Н.С. Душакова ОСОБЕННОСТИ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ СТАРООБРЯДЦЕВ МОЛДОВЫ И ЮЖНОЙ УКРАИНЫ: ЖИЛИЩНАЯ ПРАКТИКА

Возникновение феномена старообрядчества относится к середине XVII века - ко времени Церковной реформы. Сначала раскольниками, а с 1782 г. старообрядцами1 стали называть приверженцев «старой веры», не принявших религиозных нововведений патриарха Никона. До сегодняшнего дня неотъемлемой чертой старообрядческой культуры является соблюдение церковных обрядов в их дониконовском варианте.

Из-за гонений царского правительства и преследований официальной православной церкви старообрядцы были вынуждены бежать на окраины и за пределы Российской империи. На территорию Пруто-Днестровского междуречья первые старообрядцы переселились в начале XVIII в. По данным В.С. Зеленчука, одним из первых старообрядческих поселений на этой территории стало с. Куничное (Кунича)2. И по сегодняшний день старообрядцы проживают в ряде поселений современной Молдовы (Кунича, Покровка, Новая Грубна, Егоровка, Сакаровка, Старая Добруджа, Троицкое, Семеновка и др.) и Одесской области Украины (Старая Некрасовка, Новая Некрасовка, Муравлевка, Коса, Мирное, Жебрияны (Приморское)), городах (Вилково, Измаил, Килия и др.).

За старообрядцами Бессарабии закрепился термин «липоване». Происхождению этого термина посвящен целый ряд научных работ3. Наиболее устоявшаяся в историографии точка зрения по данному вопросу заключается в том, что первоначально «пилипоны», а позже «липоване» - это приверженцы филипповского толка («филиппоны», «пилипоны», «липоване»). Позднее название «липоване» распространилось на всех старообрядцев Бессарабии, в том числе и не принадлежавших к последователям филипповского толка4.

В силу постоянной необходимости прятаться от преследований, старообрядцы вели замкнутый образ жизни. Это во многом способствовало сохранению ими большинства культурных традиций исторической родины. Конечно, сохраняя свои традиционные черты, старообрядческая культура в некоторой степени воспринимает те новшества, которые позволяют ей выживать в условиях общемировых тенденций. Стержнем же старообрядческого мировоззрения остается духовность, сквозь призму которой осуществляется сохранение традиционных и приобретение новых культурных черт.

Гонения, которым подвергались старообрядцы, привели и к тому, что у них сформировалось совершенно особое отношение к своему, защищенному, безопасному пространству, воплощением которого в первую очередь является жилище. Представляя собой одну из важнейших категорий этнической культуры, традиционное жилище, в свою очередь, может служить надежным и информативным источником по ментальности изучаемого этноса или этнической группы.

Изученность темы. В этнографической науке существует целый ряд работ, посвященных традиционному восточнославянскому жилищу. Среди них исследования Д. Зеленина5, Е. Бломквист6, Л. Желтова7, М. Зениной8, Л. Чижиковой9, И. Верняева10 и др. Однако в перечисленных работах жилище рассматривалось практически только как объект материальной культуры. Ученые-этнографы, как правило, не уделяли должного внимания детальному описанию и анализу обычаев и обрядов, народных представлений, связанных с жилым комплексом, не исследовалось и восприятие жилища носителями различных культур. При этом взгляд на традиционное жилище как на сугубо материальный объект не дает возможности разглядеть самые яркие особенности культуры. Ведь в пределах одного региона дома носителей различных культур внешне достаточно сходны. Культурное своеобразие выражается в особенностях восприятия жилища как своего пространства, способах его освоения, представлениях, связанных с ним, что может отражаться в обрядности, организации пространства и т.д. Отсюда вытекает необходимость изучения жилища как единства материального и духовного объектов, тем более, что грань между ними и так носит достаточно условный характер.

Именно в таком ключе выполнено исследование А.К. Байбурина по восточнославянскому жилищу. В своей работе «Жилище в обрядах и представлениях восточных славян»11 ученый рассматривает жилище в семиотическом аспекте. В первой части автор останавливается на обрядах, предваряющих и сопровождающих строительство жилища, и обрядах, совершаемых при переходе в новое жилище. Во второй части представлены семиотические аспекты организации внутреннего пространства восточнославянского жилища: автор рассматривает значимые элементы жилища (двери, окна, матицу, углы дома, печь, пол, потолок) сквозь призму их символического значения, останавливаясь на этнографических особенностях жилища восточных славян в разных регионах.

Отрывочные сведения о жилище старообрядцев непосредственно Бессарабии XIX - начала XX в. находим в некоторых историко-этнографических описаниях края. Так, в работе известного этнографа А.С. Афанасьева-Чуж- бинского «Поездка в Южную Россию. Очерки Днестра» содержится несколько упоминаний о липованском жилище. Одно из них касается жилища в местечке Маяки на левом берегу Днестра: «... хозяйка, ласково приветствовав меня, ввела в хорошо убранную комнату, передний угол которой уставлен древними иконами в богатых окладах.»12. Впечатление этнографа от липо- ванского жилища в Белоусовке: «Женщина пустила меня в большую чистую комнату»13. А вот и другое упоминание: «Как оглянулся на стены, у меня душа так и вошла в пятки. Кажется, что в эту хату со всего света собрались большие черные тараканы и не только на стенах и потолке, но везде - на столе, на окнах, а у печки сидели такими кучами, что страшно вымолвить». Тут липованка объяснила гостю: «Где тараканы в доме, там и благословение»14.

Описание старообрядческого жилища XIX в. находим в очерке Г. Бах- таловского «Посад Вилков»: «. остов дома делали из дерева, переплетали камышом и веревками, обмазывали илом или глеем, привозимым из Дуная, накрывали камышом, в окна вставляли стекла, а не пузыри, печки устрояли из сырца, топили камышом, огонь добывали из кремня кресалом, освещали дом рыбьим жиром»15.

В связи с жилищной практикой старообрядцев Молдовы показательны свидетельства Н. Надеждина: «Весь домашний быт их (речь идет о старооб рядцах Молдавии. - Н.Д.) есть быт наших околомосковских поселян: та же русская изба с углами и крышей под князек, с русской печью, даже с русскими ухватами, кочергою и помелом.»16.

Проблематикой старообрядческого жилища на территории современной Молдовы и южной Украины занимались Л.Н. Чижикова, В.И. Наулко и А.А. Пригарин.

Л.Н. Чижикова рассматривала традиционное жилище русских-старооб- рядцев в русле эволюционизма, уделяя основное внимание материальной стороне исследуемого объекта. Исследовательница также проследила ряд культурных взаимовлияний, отразившихся на особенностях старообрядческого жилища. Так, под влиянием молдавской культуры сформировался стиль украшения комнат в яркой цветовой гамме, с обилием ковров, вышивок. Как и у украинцев, у старообрядцев дома обычно расположены в углу усадьбы, на некотором расстоянии от забора, окнами на солнечную сторону. В старообрядческом жилище Молдавии сохранились особенности русского жилища центральных и северных районов России: традиция строить бани. Под влиянием русских бани стали строить в ряде молдавских и украинских сел17.

В.И. Наулко в своем исследовании «Развитие межэтнических связей на Украине»18 представил сравнительно-этнографическую характеристику традиционного жилища на территории Украины. Автор рассмотрел развитие народного зодчества в этнически смешанных районах Украины, обратив особое внимание на процессы этнокультурных взаимоотношений.

А.А. Пригарин применил постмодернистский подход к изучению традиционного старообрядческого жилища юго-западной Украины: исследователь рассмотрел жилище сквозь призму структуры этнической выразительности. Под выразительностью народной архитектуры автор понимает ее уникальность, своеобразие в конкретном контексте сравнения. В жилищной практике липован Подунавья А.А. Пригарин выделяет четыре уровня выразительности: метаэтнический - уровень сопоставления липованской архитектуры с домостроительным опытом славян в целом; этнический уровень - в сравнении с жилищем русских других районов; региональный и локальный - при привлечении материала из практики соседнего населения; а также субэтнический или этноконфессиональный уровень - отличительные свойства жилищ старообрядцев Подунавья19. А.А. Пригарин также прослеживает сохранение особенностей традиционной культуры старообрядцев на материале жилища: это бытование бани, обычай крепить икону над дверьми, расположение печи в противоположном углу от входа в некоторых липован- ских постройках и др.20

Кроме указанных исследований отрывочные сведения о жилищной практике старообрядцев интересующего нас региона находим в ряде статей и монографий, посвященных русской культуре Молдовы и Украины. Так, в монографии «Русское население городов Бессарабии XIX века» Н. Абаку- мова-Забунова отмечает, что к традиционным национальным особенностям материальной культуры, особенно стойко сохранявшимся русскими жителями Бессарабии, относится русская печь21.

В пятом номере периодического научного сборника «Липоване: история и культура русских-старообрядцев» опубликована статья В.В. Грябан и М.К. Чучко «Традиционное жилище буковинских липован в исследованиях австрийского архитектора К.А. Ромшторфера»22. Последний отмечал бед ность липованского дома, который при этом по пространственной организации напоминал венгерское и немецкое жилище23.

Упоминание о старообрядческом жилище содержится в статье Л.Н. Свинцовой «Традиции, культура, особенности быта старообрядцев»: «В зависимости от доходов хозяина дома, окон по фасаду дома было от трех до восьми. Непременным условием были высокие резные двустворчатые ворота с крышей и калиткой (форткой). Все ручки, завесы, засовы, украшения на дверях и воротах кованые» (Свинцова, Интернет).

Таким образом, обобщение накопленного материала по жилищной практике старообрядцев современной Молдовы и южной Украины позволяет говорить об отрывочности и недостаточном количестве сведений по данной проблематике.

Источники. Кроме литературы по теме основными источниками для данной работы послужили полевые материалы, собранные в 2009 г. во время экспедиции в Одесской области Украины, а именно в старообрядческих селах Новая и Старая Некрасовка, Приморское (Жебрияны) и в г. Вилково.

Усадебный комплекс. По данным А.А. Пригарина, традиционное название усадьбы, характерное как для старообрядческого, так и для остального населения Молдовы и южной Украины, - это план. Данное название, по мнению исследователя, сохранилось еще с первой трети XIX в., когда государство наделяло крестьян приусадебными участками, согласно плану24. При этом передняя, расположенная ближе к улице, часть усадьбы носит название двор. Здесь расположены жилые и хозяйственные постройки. Дальнюю от улицы часть липованской усадьбы занимают огород и сад. Эта часть усадьбы сохранила название гарман (примерно до середины XX в. здесь был расположен ток, который впоследствии заменил огород с садом).

Что касается расположения дома по отношению к улице, то в обследованных селах он чаще всего обращен к улице узкой торцовой стороной. Для защиты жилища от холодных ветров с северной стороны фасадную стену с окнами и входной дверью старались преимущественно ориентировать на юг. Некоторые дома, к примеру, в Новой Некрасовке, в Вилково, выходят продольной стороной непосредственно на улицу. Последний вариант застройки был характерен для южнорусских губерний25.

Для рассмотренных сел невозможно выделить один явно преобладающий вариант застройки двора: встречаются однорядные, двухрядные и даже скученные типы застройки.

От улицы усадьбы отгораживаются забором. В XIX - начале XX в. заборы делались из камыша - плетень. Были распространены и деревянные заборы, причем перед домом ставили маленькие заборчики либо не ставили их совсем (дом выходит непосредственно на улицу), а рядом с домом - высокие. О высоких заборах, ограждающих липованские усадьбы, писал и исследователь буковинских липован Д. Дан: «В тех местностях, где они проживают вместе с иноверцами, они обычно ограждают свое жилье и сады высокими заборами, чтобы спрятать их от заинтересованных взглядов чужаков и чтобы защитить свою собственность, что придает их домам некую таинственность»26. Ворота в XIX - начале XX в. делали из камыша или деревянные, с конца XX в. - уже металлические.

А.А. Пригарин отмечает наличие двух принципиально разных видов жилища у старообрядцев рассматриваемой территории до начала XX в.

Это невысокая двухкамерная постройка с чамурной крышей-потолком - так называемая бурдейка - и хата (наличие потолка и камышовой крыши - главное отличие от бурдейки). Бурдейка являлась временным жилищем либо постоянным для малообеспеченной части населения27.

В более позднее время во временной постройке, которую располагали в конце двора, липоване жили до начала и во время строительства нового дома (а в ряде случаев, при экономически неблагополучном положении семьи и в течение всей жизни). Когда дом был готов, эту постройку сносили.

С советского времени в усадебном комплексе начали появляться так называемые флигели или летние кухни. Липоване, имевшие свои дома, строили у себя во дворе флигели - помещения, в которых готовили еду, а в зимнее время еще и грелись. Поэтому перед строительством нового дома люди жили во флигелях, после чего к этой небольшой постройке переходили в основном хозяйственные функции.

На некоторых старообрядческих усадьбах сегодня имеются две постройки, предназначенные для жилья: «старый» и «новый» дома. В первом живут родители, а во втором - дети со своими семьями. Некоторые семьи предпочитают перестраивать старые дома, обновлять их и жить под одной крышей с родителями. В этом случае усадебный комплекс включает одну жилую постройку.

Кроме жилой постройки (жилых построек) на усадьбе располагаются постройки хозяйственного назначения, а в задней части усадьбы - огород с садом. Огороды долгое время не ограждались. «Каждый знал межу», - как объясняли местные жители. Иногда для удобства на этой меже выкапывали небольшие канавки. Современный усадебный комплекс зачастую включает палисадник, расположенный либо перед домом, либо во дворе. Его отграничивают от остального пространства невысоким заборчиком, обычно деревянным.

Что же касается отдельных хозяйственных построек, то необходимо отметить, что они появились в усадебном комплексе только в середине XX в. До этого времени все помещения находились под одной крышей. Жители липованских сел рассказывали, как содержали кур на чердаке. Старообрядческое жилище такого типа описал К.А. Ромшторфер, исследовавший буко- винских липован. В рассмотренном им жилище амбар с кадками для фруктов располагался в задней части прихожей, а овин и конюшня примыкали к жилой части дома28.

С середины XX в. во дворе липованской усадьбы располагаются флигель (помещение для приготовления еды), сарай (для хранения инвентаря), лабаз (помещение для дров), половник (для хранения соломы и половы), комора (для хранения продуктов и вина); кроме этого, постройки для содержания домашних животных и птицы: саж (помещение для кабанов), курник / курятник (для домашней птицы), кролятник (для кроликов), коровник или конюшня (помещение, в котором держали коров и/или коней).

Отдельно следует остановиться на обязательном элементе липованской усадьбы - бане. Интересно, что наличие остальных построек зависело от материального положения владельцев усадьбы. Баня же присутствует практически во всех усадебных комплексах липован Молдовы и южной Украины. Показательно, что наличие бани как отдельной постройки характерно для северной и центральной частей России29.

Баня состоит из двух помещений: предбанник и сама баня. В бане с одной стороны стоит печь-каменка, которая накаляется до 100 градусов. Другую стену занимает полок - широкая скамья, на которой парятся. Напротив - обычная скамейка. Топят баню липоване преимущественно хламом. Приблизительно до середины XX в. были распространены черные / курные бани: без дымоходов, дым через камни шел в помещение. С середины XX в. распространение получили белые бани - с дымоходом. Традиция париться в бане по субботам соблюдается в липованских селах неукоснительно. Ли- поване говорят, что «без бани грешно». Однако вместе с тем баня является «нечистым местом»: здесь нет икон, а перед тем, как войти в баню, нужно снять крест.

Под влиянием традиций соседнего украинского населения во второй половине XX в. во дворах у липован стали появляться отдельные плиты с духовкой - гарнушка или кабиця. Практически в каждом дворе у липован есть колодец и/или бассейн.

В липованской усадьбе есть и место для отдыха: под навесом. Нередко под навес выносят кровать - летом (а иногда и зимой) это еще и место для сна на свежем воздухе.

Типы старообрядческих жилищ. В местах проживания старообрядцев можно выделить несколько типов жилищ с точки зрения строительной техники: каркасные дома, глинобитные (из вальков) и саманные.

Каркасные дома долгое время строились в Вилково, Приморском (Жебри- янах), Новой Некрасовке. Основу каркаса этих жилищ составляли вертикальные столбы, скрепленные поперечными балками, пространство между которыми заплетали камышом, лозой, хворостом.

Более распространенным типом жилища среди липован Молдовы и Одесской области Украины в XIX в. были глинобитные дома (из земли и глины с соломой), а примерно с конца XIX - начала XX в. - саманные (из необожженного кирпича - самана). В этом состоит отличие традиции у старообрядцев изучаемого региона от строительной традиции их исторической родины, где дома, как известно, в то время были деревянными. Налицо адаптация к условиям региона. При этом характерно, что первое время после переселения старообрядцы стремились к сохранению традиции деревянного зодчества. Л.Н. Чижикова тоже указывала на стремление липован строить дома согласно старинной русской традиции: так, в с. Кунича Флорештского района современной Молдовы около 200 лет назад строили рубленые дома из дубовых бревен30.

Подготовка к строительству. Традиционно среди липован бытовал запрет на то, чтобы начинать строительство хаты во время религиозного праздника, в том числе и в воскресенье. Однако старожилы отмечают, что в советский период строительство по воскресеньям стало традицией. Сами липоване так объясняют возможность работы во время религиозного праздника: «Поработаем, а потом помолимся: у Бога прощения попросим - Бог простит»31.

Что же касается выбора места строительства, то местные жители говорили, что нельзя строить хату на меже или в яме. Эти представления перекликаются с информацией, закрепленной в старинной русской пословице: «Межи да грани - ссоры да брани». В этом контексте любопытен ответ жительницы Новой Некрасовки на вопрос о выборе места для дома: «Строить нельзя на плохих местах. Плохие места - это где ссоры были, заклятье. Кто- то наслал злобу на место - жизни нет в доме»32.

Начало строительства. До первой половины XX в. дома строились ли- пованами без фундамента. На первый день строительства - на закладчину / заклаченье или на чамур приглашались соседи и родственники: приблизительно от 30 до 70 человек. В этот день из замеса (глина с соломой) делали вальки и выкладывали стены. В Новой и Старой Некрасовках старожилы рассказывали, что месить глину с соломой звали детей, чаще девочек: они топтали глину ногами. А в Приморском замес предпочитали делать при помощи коней.

Эти действия сопровождались целым рядом ритуалов. Так, на закладчину было принято нести хозяевам хлеб, вино, полотенца и цветы. В восточном углу располагали стол, на который ставили принесенные хлеб, вино. В этом же углу ставили крест, на который завязывали рушники (полотенца). Этот крест при строительстве поднимали до крыши. У многих липован на домах до настоящего времени можно увидеть крест у крыши - «оберег от недоброго».

Сохранился и такой обычай: в центр замеса ставят бутылку и устраивают соревнование: кто быстрее доберется до бутылки. Потом эту бутылку забирают, а в замес бросают хозяина или хозяйку. В другом варианте этот ритуал совершается не на первом, а на последнем чамуре или на потолочинах.

Также в первый день строительства в правый (восточный) угол было принято бросать деньги либо зерно. Копейки собирали в платочек и клали в угол.

Местные жители рассказывали: чем больше денег бросишь в передний угол, тем лучше будет. Когда же бросали в угол пшеницу, то желали хозяевам дома благополучия. В этих обычаях, вероятно, проявляется отголосок древнего ритуала строительной жертвы, описанного у целого ряда этноло-

34

гов34.

По окончании работ хозяева накрывали столы отдельно для мужчин и для женщин. После закладчины ждали несколько недель, чтобы глина высохла, а потом продолжали строительство.

Крыша. Любопытно, что если на закладчину приглашались как мужчины, так и женщины, то на возведение крыши звали только мужчин.

Для липованских сел характерны преимущественно двускатные крыши с усеченным сверху фронтоном. Конструкция крыши - деревянная, стропильная. По данным местных мастеров, стропила (кроквы) располагали через 1 м 20 см. На них уже набивали рейки, а дальше - материал перекрытия. Традиционно самым распространенным среди липован материалом для покрытия крыши был камыш или папура, из-за чего в селах нередко случались пожары. Поэтому к середине XX в. липоване стали переходить на другие, современные материалы перекрытия крыши - шифер, черепицу.

В старообрядческих селах до сегодняшнего дня перед домом и со стороны входа принято делать небольшой вынос крыши - поднавесок. Сейчас этот вынос все чаще называют навесом.

Потолок. Потолки в начале XX в. липоване делали из глины и камыша. Такие потолки часто обвисали (из-за тяжести глины). Поддерживала же потолочную конструкцию продольная балка - матица. Предпочтительным материалом для матицы была акация. К матице на проволоках подвязывали поперечные балки, на которые и укладывали камыш. Показательно, что в старообрядческих селах Украины матицу называют украинским словом сволок - один из примеров взаимовлияния традиций старообрядцев и соседнего, в данном случае украинского населения.

Стены. Готовые стены мазали глиной, причем первая обмазка делалась из глины с соломой, а вторая и третья - из глины с половой (измельченная солома). Потом стены белились. Штукатурить начали только в советское время.

С обычаем перебеливать стены несколько раз в год непосредственно связан ритуал обновления жилища, совершаемый перед большими праздниками.

Пол. Полы в липованских жилищах до середины XX в. были земляные. Земляной пол здесь имел особое название - зем / земь. На пол клали навоз, глину. Когда было холодно, стелили солому. Респонденты-старожилы рассказывали, что раньше было принято менять солому на полу раз в неделю, обычно в субботу: за неделю солома «стаптывалась». Только более состоятельные люди могли себе позволить деревянные полы. В современном липо- ванском жилище полы уже штукатурятся, на смолу кладут плиты ДВП.

Освоение нового жилого пространства. Согласно восточнославянским представлениям, построенный, но не заселенный людьми дом является объектом, уже выделенным из остального пространства, но еще не занявшим свое место в том ряду универсальной классификации, который дает человеку необходимый ориентир в окружающем мире34. Поэтому существуют ритуалы, направленные на включение нового дома в «свое пространство». Кроме того, необжитый дом считается «нечистым»35. Это позволяет говорить о направленности ритуалов освоения жилого пространства на очищение жилища.

Перед тем, как войти в новый дом, липоване обязательно светят его от «нечистой» силы. Для этого в дом приглашают священника, который освящает жилище. Этот обряд получил название посвящение. Показательно, что среди липован практически не распространен обычай впускать в дом сначала животное (кошку, курицу), которое наделяется очистительной функцией. В данном случае, как видно, очищение жилища целиком возлагается на обряд с религиозной составляющей. При этом своеобразным логическим продолжением «посвящения» выступает внесение в жилище иконы.

По традиции икона была первым предметом, который вносили в новый дом. Кстати, этот обычай сохранился и по сей день. Абсолютно все респонденты отмечали защитную функцию иконы в доме, которая служит своеобразным оберегом в липованском жилище. При этом важно, чтобы иконы были непременно старообрядческими. Объяснение этому можно найти еще у известного русского историка Н.И. Костомарова: «По всеобщему верованию, благодать не пребывает над тем образом, который писан человеком не православной веры»36. У старообрядцев - «человеком не православной веры» в ее дониконовском варианте.

Планировка жилого пространства. По данным респондентов, с конца XIX в. самой распространенной среди липован была трехкамерная планировка жилого помещения, которая включала заднюю хату, сенцы и переднюю хату. Задняя хата представляла собой жилую часть дома. Там стояла печь с лежанкой, стол, лавки, кровать. В восточном углу располагали икону.

Сенцы выполняли хозяйственно-бытовую функцию: там нередко ставили стол с лавкой, полки для хранения чего-либо.

Со стороны улицы располагалась передняя хата. Ее также называли холодной хатой, поскольку она не отапливалась. В передней хате не жили: это комната для гостей. Здесь отмечали самые важные праздники: дни рожденья, крестины, свадьбы, Пасху, Рождество. В этой комнате стояли кровать, гардероб, стол, лавка, сундук, в переднем углу - икона. Передняя хата - светлая, нарядная комната. Ее старались красиво украсить: липованки специально для этого мережкой вышивали занавески, делали накидки с кружевами, которыми застилали кровать. Показательно и то, что многие респонденты-старожилы именно переднюю хату называют самым важным и ценным местом жилого пространства. В новых домах, построенных в конце XX или в начале XXI в., уже увеличивается количество комнат, отделяется кухня.

Что касается оформления жилого пространства, то оно зачастую представляется очень скромным. Если войти в липованское жилище, очень редко можно увидеть на стенах обои или какие-то украшения. Старожилы отмечают, что в начале XX в. было принято вешать на стены фотографии. Только с середины века начали украшать углы, стены вышитыми гладью полотенцами (рушниками), ими же стали обрамлять фотографии, иконы, а над кроватью или над лежанкой начали вешать ковры. Ряд исследователей, в частности Л. Чижикова, видят в этом проявление влияния украинской и молдавской культур на традиционное старообрядческое жилище37.

Сакральные центры старообрядческого жилища. Сакральным центром жилого пространства старообрядцев является традиционное место расположения иконы - передний угол, который в обследованных липованских селах также называют передний кут32. Для переднего угла сохранилась традиционная ориентация на восток. Здесь находится божничка: в ней кроме иконы помещается лампадка, нередко божничку обрамляют вышитыми полотенцами (рушниками).

Сегодня некоторые липоване располагают икону уже не только в переднем углу, но и в других углах или на столе, на гардеробе. Дело в том, что икон в доме может быть много, поэтому они зачастую просто не помещаются в углу.

Сакральную нагрузку также несет пограничное пространство - пространство около окон и дверей. До сих пор среди липован бытует обычай над входной дверью вешать иконку или крестик, защищающие внутреннее пространство дома и его обитателей. Более того, то же самое делается и в помещениях для домашних животных: вешают крестик над дверью «на удачу».

Половозрастная структура жилого пространства старообрядцев. Информацию о том, что имеет место разделение пространства на мужское и женское, можно найти еще в фольклорных текстах культур. Так, внутреннее пространство жилища традиционно считается женским, а внешнее - мужским. Об этом говорит, например, русская пословица «Кошка да баба завсегда в избе, а мужик да собака завсегда на дворе».

В свою очередь, маркерами структуры внутреннего пространства, по которым этнологами выделяется мужское, женское и детское места в доме, являются такие конструктивные элементы и детали, как порог, дверь, углы, печь, окно, лавка. Наиболее ценная и почетная часть жилого пространства - передний угол - традиционно ассоциируется с главой дома, с хозяином. Не случайно большинство респондентов мужским местом в доме назвали место в переднем углу/место за столом. При этом местные липованки подчеркивали, что место мужа в доме было четко определено, никто другой не смел на него претендовать.

Женская часть хаты - пространство около печи. Д. Зеленин и А. Байбу- рин приводят целый ряд обычаев, бытовавших среди восточных славян, в которых печь выступала женской покровительницей и заступницей39. В. Зеленчук писал об обычае «пе куптьорь», защищавшем права женщины в традиционном обществе, который был распространен среди населения Бессара- бии40. Среди старообрядческого населения эти обряды не зафиксированы, но женским местом в хате единодушно называется место у печи либо на кухне. При этом показательно, что печь играет знаковую роль во внутреннем пространстве хаты, совмещая в себе функции границы и центра пространства. С ней связаны представления о домашнем очаге, благополучии, основательности.

Женское место в доме - это и место у окна. Недаром русское выражение «сидеть у окна», так же как «сидеть за печным столбом», означает «женский удел». Соответственно и лавка, располагавшаяся под окном, у славян традиционно считалась женской лавкой. Однако на сегодняшний день среди липован было утрачено разделение лавок на женские и мужские.

Кроме мужского и женского пространства в жилом помещении можно выделить и так называемое детское. Одним из детских мест в доме является люлька. По данным респондентов, в начале XX в. было принято вешать люльку на матицу посередине комнаты. Мать с лежанки доставала до люльки и качала ее. Когда же дети немного подрастали, их местом становилась печь - самое теплое место в доме. Старожилы отмечали, что в начале века на печи спали по 5-6 детей. Мать укладывала детей на печь на рогожу без подушек. Печь была местом для детей и во время прихода гостей. Показательно, что эти данные соотносятся со славянскими мифологическими представлениями, согласно которым дети появлялись на свет из иного мира. А роль символической границы между мирами в славянском жилище играла именно печь41. Сегодня, когда часть бытовых функций печи перешла к плите, войдя в липованское жилище, можно увидеть ребенка на стульчике у плиты.

Нередко детским пространством на время прихода гостей были углы: дети находились там, чтобы не мешать старшим.

Важной частью дома в рассматриваемом контексте является и порог. Долгое время порог был местом захоронения детей, умерших некрещеными. Порог традиционно играл важную роль при совершении обряда крещения ребенка. Так, в придунайском селе Мирное среди местного населения распространен такой обычай: «По приходу из церкви кум сначала клал ребенка на пороге комнаты на подушку и кожухи, которые перед этим готовила свекровь матери новорожденного. При этом кумовья говорили: “У вас взяли некрещеного, а вам принесли крещеного”»42. Порог по сути олицетворял пограничье внутреннего и внешнего миров. Человек еще периода мифологического мышления выработал представление об определенной системе перехода из одного состояния в другое. Так, новорожденный, не прошедший определенных ритуалов посвящения, не мог считаться частью внутреннего мира. Позже эти ритуалы сменились обрядом крещения. Лишь крещеный новый человек (ребенок) помещался в постоянное внутреннее пространство дома.

Запретными для детей местами в жилище старообрядцы называют погреб и переднюю хату: первое рассматривается как опасное пространство, второе - пространство для гостей.

Поверья, связанные с жилищной практикой липован. В старообрядческих селах было зафиксировано представление об особых свойствах пограничного пространства. В частности, липоване говорят о том, что ничего нельзя передавать через порог, через открытое окно и через ворота. Причину этого сами жители назвать не могут, но верят, что если запрет нарушить, в семье может случиться несчастье - вплоть до смерти одного из людей, проживающих в доме. Возможным объяснением указанного запрета видится распространенное среди представителей многих этносов поверье о том, что пограничное пространство - сфера обитания умерших предков, которых нельзя тревожить. Кроме того, это граница между мирами своего и чужого, переход которой регламентируется определенным набором правил.

Среди местных жителей также бытует поверье, согласно которому все водоемы усадьбы должны быть закрыты, «чтобы черт хвост не мочил». Одна из жительниц Новой Некрасовки рассказала о таком варианте поверья: «Нельзя оставлять ведро с водой на бассейне без плавающей в нем камышинки или не перекрестить его веревкой. Говорили, что шишман43 придет, в воде покупается и солью44 оботрется»45.

Что же касается различных духов, обитающих в усадьбе, то кроме шиш- мана (черта) иногда вспоминают и о домовом. Однако рассказы о домовом не столь распространены и зачастую ироничны, к примеру: «Слышат люди ночью стук - это домовой. От домовых раньше молитвой спасали. Но сейчас уже больше живые домовые.»46. Чаще сами липоване затрудняются сказать что-то определенное о домовых, нередко объясняя это тем, что они люди верующие и в домовых не верят. При этом местные жительницы с удовольствием рассказывают истории, услышанные в соседних украинских или молдавских селах, где образ домового более детально прорисован. В этих рассказах домовой представляется «лохматеньким, как котенок», невысоким, добрым существом.

Собранная информация о поверьях, связанных с жилым комплексом ли- пован, вскрывает противоречие в мировоззрении старообрядцев: с одной стороны, они глубоко религиозны («верующие, поэтому в домовых не верим»), а с другой - суеверны (представления о шишмане и т.д.). *

* *

Таким образом, обобщение рассмотренного материала позволяет сказать, что жилищная практика липован Молдовы и южной Украины включает несколько компонентов. Во-первых, это традиции исторической родины старообрядцев - выходцев из разных регионов России. Во-вторых, результат адаптации к условиям региона. Третий компонент - традиции, заимствованные у соседнего населения. При этом важную роль как в строительной практике, так и в домашней жизни липован играет религиозная составляющая.

Следует отметить и то, что, воспринимая определенные новшества, затрагивающие преимущественно внешний аспект жизнедеятельности, старообрядческая культура все же сохраняет свое своеобразие и уникальность. 1

Абакумова-Забунова Н.В. Русское население городов Бессарабии XIX века. Кишинэу, 2006. С. 105. 2

Зеленчук В.С. Расселение и численность русского населения в Бессарабии XVIII- XIX

вв. // Проблемы географии Молдавии. Кишинев, 1969. Вып. 4. С. 115-127. 3

Липинская В.А. Этнонимы и конфессионимы русского населения в Румынии // ЭО. № 5.

1998. С. 44-55; Горбунов Ю.Е. К вопросу о происхождении названия «липоване» // Археологія та етнологія Східної Європи: матеріали і дослідження. Одесса, 2000. С. 135-144; Пригарин А.А. «Пилипони» в Подунав’ї наприкінці XVIII - на початку ХІХ ст. // Записки історичного факультету ОНУ ім. І.І.Мечникова. Вип.14. Одесса, 2003. С. 67-78; Пригарин А.А. Народная этимология «некрасовцы» и «липоване» в контексте устной истории группы // Липоване: история и культура русских старообрядцев. Одесса, 2008. Вып. II.

С. 110-116; Абакумова-Забунова Н.В. Еще раз к вопросу о названии «липоване» (в контекст дискуссии) // Липоване: история и культура русских старообрядцев. Одесса, 2008. Вып. V. С. 17-22. 4

Субботин Н.И. История так называемого Австрийского или Белокриницкого священства. М., 1895. Вып.1. С. 76. 5

Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. М., 1991. 6

Бломквист Е.Э. Крестьянские постройки русских, украинцев и белорусов (поселения, жилище, хозяйственные строения) // Восточнославянский этнографический сборник. ТИЭ. М., 1956. Т. XXXI. C. 1-460. 7

Желтов А.А. Русская баня и старинный северный быт // ЭО. №3. 1999. C. 35-51. 8

Зенина М.Л. Жилище подмосковных сел второй половины XIX - первой половины XX

века // ЭО. №1. 2000. С. 53-70. 9

Чижикова Л.Н. Этнографические особенности русского населения Молдавии // СЭ. №3. 1973. С. 28-42; Она же. Жилище русских // Материальная культура компактных этнических групп на Украине. Жилище. М., 1979. С. 11-81; Она же. Русско-украинское пограничье. История и судьбы традиционно-бытовой культуры (XIX-XX века). М., 1988. 10

Верняев И.И. Русские: Этнографическая характеристика: Учебно-методическое пособие. СПб., 2006. 11

Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 1983. 12

Афанасьев-ЧужбинскийА.С. Поездка в Южную Россию. СПб., 1863. Ч. 2: Очерки Днестра. С. 416. 13

Там же. С. 205. 14

Там же. С. 186. 15

Бахталовский Г. Посад Вилков: исторический и бытовой очерк. По документам Вил- ковской Посадской Управы, Вилковской Свято-Николаевской церкви и устным свидетельствам старожилов. Кишинев, 1881. С. 21. 16

Цит. по: Абакумова Н.В. И вдали от России храня свой закон и обычай. Русское население Молдавии конца XVIII - начала XX в.: этнографические аспекты историографии // Вне России: Сб. научных статей о русских и русской культуре Молдовы / Отв. ред. академик К.Ф. Попович. Кишинев, 1997. С. 16. 17

Чижикова Л.Н. Этнографические особенности русского населения Молдавии. С. 34-36. 18

Наулко В.И. Развитие межэтнических связей на Украине. Киев, 1975. 19

Пригарин А.А. Жилище и его место в структуре строительных и обрядовых практик липован на Дунае // Традиционная культура: Научный альманах. Одесса. 2009. № 2 (34). С. 28-42. 20

Пригарин А.А. Комплекс организации пространства (крестьянский двор и его постройки) // Липоване: история и культура русских-старообрядцев. Одесса. 2007. № 4. C. 54-72. 21

Абакумова-Забунова Н.В. Указ. соч. С. 281. 22

Грябан В.В., Чучко М.К. Традиционное жилище буковинских липован в исследованиях австрийского архитектора К.А. Ромшторфера // Липоване: история и культура русских-старо- обрядцев. Одесса. 2008. № 5. C. 145-147. 23

Там же. С. 173. 24

Пригарин А.А. Комплекс организации пространства. С. 54. 25

Чижикова Л.Н. Жилище русских. С. 68. 26

Цит. по: Мысько Ю.В. Региональные особенности этнокультуры старообрядцев Буковины XIX века (по материалам Д. Дана) // Липоване: история и культура русских-старообряд- цев. Одесса. 2004. № 1. С. 113. 27

Пригарин А.А. Комплекс организации пространства. С. 63. 28

Грябан В.В., Чучко М.К. Указ соч. С. 172. 29

Чижикова Л.Н. Жилище русских. С. 73. 30

Чижикова Л.Н. Этнографические особенности русского населения Молдавии. С. 28-42. 31

Записано со слов Колодеевой Анны Ивановны, 1920 г.р., с. Новая Некрасовка Измаильского района, Украина. 32

Записано со слов Черновой Лидии Нифонтовны, 1940 г.р., с. Новая Некрасовка Измаильского района, Украина. 33

Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре. Структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов. СПб., 1993. С.168; Афанасьев А. Религиозно-языческое значение избы славянина // Отечественные записки. М., 1851. Т. LXXVI. Июнь. Отд. II. С. 53-66. 34

Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 1983.

С. 104. 35

Там же. С. 105. 36

Костомаров Н.И. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа в XVI и XVII столетиях // Домашняя жизнь русского народа. М., 2008. С. 259. 37

Чижикова Л.Н. Русско-украинское пограничье. С. 109. 38

Любопытно, что для других углов (печного, дверного) среди местного населения названий не сохранилось. 39

Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. М., 1991. С. 310, 364; Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. С.164. 40

Зеленчук В.С. Семейный быт крестьян Бессарабии второй половины XIX - начала

ХХ века: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1954. С. 10. 41

Русская мифология: Энциклопедия. М., 2006. С. 182. 42

Захарченко Г.Н. Родильная обрядность // Липоване: история и культура русских-старо- обрядцев. Одесса. 2007. № 4. C. 85. 43

Черт, нечистая сила. 44

Поэтому соль тоже всегда чем-то накрывали. 45

Записано со слов Арешкиной Хавронии Сафроновны, 1929 г.р., с. Новая Некрасовка Измаильского района, Украина. 46

Записано со слов Черновой Лидии Нифонтовны, 1940 г.р., с. Новая Некрасовка Измаильского района, Украина.

<< | >>
Источник: сост. М.Н. Губогло, Н.А. Дубова. Феномен идентичности в современном гуманитарном знании : к 70-летию академика В.А. Тишкова ; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. - М. : Наука. - 670. 2011

Еще по теме Н.С. Душакова ОСОБЕННОСТИ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ СТАРООБРЯДЦЕВ МОЛДОВЫ И ЮЖНОЙ УКРАИНЫ: ЖИЛИЩНАЯ ПРАКТИКА:

  1. Глава четвертая ПРИ ОСВОБОЖДЕНИИ ЮЖНОЙ УКРАИНЫ
  2. РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
  3. Социально-политическая культура традиционного общества
  4. Важнейшие элементы традиционной политической культуры США
  5. Часть III. Право, культура, цивилизация. Человек в системе традиционного права
  6. 5.2. Феноменология виктимизации в Украине 5.2.1. Преступность в Украине и защита жертв преступлений
  7. А.И. Шаповалова, ДА Украины при МИД Украины СТРУКТУРА ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ГОСУДАРСТВА
  8. Из ПРАКТИКИ ФОРМИРОВАНИЯ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ
  9. 118. В чем состоят особенности семьи обычного (адатного, традиционного) права
  10. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МАРКЕТИНГА В СРАВНЕНИИ С ТРАДИЦИОННОЙ КОНЪЮНКТУРНОСБЫТОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
  11. § 7. Традиционно-нравственные особенности формирования и развития российской правовой системы
  12. 12.5. особенности управления традиционными российскими трудовыми коллективами
  13. СЪЕЗДЫ, ПРОКЛАМАЦИИ И СОБРАНИЯ СТАРООБРЯДЦЕВ
  14. 1. ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ЖИЛИЩНЫХ ДЕЛ
  15. Вставка 7.3 Практика маркетинга Конвергенция культур торговой марки
  16. О.Н. Шелегина РЕЗУЛЬТАТЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ АДАПТАЦИИ ИССЛЕДОВАНИЙ КУЛЬТУРЫ ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ СИБИРИ К СОВРЕМЕННОЙ МУЗЕЙНОЙ ПРАКТИКЕ
  17. УКРАИНА КОНСТИТУЦИЯ УКРАИНЫ
  18. § 1. ПОНЯТИЕ ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. ВИДЫ ИСТОЧНИКОВ ЖИЛИЩНОГО ПРАВА