ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА И РУСОФОБИЯ

Русофобия, как стратегия целенаправленных комментариев в средствах массовой информации, прежде всего на телевидении, является главным направлением информационно-духовной войны против населения России, 82% которого по последней переписи 2002 года составляют русские.

Федеральному Собранию России, правоохранительным органам необходимо дать правовую оценку всем известным актам русофобии, особенно на телеви дении. Русофобия должна быть запрещена юридически. Для существования Российского государства русофобия представляет большую угрозу.

Автор солидарен со статьей профессора К. А. Хачатурова «Государство как собственный имиджмейкер», напечатанной в «НЕЗАВИСИМОЙ ГАЗЕТЕ» 20 июля 2000 года. Статья является концептуальной, поэтому целесообразно рассказать о ней читателю более подробно.

«Парадокс: в зарубежных СМИ и общественном мнении образ нашей страны, ее народа даже в критические ситуации холодной войны был менее негативным, нежели ныне».

«Культивируемая мозговыми центрами Запада подлая РУСОФОБИЯ сменила примитивный антисоветизм времен «железного занавеса».

«Общество кровно заинтересовано в создании государством защитных механизмов, которые способствовали бы формированию за рубежом объективного взгляда на российскую действительность».

Журнал «ОГОНЕК», № 39, сентябрь 2002 года, напечатал интересную статью «Имидж России». В статье приводятся довольно интересные данные ВЦИОМ по данной проблеме. На вопрос: «КАКОЙ ОБРАЗ РОССИИ, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, СУЩЕСТВУЕТ ЗА ЕЕ ПРЕДЕЛАМИ?» — 46,9% опрошенных выбрали ответ: «СТРАНА, ПРЕБЫВАЮЩАЯ В СОСТОЯНИИ — БЛИЗКОМ К ХАОТИЧЕСКОМУ». С большим отрывом идут далее варианты: 13,1% — ГОСУДАРСТВО, ПЕРЕХОДЯЩЕЕ ОТ ТОТАЛИТАРИЗМА К ДЕМОКРАТИИ, 10,9% — ТИПИЧНАЯ СТРАНА «ТРЕТЬЕГО МИРА», 9% — СТРАНА, АКТИВНО ВЛИЯЮЩАЯ НА МИРОВУЮ ПОЛИТИКУ, 4,4% — ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТ

ВО, 3,6% — ВОЕНИЗИРОВАННАЯ ДЕРЖАВА, УГРОЖАЮЩАЯ МИРУ.

Трудно не согласиться с выводом социологов о том, что «новая Россия, все активнее включающаяся в мировую экономику и становящаяся на этом поле серьезным игроком, мало кому нужна».

7 апреля 2005 года Фонд «Общественное мнение» опубликовал результаты соцопроса россиян по поводу их мнения об отношении к России в мире: 34% из них дума ют, что в мире к России относятся хорошо, 46% — что плохо.

За последние годы число сторонников первой точки зрения заметно сократилась (в 2003 г. думали, что к России в мире относятся хорошо, 51% наших сограждан, в 2004 г. — 42%), а доля сторонников второй — соответственно выросла (в 2003 г. негативное мнение о России считали преобладающим в мире 33%, в 2004 г. — 43%).

Почему же меняется мнение россиян? Во многом благодаря активным антироссийским информационным кампаниям, которые ведутся в западных СМИ в соответствии с геополитикой русофобии, разработанной А. Даллесом. А последний вопиющий пример — это прошедшая в западных СМИ грязная информационная кампания по дискредитации нашей Великой Победы над фашизмом.

В вопросе об объективности «внешнего» взгляда на Россию мнения разделились практически поровну: 35% опрошенных считают, что в мире к ней относятся объективно, а 36% — что необъективно. Многие (29%) затруднились ответить на этот вопрос.

Профессор К. А. Хачатуров развил свои идеи в новой книге «ИНФОРМАЦИЯ. ДИПЛОМАТИЯ. ПСИХОЛОГИЯ» (М., Известия, 2002, с. 96—100). 1.

Густой замес русофобии много опаснее улетучившегося антисоветизма. Тот провоцировался политикой наших верхов, «рукой Кремля», а советские люди вызывали на Западе пусть часто и показное, но сострадание и симпатию. А вот русофобия инспирируется на более фундаментальной основе. С позиции биологического детерминизма русских, коими они считают всех представителей бывшего СССР, наделяют такими, якобы присущими нам, чертами, как тяга к разрушению, склонность к насилию, мазохизму. 2.

В формирующих общественное мнение зарубежных СМИ современная Россия отражена как криминальное государство и общество в трех ипостасях: Чечня и вольница-анархия на всем российском пространстве, беспредел бандитских разборок, погрязшая в коррупции власть по всей вертикали. Все это правда, но только часть правды. 3.

Информационная война против России продолжается. Ее застрельщик в США — самая влиятельная в стране газета «Вашингтон пост» (газете принадлежит также еженедельник «Ньюсуик», кстати издававший в Москве совместно с Гусинским журнал «Итоги»). 4.

Принято считать, что спорт — вне политики. Но «холодная война» задела ледяное поле Олимпиады-2002 в Солт-Лейк-Сити: за присуждением «золота» в фигурном катании российской паре последовала целенаправленная кампания информационной войны. *

* *

Отечественная история показывает нам, что информационная война против России ведется давно. Один из наших великих историков — Василий Осипович Ключевский, — будучи студентом четвертого курса Московского университета, задался идеей изучить, что в своих сказаниях, донесениях, дневниках писали первые западные послы, агенты, купцы, которые приезжали в Россию. Это ведь были первые люди, которые докладывали в Западную Европу о России. И его первая работа, которую он потом вынес на защиту как свою кандидатскую диссертацию, так и называлась — «Сказание иностранцев о Московском государстве». Она была написана в 1864—1865 годах. Ключевский прочитал огромный массив наших архивных материалов, просмотрел западные источники — он владел прекрасно латинским языком, на котором часто писали донесения в Европу, — и подготовил свою кандидатскую диссертацию. В чем смысл этой работы? Смысл в том, что иностранцы, впервые приезжавшие в Россию, открывали для себя совершенно незнакомую, сказочную страну. Они видели, что она с точки зрения материального благополучия стоит на другой ступени развития, нежели Западная Европа. Иностранцев пугала наша одежда, пугал внешний облик, пугали наши дороги — все вместе взятое. Поэтому в первых сообщениях в «Сказаниях иностранцев о Московском государстве» все время присутствует страх перед огромной, непознанной страной и невероятно загадочными существами (мы, на пример, до Петра I не признавали бритья). А когда Россия стала с оружием в руках отражать атаки своих геополитических противников, осознанно стала развиваться и укрепляться ненависть к России. Когда Иван Грозный двинул свои войска в Ливонию, то первый раз мы нанесли удар по угрожавшей России религиозно-политической структуре Западной Европы. По религиозному и политическому образованию, которое называлось Ливонский орден. Мы его очень быстро разгромили — практически в ходе войны было всего два или три сражения, и Ливонский орден прекратил свое существование. Он немедленно отказался от всех своих религиозных структур, объявил себя распущенным и перешел под государственный суверенитет Польши. Заявив о том, что Ливонский орден прекращает свое существование, а все свои земли и вооруженные силы и все, что было у Ливонского ордена, передает под покровительство Польского государства, он заложил основу нашего длительного противостояния с Польшей. Таким образом, следует особо подчеркнуть,что после разгрома Иваном Грозным враждебных Московской Руси сил они влились в состав Польши, создав внутри Польши мощное русофобское ядро.

При Иване Грозном появилась первая волна русской эмиграции. Там были и просто предатели, и эмигранты, которые боялись репрессий. Всем известно о предательстве князя Курбского, главнокомандующего русскими войсками в Ливонии, который потом от ливонцев перешел к полякам и командовал уже их войсками против своих соотечественников. Он стал предшественником государственных предателей типа бывшего генерала КГБ Калугина, завербованного ЦРУ еще в 1959 году, во время учебы в Колумбийском университете. Калугин официально осужден в России, уже при президенте В. Путине, и признан изменником. В настоящее время Калугин проживает в США, под охраной ЦРУ.

Отток был довольно значительным — мы насчитываем десятки боярских отпрысков, которые ушли в Ливонию и принесли туда громадное количество негативной информации о Московском государстве. Понятно, что каждый предатель прежде всего поливает грязью свою Родину, причем так обильно, как он только способен. Поэтому они принесли огромное количество негативной информации на Запад, отчего еще больше укреплялось враждебное отношение к России. *

* *

В 2005 году 4 ноября впервые прошло празднование в честь подвига К. Минина и Д. Пожарского.

Напомним, что с 1605 по 1612 год мы вели с поляками тяжелейшую борьбу за национальное выживание и духовную самобытность. Как они воспринимали эту войну? Для нас все было понятно: мы отстаивали свою национальную независимость, свое государство, свою веру, потому что поляки шли сюда не просто так, завоевывать пространство для своего царевича Владислава, но ведь они шли одновременно с католическими ксендзами, под знаменем Ватикана, они практически шли слитно.

24 июля 1609 года польский гетман С. Жолкевский подошел к Москве и остановился в районе села Хороше- во.

В ночь на 21 сентября 1610 года бояре-самозванцы, присвоившие себе всю полноту государственной власти, впустили в Москву 8-тысячное польское войско гетмана Жолкевского, которое заняло Кремль, Китай-город, Белый город и Новодевичий монастырь...

Польские войска и польское духовенство появились в Кремле одновременно. В августе 1611 года в Ватикане были объявлены народные празднества по случаю покорения Московии; были даже устроены фейерверки. В этот день сам папа в церкви Св. Станислава давал отпущение грехов всем, кто имел какое-либо отношение к борьбе с Московским государством. То есть формирование мировоззрения людей по отношению к России было поставлено на государственную ногу во всей Европе. А когда произошли события обратного порядка, когда в 1612—1613 годах народное ополчение Минина и Пожарского вернуло все на свои места и был избран новый государь земли Русской, то долго пришлось еще убеждать Европу в том, что мы, собственно, делаем наше национальное дело, защищая свою государственную целостность. *

* *

После разгрома Наполеона в России книги, формирующие негативное отношение к России, появлялись довольно часто. Европа не могла простить России ее победы над армией Наполеона. В 1826 году, когда Россия вела войну с Турцией, в плен к русским войскам попал французский офицер Виктор Манье; он был специалистом по сооружению крепостей и артиллеристом. Он был в наполеоновской армии, участвовал в походе в Россию, познал и холод, и наших партизан, а потом уже, когда Франция была разбита, он нанялся к туркам на такую же работу, с тем чтобы продолжить войну против России, но попал опять в плен. Пробыв у нас в плену пару лет, он вернулся и написал специфическую книжку, которая называется «Записки Манье о русской армии». Уж там он русскую армию разносил в пух и прах... Все, что говорилось о нашем солдате, никакого отношения к правде не имело. Когда Наполеон пришел в Москву, то французы чем принялись заниматься? Грабежом, мародерством! Вопрос о том, кто поджег Москву, так и остался открытым. Разрушение наших монастырей, осквернение многих храмов — все это было делом рук французов. Вот пожалуйста, в Симоновом монастыре, например, был устроен наполеоновский артиллерийский склад. Новодевичий монастырь был, по существу, превращен в казармы, его вообще хотели взорвать. То есть они не щадили ничего в России. Вы прекрасно знаете, как был полностью сожжен Смоленск. А ведь когда русские войска, преследуя Наполеона, пришли в Париж в 1814 году, то русская армия в Париже вела себя на редкость по-джентльменски — мы не тронули ни одного здания, не разрушили и не растащили никаких художественных богатств. Наоборот, русские были в высшей степени воспитанными войсками, которых Европа тогда и не знала. Они были поражены тем, что русские, как победители, как настрадавшиеся от наполеоновского нашествия, ничего не брали. Был наложен строжайший запрет на любые поборы. Генерал Барк- лай-де-Толли, честнейший человек, был назначен комендантом Парижа. Наши казаки породили «бистро», тепе решнее кафе. Они, заезжая куда-то, говорили: «Быстробыстро подайте нам что-нибудь поесть», — и за все платили. С тех пор бистро сохранились во всей системе быстрого обслуживания, но не как символ грабежа. А у нас с вами осталось в памяти слово «шаромыжник». Что это такое? По-французски это — cher ami («дорогой друг»), а «шаромыжник» осталось с нашествия 1812 года, когда француз, входя в дом, говорил «cher ami» и забирал все, что ему нужно. Поэтому у нас осталось с тех пор название «шаромыжник» для обозначения человека, который «на халяву», так сказать, даром, разбоем забирал все, что ему угодно. Языковые факты — лучше всего отражают существо исторических событий. *

* *

До Петра I казалось вполне естественным: должен существовать союз всех христианских государств Европы против нашествия мусульман. Русские долгое время были союзниками поляков и австрийцев в борьбе против Турции. А вот когда Петр I начал вести самостоятельные войны с Турцией, когда начались походы на Азов, потом состоялся знаменитый Прутский поход, то Европа внезапно превратилась в защитника Турции! Христианская Европа и мусульманская Турция становятся союзниками против России. Парадокс! Но только с одной стороны. Геополитические интересы Европы взяли верх над религиозными. И если вспомнить русскую историю, то интересен следующий факт. В 1709 году шведский протестантский король Карл XII после разгрома под Полтавой убежал в Турцию. Не в Польшу или в Швецию, а в Турцию побежал и получил там убежище и новые силы и деньги для того, чтобы продолжать войну с Россией.

В XIX веке это становится уже нормой: союз христианских, казалось бы, государств Европы с исламскими государствами против России. Крымская война 1854 года, где вновь в одном альянсе французы, англичане и турки против России, это отчетливо показала. В 1848 году (год буржуазных революций в Европе) Россия, обладавшая на тот момент одной из самых сильных армий, была призва на европейскими государями спасти их троны от революционных потрясений; и русские войска двинулись в Европу. Мы воевали тогда в Венгрии, подавляя восстание и спасая австрийского императора. Если до этого правые говорили о нас как о диких, агрессивных людях, то теперь левые еще в большей степени создавали впечатление о русских как о варварах и дикарях.

Даже в ХХ веке норвежский общественный деятель и полярный исследователь Нансен, который, казалось бы, с симпатией относился к России и помогал нашей белой эмиграции, которая была вынуждена уехать после революции в Европу (так называемые «нансеновские паспорта» для людей, оказавшихся без Родины), писал в своих книгах, что «Россия — страшная страна, начиная с 1550 года эта страна каждые семь лет увеличивалась на площадь, равную Норвегии». Они все время считали, сколько на территории России помещается других государств. Считали, что на территории России могли бы два раза поместиться США, 92 Англии, 40 Франций, ну и, конечно, это все их поражало и пугало. Эти факты все время настраивали их на идею оторвать что-нибудь от России. Идея раскола России всегда сидела в умах западных людей. Здесь же содержится ответ и на внешне противоречивую ситуацию поддержки Западом Белого движения в годы революции. Потому что принципиальным лозунгом Белого движения было «за единую и неделимую Россию». И вот Ллойд Джордж, тогдашний премьер-министр Англии, в своих мемуарах пишет: «Наша английская политика все время проваливалась между двумя стульями — мы были за Белое движение в той части, в которой белые воевали против большевиков, но как только мы вспоминали о том, что они выступают за единую и неделимую Россию, у нас опускались руки...» Это опасение создало для большевиков благоприятную ситуацию для победы в Гражданской войне, потому как Европа не оказала полной и необходимой помощи Белому движению. Все время европейские источники создавали у своего читателя негативный образ России. Если посмотреть на немецкую литературу 20—40-х годов XX века, то можно увидеть, что если раньше символом Рос сии был бородатый казак на коне с пикой и плеткой, то теперь в немецкой наглядной агитации русских стали представлять как сионистско-коммунистическое чудовище. Символом России стал абсолютно сионистского вида политрук, обязательно с пистолетом и фуражкой с красной звездой. Рядового немца пугали уже таким обликом России.

Когда завершилась Вторая мировая война, понадобилось вновь создавать отрицательный образ: новым символом России стал разъяренный медведь с красной звездой на животе, с серпом и молотом в лапах. Это карикатурное клише все время присутствует в западном сознании. *

* *

Еще одна из крупных стратегических информационных антироссийских акций — так называемое «завещание Петра I», которое было изготовлено по заказу Наполеона. В 1812 году, за несколько месяцев до войны с Россией, появился названный документ, в котором утверждается, что Россия — государство, которое должно непрерывно расширять свои территориальные владения, то есть Петр якобы завещает своим наследникам не останавливаться ни перед какими препятствиями ради завоевания территорий. В этом «завещании» подробно расписана программа агрессивных устремлений России. «Завещание Петра Великого», в чистом виде дезинформационный документ, послужило как бы идеологическим оправданием для нападения на Россию армии Наполеона. Но надо сказать, что эта дезинформация поднимается всякий раз, когда надо обвинить Россию в агрессивности. «Завещание» не умерло до сих пор и активно используется против России. Оно десятки раз переиздавалось, оно преподается во всех университетах Запада. Наши историки облазили все архивы. Петр I был скрупулезным человеком, он сохранял все бумажки свои, от него остались богатейшие архивы, но никакого «завещания» найти, естественно, не удалось. Это настоящая фальшивка, к сожалению имеющая хождение в мире и до сих пор.

<< | >>
Источник: Панарин И.Н.. Информационная война и геополитика. — М.: Издательство «Поколение». — 560 с.. 2006

Еще по теме ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА И РУСОФОБИЯ:

  1. 4. Нарушение порядка применения информационных технологий: информационная война, информационное оружие
  2. 5.3. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА США ЗА МИРОВОЕ ГОСПОДСТВО Возникновение новой информационной войны
  3. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА СССР И США
  4. Афганская война-2001 в аспекте информационной борьбы
  5. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА ПРОТИВ 60-ЛЕТИЯ ПОБЕДЫ
  6. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА И «НОРД-ОСТ»
  7. ГЛАВА 13. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА КАК СРЕДСТВ 30 ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ
  8. Панарин И.Н.. Информационная война и геополитика. — М.: Издательство «Поколение». — 560 с., 2006
  9. Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Война после войны: Информационная оккупация продолжается, 2005
  10. ТЮТЧЕВ — ПОЭТ И ДИПЛОМАТ, БОРЕЦ С РУСОФОБИЕЙ
  11. ГЕОПОЛИТИКА РУСОФОБИИ
  12. 1.1. Основная терминология. Понятия: информационная система, информационная технология, информационный менеджмент
  13. Тема 2. Информационные революции — информационная сфера, информационное общество
  14. «Холодная война» в оценке американских и российских историков. «Холодная война» в оценке американских историков. Кузнецов Сергей.
  15. 2. Порядок формирования информационных ресурсов и предоставления информационных услуг
  16. 2.2. Обеспечение информационного взаимодействия человека и информационной среды
- Внешняя политика - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -