабилизировать ситуацию в стране. Попытки власти разрешить сложившуюся кризисную ситуацию блокируются оппонентами целенаправленной кампанией в СМИ с обвинениями в нарушениях прав человека.

При этом негативные последствия некоторых, не всегда просчитанных на перспективу, действий США на мировой арене затрагивают государства, на которые они впрямую не направлены. В ситуации со странами СНГ последствия кризисных явлений в данных государствах напрямую отразятся на России, которую с ними связывают давние и прочные политические, экономические и исторические связи. Такие односторонние действия США, без учета интересов России, не способствуют улучшению российско-американских отношений, ведут к росту антиамериканских настроений в странах СНГ, в российском обществе. В конечном счете такие действия наносят ущерб и национальным интересам США.

В таких условиях в Москве не может не накапливаться скептическое отношение к перспективам конструктивного сотрудничества с США.

Исключительно сложная ситуация, возникшая в связи с политическим кризисом на Украине, подтвердила, что России следует очень осторожно относиться к американским попыткам установить свое глобальное доминирование в зоне бывшего СССР.

Возможно, для сбалансирования попыток американской гегемонии в СНГ России следует активизировать свои контакты с соседями США, прежде всего с Канадой, Мексикой и Кубой. 4.

При возникновении разногласий и трений между Россией и США — а они неизбежно будут возникать, как, например, в СНГ и Большом Ближнем Востоке, — Россия и США должны прямо и решительно отстаивать свои национальные интересы. Вместе с тем к таким противоречиям надо относиться как к естественным элементам сложных взаимоотношений между двумя нашими странами, а не как к кризисам, ставящим под вопрос характер и значимость этих отношений в целом.

Однако целесообразно исключить из системы российско-американских отношений так называемые двойные стандарты, которые иногда характерны для американской внешнеполитической линии.

В борьбе с терроризмом не должно быть двойных стандартов. Не бывает «плохих» и «хороших» террористов». Есть просто террористы. И с ними нужно бороться. США отказываются от переговоров с террористами на территории Ирака, но почему-то постоянно призывают Россию вести переговоры с другими террористами. Как ученый-политолог, я полностью поддерживаю позицию российского президента В. Путина по данному вопросу — никаких переговоров с террористами, никаких двойных стандартов в борьбе с террором. 5.

Часть американских СМИ печатает многочисленные антироссийские публикации и дошла до циничных и оскорбительных сравнений лидера великой державы

В. Путина с Муссолини, Гитлером и С. Хусейном (о чем говорилось выше в нашей книге). Такие действия американских СМИ, тесно связанных с ведущими политическими партиями США, вызывают тревогу у российских внешнеполитических экспертов. Ведь в российских СМИ подобного рода публикаций с голословными и бездоказательными обвинениями в адрес США просто нет. К сожалению, часть американской политической элиты заражена вирусом русофобии.

Сама по себе эта проблема всегда волновала Россию на протяжении всей ее трагической истории. Хотелось бы совместными усилиями российско-американских интеллектуалов поставить заслон русофобии в некоторых СМИ США в XXI веке.

Отдельные американские СМИ пытаются навязать России некий «единственно правильный» стандарт демократии, не реализуемый ни в США, ни в странах ЕС. Например, в Италии и Испании, членах ЕС, местным законодательством вообще запрещено присутствие в стране на выборах иностранных наблюдателей, да и США на свои национальные выборы их практически не допускают. Однако эти факты не вызывают озабоченности у масс-медиа США.

Россия больше всего из других государств мира сделала для появления независимого американского государства. Во время освободительной войны американцев за независимость с Великобританией (1775—1783) российская императрица Екатерина Великая отказалась послать в Америку по просьбе англичан русский экспедиционный корпус для подавления восстания против английского короля.

А во время Гражданской войны в США (1861 — 1865) две русские эскадры в течение трех лет находились в Нью-Йорке и Сан-Франциско, обеспечивая защиту американских берегов от возможного вооруженного вмешательства английского флота на стороне южан.

В XXI веке Россия является менее сильной державой, чем США. Но Россия по-прежнему — великая держава. К сожалению, в последние годы С0А не всегда проявляют по отношению к России аналогичную терпимость.

Тем не менее возможность конструктивного развития российско-американских отношений остается.

Однако необходимо, чтобы партнерство двух великих держав на основе хороших личных отношений лидеров двух стран было равноправным. И прежде всего это необходимо в информационной сфере.

Целесообразно обеспечение коммуникационного баланса (одинаковых по объему информационных потоков Россия — США и США — Россия).

Российско-американские отношения, хотя и не в такой мере, как советско-американские, остаются одним из главных направлений внешней политики обоих государств и важным элементом современных международных отношений. Состоянию и развитию этих отношений уделяет неизменно большое внимание руководство России и США. Постоянные личные встречи, контакты по телефону президентов России и США, работа комиссии по экономическому и технологическому сотрудничеству, частые переговоры министра иностранных дел России и государственного секретаря США, российских и американских дипломатов, представителей деловых кругов и т.д. наглядно свидетельствуют об этом. Отношения с США особенно важны для России, поскольку США играют доминирующую роль в решении многих междуна родных вопросов, региональных конфликтов, в работе мировых финансовых учреждений. Со своей стороны Вашингтон не может не считаться с тем, что по многим параметрам Россия остается великой державой — ядерной, постоянным членом Совета Безопасности ООН, огромным потенциальным рынком и источником сырья.

Именно на такой взаимной заинтересованности могут и должны строиться и развиваться российско-американские отношения в дальнейшем.

Россия могла бы стать партнером США в противодействии попыткам НБИ разрушить США как государство. Россия и США в XXI веке испытывают на себе «мощное давление» транснациональных сил, заинтересованных в их распаде.

Россия в ситуации неизбежного военного столкновения США и КНР в 2007 году гарантирует свою нейтральность.

Россия и США должны стремиться совместно обеспечить безопасность мирового информационного пространства от акций сил международного терроризма по воздействию на психику миллионов людей во всем мире.

Важным шагом в борьбе с международным терроризмом могло бы быть создание специального российско- американского информационно-аналитического центра противодействия террору. В его составе должны работать прежде всего ученые, аналитики, журналисты, представители гражданского общества. Специальные аналитические доклады и прогнозы данного центра целесообразно систематически доводить до лидеров стран — членов Совета Безопасности ООН.

В целом российско-американские отношения должны быть РАВНОПРАВНЫМИ и ПРАГМАТИЧНЫМИ. Равный и конструктивный диалог целесообразен при обсуждении самых сложных международных проблем (Ирак, Косово, СНГ, Большой Ближний Восток).

России и США целесообразно сосредоточиться на семи основных темах: —

укрепление своих национальных государств и совместная борьба с НБИ; —

конструктивное решение региональных проблем и конфликтов; —

совместное проведение российско-американских информационных антитеррористических операций; —

расширение экономических и торговых связей; —

усиление духовных, образовательных и культурных связей; —

создание коммуникационного баланса (одинаковых по объему информационных потоков Россия — США и США — Россия); —

развитие отношений в космической сфере.

ЕВРАЗИЙСКАЯ ИДЕЯ ПАТРИОТИЗМА И ИНТЕГРАЦИИ

У руководства страны должна быть четкая и ясная идеологическая платформа, модель будущего. Без стратегических целей государство не может эффективно развиваться. Руководству страны необходимо иметь определенную систему идеологических ценностей и действовать в соответствии с ее положениями.

Общим выводом из вышесказанного может быть констатация того, что российской политической элите начала XXI века требуется разработка и реализация стратегической идеологической, экономической и информационной политики.

Оперативная цель такой политики — равноправие российской политической элиты во всех мировых политических, экономических и информационных процессах.

<< | >>
Источник: Панарин И.Н.. Информационная война и геополитика. — М.: Издательство «Поколение». — 560 с.. 2006

Еще по теме ПРОЕКТ — ИНФОРМАЦИОННАЯ СЛУЖБА «ШОС»:

  1. 7.2. Служба управления качеством и служба управления проектами
  2. 2.2. ОСОБЕННОСТИ ПОДДЕРЖКИ ИНФОРМАЦИОННОЙ СЛУЖБЫ ПО ЭТАПАМ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА
  3. Аспирантская подготовка в информационной службе разведки
  4. ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ
  5. САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ АСПИРАНТСКАЯ ПОДГОТОВКА РАБОТНИКОВ ИНФОРМАЦИОННОЙ СЛУЖБЫ РАЗВЕДКИ
  6. Тема 2 Информационно-аналитическая деятельность Федеральной миграционной службы
  7. 23.3 ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ
  8. 23.6 ОСОБЕННОСТИ ВНЕДРЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ
  9. КОММЕНТАРИЙ к пакету проектов региональных законов о СМИ и информационной стратегии Новосибирской области
  10. 4. Нарушение порядка применения информационных технологий: информационная война, информационное оружие
  11. 1.1. Основная терминология. Понятия: информационная система, информационная технология, информационный менеджмент
  12. Тема 2. Информационные революции — информационная сфера, информационное общество
  13. КАДРОВАЯ СЛУЖБА (СЛУЖБА УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ)
  14. § 9. Пенсии за выслугу лет по закону РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» от 12 февраля 1993 г.
  15. § 2. Пенсии по случаю потери кормильца по закону РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовноисполнительной системы, и их семей»
  16. 2. Порядок формирования информационных ресурсов и предоставления информационных услуг
  17. 5.3. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА США ЗА МИРОВОЕ ГОСПОДСТВО Возникновение новой информационной войны
  18. ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕЖДУВИДАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ, ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ СЛУЖБАМИ
  19. 2.2. Обеспечение информационного взаимодействия человека и информационной среды
  20. 5.5. Защита информационных ресурсов и повышение информационной безопасности
- Внешняя политика - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -