Глава 3 КРОВНОРОДСТВЕННЫЕ ГРУППЫ

 
Социальные объединения, основанные на родственных связях, называются родственными группами (kin groups). Конечно, нуклеарная семья является родственной группой, так как каждый из ее членов представляет собой первичного родственника всех остальных.
Полигамная семья — тоже родственная группа. Однако кроме первичных родственников она регулярно включает в себя определенное число вторичных родственников, лишь от случая к случаю присутствующих в составе нуклеарной семьи (речь идет прежде всего об отчимах/мачехах, единокровных/единоутробных сиблингах и пасынках/падчерицах). Расширенные семьи (патрилокального, матрилокального, авункулокального или билокального типа) также представляют собой родственные группы. В отличие от нуклеарных и полигамных семей, они регулярно включают в себя третичных родственников, таких, как жена сына брата или сын брата отца в патрилинейной семье; часто в их состав входят также и дальние родственники.
Тем не менее важно отметить, что в каждом типе семейной организации родственные связи, соединяющие членов семьи друг с другом, всегда частично являются отношениями свойства и никогда— исключительно кровного родства. В нуклеарной семье, например, связь между отцом и матерью или мужем и женой является отношением брака; противоинцестуозные табу повсеместно не допускают, чтобы в такую связь вступали первичные кровные родственники. В составных формах семьи определенное число членов подобных семей связано исключительно отношениями свойства. Но вне зависимости от того, каковы связи между ними — кровного родства или свойства, члены семьи (каков бы ни был ее тип) также объединены совместным проживанием. Эти характеристики смешанных связей кровного родства и свойства, а также совместного проживания отличают один из основных типов родственных групп, резидентные родственные группы, к которым принадлежат и все формы семьи.
67
Вторым основным типом родственных групп считаются кровнородственные группы. Члены подобных групп связаны друг с другом исключительно кровнородственными связями. Если между двумя любыми членами такой группы обнаруживается связь свойства, она всегда оказывается косвенной и несущественной. Так как люди, связанные в основе своей отношениями свойства, не могут принадлежать к одной кровнородственной группе, муж и жена могут быть одновременно членами такой группы только при особых обстоятельствах. Противоинцестуозные табу и их расширение в виде правил экзогамии обычно требуют от индивида вступать в брак за пределами его собственной кровнородственной группы, в результате чего супруги обычно принадлежат к разным группам. Брат и сестра, с другой стороны, всегда будут кровными родственниками и членами одной и той же кровнородственной группы. Поскольку брак соединяет мужа и жену, которые не могут принадлежать к одной и той же кровнородственной группе, а Противоинцестуозные табу обычно отделяют друг от друга женатых братьев и замужних сестер, всегда принадлежащих к одной кровнородственной группе, последняя не может характеризоваться совместным проживанием.
Фундаментальные характеристики двух типов родственных групп могут быть суммированы следующим образом. Резидентные группы всегда характеризуются совместным проживанием; кровнородственные — никогда. Кровнородственная группа включает в себя только кровных родственников; резидентная группа всегда исключает из состава некоторых кровных родственников и включает свойственников. Резидентная группа обычно включает мужа и жену, но не брата и сестру. Кровнородственная группа всегда включает в себя брата и сестру, но практически никогда мужа и жену одновременно. Эти фундаментальные характеристики свойственны всем родственным группам обоих типов, каков бы ни был их размер, как бы они ни назывались, какими бы ни были тип брачного поселения и счет происхождения. Следующее обобщение утверждает, что форма резидентной родственной группы определяется прежде всего преобладающим типом брачного поселения, форма же кровнородственной группы детерминируется преобладающим способом счета происхождения.
Уже обращалось внимание на то, что счет происхождения не синонимичен генеалогическим отношениям. Даже унилинейный счет происхождения не подразумевает, что родственная связь с одним родителем признается при отрицании ее между другим родителем и ребенком или что родственно ребенок ближе к одному родителю, чем к другому. Действительно, известны случаи патрилинейного счета происхождения в обществах, отрицающих биологическую связь между отцом и
ребенком. Под счетом происхождения имеется в виду культурный принцип, приписывающий индивида в социальном плане к определенной группе кровных родственников.
68
Родственные группы представляют собой, так сказать, вторую линию защиты индивида. Когда он в опасности или сталкивается с какими-то проблемами, ему нужны помощь в выполнении экономической задачи или церемониальных обязательств — когда бы ему ни потребовалась поддержка того или иного рода, которую ему не мо-жег оказать его непосредственная семья, он может обратиться за помощью и поддержкой к своей более крупной родственной группе. Поскольку ее члены связаны с ним родственными отношениями, их обязательства помогать ему выражены сильнее, чем у остальных членов племени или общины. Он в свою очередь также имеет аналогичные обязательства перед ними. Кровнородственные группы особенно важны, ибо индивид обычно чувствует себя ближе к своим «кровным родственникам», чем к тем, кто связан с ним только лишь через посредство брака.
К кому из кровных родственников индивид может обратиться за поддержкой и по отношению к кому из них он имеет обязательства со своей стороны? Кровнородственные связи ветвятся до бесконечности, и если их проследить достаточно далеко, то они охватят собой всех членов локальной общины или даже племени. Именно поэтому родственников необходимо как-то дифференцировать, классифицировать таким образом, чтобы стало понятно, с кем из них индивид связан особенно близко. Во избежание путаницы решение должно быть принято уже в момент его рождения. Рождение ребенка в любом обществе неминуемо влияет на распределение прав и обязанностей других членов кровнородственной группы, причем некоторые из них должны принять на себя новые обязательства, другие могут приобрести новые права. Перспективы других членов метут измениться в отношении наследования имущества и стачуса, а также в плане возможных брачных альянсов. Короче говоря, юридические отношения модифицируются разнообразными путями, и каждый из членов группы должен иметь четкое представление о том, как появление нового члена группы отразится на нем лично. Для избежания возможных неопределенности и внутренних конфликтов социальное место новорожденного должно быть определено сразу же после его появления на свет.
От даты рождения индивида может зависеть возрастной класс, к которому он должен будет принадлежать. От места его рождения может зависеть, членом каких именно домохозяйства, общины или резидентной родственной группы он будет. Но существуют и другие виды социальных групп, членство в которых тоже должно быть определено в момент рождения, но выбор в спектре возможных альтернатив относительно них не всегда самоочевиден. Подобная проблема, например, возникает в случае рождения ребенка от брака людей, принадлежащих к разным статусным группам, таким, как касты или социальные классы. К какой касте должен принадле-
69
жать мулат или евроазиатский ребенок? А к какому классу должен принадлежать ребенок свободного мужчины и рабыни или отца-дворянина и женщины-простолюдинки? В каждом из этих случаев существуют по две равноценные альтернативы, и решение во избежание появления нового «яблока раздора» в каждом случае должно быть предписано определенными заранее культурными нормами.
Определение конкретной группы родственников, в чей состав индивид должен войти и по отношению к которой он должен вступить в систему взаимных обязательств, создает сходные проблемы. В большинстве обществ эти родственники начинают выполнять собственные функции вскоре после появления индивида на свет — обычно после церемонии, в ходе которой новорожденный получает имя и формально признается родственниками. Но вне зависимости от того, собираются ли они вместе или нет для проведения подобной церемонии, они должны знать заранее, кто именно входит в их круг и какое именно влияние на их права окажет признание ими существования нового родственника. Подобное знание дается во всех обществах через культурно сформулированные правила счета происхождения.
Ни в одном из них нет ничего имманентно очевидного или «естественного». Из-за действия противоинцестуозных табу, повсеместно запрещающих заключение браков между членами нуклеар-ной семьи, отец и мать не могут иметь одних и тех же родственников. Если бы ребенок входил в одну кровнородственную группу со всеми родственниками обоих родителей, его кровнородственная группа была бы в два раза большей кровнородственных групп каждого из его родителей, и через несколько поколений родственная группа стала бы совпадать со всей общиной или даже племенем; таким образом, она потеряла бы свою значимость. Следовательно, необходимо добиваться того, чтобы кровнородственная группа ребенка ограничивалась размером, приблизительно соответствующим числу членов таких групп каждого из родителей. Чтобы добиться этого, некоторые члены кровнородственных групп родителей должны быть исключены

из числа членов кровнородственной группы ребенка. Это можно сделать тремя основными путями, соответствующими трем первичным типам счета происхождения.
Патрилинейный счет происхождения достигает нужного отбора родственников, исключая из кровнородственной группы ребенка членов аналогичной группы матери и аффилиируя ребенка исключительно с группой отца. Матрилинейный счет происхождения аналогичным образом исключает из кровнородственной группы ребенка членов кровнородственной группы отца и аффилииру-ет ребенка с кровнородственной группой матери. Билатеральный счет происхождения добивается тех же результатов через исключение некоторых членов кровнородственных групп как отца, так и ма-
70
тери и аффилиируя ребенка с особой кровнородственной группой, включая некоторых (но не всех) членов кровнородственных групп обоих родителей. В большинстве случаев это его ближайшие генеалогические родственники, вне зависимости от того, через какого из родителей они связаны с ним. Каждый из этих типов счета происхождения производит кровнородственные группы особых типов.
Кроме того, в одном обществе могут одновременно использоваться два способа счета происхождения. Особо распространена комбинация матрилинейного и патрилинейного счета родства. Например, в некоторых индонезийских обществах с браком амбил-анак обычный патрилинейный способ счета родства может изменяться в определенном поколении в случае, если в семье нет сыновей; вместо этого используется матрилинейный счет родства через дочь, состоящую в матрилокальном браке, что обеспечивает продолжение семейной линии. У индейцев апинае (Бразилия) матрилинейный счет родства преобладает среди женщин, а патрилинейный — среди мужчин. С другой стороны, среди мундугуморов (Новая Гвинея) дочь входит в кровнородственную группу отца, а сын — в группу матери, и при этом складывающиеся в результате такой практики кровнородственные группы как бы идут зигзагом между полами от поколения к поколению [Mead, 1935; 176-177], подобно закономерностям, наблюдающимся при передаче из поколения в поколение биологических характеристик, коррелирующих с полом.
Среди бугинезийцев и макассаров о-ва Целебес дети первого, третьего и каждого последующего нечетного поколения входят в состав кровнородственной группы матери, а дети четных поколений
  • в состав кровнородственной группы отца (см.: [Kennedy, 1937: 291]). Важно отмегить, что во всех этих случаях один унилинейный принцип применяется к одной группе индивидуальных случаев, а противоположный — к другой. Оба они не применяются одновременно к одному и тому же индивиду.

Когда патрилинейный и матрилинейный принципы счета происхождения применяются одновременно к одним и тем же индивидам, а не поочередно в описанных комбинациях, их совместное употребление обозначается как двойной счет происхождения (его детальный анализ см. в: [Murdock, 1940b: 555-561] см. также: [Fortune, 1933:1-9]). В этом случае в обществе мы имеем дело одновременно и с патрилинейными, и с матрилинейными родственными группами, а каждый отдельный индивид принадлежит одновременно и к патрилинейной группе отца, и к матрилинейной — матери; притом, что из этой системы, таким образом, выпадают матрилинейные родственники отца и патрилинейные — матери. Поскольку при определенных условиях двойной счет происхождения ведет к появлению кровнородственных групп особого типа, его, возможно, имело бы смысл рассматривать как четвертый первичный тип счета проис-
71
хождения, а не простую комбинацию патрилинейного и матрили-нейного типов.
Наше [североамериканское. — А К] общество характеризуется билатеральным счетом родства и присутствием родственных групп выраженно билатерального типа, технически обозначаемых как/юдмя (kindred [Rivers, 1924:16]), но в обыденной речи называемых также как «родные» или «родственники». Так как билатеральные родственные группы особенно сложны для анализа, а также из-за того, что антропологи вплоть до настоящего времени не уделили их изучению достаточно внимания, предпочтительно начать наше рассмотрение с родственных групп, появляющихся под воздействием унилинейного счета родства, т.е. патрилинейных и матрилинейных групп. Группы эти обозначаются в литературе при помощи самых разных терминов: клан, род, линидж, родовая половина, фратрия, септ, сиб и т.д. Нескольким поколениям антропологов удалось добиться серьезного прогресса в анализе этих групп и подборе подходящих терминов для обозначения каждого из подтипов унилинейных родственных групп. В целом мы будем следовать классической работе Лоуи [Lowie, 1920]33, добившегося практически полного прояснения данного круга вопросов.

Патрилинейные кровнородственные группы представляют собой почти полную параллель матрилинейным группам, различаясь лишь способами включения в свой состав новых членов и соответственно, кругом родственников. Каждый из данных типов унилинейных групп представляет собой иерархию образований разного уровня. Эти подтипы унилинейных родственных объединений имеют идентичные обозначения, а тип счета родства указывается при помощи прилагательных «патрилинейный» и «матрилинейный» или префиксов «патри-» и «матри-».
Унилинейная кровнородственная группа технически обозначается как линидж, если включает в себя только лиц, в действительности способных проследить родство между собой через конкретные серии хранимых в памяти генеалогических связок вдоль соответствующей (отцовской или материнской) линии родства. Зачастую (хотя отнюдь не всегда) линидж состоит из унилинейно связанных лиц одного пола, составляющих ядро патрилокальной, мат-рилокальной или авункулокальной расширенной семьи, вместе со своими сиблингами противоположного пола, живущих в других домохозяйствах, но, конечно же, без проживающих совместно с ними супругов. Хотя наше собственное общество и билатерально, патри-линейное наследование фамилий приводит к появлению напоминающих линиджи групп лиц, имеющих одну и ту же фамилию. Таким образом, все лица, носящие фамилию Смит и могущие проследить
  1. Второе издание этой работы [Lowie, 1947] содержит много существенных исправлений и дополнений

(примеч. авт.).
72
свое действительное происхождение по мужской линии от общего предка, образуют своего рода патрилинидж.
Когда члены кровнородственной группы признают свое происхождение от общего предка по отцовской или материнской линии, но не всегда могут проследить действительные генеалогические связи между собой, такая группа называется сиб (см.: [Lowie, 1920: 111])* Если бы все лица, рожденные с фамилией Смит, в нашем обществе считали друг друга родственниками, они представляли бы собой патрисиб. Некоторые унилинейные общества не имеют сибов в собственном смысле этого слова, а единственным типом унилинейных десцентных групп в них становятся линиджи. Однако большинство таких обществ имеют сибы, представляющие собой наиболее характерную форму унилинейной кровнородственной организации. Сиб обычно включает несколько линиджей. Встречаемые в некоторых обществах группы, занимающие структурную позицию между сибами и линиджами, могут быть названы субсибами или подсибами.
Иногда два и более сиба признают существование совершенно условной унилинейной родственной связи между собой, еще менее достоверной, чем та, что объединяет сиб, но тем не менее достаточной для того, чтобы отличить такое объединение сибов от подобных. Кровнородственная группа этого более высокого порядка называется фратрией. Когда общество состоит из всего лишь двух сибов или фратрий, так что каждый индивид с необходимостью становится членом одной из групп, эта дихотомия приводит к развитию столь большого числа особых характеристик социальной организации, что по отношению к такого рода кровнородственным группам используется особый термин — родовая половина (moiety)A. Если бы наше общество состояло только из индивидов, носящих фамилии Смит и Джоунс, и если бы каждая из соответствующих групп считала себя родственно связанной по отцовской линии, то они представляли бы собой родовые патриполовины (patrimonies).
  1. Этот исключительно полезный термин еще не получил того общего распространения, которого он заслуживает (примеч. авт.). Необходимо подчеркнуть, что термин этот так и не получил распространения, а к настоящему времени практически вышел из употребления. В русском языке ему неплохо соответствует понятие рода, а в английском языке для обозначения соответствующей общности в настоящее время употребляется довольно громоздкое сочетание — unilineal descent group.При этом клан и линидж рассматриваются как разновидности этого типа социальной организации, а не как принципиально отличные от сиба/рода типы социальных групп. — А К.

к В отечественной терминологической традиции этот тип социальной организации чаще всего обозначается как дуально-родовая организация. —А К.
73
Наиболее широко распространенной характеристикой уни-линейных кровнородственных групп считается экзогамия, т.е. норма, требующая от всех членов группы искать себе брачных партнеров за ее пределами. В целом чем меньше размеры родственной группы, тем сильнее в ней выражена тенденция к экзогамии. Например, в некоторых обществах линиджи становятся экзогамными полностью, в то время как сибы экзогамны лишь частично, а родовые половины экзогамны не чаще любой унилинейной группы меньшего размера. При этом социальные единицы, симулирующие родственные группы, но не базирующиеся на реальном родстве (например, псевдородовые половины некоторых племен, обитающие по разные стороны деревенской площади или

выступающие друг против друга в разного рода играх), не должны смешиваться с действительными унилинейными родственными группами даже неэкзогамного типа.
Для целей структурного анализа, например интерпретации терминов родства, унилинейные общества с полностью неэкзогамными родственными группами должны обычно рассматриваться, как если бы они имели билатеральный счет происхождения, поскольку эндогамные союзы предотвращают распределение родственников в физическом и социальном пространстве, ожидаемое при экзогамной унилинейной организации. Из 178 унилинейных обществ нашей выборки только 10 демонстрируют полное отсутствие экзогамии. В половине этих случаев родственные группы, видимо, находятся еще в процессе формирования и не достигли полного развития. Например, балийцы, тонганцы и тсвана организованы в патрилиниджи, основанные, по- видимому, на патрилокальности брачного поселения с еще не развившимися экзогамными нормами; сходные неэкзогамные матрилиниджи мы находим у матрилокаль-ных каллинаго. Онтонг имеют неэндогамные группы обоих типов, при этом патрилиниджи выступают в качестве субъектов землевладения, а матрилиниджи — домовладения. В пяти других случаях родственные группы, видимо, находятся в состоянии упадка, на грани исчезновения. Среди кабабиш Судана и курдов Ирака исламизация привела к утрате сибами экзогамности, благодаря распространению института предпочтительности ортокузенного брака с дочерью брата отца. Аналогичным образом патрилинейные родственные группы среди индейцев фокс, пима и тева (Северная Америка) со всей очевидностью находятся в состоянии разложения.
Перечень обществ с унилинейными, но неэкзогамными родственными группами мог быть несколько шире при использовании более широкого определения. Так, русины и янки могли бы быть отнесены к той же самой категории из-за наличия среди них групп, патрилинейно наследующих фамилии, что, возможно, является пережитком родовой организации. У буин (Меланезия) имеются мат-рилинейно наследуемые тотемы, а среди эдо (Нигерия) встречаются
74
патрилинейно наследуемые пищевые табу; и то и другое может рассматриваться как пережиток родовой организации и свидетельство ее зарождения. У индейцев вашо распространены патрилинейные десцентные группы, чьей единственной функцией, по всей видимости, служит то, что их представители выступают в качестве соперничающих команд в разного рода играх. Однако по разным причинам представляется предпочтительным классифицировать такого типа социальные объединения как родственные группы только для проверки предположения о том, что тенденция к экзогамии может присутствовать у любых унилинейных объединений родственников. По сходным причинам мы не классифицировали как родовые половины следующие социальные объединения: два подразделения этнической группы сабеи, поскольку они, по всей видимости, представляют собой чисто территориальные образования; эндогамные ветви тар-тарол и теивалиол у тода, так как это скорее кастообразные группы; два патрилинейных подразделения лонгуда, имеющих прежде всего религиозный и церемониальный характер. Вместе с тем, возможно, при отсутствии более серьезных, чем в перечисленных случаях, оснований неэкзогамные дуальные подразделения пукапуканцев и ючи были классифицированы соответственно как матрилинейные и патрилинейные родовые половины. Поскольку пограничные случаи всегда создают большие проблемы для любых классификаций, все такие случаи перечислены нами выше.
В табл. 7 приводится классификация 175 унилинейных обществ нашей выборки по типам родственных групп и по признаку экзогамности. Включение этнических групп с двойным счетом родства в обе колонки объясняет кажущиеся числовые несоответствия.
ТАБЛИЦА 7

Тип родственных групп и наличие экзогамии

Штрилинейный
счет
происхождения

Матрилинейный
счет
происхождения

Экзогамные родовые половины

10

19

Неэкзогамные родовые половины и экзогамные сибы

4

5

Родовые половины и другие родственные группы, все неэкзогамные

3

0

Экзогамные фратрии

9

5

Экзогамные сибы

74

33



Неэкзогамные сибы и экзогамные линиджи

4

0

Неэкзогамные сибы и линиджи

3

0

Только экзогамные линиджи

10

5

Только неэкзогамные линиджи

6

3

ИТОГО

123

70
  1. ^              ^

МАТЕМАТИКО-СТАТИСТИЧЕСКИИ КОММЕНТАРИЙ К ТАБЛИЦЕ 7: ограничимся статистическим анализом лишь одной наиболее очевидной закономерности, которую можно проследить в данных, публикуемых Мердоком в табл. 7. Закономерность эту можно сформулировать следующим образом: «развитие и сохранение экзогамной дуально-родовой организации значимо вероятнее в матрилинейных, а не в патрилинейных обществах» или «патри-линейность социальной организации значимо блокирует развитие и сохранение дуально-родовой организации». Произведем, пользуясь материалами Мердока, статистическую проверку этой гипотезы (табл. 7а). —А.К.
ТАБЛИЦА 7а

Тип родовой организации

Экзогамная дуально-родовая организация

ИТОГО


0 (отсутствует)

1 (присутствует)


0 (патрилинейный)

ИЗ

10

123


92%

8%


1 (матрилинейный)

51

19

70


73%

27%


ИТОГО

164

29

193

а = 0,001 (согласно одностороннему точному тесту Фишера); ф = р = + о,2б, а = 0,0003; у = + 0,62, а = 0,001. Как мы видим, корреляция между вышеназванными гипотезами оказалась предсказанно направленной и статистически значимой. Таким образом, высказанную выше гипотезу можно считать успешно прошедшей кросс-культурную статистическую проверку. —А.К.
Следующая общая характеристика линиджей, сибов и родовых половин — тотемизм. С анализом этого ставшего предметом многочисленных научных споров феномена читатель может познакомиться в других работах (см. в особенности: [Frazer, 19Ю; Goldenweiser, 1933: 213-356; Lowie, 1920: 137-145]), а здесь он проводиться не будет, поскольку его влияние на формальную структуру социальных отношений сравнительно невелико. Одной из наиболее распространенных характеристик так называемого тотемического комплекса служит обозначение родственных групп по названиям животных. Объяснение несложно. Если бы люди, дающие своим товариществам такие имена, как «Орлы» или «Лоси», профессиональным бейсбольным командам — «Волчата», «Скворцы» или «Тигры», студенческим командам — «Бульдоги», «Пантеры», «Черепахи» и «Золотые медведи», использующие суслика и росомаху в качестве символов штатов, а осла и слона как символы политических партий, считающие, что «Американский орел» борется за мировое господство или за мир во всем
76
мире с «Британским львом» или «Русским медведем», — если бы эти люди были организованы в сибы, разве стали бы они обозначать их названиями какого-то иного рода, чем сиб Медведя,
Бобра, Ястреба, Черепахи, Волка и т.д., как ирокезы?
Если социальные группы должны получить какие-то имена, идея обозначать их по названиям животных кажется не менее очевидной, чем любые другие способы. Тем не менее достаточно важно, что, хотя кровнородственные группы всегда и везде имеют имена, они отнюдь не представляют собой названия животных, образуясь от названий растений, природных объектов, местностей, имен вождей или предков и т.п. Придание кровнородственным группам имен — очень важный феномен, так как общее имя позволяет идентифицировать члена родственной группы, проживающего отдельно от своих родственников, помогая таким образом поддерживать осознание членства в группе. В самом деле вполне вероятно, что присвоение некоего выделяющего имени всем индивидам, родившимся в данном месте, и его сохранение лицами, покинувшими дом при заключении брака, становится одним из основных путей формирования линиджей и сибов (см.: [Lowie, 1920:157-158]).
Тотемические пищевые табу могут выполнять сходные функции. Даже в нашем обществе члены некоторых религиозных сект обычно выделяются из своего окружения отказом от употребления в пищу мяса по определенным дням или свинины вообще. Хотя, вне всякого сомнения, элементы

тотемического комплекса могут иметь самые разные природу и происхождение, многие из них выполняют аналогичную функцию поддержания социального единства кровнородственной группы в контексте их дисперсного расселения.
В обществах, имеющих как патрилинейные, так и матрилиней-ные линиджи, сибы или фратрии, двойной счет происхождения не приводит к появлению принципиально новых структурных характеристик. Существуют патрилинейные группы обоих типов, а индивид принадлежит одновременно как к патрилинейной группе своего отца, так и к матрилинейной группе матери. Среди ашанти, например, индивид наследует свою «кровь» через принадлежность к матрисибу своей матери, а «дух» — через принадлежность к патрисибу отца; при этом оба этих сиба экзогамные и тотемические [Rattray, 1923: 77-78]. Гереро также организованы в экзогамные тотемические матри- и пат-рисибы; первые имеют преимущественно социальный, а вторые — религиозный характер [Luttig, 1934: 58-67]. Ни в одном случае подобные группы не отличаются ни в одном существенном отношении от кровнородственных групп, наблюдаемых в обществах, применяющих только один унилинейный способ счета происхождения.
Однако если одной из форм экзогамной кровнородственной организации в обществе с двойным счетом происхождения становятся родовые половины, развивается совершенно новый тип структуры,
77
который может быть назван билинейными родственными группами. В отличие от унилинейных и билатеральных родственных групп, билинейные родственные группы состоят из лиц, аффилированных друг с другом как по материнской, так и по отцовской линии, включая индивидов, находящихся в отношениях «сиблинг — сиблинг*, «орто-кузен — ортокузен», «дед по линии отца — дитя сына», «бабка по линии матери — дитя дочери». Исключенными из соответствующей кровнородственной группы эго окажутся все лица, связанные с ним только патрилинейно или матрилинейно, как, впрочем, и все индивиды, никак не связанные родственно с эго ни по каким линиям.
Билинейные родственные группы, технически обозначаемые как секции, уже давно известны у аборигенов Австралии, а их билинейная природа была установлена еще во времена Гэлтона [Galton, 1889: 70-72]. Понимание этого вопроса значительно продвинулось благодаря исследованиям Дикона [Deacon, 1927: 325-342], открывшего систему секций в Меланезии и давшего ей правильную интерпретацию. Однако только Лоуренсу [Lawrence, 1937: 319-354] удалось окончательно прояснить данный вопрос в исследовании, которое можно рассматривать как одно из наиболее оригинальных и значимых достижений в области изучения социальной организации. Рэдклифф-Браун [Radcliffe-Brown, 1947: 151154], также выдающийся знаток социальной структуры австралийских аборигенов, счел нужным подвергнуть критике Лоуренса в своей статье, посвященной разбору мелких этнографических вопросов и обходящей реальную проблему. Поэтому необходимо подчеркнуть, что по основному и наиболее важному вопросу прав именно Лоуренс, а Рэдклифф-Браун последовательно заблуждается.
Критически важным вопросом становится проблема детерминант социальной системы австралийского типа. Интерпретация, угаданная Гэлтоном, подтвержденная Диконом, окончательно доказанная Лоуренсом и принятая в настоящей работе, заключается в следующем. Подобные системы служат результатом взаимодействия патрилинейных и матрилинейных родственных групп в контексте наличия родовых половин и строгой экзогамии. Рэдклифф-Браун, не согласный по этому пункту как с Диконом (см.: [Radcliffe-Brown, 1927: 347]), так и с Лоуренсом, приписывает формирование секций влиянию терминологии родства (см.: [Radcliffe-Brown, 1930-1931: 43-45 etpassim}). В зависимости от свойственной им системы терминов родства, некоторым австралийским племенам якобы свойствен предпочтительный кросс-кузенный брак, другим — предпочтительный брак с вторичными кросскузенами; при этом родственные группы, согласно Рэдклифф-Брауну, представляют собой здесь лишь совершенно вторичный и неважный феномен [Radcliffe-Brown, 1913: 190-193]. Когда под давлением фактов Рэдклифф-Брауну приходится вынужденно признавать то, что брак обычно разрешен и с родст-
78
венниками, по отношению к которым применяются иные термины родства, он пытается выбраться из тупика, утверждая, что эти родственники «находятся в эквивалентном отношении» к предпочитаемому брачному партнеру. Анализ данных показывает, что те, кто «находятся в эквивалентном отношении», регулярно оказываются членами одной и той же билинейной родственной группы. Другими словами, регулирует брак не терминология родства, а, как и показал Лоуренс, преобладающий тип родственных групп.
Один из наиболее определенных выводов настоящей работы (см. гл. 7 и 9) заключается в том, что родственные группы служат первичными детерминантами как терминологии родства, так и правил заключения брака. Ни в одном регионе мира мы не можем найти каких бы то ни было свидетельств
первичности последних двух феноменов, и трудно себе представить, что Австралия могла бы оказаться единственным исключением, если бы даже Лоуренсу и не удалось доказать обратное. В дополнение к наиболее удовлетворительному объяснению известных фактов интерпретация Лоуренса объясняет и множество частных моментов. Например, она заставляет по-новому взглянуть на спор Мэтьюза и Спенсера на тему, являются ли аран-да матрилинейными или патрилинейными — ведь в действительности они матрилинейны и патрилинейны одновременно. Однако наиболее важно то, что данная интерпретация впервые позволяет рассмотреть социальную организацию австралийцев в контексте общих закономерностей, свойственных социальной организации во всех остальных регионах мира. Так, например, выясняется, что у австралийцев она состоит из аналогичных элементов, эволюция подчинена действию аналогичных факторов, а отличается она от социальной организации других регионов мира только более высокой сложностью конфигурации элементов. С другой стороны, интерпретация Рэдклифф-Брауна оставила бы социальные институты австралийских аборигенов в болоте внешне причудливого, уникального и научно необъяснимого, из которого их удалось вытащить Лоуренсу.
Но когда мистический туман развеялся, понять сущностную природу так называемых «двухсекционных», «четырехсекционных» и «восьмисекционных» систем австралийской социальной организации сравнительно несложно. Все они базируются на комбинации матрилинейных и патрилинейных родственных групп, включающих как экзогамные матрилинейные родовые половины, так и экзогамные патрилиниджи или патрисибы, составляющие ядро повсеместно распространенных в Австралии локальных групп или «орд». При отсутствии каких-либо осложняющих факторов взаимодействия этих групп создается ситуация, в рамках которой урожденные члены данной локальной группы или патриклана (члены локализованных патрилини-джа или патрисиба) разделены в перемежающихся поколениях между двумя матрилинейными родовыми половинами. Эго мужского пола,
79
отец его отца, сын его сына, а также их сиблинги и ортокузены попадают в одну матрилинейную родовую половину; отец эго, его сын, а также их сиблинги и ортокузены оказываются в составе другой мат-рилинейной родовой половины. Поскольку представители матрили-нейных родовых половин равномерно распределены среди всех подразделений племени, перемежающиеся поколения оказываются аффилиированными друг с другом во всех локальных группах. Правила экзогамии позволяют мужчине жениться на любой женщине из противоположной родовой половины при условии, что она не член его собственного патрисиба; она должна происходить из другой локальной группы и из одного из перемежающихся поколений в ней, соответствующего родовой половине, к которой принадлежат его отец и его сын. Это так называемая «двухсекционная система»; от обычной системы экзогамных матрилинейных родовых половин она отличается тем, что в нее также встроены патрилинейные структуры.
В значительной части ареала Австралии, где применяется двойной счет происхождения, патрилинейные структуры выходят за рамки локальной группы, в результате чего все патрисибы племени аггре-гируются в два переплетающихся множества, образующих две экзогамные патрилинейные родовые половины.
Эти патрилинейные родовые половины пересекаются с матрилинейными, образуя четыре секции. В «четырехсекционной системе» данного типа каждая секция представляет собой билинейную родственную группу, членов кото- рой объединяет родство по обеим линиям. Для каждого данного ин- дивида все члены его собственной секции связаны с ним как патрили-нейно, так и матрилинейно, т.е. они принадлежат одновременно и к его патрилинейной, и к его матрилинейной родовой половине. Вторая секция будет включать в себя всех лиц, принадлежащих к его пат- рилинейной родовой половине, но вместе с тем к противоположной матрилинейной. Третья секция включает всех матрилинейных родст- венников, не принадлежащих к его патрилинейной родовой полови- не. Четвертая секция включает всех, кто не связан с ним ни по муж- ской, ни по женской линиям, т.е. принадлежащих одновременно к противоположной патрилинейной и противоположной матрили- нейной половинам. Так как обе половины экзогамны, индивид может выбирать брачного партнера из четвертой (и только четвертой!) сек- ции. Двойная дуально-родовая экзогамия помогает объяснить стран- ный факт — браку австралийцев разрешен только с представителями одной родовой группы, в то время как в большинстве обществ с экзо-гамными половинами и сибами индивид может заключить брак с представителем любого сиба противоположной родовой половины.
После того как австралийская «четырехсекционная система» очищена от тумана, которым ее описания окутаны во многих специальных работах, она не демонстрирует каких-либо сложностей, которые от нее мог бы ждать читатель. Наоборот, понимание функци-

онирования этих систем теперь заметно упрощается. Для того чтобы помочь читателю разобраться в этом, составлена табл. 8, где указано членство в секциях наиболее важных первичных, вторичных и третичных родственников эго мужского пола. Обозначения родственников даются в сокращенном виде, согласно системе, предложенной в другой публикации автора [Murdock, 1947: 56] и применяемой в данной монографии36.
ТАБЛИЦА 8             
Родственники              Члены              Члены
патрилинейной противоположной родовой половины патрилинейной

эго


родовой

половины
nbsp; nbsp; nbsp;

Члены

Члены

Члены

Члены
nbsp; nbsp; nbsp;

матри-

противо

матри-

противо
nbsp; nbsp; nbsp;

линейно

положной

линейн

положной
nbsp; nbsp; nbsp;

й

матри-

ой

матри-
nbsp; nbsp; nbsp;

родовой

линейной

родовой

линейной
nbsp; nbsp; nbsp;

половин

родовой

полови

родовой
nbsp; nbsp; nbsp;

ы эго

половины

ны эго

половины
nbsp; nbsp; nbsp;

«Отец отца»

X

-



«Мать отца»

-

-


X

«Отец матери»

-

-


X

«Мать матери»

X

-



«Отец»

-

X

-


«Мать»

-

-

X


«Брат отца», «сесгра отца»

-

X -

-


«Брат матери», «сестра матери»

-

-

X


«Жена брата отца», «муж сестры отца»

-

-

X

-

«Жена брата матери», «муж сестры матери»

-

X


-

«Отец жены»

-

-

X


«Мать жены»

-

X



«Брат», «сестра»

X

-

-


«Жена»

-


_

X

см.              продолжение табл.
              8             
lt;6 Необходимо отметить, что материал по системам родства вообще достаточно труден для понимания. Использование же в соответствующих описаниях и умозаключениях сокращенных обозначений родственников делает такие тексты совершенно не понятными для неспециалистов. По нашей оценке, число русскоязычных специалистов по терминологии родства не превышает двадцати человек, и готовить издание, ориентированное на этот узкий круг исследователей, не представлялось разумным. Поэтому было принято решение придерживаться в данной публикации полного, а не сокращенного обозначения родственных категорий. —АК.
81             
продолжение табл. 8

Родственники
Члены
патрилинейной родовой половины эго
Члены
противоположной патрилинейной родовой половины
Члены Члены матри- противо- линейно п°ложн° й              й матри-
родовой линейной половин Родовой ы эго
Члены              Члены
матри-              противо-
линейной положной родовой матри-половины линейной эго родовой половины
половины

X
X
«Сын брата отца», «дочь брата отца»             
«Сын сестры отца», «дочь сестры

«Сын брата матери», «дочь брата матери»

-


X


«Сын сестры матери», «дочь





сестры матери»

X




«Брат жены», «сестра жены»

-




«Жена брата», «муж сестры»

-

-

X


«Жена брата жены», «муж сестры

X

-



жены»





«Сын», «дочь»

-

X



«Сын брата», «дочь брата»

-

X



«Сын сестры», «дочь сестры»

-

-



«Жена сына», «муж дочери»

-

-

X


«Сын брата жены», «дочь брата

-

-

X


жены»





«Сын сестры жены», «дочь сестры

-

X



жены»





«Сын сына», «дочь сына»

X




«Сын дочери», «дочь дочери»



X


В еще более ограниченном ареале аборигенной Австралии мы сталкиваемся с так называемой «восьмисекционной системой», в рамках которой каждая из секций подразделяется на две подсекции. Это следствие распространения экзогамных табу на патрилиней-ных родственников матери эго, в результате чего в обществе формируется еще одна дихотомия. Третья экзогамная дихотомия делит членов каждой секции на две группы, одна из которых принадлежит к одной из третьей пары половин, а вторая — к другой. Например, в секции жены кросс-кузены группируются с отцом матери в подсекцию, браки с членами которой запрещены, а эго вынужден искать жену в подсекции, включающей мать его отца и некоторых его вторичных кросс-кузенов. Именно вследствие этой дихотомии индивиду позволяется выбирать брачного партнера только из одной из семи подсекций, отличных от его собственной, а самым близким дозволенным брачным партнером обычно оказывается кросс-кузен второй степени, не принадлежащий ни к матрилинейной родовой половине эго, ни к его патрилинейной, ни к третьей родовой поло-
82
вине, включающей патрилинейных родственников его матери. Более подробно с данным кругом вопросов можно ознакомиться в работе Лоуренса и специальной этнографической литературе. Районы (о-ва Новые Гебриды) и, по-видимому, также и пенте-кост демонстрируют «шестисекционную систему», т.е. вариант секционной организации, неизвестный в Австралии. Шесть секций образованы пересечением трех экзогамных патрисибов с двумя экзогамными матрилинейными половинами. Мужчина может выбрать жену только лишь из одной из трех секций противоположной половины, не входящей ни в его собственный патрисиб, ни в сиб его матери. Настоящие билинейные родственные группы были обнаружены и описаны только в Австралии и ограниченном районе Меланезийского ареала. Несмотря на противоположные заявления, сложные социальные системы Восточной Индонезии, племен нага в Ассаме, этнической группы востока Центральной Бразилии, а также североамериканских чироки не имеют отношения к социальным структурам австралийских аборигенов. По-видимому, наиболее очевидным критерием подлинной билинейной родственной группы служит то, что индивид входит в одну родственную группу с отцом, матерью, сыном и дочерью. Возможно, в качестве другой диагностической характеристики можно использовать разрешение индивиду искать себе брачных партнеров только в одной родственной группе в пределах всего общества. Решающим фактором, однако, становится наличие двойного счета происхождения с родовыми половинами и экзогамией. Единственное общество нашей выборки, в котором можно ожидать наличия билинейных родственных групп (хотя они там до сих пор не описаны), — это вогео (Новая Гвинея), имеющие экзогамные матрилинейные половины и локальную экзогамию в сочетании с наличием патрилокальных групп. То, что «брачные секции» у них, по всей видимости, отсутствуют, объясняется, вероятно, высокой степенью отклонения от обычного типа брачного поселения. Двойной счет происхождения не должен смешиваться с билатеральным, в отличие от первого, не считающегося простой комбинацией патрилинейного и матрилинейного типов. Это различие

становится особенно понятным при изучении отношения эго к его четырем предкам в +2 поколении. При патрилинейном счете происхождения он окажется в одной кровнородственной группе с отцом своего отца, при матрилинейном — в одной группе с матерью своей матери и в разных родственных группах со всеми ими — при двойном счете родства. Однако ни в одном из этих случаев он не оказывается в одной кровнородственной группе ни с матерью своего от-Ца, ни с отцом своей матери. Тем не менее при билатеральном счете происхождения он в равной степени аффилиирован со всеми своими предками в +2 поколении, и все четверо, будучи его вторичными родственниками, с необходимостью будут членами любой кровно-
83
родственной группы билатерального типа, к которой принадлежит эго. Билатеральный счет происхождения ни в коей мере не сочетает патрилинейность и матрилинейность; наоборот, он отражает полное отсутствие всякой линейности.
Наиболее распространенным типом билатеральных родственных групп, как уже отмечалось, считается родня. В нашем собственном обществе, где ее члены коллективно называются kinfolk («родные») или relatives («родственники»), она представляет собой группу близких родственников, чьего присутствия и участия можно ожидать применительно к определенным важным церемониальным действиям (свадьба, крестины, похороны, празднование Дня благодарения и Рождества, или «семейные собрания»). Члены родни могут свободно посещать и развлекать друг друга, в то время как браки (а также сделки с целью получения прибыли одной из сторон) между ними табуированы. Именно к своей родне за помощью в первую очередь обращается индивид, оказываясь в том или ином затруднительном положении. Сколько бы ни было между ними конфликтов и ссор, предполагается, что они будут поддерживать друг друга, когда одного из них публично оскорбляет или критикует посторонний. В других обществах родня имеет сопоставимые характеристики и функции.
Билатеральные родственные группы получили мало внимания со стороны антропологов-теоретиков. Именно поэтому этнографы редко отмечают их присутствие и почти никогда не сообщают об их отсутствии. В нашем распоряжении имеются прямые или четкие косвенные данные, свидетельствующие о существовании института родни в 33 обществах нашей выборки, хотя дальнейшие исследования, вне всякого сомнения, покажут его существование и во многих других обществах выборки. О существовании института родни иногда сообщается применительно к патрилинейным (например, бена, оджибве, тикопия) и матрилинейным (хопи, ирокезы и найары) обществам, но подавляющее большинство соответствующих данных относится к билатеральным культурам, или к обществам с неэкзогамными сибами или линиджами (например, фокс и тсвана). Эта форма социальной организации встречается чаще всего при амбилокальном брачном поселении, хотя она также часто наблюдается и при неолокальном браке. В целом она со всей очевидностью коррелирует с отсутствием или малой важностью унили-нейного счета происхождения. Весьма вероятно, что эта форма социальной организации окажется в конечном счете характерной для большинства билатеральных обществ. С другой стороны, поскольку родня обычно демонстрирует, подобно линиджам, тенденцию к экзогамии, тогда то, что 13 билатеральных обществ нашей выборки не демонстрируют билатерального расширения сексуальных запретов, заставляет предполагать, что хотя бы в части соответствующих об-
84
ществ институт родни был совершенно неизвестен. Если это утверждение верно, в некоторых обществах можно говорить об отсутствии кровнородственных групп между уровнем нуклеарной семьи и общины.
Поскольку билатеральный счет происхождения точно соответствует фактическим генеалогическим отношениям и так как большинство народов признает существование биологической связи между ребенком и обоими родителями, можно было бы ожидать, что большинство обществ будет пользоваться именно этим видом счета происхождения. Однако в нашей выборке из 250 обществ только 75 культур (что составляет лишь 30% от общего числа) пользуются билатеральным счетом происхождения. Сравнительная редкость случаев билатерального счета происхождения (в сочегании с широким распространением альтернативных типов счета родства, каждый из которых, по всей видимости, плохо согласуется с хорошо известными биологическими фактами), конечно же, требует объяснения.
Предлагалось много разнообразных объяснений вышеуказанного феномена. Антропологи- эволюционисты XIX в. (см. в особенности: [Bachofen, 1861; McLennan, 1876; Morgan, 1877]) утверждали, что социальная эволюция должна была начаться с матрилинейной стадии, потому что первобытный человек не мог знать фактов физического отцовства. С их точки зрения, патрилинейные институты развивались позднее, по мере постепенного достижения мужским полом господствующего положения, в то время как билатеральный счег происхождения появился только с возникновением

высоких цивилизаций и сопутствовавшей этому реализацией равных ролей обоих родителей. Американские антропологи начала XX в. (см. в особенности: [Swanton, 1905: 663-673; Lowie, 1914: 6897]), критикуя эволюционистов за игнорирование ими нуклеарной семьи, приписывали первичность билатеральному счету родства и рассматривали матрилинейность как сравнительно позднее явление, не объясняя, впрочем, причин ее возникновения. Исторические антропологи нескольких направлений
  • британские, австрийские, американские (см. в особенности: [Olson, 1933: 351-422; Perry, 1923; Schmidt, Kop-pers, 1924]) — рассматривали унилинейный счет родства как явление столь аномальное, что причислили его возникновение к числу редких культурных изобретений, совершенных считанное число раз за человеческую историю, а затем распространившихся из нескольких точек по всему земному шару. Все эти гипотезы проанализированы в гл. 8, где продемонстрированы их недостатки и несоответствие реальной картине распределения соответствующих характеристик по регионам мира. Чтобы разобраться в этом вопросе, нам необходимо обратиться к теоретическим работам, рассматривающим функциональную значимость нескольких типов кровнородственных групп. Лин-

85
тон [Linton, 1936: 166] выдвигает несколько предположений, в том числе и гипотезу, согласно которой «установление унилинейного счета родства является почти неизбежным следствием формирования семейных единиц на кровнородственной основе». Если бы эта теория была верна, унилинейный счет родства заметно коррелировал бы с присутствием расширенных семей, а билатеральный — с их отсутствием. Наши данные, однако, этого ожидания не подтверждают. Да, патрилинейный счет родства встречается в 69% (36 из 52) обществ нашей выборки с патрилокальными расширенными семьями, а матрилинейный — в 73% (22 из 30) обществ с матрилокальными или авункулокальными расширенными семьями; но тот же унилинейный счет родства встречается и в 60% (68 из 113) обществ с полным отсутствием каких-либо форм расширенной семьи.
Лоуи [Lowie, 1920: 157] полагает, что «передача прав собственности и тип брачного поселения всегда были главными факторами развития принципа одностороннего (unilateral) счета родства». Предполагаемое влияние наследования имущества не может быть проверено, так как Лоуи не указывает, какие именно типы наследования должны соответствовать билатеральному счету родства. Гипотеза о том, что определенные типы брачного поселения могут быть важными факторами возникновения унилинейного счета происхождения, выдвигается и Линтоном [Linton, 1936: 169], утверждающим следующее: «Матрилинейный счет родства обычно связан с матрило-кальным поселением, а патрилинейный — с патрилокальным». Эта теория подтверждается данными, обобщенными в табл. 9, и будет окончательно доказана в гл. 8.
ТАБЛИЦА 9

Тип брачного
Матрилинейный поселения счет родства

Патрилиней ный счет родства

Двойной
счет
родства

Билатеральный ИТОГО счет родства

Матрилокальный и авункулокальный

33

0

0

13 46

Патрилокальный
иматри-
патрилокальный

15

97

17

39 168

Неолокальный и амбилокальный

4

8

1

23 36

ИТОГО

52

105

18

75 250

МАТЕМАТИКО-СТАТИСТИЧЕСКИИ КОММЕНТАРИИ К ТАБЛИЦЕ 9: проверим вышеназванную гипотезу («Матрилинейный счет родства обычно связан с матрилокальным поселением, а патрилинейный — с патрилокальным») при помощи математико-ста-тистического анализа данных, обобщенных Мердоком в табл. 9 (см. табл. 9л и 9в). —А. К.
86
ТАБЛИЦА 9л
Патрилокальное (или матри-патрилокальное) Патрилинейная итого
брачное поселение                            родовая организация
0 (отсутствует)              1
(присутствуе
              т)             
0 (отсутствует)              74 90%              8 10%              82

168
1 (присутствует)
39
23%
129
77%

а lt; 0,00000000000000001 (согласно одностороннему точному тесту Фише 0,00000000000000001; Y = + 0,94, а lt; 0,00000000000000001. —А.К

ТАБЛИЦА 9в



Матрилокальное (или авункулокальное)

Матрилинейная ИТОГО

брачное поселение

родовая организация



1 20?


0 (отсутствует)

(присутствуе
т)

0 (отсутствует)

185 91%

19 9%

1 (присутствует)

13 28%

33 46 72%

ИТОГО

198

52 250

а = 0,00000000000000001 (согласно одностороннему точному тесту Фишера); «р = р = + 0,6, а lt; 0,00000000000000001; у = + 0,92, а = 0,00000000004.
Итак, проведенная нами статистическая проверка в целом подтверждает правильность гипотезы Мердока — Линтона — Лоуи. Корреляции в обоих случаях имеют исключительно высокую статистическую значимость и достаточно сильны. Все-таки обращает на себя внимание существование значительного числа патрило-кальных и матрилокальных обществ, не имеющих соответственно патрилинейной и матрилинейной родовой организации (на это обращает внимание и сам Мердок). Причины этого мы разберем в заключительной статье к данной монографии. —А К.
Имея подобное эмпирическое подтверждение, мы должны согласиться с Лоуи и Линтоном в том, что фиксированный тип брачного поселения, при котором брачные партнеры определенного пола систематически поселяются после свадьбы вместе или рядом с их линейными родственниками того же самого пола, способствует развитию унилинейного, но не билатерального счета родства. Тем не
87
менее остается открытым вопрос: когда брачное поселение оказывается фактором, достаточно мощным для того, чтобы нейтрализовать широко распространенное знание о генеалогической связи между ребенком и обоими родителями и привести к появлению правил счета родства, аффилиирующих ребенка с родственниками только одного из родителей? То, что унилинейные типы брачного поселения аггрегируют в одном месте именно родственников только одного из родителей, делая связь с ними ребенка более очевидной, вне всякого сомнения, дает важную часть ответа на поставленный выше вопрос. Однако ясно, что унилокальное брачное поселение само по себе не ведет к развитию унилинейного счета родства, как это показывают 52 общества нашей выборки, характеризующихся билатеральным счетом родства при наличии матрило-кального или патрилокального брачного поселения.
Дополнительная гипотеза утверждает, что унилинейные родственные группы характеризуются определенными преимуществами, не свойственными билатеральной родне, и что это во многих случаях усиливает действие фактора близости и помогает перевесить чашу весов в пользу матрилинейного или патрилинейного счета происхождения. Например, Рэдклифф-Браун [Radcliffe-Brown, 1935b: 301-303] объясняет унилинейные формы социальной организации «некоторыми фундаментальными социальными потребностями», а именно необходимостью точного формулирования юридических прав для избежания возможных конфликтов, а также необходимостью постоянства социальной структуры, определяющей такие права. Линтон [Linton, 1936: 160-162, 166-167] упоминает те же самые факторы. Эти соображения заставляют взглянуть на институт билатеральной родни по-новому.
Наиболее очевидной структурной характеристикой билатеральной родни становится то, что (кроме исключительных случаев) она не может быть одинаковой для двух разных индивидов (если они не сиблинги). Для каждого данного человека его родня ветвится по всем возможным направлениям вплоть до определенной степени родства (часто до уровня троюродных братьев и сестер), где оно перестает действовать. Границы родни могут проводиться как дальше указанной выше степени родства, так и ближе от нее, или вообще могут быть довольно неопределенными. Группы родни разных индивидов скорее не совпадают, а пересекаются и переплетаются друг с другом. Например, группы родни сыновей двух братьев имеют много общих членов (близких родственников их отцов), однако часть членов одной группы не входит в другую; например, родственники матери одного двоюродного брата не являются членами родни второго.

Поскольку группы родни пересекаются и переплетаются, они не являются и не могут быть отдельными и обособленными сегментами всего общества. Ни племя, ни община не могут быть подразде-
88
лены на такие группы. Подобное качество переплетения, пересечения и отсутствия обособленности обнаруживается только у билатеральных групп. Любой другой тип счета происхождения приводит к появлению только четко дифференцированных, обособленных, дискретных родственных групп, никогда не пересекающихся с другими подобными группами. Одним из последствий такой особенности родни становится то, что, хотя родня и выполняет адекватно функции определения юридических прав индивида, она почти никогда не может выступать в качестве коллектива. Одна группа родни не может, например, исполнить кровную месть в отношении другой, если обе группы имеют общих членов. Более того, родня не может коллективно владеть землей и другими объектами собственности не только потому, что предстаиляет собой группу лишь в эгоцентрической перспективе, но и потому, что не имеет непрерывного, постоянного существования во времени. Таким образом, в условиях, благоприятствующих коллективной собственности на имущество или коллективной ответственности родственников, родня имеет определенные недостатки в сопоставлении с линиджем или сибом.
Особенно серьезный недостаток билатеральной родни как формы социальной организации дает себя знать в случаях, когда индивид одновременно входит в родню двух конфликтующих между собой лиц, в результате чего оказывается связанным взаимоисключающими обязательствами. Например, если конфликт примет серьезный характер, данный индивид может оказаться обязанным отомстить лицу Б за лицо А и одновременно защитить лицо Б от лица А. Если конфликт примет затяжной характер, то оба они вполне могут обратиться к эго за поддержкой, что может породить эмоциональный конфликт и напряжение. Читатель легко может найти подобные примеры, проанализировав мучительные семейные ссоры в нашем обществе. Однако в племени, сегментированном на линиджи, сибы или родовые половины, индивид всегда знает точно, на чью сторону ему надо встать при такого рода обстоятельствах. Если оба конфликтующих лица — члены его собственной родственной группы, предполагается, что он должен остаться нейтральным и сделать все возможное для улаживания конфликта. Если ни один из конфликтующих не является членом его кровнородственной группы, то конфликт не имеет к нему никакого отношения. Если же один из конфликтующих является членом его кровнородственной группы, а другой — нег, то он должен поддержать своего сородича вне зависимости от того, прав он или виноват. Короче говоря, большинство конфликтных ситуаций решается просто и автоматически.
Данные по индейцам тенино (США, штат Орегон) иллюстрируют, как в безродовом обществе могут возникать конфликты на базе церемониальных обязательств. В этом племени свадьбы сопро-
89
вождаются изощренными церемониями передачи имущества между родней невесты и родней жениха. Родственники невесты обоих полов приносят одежду, корзины, сумки, растительную пищу и иные предметы, производимые в женской сфере хозяйственной деятельности. Родственники жениха приводят лошадей, приносят шкуры, мясо и иные продукты мужской сферы хозяйственной деятельности. Затем каждый из участников обменивает свои дары с определенным членом другой родни. Практически всегда оказывается, что часть участников церемонии является родственниками невесты и жениха одновременно, следовательно, вынуждены решать, на чьей стороне будут принимать участие, ведь две противоречащие друг другу роли играть нельзя. Кроме того, число участников с каждой стороны должно быть равным. Проблемы эти улаживаются только после продолжительных дискуссий между заинтересованными сторонами и лицами, обладающими авторитетом; нередко это порождает разного рода трения, чувства зависти и обиды. При унилинейном счете родства такие конфликты никогда не могли бы возникнуть. Все родственные группы, образующиеся на базе патрилинейного, матрилинейного или двойного счета происхождения, — это дискретные социальные единицы. Роль каждого участника церемониального акта или конфликта любого рода автоматически определяется для него членством в родственной группе. Именно это преимущество унилинейной родственной организации и может в значительной степени объяснять, почему она описана у большинства народов мира.

Родню можно приблизительно сопоставить с линиджем, не только ввиду приблизительного сходства размеров обеих групп, но и потому, что в обеих группах известна точная генеалогическая связь эго со всеми членами этих групп. Но существуют ли билатеральные родственные группы больших размеров, сравнимых с сиба-ми по своим размерам и потому, что их членов объединяет скорее общее традиционное представление о родственной связи, чем возможность продемонстрировать точные генеалогические связи? Подобные группы еще не получили адекватного теоретического рассмотрения в научной литературе. Тем не менее результаты настоящего исследования показывают существование одного типа более крупных билатеральных родственных групп, достаточно распространенных и оказывающих определенное влияние на терминологию родства и сексуальное поведение. Оно сопоставимо с влиянием, оказываемым сибами и другими признаваемыми кровнородственными группами.
Подобную группу легче всего наблюдать, когда она представляет собой эндогамную локальную общину, не сегментированную на унилинейные кровнородственные субгруппы. Поскольку подавляющее большинство браков в этом случае заключается в пределах локаль-
90
ной общины, все ее члены оказываются родственно связанными друг с другом, хотя они не всегда могут проследить точные родственные отношения. Вследствие этого все члены общины оказываются связанными между собой не только совместным проживанием в одном поселении, но и отношениями родства, что обычно признается прямо. Подобная группа чаще всего состоит непосредственно из семей нукле-арного, полигамного или расширенного типа. Кроме семейных связей источником родственной самоидентификации обычно служит чувство принадлежности к общине в целом, рассматриваемой как кровнородственная единица в отношении к другим общинам, что вполне сопоставимо с отношением членов унилинейного общества к своему сибу. В нашей выборке эндогамные локализованные родственные группы этого типа засвидетельствованы с достаточной степенью достоверности для следующих этносов: аймара, чирикауа, команчи, куна, инки, апачи, кайова, ментавейцы, нуба, поюни, русины, шошоны, син-каиетк, сирионо, таос и вичита. Возможно, подобные группы встречаются и у некоторых из следующих народов: карибы, кайапа, медные эскимосы, кайнганг, матако, намбикуара, тупинамба и вашо.
Поскольку (ниже это будет показано) существование родственных групп этого типа значимо влияет на такие социальные феномены, как терминология родства, желательно признать их именно как особый тип кровнородственной организации и дать этому типу особое обозначение. Насколько известно автору, это обозначение до сих пор отсутствует; с другой стороны, ни один из терминов, применяемых в настоящее время для обозначения разных типов социальной организации, не применим для данного типа кровнородственных групп. Таким образом, автору пришлось самостоятельно искать этот новый термин, стремясь к тому, чтобы он был таким же кратким и определенным, как «сиб», и имел бы как локальные, так и генеалогические коннотации. Этот поиск привел автора к изучению социальной организации древней Аттики, где локальная группа, называвшаяся демом (и приблизительно сопоставимая с английским parish [«приходом»]), пришла на смену унилинейной десцентной [т.е. родовой. — А К] группе в процессе политических реформ Клисфена, сделавшего членство в деме наследственным (см.: [Walker, 1926: 142-148]). Хотя использованные нами источники и не дают информации о том, были ли первоначальные демы эндогамными, дем, вне всякого сомнения, был локальной группой и (по крайней мере в более позднюю эпоху) также кровнородственным объединением. Таким образом, данный термин, по-видимому, вполне адекватно подходит для наших целей; к тому же он краток и легко произносим. К дополнительным его преимуществам относится то, что он уже использовался краткое время в антропологической литературе (ср.: [Howitt, Fison, 1885: 142]), но затем был быстро забыт, что не может помешать нам
91
ввести его снова в научный оборот, дав ему наше определение. Таким образом, мы будем систематически использовать термин «дем» для обозначения эндогамной локальной группы, не пользующейся унилинейным счетом происхождения, особенно при рассмотрении ее как родственной группы, а не общины.
Широко распространенная тенденция распространять про-тивоинцестуозные табу на любую родственную группу, которая будет детально рассмотрена в гл. 10, естественно, оказывает воздействие и на дем. Представление о том, что все члены дема являются родственниками, приводит к тому, что экзогамия может распространяться и актуально распространяется с родни на дем (подобно тому как экзогамия может распространяться с линиджа на сиб). Когда это происходит, на смену локальной

эндогамии приходит локальная экзогамия, а внутренняя конституция дема фундаментально меняется. Члены дема обязаны теперь искать себе брачного партнера за пределами своей локальной общины, соблюдая при этом преобладающие нормы брачного поселения. При отсутствии унилинейного счета происхождения экзогамные демы могут быть обозначены в соответствии с преобладающим типом брачного поселения как па-тридемы либо матридемы. Если необходимо терминологически разграничить эти демы от первоначальных эндогамных демов, то последние могут быть названы эндодемами. Как мы увидим в следующей главе, экзогамные демы служат одним из двух основных источников возникновения кланов.
 
<< | >>
Источник: Дж. П. Мердок. Социальная структура. Пер. с англ. А. В. Коротаева. — М.: ОГИ, . - 608 с.. 2003

Еще по теме Глава 3 КРОВНОРОДСТВЕННЫЕ ГРУППЫ: