загрузка...

Субъектность как специфическое свойство человека А. Проблема субъектности в философии и науке

 
Проблема определения человека как субъекта занимала умы многих философов и психологов. Так, уже Аристотель отмечает, что «человек - это, конечно, источник поступков. lt;...gt; Ни про неодушевлённые, ни про одушевлённые существа, кроме человека, мы не говорим, что они действуют (prattein), а [говорим так] только о человеке. Ясно, что человек - сила, порождающая действия»[1]. Согласно Аристотелю, «душа есть. начало» человека как живого телесного существа, которая в «большинстве случаев, очевидно, .ничего не испытывает без тела и не действует без него, например: при гневе, отваге, желании, вообще при ощущениях. Но больше всего, по-видимому, присуще одной только душе мышление. Если мышление есть некая деятельность представления или не может происходить без представления, то и мышление не может быть без тела. lt;...gt; душе свойственно познавать, ощущать, думать, а также желать и хотеть и вообще ей свойственны стремления. lt;...gt; Таким образом, душа необходимо есть сущность в смысле формы естественного тела, обладающего в возможности жизнью. Сущность же [как форма] есть энтелехия; стало быть, душа есть энтелехия такого тела. Энтелехия же имеет двойной смысл: или такой, как знание, или такой, как деятельность созерцания; совершенно очевидно, что душа есть энтелехия в таком смысле, как знание. lt;...gt; Итак, душа есть причина и начало живого тела. в трёх смыслах. А именно: душа есть причина как то, откуда движение, как цель и как сущность одушевлённых тел» . Оценивая вклад Аристотеля в разработку проблемы субъекта, А. Ф. Лосев пишет: «Аристотель внёс в мир платоновских идей не только момент объекта, но и момент субъекта. Аристотель учил, что мир идей, который он назвал Нусом - Умом, обязательно сам себя мыслит и является самосознанием. С одной стороны, он то, что мыслит, а с другой стороны, он есть также и то, что
3
мыслится» .

Средневековая философия понимает под субъектом нечто реальное, существующее в самих вещах, а под объектом - нечто существующее лишь в интеллекте. Для данной эпохи было характерно жёсткое подавление индивидуальности, подчинённой общепринятым религиозным канонам, в рамках которого существовал, как считает А. Я. Гуревич, так называемый «архаический индивидуализм»[2], который, по мнению А. Ф. Лосева, с наступлением эпохи Возрождения приобретает новые формы, дающие человеку возможность мыслить себя в качестве самостоятельной личности-субъекта, но чувствующего ограниченность своего фактического существования и беспомощность перед громадой бесконечной жизни и космоса . И только в Новое время, как отмечает М. Хайдеггер, «человек становится субъектом», причём «первым и исключительным субъектом» . Р. Декарт понимает субъекта как активное начало, как нечто отличное от объекта и резко противопоставляет их друг другу. Тем самым он поставил вопрос об отношении «внутреннего» мира сознания и «внешнего» мира природной реальности. Человеческий индивид представляется ему мыслящим, разумно действующим, имеющим некоторую самостоятельность и внутреннюю стимуляцию своей активности. В классической немецкой философии была показана невозможность ме- тафизически-дуалистического противопоставления субъекта и объекта как двух внутри себя замкнутых субстанций. Субъект здесь понимается не как некая «идеальная вещь», а как самостоятельная активность-деятельность (самодеятельность) человека. В философии И. Канта проблема человека-субъекта занимает центральное место. «Что такое человек?» - основной вопрос его философской системы, пронизывающий все её элементы. Кант рассматривает человека «не только как цель природы подобно всем организмам, но... также как последнюю цель природы, по отношению к которой все остальные вещи в природе составляют систему целей»[3], и выдвигает идею активности человека-субъекта. Формулируя проблему различия и единства эмпирического (индивидуального), трансцендентального (коллективного) и практического (нравственного) субъекта, Кант закладывает предпосылки для понимания и определения родовой, специфически человеческой (в том числе социальной) природы человека-субъекта. Однако он оставляет открытой проблему объекта. У него вещи «аффинируют» чувствительность субъекта, но существуют «сами по себе», независимо от него. И. В. Фихте, как и Кант, полагает, что единство человеческого Я-субъекта независимо от опыта, предшествующего ему, является его априорной, трансцендентальной основой. Но если Кант рассматривает единство человеческого Я-субъекта с точки зрения его отношения к объекту, то Фихте объявляет этого Я-субъекта абсолютным Я-субъектом, единственной реальностью, всемогущей творческой силой, всё создающей и совпадающей, в конечном счёте, с самосознанием всего человечества. Фихте утверждает единство эмпирического и абсолютного Я- субъекта, но рассматривает последнего в качестве некоего всеобщего духовного начала, подчиняющего себе любой объект и любого эмпирического Я-субъекта.


Ф. В. И. Шеллинг, так же как и Фихте, считает, что субъект и объект изначально образуют нечто единое, но, в отличие от Фихте, утверждает абсолютное тождество объекта и субъекта, так как «высшее не может быть ни субъектом, ни объектом, ни тем и другим одновременно, но лишь абсолютным тождеством.»[4]. Как отмечает Г. В. Ф. Гегель, если Фихте обосновывает «субъективный субъект-объект», то Шеллинг - «объективный субъект-объект». Сам же Гегель рассматривает субъекта в единстве его познавательной и практически- преобразовательной деятельности, трактует субъекта как субстанцию, тождественную абсолютному субъекту-духу, проявляющего самого себя в объекте. Как замечает В. Г. Белинский, для Гегеля «судьба субъекта, индивидуума, личности, важнее судеб всего мира», но этот субъект есть «не сам себе цель, но средство для мгновенного выражения общего, а это общее является у него (Гегеля. - И. Г.) в отношении к субъекту Молохом (Богом. - И. Г.)» . К. Маркс понимает субъекта в первую очередь как субъекта материального и духовного производства, социальных (общественных) отношений и классовой борьбы, как то, что объективируется в объекте, субъективирующемся в субъекте .
В XX веке доминирующей идеей становится идея творчества и саморазвития человека, наиболее развёрнуто и глубоко разрабатываемая в рамках экзи- стенциональной философии и психологии, онтологической базой которой стал отказ от картезианской дихотомии души и тела (соответственно - субъекта и объекта) и провозглашение человеческого сознания центральным элементом в системе мироздания[5]. В частности, согласно Н. А. Бердяеву, «субъект есть моё ”я”, душа; моё сознание в противоположность его содержанию. lt;...gt; В экзистенциональном смысле субъект коррелятивен не с объектом, а с другим субъектом»[6]. Однако, в отличие от Н. А. Бердяева, М. Хайдеггер считает, что необходимо «.’’пробудить” человека от антропологического забытья и освободить его от власти субъекта - метафизической формы, претендующей на синтез всего сущего. Поэтому неискажённая антропология может быть только антропологией без субъекта»[7]. Ж.-П. Сартр, рассматривая проблему субъекта, также констатирует: «Мы не находим в сознании никакого субъекта - ни психологического субъекта, который уже есть объект для сознания, каким его открывает редукция и который является внешним и трансцендентальным; ни трансцендентального субъекта, который есть только фикция, производимая исходя из психологического субъ- екта»[8].

Проблема субъектности человека занимает важное место в современной отечественной психологии. Её исследуют К. А. Абульханова, Л. И. Анцыферова, Е. А. Аронова, А. В. Брушлинский , С. Дерябо, А. Л. Журавлёв, Г. В. Залевский, В. В. Знаков, О. А. Конопкин, В. И. Моросанова, В. А. Петровский, Е. А. Сергиен- ко и многие другие психологи[9]. Одни авторы в определении субъектности делают акцент на общей способности субъекта к осознанной саморегуляции своей произвольной активности , подчёркивают взаимосвязь содержания самосознания субъекта и структуры саморегуляции его поведения, деятельно- сти[10], другие акцентируют внимание личностных аспектах субъектности и
субъективности , третьи - на особенностях коллективного субъекта, совместной деятельности людей , четвёртые подчёркивают значение психологии
субъекта в понимании специфики человеческого бытия[11], пятые - взаимосвязь субъекта и фиксированных форм его поведения[12]. При этом категории «субъект» придан придаётся научный статус новой субъектной парадигмы, нового методологического принципа, который, как считает К. А. Абульханова, служит «соотнесению теории, знаний и эмпирического исследования», является ориентиром «для выработки стратегии всего исследования, поверки и подтверждения гипотез», содействует «установлению самых различных соотношений предмета и объекта познания», выполняет «не только науковедческую, но и научно-практическую роль»[13]. Свой вклад в развитие идеи творческой сущности субъекта внёс Э. В. Ильенков . О социально-активной роли субъекта пишет Г. С. Афанасьев[14].

А. А. Митькин, завершая предпринятый им обзор исследований проблемы субъектности человека, отмечает её сложность, глубокую антиномичность и парадоксальность. По мнению М. Фуко, использование термина «субъект» - не более чем дань классической философской традиции, а исследование субъекта на деле есть анализ «условий», при которых возможно выполнение неким индивидом функций субъекта[15]. Именно таким образом проблема субъекта и субъектности исследуется и в данной работе. 
| >>
Источник: Гомеров И. Н. Человек в поле политики: лекция. 2012

Еще по теме Субъектность как специфическое свойство человека А. Проблема субъектности в философии и науке:

  1. Б. Субъектность как специфическое свойство человека
  2. Категории субъектности и отношений в философии и науке
  3. Власть как субъектно-объектное отношение
  4. 4.1. Уровни развития политической субъектности
  5. Двойственность и идеал политической субъектности
  6. В.              Уровни развития и проявления субъектности
  7. Субъектные (личные) цели
  8. § 1. Политическая субъектность
  9. 1. «ЧЕЛОВЕК ИЛИ МАШИНА» В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ НАУКЕ И ПРАКТИКЕ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ
  10. политическая субъектность аналитических СООБЩЕСТВ: ФАКТОРЫ СРЕДЫ
  11. Власть - исходная предпосылка политической субъектности
  12. 3. Природа политической субъектности
  13. Глава V. Субъектный состав гражданских правоотношений. Абсолютные и относительные права
  14. ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА В СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ УТОПИСТОВ
  15. С. Влияние изменения субъектного состава участвующих в деле лиц на подведомственность дела
  16. § 3. СУБЪЕКТНЫЙ СОСТАВ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ ВРЕДА
  17. СУБЪЕКТНЫЙ СОСТАВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ОТКАЗУ ОТ ОБВИНЕНИЯ
  18. 4. Уровни и формы проявления политической субъектности