3. НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ

Первоочередной целью послевоенной экономической политики западных стран стало обеспечение и поддержка процесса экономического роста, что само по себе подразумевало смену идеологических ориентиров.

Такой резкий поворот объяснялся тем, что уже были сделаны выводы из просчетов, допущенных в предшествующие десятилетия.

По окончании первой мировой войны Европа стремилась точно воспроизвести либеральный капитализм XIX в. Но полная несовместимость между старой парадигмой и экономической ситуацией в межвоенный период не замедлила проявиться. Как на национальном, так и на международном уровнях традиционные способы лечения экономики, предусмотренные классической теорией, не смогли восстановить механизмы самостоятельного регулирования рынка. Фиксированные валютные курсы и система золотого эталона не являлись больше гарантами стабильности мировых цен, так как государства, стремясь добиться равновесия своих платежных балансов, использовали для этого различные инструменты экономической политики. Различные страны пришли к пониманию того, что решение навязчивой проблемы безработицы не связано больше с бюджетным равновесием и дефляцией. Профсоюзное движение оказалось в состоянии противостоять понижению уровня зарплаты. Вместе с разрушительным кризисом 30-х годов исчезла вера в либеральную экономику, инструменты которой оказались неприспособленными к новым условиям15. Наконец, успехи, достигнутые нацистской Германией, где государство активно вмешивалось в экономику, и Советским Союзом, добившимся прогресса за счет пятилетнего планирования, произвели определенное впечатление на другие страны. Все это было сделано вопреки доминировавшей ранее доктрине свободы действий ("Laissez faire, laissez passer").

В 1936 г. в работе "Всеобщая теория занятости, процента и денег" британский экономист Джон Мейнард Кейнс определил теоретическую конструкцию, в которой описывалось новое направление. Тонко и осторожно анализируя экономическую конъюнктуру и поведение предприятий, он объяснил длительную слабость, экономическую активность. В своем анализе он подчеркивал, что свободная игра экономических механизмов не гарантирует автоматически полную занятость. Наоборот, вместо того, чтобы иметь благоприятные последствия, политика борьбы с инфляцией, к которой прибегали правительства, приводила к обратному эффекту. К тому же она противоречила осуществлению энергичных антицикличных мер, необходимых для контроля определенного уровня потребления, приемлемого для поддержки полной занятости. Кейнс вовсе не выступал против принципов рыночной экономики и свободной конкуренции. Он добивался того, чтобы система устанавливала на более высоком уровне равновесие между спросом и занятостью.

Кризис 30-х годов не только породил новые теории, но и придал новое направление статистическим исследованиям экономики. Были созданы организации для отслеживания количественных показателей экономического развития. Пионером в этой области выступил голландец Ян Тинберген. За время войны методы, используемые для сбора и изучения экономической статистики, значительно усовершенствовались. Этому содействовала новая техника экономических подсчетов для лучшего управления военной экономикой. Начиная с этого времени систематически ведется глобальный учет на уровне стран, который становится основой для разработки экономических программ.

Война, таким образом, закрепила изменения в западном менталитете. Традиционный либерализм стал, как полагали, первопричиной великой депрессии, конец которой могла положить лишь катастрофа - мировая война. После войны экономика должна была возродиться на новой основе. Равновесие платежного баланса уступило дорогу новому приоритету: внутренним экономическим заботам. Предпочтение, которе отдавалось отныне социальным объектам экономической системы,

9

нашло свое происхождение в концепции права, предложенной лордом Бевериджем в книге "О работе для всех в свободном обществе". Кейнсианская доктрина оснастила теоретической концепцией новый экономический порядок. Только энергичное вмешательство государства, стремящегося сохранить полную занятость, могло придать рыночной экономике стабильность и общественную справедливость. В то же время кейнсианская школа разработала целую гамму практически новых технических способов государственного вмешательства в экономику, особенно, что касалось, перераспределения доходов в пользу фискальной и бюджетной антициклической политики. Таким образом, после второй мировой войны "кейнсианская революция" стала играть решающую роль в развитии смешанной экономики.

Разумеется, другие факторы тоже имели определенный вес. В некоторых странах европейского континента (например, во Франции и в Германии) уже сложилась традиция активного вмешательства государства в экономику. В течение первой мировой войны Германия, например, установила даже систему центрального планирования производства. Определенным воздействием обладали программы борьбы с кризисом 30-х годов, навеянные влиянием социалистов.

Смешанная экономика понималась прежде всего реально через серию законодательно оформленных решений, предусматривающих обеспечение полной занятости в Великобритании, Швеции, США и других странах3*.Волна национализации, в частности во Франции, в Италии и Великобритании, придала ей новый импульс.

Посредством этих национализации правительство утверждалось как главный наниматель рабочей силы, одновременно это позволяло ему контролировать абсолютно все ключевые секторы экономики.

Полная занятость являлась лишь одним аспектом комплекса социальных целей, преследуемых смешанной экономикой. Такими же важными объектами выступали перераспределение доходов и социальное обеспечение, которые призвано гарантировать государство. Во многих странах (например, в Великобритании, Голландии, Франции, Бельгии) во время войны проекты, ставящие во главу угла социальное обеспечение, разрабатывались правительствами, находившимися в изгнании и в движении Сопротивления. Когда же наступил мир, эти проекты быстро востребова-лись. Другие способы распределения доходов были также приняты к рассмотрению.

Еще один аспект социальных целей заключался в установлении экономической демократии, когда работники и предприниматели, в случае необходимости с помощью или под контролем правительства, принимали участие в принятии решений по управлению предприятиями. Важные решения по этому поводу были приняты в Европе, Соединенные Штаты оставались в стороне. К тому же закон Тафта -Хартли 1947 г. вновь поставил под угрозу некоторые соглашения, достигнутые американскими трудящимися в 30-е годы. На европейских предприятиях попытки развить сотрудничество между хозяевами и работниками привели к созданию советов этих предприятий. На некоторых из них зарплата оказалась более тесно связанной с деятельностью посредством держания паев и заинтересованностью в получении прибылей. В отдельных секторах экономики такие советы на паритетных началах действовали на общенациональном уровне. Еще на более высоком уровне представители рабочих, предпринимателей и правительства обсуждали вопросы социально-экономической политики в рамках государственного консультативного органа. Это желание развивать сотрудничество в системе экономики, чтобы достичь таким путем социальных целей, было таким же недавним, как и сама смешанная экономика, что решающим образом содействовало успеху. Более того, дух такого сотрудничества не ограничивался национальными границами. Он проявлялся также отчетливо в финансовой сфере и в области международной торговли4*.

''Более подробно об этом см. в гл. 7 и 8. **Более подробно об этом см. в гл. 9 и 12.

10

С оформлением социальных целей смешанной экономики четко определились перспективы государства-покровителя. Политика обеспечения полной занятости, выдвижение на видное место идей социального обеспечения, перераспределение доходов и взаимное сотрудничество позволили, наконец, предусмотреть участие каждого во всеобщем процветании. Но речь шла о большем. Изначально кейнси-анская доктрина должна была решать единственную проблему - устранение конъюнктурной безработицы. Имелась в виду теория, целью которой являлось решение внутриэкономических проблем, что означало ограниченность ее применения во времени. Как бы то ни было, суть кейнсианской доктрины даже в чистом виде - активное государственное вмешательство - оказалась тесно связанной с общей теорией экономического роста. После войны политика полной занятости и выдвижение на главную роль государства-покровителя максимально сблизилась с теми энергичными мирами правительств многих стран, которые они предпринимали для увеличения объемов национального производства и роста инвестиций в человеческий капитал и машины. Система социального обеспечения превращалась с тех пор в общество потребления.

Таким образом, послевоенные годы отмечены не только достаточно впечатляющим экономическим ростом, но также социальным согласием и поддержкой государства. Экономический рост становился самоцелью и по окончании войны составил одну из важнейших основ правительственной политики. Он стал своего рода навязчивой идеей. К тому же речь шла не просто об экономическом росте, а о росте очень быстром, темпы которого были гораздо выше тех, которые знала раньше Европа16. Правительства объявили минимальные пределы роста, которые им требовалось достичь. Многие страны прибегли к помощи экономического планирования, чтобы достигнуть тех исключительно высоких темпов роста, которые ими намечены. Экономисты обратились к более тонким методам анализа экономического роста. Она выделили основные составляющие этого роста, с тем чтобы выработать новые методы его стимулирования. В то же время многие исследователи твердо уверовали в стабильность этого процесса и следовавшую из этого возможность ограничиться принятием ряда корректирующих мер17. Этот новый образ мышление и поведения, который начал распространяться на Западе в конце 40-х годов, занимал доминирующие позиции в течение 50-60-х годов. Логично было бы посвятить целую главу экономическому росту как главнейшей цели правительственной политики. Но сначала мы освежим в памяти наиболее значимые события, предшествовавшие экономическому развитию 50-х годов: прежде всего угрожающий рост инфляции, нехватку долларов и план Маршалла.

<< | >>
Источник: Герман Ван дер Bee. История мировой экономии!. 1945-1990 (пер. с фр.). - М.: Наука. 413 с.. 1994

Еще по теме 3. НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ:

  1. Новая идеология, новые кадры
  2. ДОКТРИНА СУРКОВА: НАСЛЕДСТВО ПУТИНА И НОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ РОССИИ
  3. Новая экономическая политика
  4. 1. Новая ступень социально-экономического развития стран социализма
  5. Глава III НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ФИНАНСОВОГО ХОЗЯЙСТВА
  6. Отрицание буржуазными идеологами единства науки и идеологии в марксизме
  7. Новая экономическая политика. Образование СССР. Конституция СССР 1924 г.
  8. НОВАЯ ПОЛИТИКА - НОВАЯ ВОЕННАЯ ДОКТРИНА
  9. Идеология и идеологи судебной реформы
  10. Новая возрастная структура Новая структура времени жизни поколений