загрузка...

В.              Уровни развития и проявления субъектности

Субъектность - это такое функциональное качество, свойство человеческих индивидов или коллективов, которое развивается (как в филогенезе, так и в онтогенезе) и является многоуровневым. Человеческие индивиды и коллективы не рождаются субъектами и контрсубъектами, таковыми они становятся в результате своего развития, развития своего бытия, своих отношений с окружающим Миром и другими человеческими индивидами и коллективами, проходя в этом становлении ряд фаз (моментов, стадий, ступеней, звеньев, этапов, периодов) и уровней. Это такое их качество, свойство, которое может актуализироваться, проявляться в различных формах и на различных уровнях.

Уровень развития и проявления (актуализации) субъектности может быть либо нулевым, когда человеческий индивид или коллектив является лишь потенциальным субъектом, когда
{а(С л С') = а[(ч-С л ч-С') v (Ко-С л Ко-С')]} = 0 =
= {(С л С')-а =              [(ч-С л ч-С') v              (Ко-С л Ко-С')]-а },              (1.5)
либо минимальным (минимизированным), когда
{а(С л              С') = а[(ч-С              л              ч-С') v (Ко-С              л Ко-С')]} lt; 10 %,              (1.6)
либо низким (ниже среднего), когда
{а(С л              С') = а[(ч-С              л              ч-С') v (Ко-С              л Ко-С')]} ~ 10-40 %,              (1.7)
либо средним (посредственным), когда
{а(С л              С') = а[(ч-С              л              ч-С') v (Ко-С              л Ко-С')]} ~ 40-60 %,              (1.8)
либо высоким (выше среднего), когда
{а(С л С') = а[(ч-С л ч-С') v (Ко-С л Ко-С')]} ~ 60-90 %, (1.9)
либо максимальным, максимально высоким (максимизированным, сверхвысоким, гипервысоким), когда
{а(С л С') = а[(ч-С л ч-С') v (Ко-С л Ко-С')]} ~ 90-100 %. (1.10)
Так, уровень развития и проявления (актуализации) субъектности человеческого индивида может быть либо нулевым, когда индивид проявляет себя лишь в качестве естественно-природного (биотического) существа - как индивид-особь, оставаясь лишь потенциальным индивидом-субъектом, когда[34]
{[а(С л С') = а(ч-С л ч-С')] = 0 = [(С л С')-а = (ч-С л ч-С')-а]},              (1.11)
либо минимальным (минимизированным), низким (ниже среднего) или средним (посредственным), когда индивид является неличностным индивидом- субъектом, когда
[а(С л С') = а(ч-С л ч-С')] gt; 0 lt; 60 %,              (1.12)

либо высоким (выше среднего) или максимально высоким (максимизированным), когда индивид является личностным индивидом-субъектом, субъектом- личностью, когда
[а(С л С') = а(ч-С л ч-С')] ~ 60-100 %.              (1.13)
Таким образом, можно предположить, что существуют следующие типы ин- дивидов-субъектов и коллективов-субъектов: потенциальный субъект, минимально развитый (минимизированный, «первичный») субъект (протосубъект), слаборазвитый субъект, среднеразвитый (посредственно развитый) субъект, высокоразвитый субъект и сверхразвитый (максимально развитый - для данного исторического периода развития человечества) субъект, которые соответствуют фазам (моментам, стадиям, ступеням, звеньям, этапам, периодам) и уровням филогенетического и онтогенетического развития и филогенетической и онтогенетической актуализации индивидуальной и коллективной субъектности[35]. Причём потенциальному, минимизированному, слаборазвитому и среднеразвитому типу индивидов-субъектов соответствует неличностная, в том числе доличностная и постличностная, форма их субъектности, а высокоразвитому и сверхразвитому типу - личностная форма их субъектности. Иначе говоря, существуют такие неличностные формы индивидуальной субъектности, как потенциальный индивид- субъект, минимизированный (минимально развитый) индивид-субъект, слаборазвитый индивид-субъект и среднеразвитый (посредственный) индивид-субъект (субъект-посредственность), а также такие личностные формы индивидуальной субъектности, как высокоразвитый индивид-субъект (индивид-личность) и сверх- развитый (выдающийся) индивид-субъект (индивид-личность).
Человеческие индивиды, как и всё человечество, в своём историческом развитии прошли несколько фаз (этапов, стадий, ступеней). Каждой такой фазе присуща соответствующая форма проявления индивидов. В каждой такой фазе они меняют своё собственное содержание и свою собственную форму в соответствии с содержанием и формой того конкретного бытия, в котором они живут, формируют и проявляют себя как существа деятельные и вступающие в определённые отношения друг с другом. В результате мы имеем различные типы индивидов. Наука пытается обнаружить, описать и объяснить их, создав множество самых разных типологий этих индивидов[36]. Часть этих типологий известна довольно широкому кругу читателей и представляет определённый интерес для политологов. Например, типология К. Юнга или типология группы психологов Стэнфордского иссле

довательского института (США), известная как «Программа ВАЛС[37]» и описанная несколько лет назад в научной литературе (в том числе нами ). Важное значение для понимания генезиса личности как субъекта политики имеет различение таких форм проявления и типов индивидов, как индивиды-особи (этно-индивиды), индивиды-родственники, индивиды- со седи и индивиды-личности, когда
Индивиды-особи (этно-индивиды) ^ Индивиды -родственники ^
^ Индивиды-соседи ^ Индивиды-личности.              (114)
Исторически и логически исходным типом, исходной формой проявления индивидов являются индивиды-особи (этно-индивиды), которые появляются на исторической арене первыми и лежат в основе всех прочих форм проявления и типов индивидов. Они образуют и составляют основу, т. е. субстрат, «исходный материал», всех возможных человеческих общностей, объединений, организаций, в том числе и этносов, и народов, и наций, и семей, и общин, и обществ, и государств, но, прежде всего, этносов. Как таковые, как индивиды-особи (этно-индивиды), все человеческие индивиды представляют собой живые организмы, состоящие, если использовать традиционную терминологию, из тела и души (психики).
В научной литературе существуют различные определения этноса . Согласно одной точке зрения, этнос - это особый, исторически возникший вид социальной группировки, вид социального общения и объединения людей, представленный племенем, народностью или нацией. Его возникновение и существование основано на общности территории, общности или близости языка, быта, материальной и духовной культуры, обычаев, нравов и других психических характеристик, на осознании общности происхождения и исторической судьбы, отличий своего этноса от всех других. Любой этнос самовоспроизводится путём внутренних браков (эндогамности[38]) и передачи всех своих основных признаков - языка, культуры, традиций, этнических ориентаций - новому поколению[39].
Иную точку зрения на природу этноса предлагает и обосновывает Л. Н. Гумилёв. Для него этнос - это форма существования вида Homo sapiens (человека разумного) и его особей, которая отличается как от социальных образований, так и от чисто биологических характеристик, какими являются расы или популяции. Несомненно, что вне этноса нет ни одного человека на Земле[40]. Индивиды, образующие этносы и составляющие основу (субстрат, «исходный материал») этносов, это индивиды-особи. Как таковые, т. е. как индивиды-особи, образующие и составляющие основу этносов, они представляют собой существа биотические, естественно-природные. Л. Н. Гумилёв неоднократно подчёркивает эту мысль. В частности, он пишет, что организм человека входит в биосферу Земли и участвует в конверсии биоценоза. Никто не может доказать, что профессор дышит иначе, чем бушмен, или размножается неполовым путём, или нечувствителен к воздействию на кожу серной кислоты, что он может не есть, или, наоборот, съедать обед на 40 человек, или что на него иначе действует земное тяготение. А ведь это всё зависимость от природы того организма, который действует и мыслит, приспосабливается к изменяющейся среде и изменяет среду, приспосабливая её к своим потребностям, объединяется в коллективы и в их составе создаёт государства. Мыслящая индивидуальность составляет единое целое с организмом, и, значит, не выходит за пределы живой природы, которая является одной из оболочек планеты Земля. Этнос - это явление энергетическое, феномен биофизический, системная целостность дискретного типа, работающая на геобиохимической энергии живого вещества, в согласии с принципом второго начала термодинамики[41].

Вместе с тем, люди принципиально отличаются от всех других существ[42], что человек отличается от прочих позвоночных радикально, точно также как и этносы не похожи на коллективы других животных. Этнос - система, состоящая не только из особей, разнообразных как генетически, так и функционально, но и из продуктов их деятельности в течение многих поколений: техники, антропогенного ландшафта и культурной традиции . Любой живой человеческий индивид с принадлежит определённому этносу. Справедливо и обратное утверждение, что любой реальный этнос состоит из живых человеческих индивидов-особей, включает их в свой состав. Поскольку это так, то можно предположить, что любой этнос представляет собой связанное множество, или общность индивидов-особей. Этнос - это особого рода гиперустойчивая общность, коллектив, группа людей, или, как пишет Л. Н. Гумилёв, устойчивый коллектив особей, противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам, имеющий внутреннюю структуру, в каждом случае своеобразную, и динамический стереотип поведения[43]. Относ не совпадает ни с семейной ячейкой, ни с уровнем производства и культуры. Ни общность идеологии и культуры, ни происхождение от одного предка не являются основными и решающими признаками этносов. Это - не «аморфное состояние», не «социальная категория» и не «комплекс общностей языка, экономики, территории и психологического склада», а фаза процесса этногенеза[44]. Этносы возникают в результате изменений уровня пассионарности[45]. Они проходят в своём становлении и развитии фазу подъёма, акматическую фазу («когда этническая система набухает энергией»), фазу надлома, фазу инерции (когда происходит «спад пассионарно- сти этнической системы и интенсивное накопление материальных и культурных ценностей»; «для неё выдумали почётное название - «цивилизация».»), фазу об- скурации («царство субпассионарных теней», когда наступают «сумерки» этноса, вызванные «серией резких изменений уровня пассионарности, хотя и незначительных по абсолютной величине», и «этнос гибнет как системная целостность»), фазу регенерации и, наконец, становятся реликтами. Фазы этногенеза переходят одна в другую столь плавно, что для современников они незаметны. Полное затухание процесса этногенеза без посторонних нарушений укладывается в 1200-1500 лет. Вся фаза подъёма длится примерно 300 лет. Надлом длится меньше и занимает по времени от 150 до 200 лет, а весь цикл этногенеза занимает от момента оформления этносоциальной системы до превращения этноса в реликт около 1200 лет, конечно, при отсутствии внешнего смещения, которое может нарушить процесс этногенеза в любой фазе[46].

Отметим, что «один этнос может жить в разных государствах или несколько - в одном»[47]. Почти все современные государства, как правило, полиэтничны. В них организовано определённое множество представителей различных этносов. Так, Французское государство уже в XIV в. охватывало не только французов, но также кельтов-бретонцев, басков, провансальцев и бургундов. Сегодня здесь 94 % населения - французы, а остальная его часть - португальцы, алжирцы, итальянцы, марокканцы, турки. В современной Великобритании проживают: англичане - 81,5 %, шотландцы - 9,6 %, ирландцы - 2,4 %, уэльсцы - 1,9 %, ольстерцы - 1,8 %, а также индийцы, пакистанцы, китайцы, арабы, африканцы. Одним из самых полиэтнических государств являются США. Здесь живут потомки многих коренных европейских, африканских, азиатских этносов. Если подразделить всё население США по расовым признакам, то белые составляют здесь 83,4 % (среди них особенно выделяются диаспоры ирландцев, итальянцев, евреев, русских, поляков, украинцев), африканцы (в основном потомки рабов, завезённых с Африканского континента в XVIII в.) - 12,4 %, азиаты и жители тихоокеанских островов - 3,3 %, американские индейцы (коренные жители США) - менее 1 %[48].

Русь, Россия всегда была и остаётся полиэтничной[49]. Русские сегодня живут не только в Российской Федерации, но и во многих других государствах. В частности, в Казахстане русские составляют 37 % населения, Латвии - 33,8 %, Эстонии - 30,3 %, на Украине - 22 %, Кыргызстане - 21,5 %, Белоруссии - 13,2 %, Молдове - 13 %, Туркменистане - 12 %, Литве - 8,6 %, Узбекистане - 8,3 %, Грузии - 6,3 %. В свою очередь Российская Федерация объединяет (и организует!) представителей самых разных этносов. Точно также как до этого объединяли (организовывали!) определённую их часть СССР в 1922-1991 гг., Российская империя в XVIII-XX вв. или Московское государство в XV-XVII вв. По оценкам демографов, в 1999 г. 80,58 % населения российского государства (117883,5 тыс.) - русские. Ещё одна часть населения России (14,35 %) состоит из представителей этносов, насчитывающих менее 6 млн., но более 500 тыс. человек. В их числе: 3,98 % (5820,9 тыс.) татары, 2,94 % (4301,6 тыс.) - украинцы, 1,26 % (1836,6 тыс.) чуваши, 1,01 % (1473,4 тыс.) - башкиры, 0,79 % (1152,0 тыс.) - белорусы, 0,74 % (1085,0 тыс.) - чеченцы, 0,70 % (1027,1 тыс.) - мордва, 0,59 % (874,7 тыс.) - армяне, 0,49 % (727,2 тыс.) - удмурты, 0,47 % (691,2 тыс.) - казахи, 0,45 % (669,0 тыс.) - марийцы, 0,44 % (657,2) - аварцы, 0,39 % (584,6 тыс.) - немцы. Оставшаяся часть населения России (5,07 %) состоит из представителей этносов, число которых не превышает 480 тыс. человек. К ним относятся: осетины, азербайджанцы, буряты, кабардинцы, даргинцы, якуты, коми, лезгины, кумыки, евреи, ингуши, тувинцы, молдаване, калмыки, грузины, карачаевцы, коми-пермяки, узбеки, адыгейцы, лакцы, табаса- раны, балкарцы, ногайцы, хакасы, алтайцы, таджики, литовцы, черкесы, туркмены, латыши, эстонцы, киргизы и прочие. За последние три четверти XX в. в этническом составе российского государства произошли некоторые изменения. Главная тенденция здесь - это снижение доли русских[50], представителей финских и

других европейских этносов, а также рост доли представителей северокавказских этносов. По сравнению с 1926 г. из первых двух десятков этносов, проживающих в России, выбыли поляки, коми, карелы и евреи (занимавшие 18-е, 17-е, 14-е и 9-е место), понизились в ранге немцы и мордва (соответственно с 6-го и 4-го мест на 14-е и 8-е места). В число этносов, занимающих первые два десятка мест, вошли осетины (в 1939 г.), кабардинцы (в 1970 г.) и даргинцы (в 1989 г.), которые в 1999 г. заняли соответственно 15-е, 18-е и 20-е места. Сильно повысились в ранге чеченцы и аварцы, передвинувшиеся с 13-го и 20-го мест на 7-е и 13-е места[51].
В мире, например, на отдельных островах Тихого океана, существуют этносы, которые никогда не жили и до сих пор не живут в каком-либо государстве. Некоторые этносы, хотя и живут в пределах территории определённых государств, но либо вообще не знают никакой государственности , либо не имеют своей собственной государственности, независимой от государственности других этносов . Благодаря сложившимся историческим и иным объективным условиям не все этносы могут иметь своё собственное государство. Более того, не все они и должны его иметь[52], даже в том случае, когда у них есть формально-юридическое право на своё собственное государственное самоопределение.
Согласно Л. Н. Гумилёву, «объединиться в этнос» нельзя[53], т. е. этносы не есть объединения, интегрированные общности и, следовательно, не есть организованные общности и, тем более, не есть организации. Этносы - это неинтегрированные и неорганизованные общности. Все же конкретные государства, наоборот, представляют собой не только специфические антропные объединения, но и особого рода организации, которые объединяют (интегрируют) и организуют людей в нечто целое.
Этнос - это, как считает Л. Н. Гумилёв, не состояние, а процесс[54]. Государство же, наоборот, есть определённое состояние (положение), определённый статус человеческого бытия. Понятие состояния, следовательно, применимо не только к природе, в которой, как известно современной науке, существуют четыре основных состояния: твёрдое, жидкое, газообразное и плазменное, но и к человечеству, например, сословия[55] или записываемые специальным органом - загсом - акты гражданского состояния.

Этносы существовали всегда, после того, как на Земле появился неоантроп[56]. Государства же возникают лишь на определённой, более поздней фазе развития человечества. Они есть результат длительной и кропотливой «работы» человеческой истории, в процессе которой человеческие индивиды, образующие определённые этносы, наряду с этим, образуют и определённые государства. При этом необходимо учитывать, что это есть не прямой, а опосредствованный процесс. Между этносами и государствами существуют опосредствующие исторические звенья. Для того чтобы члены определённых этносов могли образовать соответствующие этим этносам государства, они должны до образования государств образовать какие-то другие общности, в частности семьи и общества, которые не являются ни этносами, ни государствами. Любой этнос или группа этносов потенциально выступает в качестве естественной предпосылки и основы соответствующего государства, но не всякий этнос или группа этносов реализует возможность стать таковой в действительности, становится реальной - действительной, актуализированной - предпосылкой и основой этого государства .
В определённый «момент» времени и определённом «месте» пространства человеческой истории этническая линия развития того или иного множества людей и различные другие линии его развития, например, социальная, экономическая, духовно-психическая, властная, словно ручейки, пересекаются, совмещаются и соединяются (сливаются) друг с другом в единый поток, образуя сначала семьи и общества, а затем государства. Здесь же, то есть в «месте» пересечения, совмещения и соединения этнической и различных других линий развития, в определённый «момент» времени, кроме семей, обществ и государств, образуются, складываются, формируются ещё и такие антропные множества, как нации (обозначим их символом Н). В этом случае человеческие индивиды выступают уже не только как члены определённого этноса, определённой семьи, определённого общества[57] и определённого государства, но, кроме того, и как члены определённой нации. Они же, то есть человеческие индивиды, образуют и этот этнос, и эту семью, и это общество, и это государство, и эту нацию, являются тем исходным материалом, субстратом, элементом, из которого все эти антропные множества - этнос, семья, общество, государство, нация - и образуются, складываются, формируются.

Не этносы, семьи, общества или государства превращаются, трансформируются, преобразуются в нации, как иногда считают[58], а человеческие индивиды, составляющие эти этносы, семьи, общества и государства, образуют, кроме того, ещё и соответствующие нации как специфические человеческие множества, отличные и от этносов, и от семей, и от обществ, и от государств. Причём, образование, складывание, формирование всех наций, равно как всех этносов и всех обществ, а также некоторых государств и даже иногда некоторых семей, происходит преимущественно стихийно, непреднамеренно, самопроизвольно, независимо от желаний, воли и намерений (целей) образующих их индивидов.
Образование и существование наций не отменяет существование соответствующих этносов, семей, обществ, государств. Образуя определённую нацию, человеческие индивиды не только становятся её членами, но, вместе с тем, продолжают, как правило, оставаться членами определённого этноса, определённой семьи, определённого общества, определённого государства.
Тем не менее, с образованием наций происходят определённые изменения, трансформации, преобразования и образующих их индивидов, и ранее образованных этими индивидами этносов, семей, обществ, государств. Это уже не те индивиды, этносы, семьи, общества, государства, что были до образования наций, а существенно, принципиально иные - изменённые, трансформированные, преобразованные - индивиды, этносы, семьи, общества, государства. В частности, этнос, члены которого образуют определённую нацию, не тождественен этносу, члены которого не образуют определённой нации.
Исторически нации возникают, образуются, формируются, складываются значительно позднее этносов. Человеческие индивиды, образующие определённую нацию, могут образовать её лишь тогда и постольку, когда и поскольку являются членами соответствующего этноса. Для того чтобы образовать нацию стать нацией, они должны быть членами этноса, быть этносом. Существование определённого множества человеческих индивидов в качестве членов этноса есть условие образования ими нации, есть условие их существования в качестве нации.
Следовательно, не только человеческие индивиды, но и такие их общности, как этносы являются тем исходным материалом (субстратом), из которого образуются, складываются, формируются нации. Без этносов нет, и не может быть наций. Точно также как без этносов нет, и не может быть семей, обществ или государств. Этносы - это не только естественная, но и исходная - первичная, исторически и логически первая - антропная общность, лежащая в основе всех других человеческих множеств, включая семьи, общества, государства и нации. Этносы - это не только естественная, но необходимая предпосылка образования и основа существования всех других человеческих множеств.
Предпосылкой образования и основой существования нации часто является не только какой-то один этнос, но определённое множество этносов.. Причём, члены одного этноса могут образовать несколько наций, а члены нескольких этносов - одну нацию[59].

С возникновением наций соответствующие им этносы становятся не только их предпосылкой, но и их - наций - подмножеством[60]. В этом случае каждый индивид, принадлежащий определённому этносу, является вместе с тем и членом, или элементом, соответствующей нации. Именно поэтому понятия «этнос» и «нация» иногда рассматриваются как равнозначные, хотя, разумеется, «этнос и нация феномены принципиально разные»[61]. Если этнос - это, согласно Л. Н. Гумилёву, прежде всего, естественная общность людей, то нация - это уже не только и не столько естественное, сколько социальное множество людей. Не этносы, а именно нации, наряду с некоторыми другими человеческими множествами, например, семьями, классами, составляют содержание (материал) той части, или подсистемы, антропосферы, которая определяется как социальная сфера, или социосфера.
Исторически нации возникают, образуются, формируются, складываются не только позднее этносов, но также позднее семей и обществ. Семьи и общества выступают в качестве опосредствующих звеньев между постоянно изменяющимися этносами и нациями. Они опосредствуют их и исторически - во времени, и структурно - в пространстве. Ни отдельные этносы, ни группы этносов, ни образующие их индивиды, существующие «сами по себе», в «чистом виде», не могут «произвести» ни одну нацию . Чтобы образовать нацию, члены соответствующих этносов, кроме того, должны обладать рядом других качеств, признаков, характеристик, свойств. В частности, чтобы человеческие индивиды, образующие определённую нацию, могли образовать её, они должны быть не только членами определённого этноса или определённого множества этносов, но, кроме того, членами определённых семей, а также членами общества или обществ. Не только человеческие индивиды и этносы, но семьи и общества являются тем исходным материалом (субстратом), из которого образуются, складываются, формируются нации. Без семей и обществ, также как и без этносов, нет, и не может быть наций. Семьи и общества - это, как и этносы, необходимая предпосылка образования и основа существования наций. При этом, однако, необходимо учитывать, что, однажды возникнув, нации, имея в качестве своей предпосылки и основы соответствующие семьи и общества, сами становятся, наряду с образующими их индивидами, предпосылкой и основой образования возникающих после них семей и обществ. Все современные семьи и общества возникают уже при наличии определённых наций, имея их в качестве своей предпосылки и основы.
Исходным материалом образования наций, как уже отмечалось, прежде всего, являются человеческие индивиды, образующие и этносы, и семьи, и общества. Они, как правило, несут в себе качества, свойства, признаки, характеристики при

сущие соответствующим этносам, семьям, обществам. Эти качества могут быть самыми разными. Не все из них способствуют образованию и существованию наций. Среди тех качеств человеческих индивидов, которые обеспечивают образование и существование наций, особое место занимают характеристики, качества, свойства их информационного, вещественно-энергетического и территориального (пространственного) потенциала - потенциала информации, вещества, энергии и территории. Более того, сам процесс образования наций осуществляется, прежде всего, как преобразование, изменение, трансформация формы данного потенциала.
Для человеческих индивидов, образующих определённую нацию, и, следовательно, для неё самой, как можно предположить, наиболее характерным является общность, во-первых, достаточно развитого информационного потенциала, т. е. культуры[62] и психики (психического склада[63]), во-вторых, вещественноэнергетического потенциала, представляющего собой содержание - исходный материал, средство и результат - экономической деятельности, и, в-третьих, территориального (пространственного) потенциала, лежащего в основе их организации. Данное обстоятельство нашло отражение в широко известном в своё время определении нации. Согласно этому определению, нация - это исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры . Кроме того, для неё характерны и другие признаки. В частности, подчеркнём ещё раз, предпосылкой образования и основой существования любой нации являются этносы. Как свидетельствует М. Гунель, в Германии широкую поддержку находит та концепция нации, которая основана на преимущественном значении родства по крови, а также общности языка, религии и культуры. Французские представления о нации гораздо более идеалистичны: единство нации основано на общем прошлом и на общем представлении о будущем. В этом плане важную роль играет также территория, которая определённым образом связана с коллективным сознанием. С этой точки зрения, чувство собственности и чувство принадлежности к территории проживания выступают важным фактором сплочённости и единства нации. Подобные коллективные представления содействуют укреплению национальных чувств и внедрению в сознание национальной концепции (М. Дюверже). Чувство принадлежности к единой культуре представляет собой важный элемент концепции нации, тогда как язык выступает проводником национального сознания. Язык доминирующей группы становится общим языком
4              12
нации , например, русский язык в России , английский - в США . В дискуссиях,

развернувшихся в отечественной науке в 1960-1990 гг., неоднократно отмечалось, что сталинское определение нации является неполным. Указывалось, что необходимым признаком нации является наличие у неё определенного самосознания и самоназвания . Нация, как и этнос, будучи его производной, обладает особым динамическим стереотипом поведения, выделяет себя из всех других человеческих множеств, а также, в отличие от этноса, осознаёт себя в качестве нации (В. И. Козлов).
Поскольку государства представляют собой разновидность территориальных организаций, то можно предположить, что они, достигнув определённого уровня развития, также выступают в качестве предпосылки возникновения и основы существования наций (но не этносов!). Государства, наряду с духовно-психической (культурно-психической) и экономической сферами, а также наряду с семьями и обществами, представляют собой опосредствующее звено, промежуточную историческую ступень между этносами и нациями4. Для того чтобы образовать определённую нацию, человеческие индивиды должны предварительно образовать определённое государство. Возникновение, существование и развитие государств одно из исторических условий, наряду с другими условиями, формирования (возникновения) наций, а также одно из условий их дальнейшего существования и развития. Нация «вне государства существовать не может»5. Она есть нечто непременно предполагающее опыт государственно-правового строительства; такой
опыт составляют уже не просто нравы и обычаи, но государственное право и сис-
6
тематизированная нравственность .
Исторически нации возникают, образуются, формируются, складываются не только позднее этносов, семей и обществ, но, кроме того, ещё и позднее государств. Для образования наций необходимо существование не только этносов, семей и обществ но, кроме того, ещё и существование государств . Чтобы человеческие индивиды, образующие определённую нацию, могли образовать её, они должны быть не только членами определённого этноса или определённого множества этносов, членами семей и общества или обществ, но, кроме того, ещё и членами государства или государств. Не только человеческие индивиды, этносы, семьи и общества, но, кроме того, ещё и государства являются тем исходным материалом (субстратом), из которого образуются, складываются, формируются нации.

Без государств, также как без этносов, семей и обществ, нет, и не может быть на- ций[64]. Государства - это, равно как этносы, семьи и общества, необходимая предпосылка образования и основа существования наций.
Государства, возникшие и существующие на основе определённых этносов, в свою очередь, выступают в качестве фактора, способствующего образованию и существованию соответствующих наций[65]. Иными словами, нации являются следствием, а не предпосылкой возникновения и основой существования государств (как считают некоторые исследователи[66]). Тем не менее, однажды возникнув, нации, имея в качестве своей предпосылки и основы соответствующие государства, сами начинают составлять социальную основу, социальный субстрат этих государств[67], которые, в свою очередь, имеют в качестве своей собственной естественной предпосылки и основы соответствующие этносы. Поэтому существование современных (но не исторически первых!) государств, как правило, неразрывно связано не только с существованием соответствующих этносов, но и с существованием соответствующих наций [68]. При этом сами нации, не являясь, как и этносы, организациями представляют собой, в отличие от этносов, антропные объединения, интегрированные и стихийно, непреднамеренно, самопроизвольно организованные антропные общности.
Особо подчеркнём, что индивиды, образующие определённую нацию и составляющие её основу, субстрат, «исходный материал», - это всегда одновременно и члены определённого государства. Являясь таковыми, т. е. членами определённого государства, они всегда одновременно выступают в качестве его граждан или подданных. Поэтому всякая нация есть не просто объединение индивидов, а объединение индивидов-граждан (индивидов, выполняющих функции граждан) или индивидов-подданных (индивидов, выполняющих функции подданных) определённого государства. Вне этих индивидов-граждан или индивидов-подданных нет, и не может быть ни наций, ни государств. Однако, в отличие от государств, которые включают в свой состав не только индивидов-граждан или индивидов-
подданных, но, кроме того, ещё различные другие общности, объединения и организации этих индивидов, нации включают в свой состав только индивидов - инди- видов-граждан или индивидов-подданных, а не их общности, объединения или организации. Нации не есть объединения каких-либо других объединений, организаций или общностей. Они есть объединения индивидов - индивидов-граждан или индивидов-подданных - и только индивидов.
Нации являются гипермногочисленными и гиперустойчивыми антропными объединениями, которые занимают в антропосфере Земли гипербольшие площади. Они объединяют (интегрируют) и организуют определённое - гипермногочислен- ное и гиперустойчивое - множество человеческих индивидов - индивидов- граждан или индивидов-подданных. Эти индивиды, образуя нации, одновременно являются членами соответствующих этносов, семей, обществ и государств.
От этносов, равно как и от наций, а также от семей, обществ и государств, необходимо отличать такие множества людей, как народы[69] (обозначим их символом Р ). Они, как и нации, образуются человеческими индивидами, представляющими определённые этносы. В каждом из них могут быть представители либо одного этноса, либо нескольких этносов. Народы - это, как и нации, гипермногочислен- ные, гиперустойчивые объединения индивидов, занимающие гипербольшие площади. Но, в отличие от наций, они есть объединения не индивидов-граждан или ин- дивидов-подданных, а индивидов-личностей, которые, как правило, обозначаются символом, то есть точно также как и народы, или публика. Это есть целостное (но не суммарное!) объединение индивидов-личностей Именно индивидов (индивидов- личностей) и только индивидов, а не их общностей, объединений или организаций. Эти индивиды-личности, как уже отмечалось выше, и, следовательно, образуемые ими народы имеют биосоциальную природу (этносы же, по Гумилёву, в отличие от народов и наций, это явление чисто биотическое, «феномен биосферы», «феномен природный», «явление, лежащее на границе биосферы и социосферы и имеющее весьма специальное назначение в строении биосферы Земли» ).
Народ, пишет, А. А. Зиновьев, существует как целое в течение жизни множества поколений и воспроизводится с определёнными устойчивыми чертами как его представителей, так и всей их совокупности. Народ есть, с одной стороны, образование биологическое, то есть возникающее и воспроизводящееся из людей как животных определённого вида, а с другой стороны - образование социальное, то есть возникающее и живущее по социальным законам. Народ не есть всего лишь разросшая

ся семья, племя, союз племён и родов. Это - новый тип и новый уровень человеческих объединений[70].
Если нации присущи государствам, то народы - обществам. Исторически нации образуются с возникновением и развитием государств, народы же - с возникновением и развитием обществ, то есть раньше (до) государств и наций. Как и нации, народы составляют содержание (материал) той части (подсистемы) антропосферы, которая называется социосферой. Но, если нации являются содержанием (материалом) социосферы государств, то народы, наряду, например, с семьями, - содержанием (материалом) социосферы обществ. Вместе с тем, народ не тождественен тому обществу, в котором он живёт. Народ, равно как и каждый образующий его индивид (индивид-личность), есть лишь элемент (часть) общества.
Народы, также как нации или также как образующие их индивиды, имеют свои собственные, особые, специфические черты, свойства, характеристики, или, как иногда говорят, свой собственный, особый, специфический характер. Каждый народ характеризуется тем, что все его индивиды-личности, как и все члены каждой нации, имеют общий (единый) язык, общую (единую) культуру, психику (психический склад), историческую судьбу (историческое прошлое и будущее), территорию, экономику. Социальные (в том числе, брачные), экономические и духовно-психические связи между ними, то есть образующими народ индивидами- личностями, как правило, устанавливаются в пределах данного объединения. Любой народ, как и этнос, будучи его производной, обладает особым динамическим стереотипом поведения, выделяет себя из всех других человеческих множеств, а также, в отличие от этноса, осознаёт себя в качестве народа. При этом народ, как пишет А. А. Зиновьев, рассматривается по тем же признакам, что и отдельные люди, - с точки зрения интеллекта, творческих потенций, смелости, предприимчивости, жестокости, доброты, склонности к панике и предательству, стойкости, чувства собственного достоинства, общительности, сдержанности, степени организованности и других социально значимых признаков[71].
Таким образом, человечество имеет в своём составе такие исторически сложившиеся множества, как этносы, народы и нации. Все они являются целостными (а не суммарными!), гипермногочисленными, гиперустойчивыми множествами, как правило, занимающими гипербольшие площади. Все они состоят из индивидов, которые, однако, проявляются и представлены в них различными своими сторонами. Если в этносах индивиды проявляются преимущественно как индивиды- особи, представляющие биологический вид Homo sapiens, то в народах и, следовательно, в обществах - как индивиды-личности, а в нациях и, следовательно, в государствах - как индивиды-граждане или индивиды-подданные. Все они - и образующие этносы индивиды-особи, и образующие народы индивиды-личности, и образующие нации индивиды-граждане или индивиды-подданные - выступают в качестве естественно-человеческой основы существования государств, но образующие этносы индивиды-особи и образующие народы индивиды-личности - ещё и в качестве естественно-человеческой основы существования обществ. Кроме того, как будет показано в дальнейшем, индивиды-особи, образующие этносы, вы
ступают в качестве естественно-человеческой основы существования как семей и родовых общин, так и территориальных (соседских) общин, в которых эти индивиды-особи начинают проявлять себя соответственно ещё и в качестве индивидов- родственников или индивидов-соседей. В любом случае, какую бы единицу, форму и фазу коллективного существования (бытия) человечества мы не рассматривали - этносы, народы, нации, семьи, общины, общества, государства, иные общности, объединения, организации, мы видим, что их основу, субстрат, «исходный материал» составляют индивиды, но индивиды, проявляющие себя строго определённым образом, образующие и представляющие собой соответствующие специфически человеческие множества.
Каждый из индивидов-особей (этно-индивдов), сосуществуя с другими такими же индивидами-особями (этно-индивидами) и образуя с ними определённые совокупности индивидов, проявляет себя не только в качестве индивида-особи (этно-индивида), но ещё и в качестве совершено иного индивида, т. е. индивида, существенным образом отличающегося от индивида-особи (этно-индивида). Ближайшей совокупностью индивидов, окружающим любую человеческую особь с первых секунд её рождения (и до него!), является её семья - организация, включающая родителей (мать и отца), дедушек и бабушек, других родственников (братьев, сестёр и т.д.) а также - как это было на первых фазах исторического развития человечества - род и родовая община. Поэтому, появившись на свет (и даже до своего рождения!), каждый человеческий индивид предстаёт не только в качестве индивида-особи (этно-индивида) как представителя определённого этноса, но, кроме того, ещё и в качестве индивида-родственника, т. е. члена определённой семьи, а на ранних фазах исторического развития человечества, кроме того, ещё и членом определённого рода и определённой родовой общины. Следовательно, следующим типом, формой, уровнем индивида - следующим за индивидом- особью и ближайшим к нему - является индивид-родственник. Он сохраняет и несёт в себе все свойства, признаки, качества индивида-особи, характеризующие его как биотическое существо, но, кроме того, он приобретает и несёт в себе уже совершенно иные, новые свойства, признаки, качества, характеризующие его уже как существо социальное, в данном случае, как родственника - члена семьи, рода и родовой общины. Между ним и определённой совокупностью других человеческих индивидов существуют родственные отношения, отношения родства, в которых доминируют, как правило, неразрывно слитые (соединённые) друг с другом социальные, экономические и духовно-психические связи.
На определённой фазе, или ступени, исторического развития человечества, когда на смену родовой общине приходит территориальная, т. е. соседская, община, индивиды-родственники становятся, кроме того, ещё и индивидами-соседями. Они сохраняют в себе свойства, признаки, качества индивидов-особей и индиви- дов-родственников, но, наряду с этим, приобретают и несут в себе новые свойства, признаки, качества, характеризующие их как соседей. Индивиды-соседи - это индивиды, которые, сохраняя в себе свойства индивидов-родственников и индиви- дов-особей, тем не менее, существенным образом отличается от тех и других, иногда даже противостоят им, выступают в качестве их противоположности. Каждый такой индивид является человеческой особью и чьим-то родственником, но при
этом он обязательно является и чьим-то соседом, вступает с определённым - достаточно большим - числом других индивидов в отношения соседства, которые доминируют над всеми другими отношениями этого индивида и придают ему совершенно новые свойства, определяющие его в качестве индивида-соседа. Соседство - это исторически и логически новое, принципиально отличающееся от родства отношение и свойство индивидов. Его суть состоит в том, что оно характеризует человека не со стороны его родственных связей с другими индивидами, а со стороны его пространственных - территориальных - связей с ними, т. е. связей, вытекающих из их совместного и одновременного сосуществования в пределах определённого общего пространства, определённой общей территории. Соседство это свойство индивидов, приобретённое ими в результате их пространственной, территориальной, а не родственной связи с другими индивидами. Вместе с тем, соседство - это не только пространственная, территориальная, но, кроме того, как и родство, социальная, экономическая и духовно-психическая характеристика существования человеческих индивидов и человечества в целом. Однако, в отличие от родства, эти - социальные, экономические, духовно-психические - характеристики определяются и ограничены (!) не столько биотическими или родственными, сколько пространственными, территориальными связями между людьми. Возникнув ещё в древнейшей истории, соседство существует до сих пор, хотя и в существенно изменённой, переработанной, преобразованной форме. Оно, следовательно, имеет разные формы, меняющиеся на протяжении веков и тысячелетий.
С появлением на арене исторического развития человечества первых обществ (протообществ) формируется и совершенно новый тип индивида - инди- вид-личность[72]. Он сменяет предшествующий ему тип индивида-соседа, характерный для территориальной (соседской) общины. Он сохраняет и интегрирует в себе в снятой - переработанной, преобразованной - форме определённые свойства, признаки, качества, характеристики всех предшествующих ему типов индивидов:

и индивида-соседа, и индивида-родственника, и индивида-особи (этно-индивида). Являясь личностью, этот индивид одновременно является человеческой особью, родственником и соседом определённого числа каких-то других человеческих индивидов. Однако присущие ему свойства - это не просто арифметическая сумма свойств индивидов-особей, индивидов-родственников и индивидов-соседей, а совершенно новая органическая система свойств. Эта система личностных свойств определяется свойствами той деятельности, которую осуществляет данный индивид как её субъект[73], свойствами тех отношений, в которые он вступает с другими индивидами-личностями как своими контрсубъектами, свойствами того общества, в котором живут эти индивиды-личности[74], а также свойствами того места, которое они в структуре этого общества занимают. При этом особо важно подчеркнуть, что индивид-личность - это биосоциальное существо[75]. Однако многие его даже чисто естественно-природные, в том числе биотические, свойства существуют и проявляются в нём, как правило, в снятом - переработанном, преобразованном - виде. Например, даже отдельные части его тела - волосы на голове, брови, ресницы, губы, конечности рук и ног и т. д. - могут быть обработаны и преобразованы в соответствии с требованиями моды и имиджа, что особенно характерно для женщин и необходимо политикам. Важно также указать на органическую, неразрывную связь, взаимозависимость и взаимообусловленность индиви- да-личности и общества. Как не существует индивида-личности вне общества[76],

так не существует и общества без индивида-личности. Поэтому, как верно отмечает М. С. Каган, понятие «личность» находит свою диалектическую пару в понятии «общество»[77].
Говоря об индивиде-личности, мы неизбежно приходим к вопросу, который Э. В. Ильенков формулирует так: «В каком пространстве существует лич- ность»[78]. Нам представляется, что личность существует не в одном, как считают многие, и не в трёх, как считают А. В. Петровский и В. А. Петровский , а, по меньшей мере, в пяти пространствах, измерениях или аспектах, причём во всех сразу, одновременно. Во-первых, личность существует во внутреннем пространстве своей собственной индивидуальной жизни[79]. Во-вторых, личность существует во внутреннем пространстве своих собственных межличностных отношений, отношений с другими индивидами-личностями[80]. В- третьих, личность существует во внутреннем пространстве своих собственных личностно-групповых отношений, отношений с реальными, а не мнимыми, воображаемыми, статистическими группами, коллективами людей. В- четвёртых, личность существует во внутреннем пространстве межгрупповых отношений, отношений между группами, коллективами людей[81], в которых она определённым образом, непосредственно или опосредствованно, в большей или меньшей мере представлена. В-пятых, личность существует во внутреннем пространстве других индивидов-личностей и их групп, коллективов, в пространстве результатов своей собственной деятельности и деятельности других людей, а также посредством этой деятельности в пространстве природы2.

И во всех этих случаях индивид-личность формируется и проявляется не только в качестве субъекта определённой деятельности, но и в качестве члена определённого общества, несущего внутри и вне себя определённую часть общественного потенциала. Однако при этом личность может и должна сохранять свою индивидуальность, ту или иную меру своей автономии (самостоятельности, независимости) от общества, от всех других его членов. Личность, как отмечает И. Кант, может и должна выступать - при условии соблюдения законов нравственности, норм морали - не как средство, а как «цель сама по себе», так как сама по себе она не имеет цены, потому что её ничем и никем нельзя заменить, ей нет эквивалента, лишь она сама может рассматриваться как свой собственный эквивалент. Не существует цены, которая была бы достаточно высока, чтобы оплатить издержки потери статуса личности, потому что с этой потерей теряют своё значение все другие акты выбора или альтернативы бытия индивида. Для бытия личности

не существует никакого ценностного эквивалента. Она не может рассматривать себя как плату за достигнутое благо, потому что только для личности вообще существуют и блага и плата за эти блага. В противном случае индивид, например, ведущий себя как крепостной, перестаёт быть личностью. Сама же нравственность и её законы, определяющие всякую ценность и являющиеся условием, соблюдение которого только и позволяет человеку как разумному существу стать самоцелью, должны обладать достоинством, то есть безусловной, несравнимой ценностью. Единственно подходящее выражение для той оценки, которую разумное существо должно дать этому достоинству, это - слово уважение. Автономия есть, таким образом, основание достоинства человека как индивида-личности[82].
На разных ступенях общественно-исторического развития возникают и различные идеалы, идеальные или идеализированные модели человека, прежде всего, индивида-личности. Например, Конфуций считает, что в человеке как личности (цзюньцзы) должно быть достигнуто, формироваться и проявляться гармоническое сочетание различных качеств, в частности, человечности (жэнь), нравственности, образованности, непосредственности, культуры, терпимости, многосторонности понимания жизни, отвращения к любым разновидностям фанатизма и максимализма. Эта гармония, или мера, которую он называет «средним путём», возможна, когда люди следуют правилам (ритуалам) благопристойности («ли»), играющим роль масштаба, помогающим избежать крайностей. Не зная ритуала, нельзя утвердить себя в обществе. Почтительность без ритуала приводит к суетливости, осторожность без ритуала приводит к боязливости, смелость без ритуала приводит к смутам, прямота без ритуала приводит к грубости. Знание «ли», проникновение в их смысл становится необходимостью, и любовь к знанию рассматривается как звено, которое, связывая между собой нравственное и культурное развитие личности, обеспечивает гармоничное сочетание этих сфер. Любовь к человечности без любви к обучению вырождается в тупость, любовь к мудрости без стремления учиться вырождается в то, что человек разбрасывается. Цзюньцзы не должен выполнять любой приказ правителя. Напротив, он должен сопротивляться ему в тех случаях, когда находит его линию безнравственной, а если наставления не оказывают воздействия, если в государстве утверждается беспринципность и погоня за наживой, благородному человеку следует отказаться от службы, ибо не к лицу ему почести и богатства, полученные нечестным путём. Цзюньцзы не орудие, он гармоничен, но не подобен другим. Тот, кто способен проявлять в Поднебесной почтительность, обходительность, правдивость, сметливость и доброту, тот является человеколюбивым. Если человек почтителен, то его не презирают. Если человек обходителен, то его поддерживают. Если человек правдив, то ему доверяют. Если человек сметлив, он добивается успехов. Если человек добр, он может использовать других. Благородный муж в доброте не расточителен, принуждая к труду, не вызывает гнева, в желаниях не алчен, в величии не горд, вызывая почтение, не жесток[83].

Взгляды Конфуция, характеризующие идеал личности, нашли своих приверженцев во всём мире. Так, в «Конституции из 12 статей» Сётоку Тайси, (574-622 гг.), правящего Японией более 30 лет, можно обнаружить нечто вроде внутреннего диалога с Конфуцием, книга которого «Беседы и суждения» была к тому времени одной из самых читаемых в среде образованных японцев. В этом диалоге Сётоку Тайси адаптирует мысли Конфуция к состоянию дел в своём государстве и придаёт им соответствующее звучание. Он, как и Конфуций, считает, что во всём, в том числе и в человеке (индивиде-личности), необходимо чтить гармонию (ва), под которой понимается состояние подвижного равновесия, уравновешенности одного другим, позволяющее не распадаться целому. Тот, кто проникся принципом «ва», есть гармоничный человек, уравновешивающий всё, с чем имеет дело[84]. В Европе о всестороннем и гармонически развитом человеке мечтали Ф. Шиллер, К. Маркс и многие другие мыслители. Стремление человека к гармонии, непротиворечивости своего внутреннего мира посредством выбора действий, которые соответствуют его совести и внутренней правде, подчёркивают и современные экзистенциалисты . Особенно актуальной проблема формирования всесторонне и гармонически развитой личности становится в современную эпоху - в эпоху, как отмечают многие исследователи, перехода человечества от индустриального общества к информационному обществу.
Наиболее значимыми и известными в современной науке формами проявления коллективной субъектности, исторически сложившимися в ходе развития человечества, являются такие, как общинно-родовая, территориально-общиннородовая и территориально-общинная субъектность, а также их неотъемлемая часть - семейно-общинная субъектность. В первом случае коллективом- субъектом является родовая община-субъект, во втором - территориальнородовая община-субъект, в третьем - территориальная (соседская) община- субъект, в четвёртом - общинная семья-субъект. Им соответствуют определённые формы и уровни индивидуальной субъектности, индивида-субъекта - индиви- да-общинника, в том числе общинника-родственника, общинника-соседа и общин- ника-семьянина. Всем этим индивидам-общинникам присуща неличностная - минимальная (минимизированная) или более-менее умеренная, посредственная - субъектность и существенная (максимальная или более-менее умеренная, посредственная) зависимость от соответствующего коллектива-субъекта. У общинников- родственников родовой и территориально-родовой общины, а также у общинни- ков-семьянинов зависимость от соответствующей общины-субъекта максимальная, индивидуальная субъектность минимальная (минимизированная), а её неличностный характер максимален. У общинников-родственников и общинников - соседей, существующих в территориальной общине, уровень их зависимости от общины-субъекта ниже, чем у общинников-родственников родовой и территориально-родовой общины, но остаётся весьма высоким (выше среднего), а индивидуальная субъектность выше, чем у общинников-родственников родовой и территориально-родовой общины, но проявляется весьма посредственно (на среднем уровне), оставаясь неличностной, хотя и в меньшей степени, чем у общинников- родственников родовой и территориально-родовой общины. Во всех этих случаях коллективная субъектность, коллектив-субъект существенным образом доминирует над индивидуальной субъектностью, индивидом-субъектом. Однако, если общинно-родовая и территориально-общинно-родовая, а также семейно-общинная субъектность доминируют над субъектностью соответствующего общинника- родственника максимально и нередко подавляет её, то территориально-общинная субъектность доминирует над субъектностью соответствующего общинника- родственника и общинника-соседа в меньшей, относительно умеренной форме, но всё ещё весьма значительной (высокой) степени. Лишь после распада (разложения) данных форм коллективной субъектности и с возникновением новых - не общинных, а подлинно общественных - её форм, лишь с возникновением и развитием общества некоторые индивиды-субъекты получают определённую возможность стать личностным индивидом-субъектом - субъектом-личностью, для которого характерен более высокий (оптимальный, оптимизированный, либо максимизированный) уровень субъектности, чем для индивида-общинника[85]. С возникновением государств появляются также государства-субъекты, в которых могут существовать как индивиды, проявляющие себя как неличностные индивиды-субъекты, так и индивиды, проявляющие себя как личностные индивиды- субъекты, субъекты-личности.

Данная точка зрения в значительной мере совпадает с тем пониманием соотношения категорий «субъект-личность», который рассматривает личность как высший уровень, высшую фазу развития индивидуальной субъектности, индиви- да-субъекта[86]. Так, Н. А. Бердяев различает человека-индивидуума (человеческого индивида), представляющего собой неотъемлемую часть целого - естественноприродного и социального (рода, общества), зависимую от него, вне которого он не является индивидуумом, несмотря на все его попытки эгоистического самоутверждения внутри этого целого, и человека-личность, представляющего собой микрокосм, универсум, которому присущи свобода и независимость от материального мира, природы, общества, государства и чуждо эгоистическое самоутверждение . Согласно А. В. Брушлинскому, каждая личность является субъектом, но субъект не сводится к личности[87].

Однако существует и иная точка зрения, согласно которой субъект является высшим уровнем развития личности[88]. Так, например, Е. А. Сергиенко рассматривает личность (персону) как стержневую структуру субъекта, задающую общее направление самоорганизации и саморазвития. Личность задаёт направление движения, а субъект - его конкретную реализацию через координацию выбора целей и ресурсов индивидуальности человека. Носителем содержания внутреннего мира человека выступает личность, а реализацию в данных жизненных обстоятельствах, условиях, задачах - субъект. Человек осуществляет зрелые формы поведения в зависимости от степени согласованности в развитии континуума «субъект- личность». Исходя из этого, она выделяет три уровня субъектности в её онтогенетическом развитии: уровень протосубъекта («первичной субъектности»), уровень агента («вторичной субъектности») и уровень наивного субъекта. Уровень протосубъекта («первичной субъектности») формируется на первом году жизни ребёнка и характеризуется тем, что ребёнок начинает выделять себя из окружающей среды. У ребёнка формируется первичное представление о себе, в котором может быть выделено Я-экологическое, актуализирующее восприятие самого себя относительно физического окружения, и Я-интерперсональное, актуализирующее восприятие самого себя относительного других людей, устанавливающее эквивалентность Я-Другой. Уровень агента («вторичной субъектности») формируется и проявляется к 4 годам. Он предполагает «треугольные отношения», включающие и объект, и других людей, и ребёнка, проявляющего себя как агента этих отношений. Ребёнок начинает испытывать общие психические состояния со взрослыми по отношению к объекту или событию, начинает дифференцировать свои представления о том, что собственное психическое отличается от психического других людей. На основе представлений о последствиях собственного поведения у него формируются предсказания поведения других людей. Уровень наивного субъекта проявляется в 5-6-летнем возрасте ребёнка. Он характеризуется способностью ребёнка сопоставлять разные аспекты жизненной ситуации и их значение для себя и других людей, что позволяет ему на новом уровне анализировать человеческие контакты и их смысл[89].
С нашей точки зрения, согласно формулам (1.11)-(1.13),

каждый человек (человеческий индивид) - это единичное, индивидуальное, уникальное, неповторимое, бесконечное внутри себя образование, отличающееся от любого другого человека-индивида, хотя и имеющее с ним нечто общее, так же как и каждый человеческий коллектив, каждый элемент окружающего людей мира;
каждый человек (человеческий индивид) является потенциальным или актуальным индивидом-субъектом и индивидом-контрсубъектом;
каждый индивид-субъект (индивид-контрсубъект) является потенциальной или актуальной личностью;
каждый человек (человеческий индивид) является потенциальным субъектом (контрсубъектом) и потенциальной личностью, но не каждый человек (человеческий индивид) является актуальным субъектом (контрсубъектом) и актуальной личностью;
каждая личность является индивидом-субъектом (индивидом- контрсубъектом), но не каждый индивид-субъект (индивид- контрсубъект) является личностью.
Личность - это индивид-субъект (индивид-контрсубъект), уровень проявления субъектности которого не минимальный, низкий (ниже среднего) или средний (посредственный), а выше среднего, т. е. высокий или (у особо одарённых индивидов-субъектов, индивидов-контрсубъектов) максимально высокий. Личность - это такое свойство, качество индивида-субъекта, которое определяет и характеризует достаточно высокий (выше среднего) уровень проявления его субъектности, его самостоятельности (самости, независимости, свободы), его потребности и способности самостоятельно актуализировать - детерминировать, репрезентировать, конструировать, программировать, организовывать (регулировать), оценивать, корректировать и реализовывать, формировать и развивать - свои субъект(контрсубъект)-объектные и субъект- контрсубъектные отношения, свою специфически человеческую активность, деятельность и общение, самих себя, свой собственный потенциал, своё собственное специфически человеческое бытие, а также потенциал и бытие других людей. Это такое свойство, качество индивида-субъекта, которое формируется и проявляется в его совместной деятельности и взаимоотношениях с другими индивидами-субъектами в определённые периоды (фазы, моменты) их коллективно-групповой жизни и при наличии соответствующих социальных, культурных, экономических и политических условий. Личность - это не субъект- посредственность, а высокоразвитый индивид-субъект, потенциал, самостоятельность (независимость, свобода), активность которого не только выше потенциала, самостоятельности (самости, независимости, свободы), активности других индивидов-субъектов, но и более длительное время и существеннее проявляется (воплощается) и сохраняется в их потенциале, их деятельности и взаимоотношениях, в окружающим мире. В частности, индивид-личность более самостоятельно, свободно, независимо и нестандартно (неординарно, новаторски, творчески), вариативно, лучше других, неличностных, индивидов- субъектов ощущает, воспринимает, запоминает, вспоминает, представляет, эмоционально переживает, рационально и продуктивно воображает, осмыс
ливает, понимает, прогнозирует (предвидит) происходящее в самом себе, других людях и окружающем их мире, своими отношениями с ним, своей деятельностью, своим словом и делом (своими высказываниями и действиями) развивает (преобразует, изменяет) его потенциал, а также свой собственный потенциал и потенциал других людей, сохраняя в нём всё ценное для них, выявляет и решает возникающие при этом противоречия, проблемы, задачи, проявляя присущую ему силу воли.
Как пишет Э. В. Ильенков, «действительная личность обнаруживает себя тогда и там, когда и где индивид в своих действиях и продукте своих действий вдруг проявляет результат, всех других индивидов волнующий, всех других качающийся, всем другим близкий и понятный, короче - всеобщий результат, всеобщий эффект. Платон или Евклид, Ньютон или Спиноза, Бетховен или Наполеон, Робеспьер или Микеланджело, Чернышевский или Толстой - это личности, которых ни с кем другим не спутаешь, в которых сконцентрировано, как в фокусе, социально значимое (то есть значимое для других) дело их жизни, ломающее косные штампы, с которыми другие люди свыклись, несмотря на то что эти штампы уже устарели, стали тесны для новых, исподволь созревающих форм отношений человека к человеку. Поэтому подлинная личность, утверждающая себя со всей присущей ей энергией и волей, и становится возможной лишь там, где налицо назревшая необходимость старые стереотипы жизни ломать, лишь там, где кончается период застоя, господства косных штампов и настала пора революционного творчества, лишь там, где возникают и утверждают себя новые формы отношений человека к человеку, человека к самому себе.
Масштаб личности человека измеряется только масштабом тех реальных задач, в ходе решения которых она и возникает, и оформляется в своей определённости, и разворачивается в делах, волнующих и интересующих не только собственную персону, а и многих других людей. Чем шире круг этих людей, тем значительнее личность, а чем значительнее личность, тем больше у неё друзей и врагов, тем меньше равнодушных, для которых само её существование безразлично, для которых она попросту не существует.
Поэтому сила личности - это всегда индивидуально выраженная сила того коллектива, того «ансамбля» индивидов, который в ней идеально представлен, сила индивидуализированной всеобщности устремлений, потребностей, целей, ею руководящих. Это сила исторически накопившейся энергии множества индивидов, сконцентрированная в ней, как в фокусе, и потому способная сломать сопротивление исторически изживших себя форм отношений человека к человеку, противодействие косных штампов, стереотипов мышления и действия, сковывающих инициативу и энергию людей.
Личность тем значительнее, чем полнее и шире представлена в ней - в её делах, в её словах, в поступках - коллективно-всеобщая, а вовсе не сугубо индивидуальная её неповторимость. Неповторимость подлинной личности состоит именно в том, что она по-своему открывает нечто новое для всех, лучше других и полнее других выражая «суть» всех других людей, своими делами раздвигая рамки наличных возможностей, открывая для всех то, что они ещё не знают, не умеют, не понимают. Её неповторимость не в том, чтобы во что бы то ни стало выпячи
вать свою индивидуальную особенность, свою «непохожесть» на других, свою «дурную индивидуальность», а в том и только в том, что, впервые создавая (открывая) новое вообще, она выступает как индивидуально выраженное всеобщее.
Подлинная индивидуальность - личность - потому и проявляется не в манерничанье, а в умении делать то, что умеют делать все другие, но лучше всех, задавая всем новый эталон работы. Она рождается всегда на переднем крае развития всеобщей культуры, в создании того продукта, который становится достоянием всех, а потому и не умирает вместе со своим ’’органическим телом”.
С этим же связана и давно установленная в философии и психологии синонимичность ’’личности” и ’’свободы”. Свободы не в обывательском смысле (в смысле упрямого стремления делать то, что ”мне желается”), а в смысле развитой способности преодолевать препятствия, казалось бы, неодолимые, в способности преодолевать их легко, изящно, артистично, а значит, в способности каждый раз действовать не только согласно уже известным эталонам, стереотипам, алгоритмам, но и каждый раз индивидуально варьировать всеобщие способы действия применительно к индивидуально-неповторимым ситуациям, особенностям материала.
Поэтому личность и есть лишь там, где есть свобода. Свобода подлинная, а не мнимая, свобода действительного развёртывания человека в реальных делах, во взаимоотношениях с другими людьми, а не в самомнении, не в удовольствии ощущения своей мнимой неповторимости.
Поэтому-то личность не только возникает, но и сохраняет себя лишь в постоянном расширении своей активности, в расширении сферы своих взаимоотношений с другими людьми и вещами, эти отношения опосредствующими. Там же, где однажды найденные, однажды завоёванные, однажды достигнутые способы жизнедеятельности начинают превращаться в очередные штампы-стереотипы, в непререкаемые и догматически зафиксированные мёртвые каноны, личность умирает заживо: незаметно для себя она тоже превращается медленно или быстро в набор таких шаблонов, лишь слегка варьируемых в незначительных деталях.
И тогда она, рано или поздно, перестаёт интересовать и волновать другого человека, всех других людей, превращаясь в нечто повторяющееся и привычное, в нечто обычное, а в конце концов в нечто надоевшее, в нечто для другого человека безразличное, в нечто безличное - в живой труп. Психическая (личностная) смерть нередко наступает в силу этого гораздо раньше физической кончины человека, а бывшая личность, сделавшаяся неподвижной мумией, может принести людям горя даже больше, чем его натуральная смерть.
Подлинная же, живая личность всегда приносит людям естественную радость. И прежде всего потому, что, создавая то, что нужно и интересно всем, она делает это талантливее, легче, свободнее и артистичнее, чем это сумел бы сделать кто-то другой, волею случая оказавшийся на её месте. Тайна подлинной, а не мнимой оригинальности, яркой человеческой индивидуальности заключается именно в этом. Вот почему между ”личностью” и ’’талантом” тоже правомерно поставить знак равенства, знак тождества.

lt;...gt; Вот и надо заботиться о том, чтобы построить такую систему взаимоотношений между людьми (реальных, социальных взаимоотношений), которая позволит превратить каждого живого человека в личность»[90]. 
<< | >>
Источник: Гомеров И. Н. Человек в поле политики: лекция. 2012

Еще по теме В.              Уровни развития и проявления субъектности:

  1. 4. Уровни и формы проявления политической субъектности
  2. 4.1. Уровни развития политической субъектности
  3. Распространение аналитических сообществ и центров по всему миру и повышение субъектности на национальном уровне
  4. § 4. Тенденции развития социальной структуры и их проявление на современном этапе развития российского общества
  5. Субъектность как специфическое свойство человека А. Проблема субъектности в философии и науке
  6. 4.2. Виды и проявления виктимности 4.2.1. Уровни анализа виктимности
  7. Этап развития продукта на рынках разных уровней
  8. Тема 14 СОВРЕМЕННАЯ МЕТОДИКАОЦЕНКИ УРОВНЯ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ОРГАНИЗАЦИИ
  9. Этап развития компании на рынках разных уровней
  10. ЭКСПРЕСС-ОЦЕНКА УРОВНЯ ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ
  11. Занятие 16 ОЦЕНКА УРОВНЯ РАЗВИТИЯ АДАПТАЦИОННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ
  12. Неравномерность и различия в уровнях социально-экономического развития стран в мировом хозяйстве
  13. условия развития и факторы повышения влияния аналитических сообществ на национальном уровне
  14. условия развития и факторы повышения влияния аналитических сообществ на глобальном уровне
  15. Анализ уровня социально-экономического развития и размещения производительных мощностей на определенной территории.