З.В. Анайбан РУССКИЕ ТУВЫ И ХАКАСИИ: АДАПТАЦИЯ К РЕГИОНАЛЬНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ И ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ

Проблема адаптации населения к современным социально-экономическим трансформациям российского общества сегодня является предметом исследования многих отраслей знания, включая этносоциологию. Понятно, что в процессах адаптации в каждом отдельно взятом регионе Российской Федерации есть свои отличия и особенности. Особую значимость в настоящее время представляет изучение адаптационных процессов среди разных этнических групп, живущих на этнически смешанных территориях. В этой связи в данной работе с учетом региональных социально-экономических различий делается попытка показать современное положение, условия и адаптационные возможности русского населения Тувы и Хакасии к проводимым преобразованиям на местах.

Данная работа в основном базируется на материалах официальной статистики, а также результатах этносоциологического опроса, осуществленного в трех республиках Южной Сибири - в Республике Алтай, Республике Тыва и Республике Хакасия по проекту «Проблемы адаптации народов Южной Сибири к новым реалиям жизни» (2006-2008 гг.). Проект выполнен в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям». Автор данной статьи был руководителем названного проекта. Целью исследования было изучение степени и масштабов адаптации местного населения к новым социально-экономических условиям. Анкета реализованного опроса, состоящая из 62 вопросов, была нацелена на выявление мнения опрошенных относительно их социального самочувствия, социальной мобильности и уровня их адаптивности к создавшимся условиям жизни.

Для эмпирического исследования в каждой республике были выбраны представители двух основных этнических групп - титульной национальности и русских. Согласно выборке в каждой республике опрошено по 400 человек. Таким образом, общий объем выборки, построенный на квотных принципах, составил 1200 человек. Опрос в Туве осуществлен среди населения г. Кызыла и Пий-Хемского района, в Хакасии - в столице республики (г. Абакан) и Ширинском районе, в Республике Алтай - в столице (г. Горно-Алтайск), а также Шебалинском и Онгудайском районах. В процессе исследования нами также учитывалось, что названные регионы отличаются неодинаковыми условиями проживания этнических групп по таким показателям, как: а) различия в плотности населения; б) удельный вес титульной национальности; в) занятость в сферах экономики. Кроме того, для более объективного суждения об исследуемых проблемах в заявленных регионах мы решили обратиться к мнению тех, кто, на наш взгляд, лучше всего знает эти вопросы на местах - работники соответствующих государственных органов, политики, журналисты, лидеры общественно-политических партий и движений, ученые. В этой связи нами была разработана анкета для экспертов, включавшая 15 вопросов, и проведен опрос среди названных групп населения. В результате было опрошено по 25 экспертов в каждой республике.

Первое появление русских в Хакасии датируется XVI-XVII вв. Однако массовое заселение русскими этого края началось во второй половине XIX в. В отличие от Хакасии, русские в Туве появились гораздо позже - во второй половине XIX в. В дальнейшем переселение русских на эти территории, правда, с разной степенью интенсивности, наблюдалось на протяжении всего советского времени. К примеру, в Туве за период переписей 1979 г. и 1989 г. численность русских увеличилась лишь на 2,1%. Наиболее высокая доля русских в составе населения Тувы наблюдалась в 1959 г. (40%). В последующие два десятилетия этот показатель заметно сократился и в 1970 г. составил 30,8%, а в 1979 г. соответственно 30,6%. По данным переписи 1989 г., процент русских в Туве чуть возрос и составил почти треть всей ее численности (32%)1.

В настоящее время, по результатам переписи населения 2002 г., в общей численности населения Тувы доля русских - второй по численности этнической группы республики едва достигает 20%, тогда как большинство населения Хакасии представлено русскими - 80,3%2. За период двух последних переписей численность русских в Туве заметно сократилась - с 32% в 1989 г. до 20% в 2002 г. В Хакасии за это время доля русских, хотя и ненамного, но все же возросла - соответственно с 79,5% до 80,3%3. В подавляющем большинстве русские, живущие как в Туве, так и Хакасии, являются горожанами. Среди них удельный вес сельского населения в обеих республиках не превышает 20%.

По мнению специалистов, миграционное поведение населения Сибири выступало и выступает важным средством снятия адаптивного напряжения, купирования социально-территориальной дезадаптации со средой, вызванной как региональными различиями в условиях и образе жизни населения, так и разными темпами урбанизации4. По данным нашего исследования, как мы и предполагали, в группе русских Тувы и Хакасии довольно существенна численность прибывших как из других городов этой же республики, так и из-за ее пределов (48% и 54% соответственно). Например, в Хакасии чуть менее половины опрошенных русских прибыли в республику в разное время, главным образом, из других регионов Российской Федерации (44%).

Во всех этнических группах Тувы и Хакасии мотивы миграции достаточно схожи: значительное число опрошенных в качестве основной причины отъезда с предыдущего места жительства в первую очередь назвали семейные обстоятельства. Однако немало и тех, кто объясняет свой отъезд социально-экономическими причинами. Если на втором месте в числе причин переезда у русских жителей Хакасии фигурирует безработица, то русские, живущие в Туве, наряду с безработицей назвали низкую заработную плату (табл. 1. Здесь и далее в таблицах, кроме русских, в качестве сравнения приводятся данные по титульной национальности обеих республик). И это при всем том, что в Туве надбавка к основной заработной плате, так называемый северный и районный коэффициенты, составляют в сумме 90%, в Хакасии - только 20%.

В Туве, в отличие от Хакасии, на протяжении последних нескольких десятилетий наблюдалось постепенное возрастание миграционного оттока русских за пределы республики, пик которого приходился на 1990 г., когда из Распределение ответов опрошенных о причинах отъезда с предыдущего места жительства (%) Варианты ответов Республика Тыва Республика Хакасия тувинцы русские хакасы русские 1. Семейные обстоятельства 62 69 56 49 2. Безработица 18 11 3 13 3. Отсутствие жилья 3 4 11 3 4. Национальные конфликты 2 1 5. Низкая заработная плата 6 10 3 2 6. Неблагоприятная природная и техногенная ситуация 4 6 4 7. Другое 11 21 28 6. Итого 100 100 100 100 республики выехало более 15 тыс. человек5. Как известно, основным фактором столь резкого оттока русскоязычного населения из республики явилось обострение межэтнической ситуации. При этом наибольший миграционный поток русскоязычного населения наблюдался из столицы республики и районов, отличающихся наиболее смешанным этническим составом. На наш взгляд, в числе причин миграционного оттока русских из Тувы, особенно отчетливо обозначившегося в 1990-е годы, следует назвать изменившуюся ситуацию на рынке труда, связанную с изменением исторически сложившегося элитного положения русских в социальной иерархии республики. До конца 1980-х годов была высока доля русских и в «престижных» отраслях, и на «чистых» рабочих местах. Однако со временем благоприятные позиции на рынке труда стали потенциальным объектом конкурентной борьбы и для титульной национальности. Говоря об основных причинах повышенной миграционной мобильности русских Тувы, стоит также сказать об их сравнительно слабой интегрированности с титульной национальностью, о наличии существенных этнокультурных различий между основными этническими группами республики. Достаточно отметить, что, по данным последних четырех Всесоюзных переписей населения, среди местных русских владели языком титульной национальности менее 1%.

Традиционно доля промышленных рабочих у русских обеих республик во все времена была значительно выше, чем у титульной национальности, тогда как среди последних несравнимо выше доля работающих в сельском хозяйстве. В современных условиях в обеих республиках более востребованными оказались те профессии, которыми по большей части владело русские население - квалифицированные работники промышленных предприятий, работники торговли и сферы обслуживания и т.д. Таким образом, в адаптационный период русские жители со своим социально-экономическим «багажом» оказались в более выгодном положении, нежели титульная национальность. Хотя, объективности ради, следует отметить, что на первых порах пореформенного периода, когда в по всей стране в массовом порядке закрывались и свертывали деятельность всевозможные промышленные объекты, прежде всего пострадало русское население, поскольку именно они являлись основным контингентом производственных отраслей. По этой причине многие из них стали безработными, другие «срочно» меняли работу и специальность. Кроме того, в обеих республиках в бедственном положении оказалась, наряду с представителями титульной национальности, та часть русских, которая трудилась в бюджетной сфере, так как у большинства их (пожалуй, кроме сферы управления) резко упала заработная плата.

По сравнению с титульной национальностью - тувинцами и хакасами - для русских исследуемых республик характерна относительно невысокая занятость в таких отраслях, как образование, здравоохранение, наука, культура. Кроме всего прочего, сегодня эти сферы труда, увы, не столь «престижны» и низкооплачиваемы. В целом же, несмотря на существенные пертурбации, наблюдаемые в трансформационные годы в экономике Тувы и Хакасии, существенных изменений в отраслевой специализации местных русских не отмечалось.

Как известно, еще в советские годы представители титульной национальности в регионах опережали местных русских по числу высокообразованных. За годы реформ это соотношение в исследуемых республиках по существу не изменилось, хотя в обоих случаях эти показатели несколько возросли. К примеру, по данным переписи населения 2002 г., в Хакасии среди горожан старше 15 лет удельный вес лиц с высшим образованием, неоконченным высшим и послевузовским образованием достигал у хакасов 22%, у русских - 17%. В 1989 г. численность таковых составляла 18,2% и 13% соответственно6.

Что касается представительства основных этнических групп Тувы и Хакасии во властных структурах, то в основе своей эти показатели пропорциональны их этническому составу. Например, из всего числа руководителей и их заместителей в аппарате правительства Тувы 80% составляют тувинцы и 20% - русскоязычные, среди руководителей структурных подразделений и сотрудников 68,3% тувинцев, 28,3% русских и 3,4% - представители других национальностей. В Верховном Хурале (парламенте) республики среди депутатов и сотрудников аппарата численность тувинцев достигает 77%, русских - 22%7. Вместе с тем, по сравнению с советским периодом, сегодня участие во власти русских в Туве, хотя и по объективным причинам, заметно сократилось, и они составляют здесь явное этническое меньшинство. Данное обстоятельство, по мнению экспертов, является для определенной части русскоязычного населения раздражающим фактором и служит основной причиной их неудовлетворенности работой местных органов власти.

В свете нашей проблематики представляют особую значимость мнения и оценки русских названных республик как на сложившиеся в стране и в их регионе социально-экономические условия вообще, так и на их собственную жизнь в частности. В данном случае больше позитивных установок выявлено у русских жителей: среди так или иначе приспособившихся к новым условиям жизни доля местных русских в этих республиках примерно вдвое больше, чем доля титульной национальности. С другой стороны, по сравнению с последними, численность русских значительно меньше (почти в два раза) среди тех, кто считает, что, несмотря на то, что «жизнь тяжелая, но я приложу все силы, чтобы она стала лучше». Распределение ответов опрошенных о возможностях их семейного бюджета (%) Варианты ответов Республика Тыва Республика Хакасия тувинцы русские хакасы русские 1. Денег не хватает на самое необходимое, в том числе на питание 13 13 7 6 2. Денег хватает только на питание 19 9 17 13 3. Денег хватает на питание и предметы первой необходимости 41 45 54 42 4. У нас есть определенные накопления, но покупка дорогих вещей вызывает затруднения 21 17 18 28 5. Мы имеем возможность ни в чем себе не отказывать 5 14 0 7 6. Затрудняюсь ответить 2 2 4 4 Итого 100 100 100 100 По данным нашего опроса, доля самых обездоленных, тех, кому денег не достает на самое необходимое, среди всех опрошенных этнических групп в общем невелика: от 6% до 13%. Хотя удельный вес таковых среди русских Тувы вдвое выше, чем среди русских Хакасии. С другой стороны, среди последних численность тех, кто признал, что могут ни в чем себе не отказывать, заметно меньше, чем в Туве: 7% и 14% соответственно. В целом примерно две трети опрошенных на протяжении уже достаточного времени с трудом решают свои материальные проблемы (табл. 2). Таким образом, процент тех, кто вынужден отказываться не только от предметов роскоши, но и некоторых необходимых вещей и продуктов, за последние годы практически оставался на одном и том же уровне.

Вместе с тем нельзя не отметить, что среди тех, кто считает, что за период реформ их материальный уровень возрос, наиболее высока доля русских Хакасии (36%). Во всех других группах этот показатель колеблется от 17% до 25%, что также, на наш взгляд, не так уж мало. В то же время в среднем треть респондентов убеждены, что их материальное положение значительно ухудшилось. При этом среди местных русских Тувы численность таковых заметно больше, чем среди русских Хакасии (41%). Однако следует помнить, что при оценке своего материального положения каждый исходил из своих представлений об уровне социального благополучия. Кроме того, имеются отличия в ценностных ориентациях и материальных запросах и претензиях.

Среди респондентов также немногочисленна группа критически настроенных на трудности переходного периода. Так, отвечая на вопрос: «Каково Ваше мнение относительно сложившейся современной ситуации?», из всего числа опрошенных только около 15% выбрали вариант «терпеть наше бедственное положение совершенно невозможно». Правда, если взять для сравнения только русских, то доля русских жителей Тувы, давших негативную оценку современной жизни, составила примерно четверть, что значитель но выше, чем у аналогичной группы в Хакасии. Можно предположить, что подобный расклад обусловлен более сложными социальными условиями, в которых оказались жители Тувы. Между тем, в обеих республиках численность крайне недовольных сегодняшней жизнью больше все же среди русских, нежели представителей титульного этноса. По-видимому, это объясняется в целом повышенными запросами и установками местного русского населения.

В общей сложности около половины всех опрошенных в Туве и более двух третей в Хакасии ответили, что «все не так плохо, а скоро будет лучше» и что «жить трудно, но терпеть можно». При этом в этих республиках доля тех, кто выбрал первую позицию, составила, независимо от национальности, примерно треть всей численности опрошенных. В Туве указавших, «что жить трудно, но терпеть можно», вдвое меньше, чем в соседней республике. Как видим, наиболее терпимыми к сложившейся ситуации оказались жители Хакасии. Хочется верить, что полученные нами позитивные ответы свидетельствуют о действительном улучшении или, по крайней мере, о надеждах на более благополучную социальную ситуацию в недалеком будущем.

В целях улучшения своего материального положения в общей сложности около 85% опрошенных выразили готовность на принятие каких-либо мер. Среди этих мер среди русских, независимо от региона проживания, доминируют такие, как «очень много работать», «повысить квалификацию, профессиональную подготовку, сменить профессию, специальность» (от 57% до 62%), что является свидетельством активной жизненной позиции большинства опрошенных. Иными словами, исходя из сложившихся на данный момент требований рынка и условий конкуренции, население пришло к пониманию того, что для обеспечения достойной жизни необходимо не только много работать, но и осознало реальную необходимость в повышении своих профессиональных навыков. Кроме того, как справедливо отмечают специалисты, именно уровень образования является одним из важных адаптационных потенциалов человека, несмотря на то, что в условиях российского переходного общества использование этого ресурса затруднено несоответствием профиля и направленности полученного образования требованиям складывающегося рынка труда8.

Среди населения исследуемых республик в ряду активных форм адаптации к новым экономическим условиям фигурирует дополнительная занятость. Как мы знаем, с началом реформ государство отказалось от двух основных элементов прежней доктрины - института гарантированного права на труд и концепции полной занятости. И в этой ситуации население изменило модели своего поведения. Для одних людей происходящие процессы стали толчком к поиску самостоятельных решений, другие продолжают жить старыми представлениями9. Снятие запретов и ограничений на совместительство, а также прессинг материальных обстоятельств обусловили значительный рост вторичной занятости. Как показал наш опрос, для улучшения своего материального положения, кроме заработка на своей основной работе, многие пытаются найти дополнительный доход. При этом таковых среди русских жителей заметно больше, чем среди представителей титульного этноса. Правда, в большинстве своем эти подработки носят эпизодический характер: «да, сезонно», «да, от случая к случаю». Для жителей этих регионов, независимо от их этнической принадлежности, характерно также то,

что зачастую дополнительную работу имеют не те, кто, казалось бы, больше других нуждается в ней - беднейшие слои, т.е. материально необеспеченная часть населения, а, наоборот, более благополучные в материальном отношении социальные группы. Таким образом, дополнительная занятость ни в коей мере не может быть панацеей решения социальных проблем населения. Вместе с тем, вторичная занятость служит индикатором мобильности, активности работающего населения, показывающим степень и возможности адаптации его к новой экономической ситуации10.

И все же для населения названных республик главным источником существования остается заработная плата по основному месту работы. Однако более трети опрошенных в Туве (38%), а также почти половина опрошенных в Хакасии (48%) признали, что их не устраивает размер оплаты труда. При этом во всех группах значительное большинство (от 55% до 60%), независимо от этнической принадлежности и места проживания, так или иначе были удовлетворены работой. По-видимому, данное обстоятельство сопряжено с невысокими претензиями и требованиями к сфере труда, когда основным мотивом трудовой деятельности становится лишь ее оплата. С другой стороны, в целом 15% из числа опрошенных готовы сменить работу в ближайшее время и около трети (30%) могут это сделать в перспективе, что свидетельствует, особенно в сравнении с 1990-ми годами, о возросшей в наши дни социальной мобильности населения.

Уровень удовлетворенности различными аспектами жизни является важным показателем адаптации населения к современным условиям. По данным нашего опроса, русские респонденты достаточно позитивно оценили климат межэтнического взаимодействия в своих регионах. Доля оценивших межнациональные отношения как напряженные составила в исследуемых республиках от 3% до 10%. Для этих групп населения характерен относительно высокий уровень удовлетворенности своей работой (более 50% в каждой группе), уровнем своей профессиональной подготовки (около 60%), своим образованием (чуть больше 50%), своим положением в обществе (более 60%). В целом эти показатели мало отличаются от данных по титульной национальности.

Как выяснилось, среди опрошенных русских достаточно высока доля недовольных условиями жизни в их городе (селе). Так, респонденты хуже других оценили работу местных медицинских учреждений. Численность таковых составляет в этих республиках подавляющее большинство (от 62% до 85%). Что касается сферы снабжения, то здесь меньше всего претензий у жителей Хакасии (здесь позитивные оценки дали 67% русских), тогда как в Туве эти показатели намного ниже (26%). Среди довольных культурно-бытовыми условиями города (села) наибольший процент составляют опять же русские Хакасии (42%), наименьший - соответственно русское население Тувы (18%). Если в Хакасии работой транспорта не удовлетворена примерно треть всех опрошенных (31%), то в Туве таких подавляющее большинство (69%). В данном случае следует учитывать, что негативные оценки по большей части давались сельскими жителями, где социальная ситуация, мягко говоря, оставляет желать лучшего. В целом же анализ показал, что, во-первых, налицо схожесть в ответах представителей разных этнических групп, проживающих в одной республике, во-вторых, в обеих республиках у русских негативных оценок меньше, хотя и ненамного.

Таблица 3

Отношение опрошенных к переходу России к рыночной экономике (%) Варианты ответов Республика Тыва Республика Хакасия тувинцы русские хакасы русские 1. Полностью положительно 10 5 18 14 2. Больше положительно, чем отрицательно 34 20 37 48 3. Больше отрицательно, чем положительно 30 34 23 16 4. Полностью отрицательно 10 11 8 9 5. Затрудняюсь ответить 17 30 14 13 6. Итого 100 100 100 100 Несмотря на то, что для подавляющего большинства населения нашей страны процесс перехода к рынку, к новым социально-экономическим отношениям был трудным, тем не менее, по результатам нашего опроса, большая часть опрошенных продемонстрировала в целом позитивное отношение к рыночным реформам. В данном случае больше всего положительных оценок именно среди русских жителей Хакасии (более чем вдвое выше, чем у русских Тувы) и соответственно среди них гораздо меньше отрицательных (табл.

3). Возможно, наблюдаемые различные рыночные ориентации населения есть в какой-то мере следствие стартовых возможностей, в которых находились исследуемые нами регионы к началу реформ. Жители районов с более сложной экономической ситуацией оказались менее других готовыми к преобразованиям, отсюда настороженное к ним отношение.

По результатам нашего исследования, больше всего довольных социально-экономическими преобразованиями выявлено среди русских жителей Хакасии (38%) и заметно меньше - среди тувинцев и русских жителей Тувы (26% и 12% соответственно). Половина респондентов обеих этнических групп Тувы и Хакасии выразила недовольство реформами. При этом удельный вес давших отрицательную оценку реформам, в группе титульного этноса и в группе русских практически совпал (табл. 4). Как видим, фикси-

Таблица 4

Степень удовлетворенности населения Тувы и Хакасии социально-экономическими реформами (%) Варианты ответов Республика Тыва Республика Хакасия тувинцы русские хакасы русские 1. Полностью довольна 6 0 4 7 2. Скорее довольна 20 12 17 31 3. Скорее недовольна 31 29 36 36 4. Полностью недовольна 21 21 19 17 5. Затрудняюсь ответить 24 38 24 9 6. Итого 100 100 100 100

руемые в данном случае отличия носят в большей степени региональный характер, нежели этнический. Следует также обратить внимание на то, что многие при ответах на данный вопрос проявили определенное замешательство и «затруднились с ответом», что может, кроме всего прочего, говорить и о некотором непонимании происходящих процессов, в частности касающихся проблем рынка.

Важно сказать, что при весьма значительном разбросе мнений относительно преобразовательных процессов, в конечном счете, большинство населения настроено позитивно и с оптимизмом смотрит в будущее. В общей сложности лишь от 2% до 10% опрошенных к происходящим изменениям испытывают раздражение и агрессию. Примерно столько же тех, кто ощущает беспокойство, страх и беспомощность. Правда, в последнем случае по сравнению с местными русскими доля представителей титульной национальности обеих республик существенно выше - по 20% в каждой группе.

В последние годы в отечественных научных работах все больше осознается огромная роль базовых культурных характеристик сознания в адаптации людей к проводимым преобразованиям11. Понятно, что с переходом на новые рыночные отношения происходят изменения в ценностных ориентациях и предпочтениях. Так, например, существенная часть населения постепенно приходит к осознанию того, что улучшение их жизни зависит прежде всего от них самих (такое мнение высказали во всех этнических группах около половины опрошенных). С другой стороны, немало и тех, кто рассчитывает на поддержку властей, в частности на помощь республиканского руководства. Из числа опрошенных больше всего уповают на это, кроме русских жителей Тувы (34%), также представители титульного этноса (29% хакасов и 31% тувинцев). Таким образом, в этих республиках по-прежнему немало тех, кто твердо ориентируются на государство как ключевой институт в разрешении своих социальных проблем.

Надежды на преодоление трудностей респонденты связывают с различными факторами, степень значимости которых также неодинакова. Как можно было предположить, подавляющему большинству населения помогает преодолеть житейские невзгоды в первую очередь семья и ближайшее окружение. По признанию экспертов, зачастую всевозможную помощь тем, кто находится в наиболее сложном материальном положении, прежде всего оказывают ближайшие родственники. Хотя данное явление в большей мере присуще представителям титульной национальности, в какой-то мере оно имеет место и среди русских жителей исследуемых республик. Что касается чувства уверенности в завтрашнем дне, то многим это дает именно поддержка семьи, родственников, а также собственный оптимизм и возможность заработать. Добавим, что в этих установках нет выраженной этнической специфики.

Несколько слов о политической активности населения. Как мы знаем, наличие свободных выборов является одним из важных признаков современного демократического общества. По результатам нашего исследования, постоянно участвуют в выборах должностных лиц около половины опрошенных русских, что заметно меньше, чем у представителей титульной национальности. Среди них принимают участие в выборах «от случая к случаю» в Туве около четверти, в Хакасии - пятая часть. Сегодня неотъемлемой составляющей общественной жизни нашей страны, безусловно, стали разного рода общественно-культурные движения и объединения, а также различные политические партии. Вместе с тем, как показали наши исследования, абсолютное большинство местных русских не принимают участие в деятельности каких-либо движений и объединений. Например, в Республике Тыва из общего числа опрошенных участвуют в работе политических партий лишь 5% русских, в Республике Хакасия соответственно 7% русских. Доля участвующих в имеющихся других общественно-политических движениях ничтожно мала. Добавим также, что в сравнении с представителями титульной национальности русское население обоих регионов гораздо хуже осведомлено о работе объединений, которые отстаивают интересы их народа. Так, среди них утвердительный ответ на данный вопрос дали вдвое меньше опрошенных, чем в тувинской и хакасской группах. Таким образом, при всей присущей для всего населения аполитичности, местные русские все же более пассивны.

Рассмотрим, что является основной составляющей этнической идентичности у русских жителей Тувы и Хакасии. В данном случае этот аспект имеет особую значимость, поскольку этническая идентичность означает не только ощущение людьми своей принадлежности к тому или иному этносу, но и еще то, как они представляют свою республику и как они себя соотносят с ней, насколько происходящие в регионе процессы им понятны и близки. В своем исследовании З. Бауман, объясняя резко возросший на данном этапе интерес к проблемам идентичности, особо отмечал, что изучение идентичности «может сказать больше о нынешнем состоянии человеческого общества, чем ... концептуальные и аналитические результаты его осмысления»12.

Что касается исследуемых нами республик, то здесь российская идентичность более всего присуща русским. По данным нашего опроса, 38% русских Тувы и 28% русских Хакасии считают себя «больше представителем Российской Федерации» или «только представителем Российской Федерации». Среди них ощущают себя «в равной мере представителями республики и Российской Федерации» 59% опрошенных в Туве и 58% в Хакасии. В то же время, если среди русских Хакасии ощущают себя «больше представителем республики» или «только представителем республики» 15% опрошенных, то среди русских Тувы - лишь 3%.

Русские зачастую этническую идентичность рассматривают как синоним общероссийской идентичности. И, как мы отмечали в своих предыдущих публикациях, это во многом является следствием идеологии предыдущего периода, когда доминирование русских в РСФСР не ограничивалось только численным превосходством, а пропагандировалось на всех уровнях и во всех сферах жизнедеятельности советского общества. Представляют интерес в этой связи мнения жителей относительно того, что является для них Родиной. Более половины опрошенных русских респондентов Тувы и почти половина в Хакасии ответили, что «моя родина - Россия» (67% и 46% соответственно). Среди них нашлись и те, кто считает своей родиной СССР - 15% в Хакасии и 18% в Туве. Как видим, в этих группах государственная идентичность в значительной степени коррелирует с этническим признаком.

По результатам нашего исследования, если для подавляющего большинства тувинцев и хакасов национальная принадлежность «значима» и «очень значима» (72% и 77% соответственно), то среди русских жителей этих республик этот показатель заметно ниже. Правда, в этом ряду несколько выде ляются русские Тувы: среди них на значимость этнической принадлежности указали 69% опрошенных. Доля тех, для которых национальная принадлежность «мало значима» или «совсем не значима», составила среди них 23%. По мнению исследователей, в условиях разрушения прежних идеологических, политических, правовых и экономических регуляторов межэтнических отношений этничность для индивида зачастую начинает выполнять больше функций по его защите от общих катаклизмов и помогает ему в этом адаптационном процессе, облегчает интеграцию в новых условиях с помощью этнической самоорганизации13.

Говоря о русских Тувы и Хакасии, следует заметить, что у первых значительно превалирует потребность в психологической общности со своим народом. Например, по материалам наших опросов, реализованных в последние десятилетие в этих регионах, русские Тувы гораздо чаще, чем русские Хакасии, выбирают позицию «я никогда не забываю о своей этнической принадлежности» (подавляющее большинство). При этом численность тех, кто часто себя этнически идентифицирует, кто «никогда не забывает, что я - русский», больше среди сельских жителей, среди специалистов среднего звена и неквалифицированных работников. Если говорить о возрасте, это чаще всего пожилые люди. На наш взгляд, выраженная этническая акценти- рованность идентичности названных групп населения чаще всего имеет под собой социальные корни, поскольку, как мы знаем, именно эти слои более других пострадали от российских преобразований и их последствий.

Оценка степени учета национальных интересов в работе местных (в том числе республиканских) властей существенным образом зависит от того, в какой степени люди разных национальностей, проживающие в республике, имеют необходимые условия для развития своей культуры. Если большинство русских Хакасии убеждены, что в деятельности органов власти как республиканских и особенно городских их национальные интересы «в основном учитываются» или «иногда учитываются» (53% и 37% соответственно), то среди русских жителей Тувы разделяют это мнение значительно меньше людей (25% и 29% соответственно). Данное обстоятельство в Туве, возможно, связано с отмечаемым в последние два десятилетия заметным сокращением численности представительства русских во властных структурах. Как мы уже говорили, это было обусловлено объективными причинами, а именно - заметным уменьшением в этот период общей численности русскоязычного населения в республике.

Для нас было весьма важно мнение опрошенных относительно того, представители каких национальностей легче всего приспосабливаются к современной жизни. Чаще всего русские обеих республик указывали на то, что «приспосабливаться всем одинаково трудно» (35% в Хакасии и 39% в Туве). Однако доля тех, кто назвал в этом ряду русских, достигает среди русских Хакасии 34%, среди русских Тувы - 23%. Примерно треть русских Тувы и около четверти русских Хакасии убеждены, что к создавшимся условиям легче приспосабливаются представители титульной национальности (31% и 22%). В обеих группах, немало считающих, что в новых условиях легче адаптируются «кавказцы».

В числе вариантов, наиболее важных для успешного развития своего народа, респонденты русские обеих республик чаще называли «экономическое процветание», «сохранение культуры, традиций, обычаев моего наро да». Кроме того, около четверти русских жителей Тувы считают важным для представителей своей национальности, когда есть «возможность спокойно работать и жить в республике» (23%). По-видимому, это своего рода «отголоски» и реакция на известные события, связанные с межэтническим конфликтом в начале 1990-х.

В целом опрос показал, что в обеих республиках, как у русских, так и у титульной национальности наблюдается доминирование толерантного отношения к другим народам. Это подтвердили и наши эксперты. На данном этапе межэтническую ситуацию в этих регионах можно характеризовать как вполне благополучную и стабильную. Так, по данным опроса, респонденты в подавляющем большинстве, независимо от этнической принадлежности, назвали межэтнические отношения спокойными и благоприятными. Численность оценивших сложившуюся на сегодняшний день этническую ситуацию как напряженную, составила от 6% до 9%. Особо подчеркнем, что в ряду трудностей приспособления к новым условиям жизни «современную межэтническую ситуацию (рост межэтнической напряженности)» указали в обеих этнических группах лишь от 5% до 8% опрошенных.

О значительном улучшении климата межэтнического взаимодействия последнего времени свидетельствуют также наши повседневные наблюдения. Отрадно отметить, что особо позитивные изменения наблюдаются в сфере межличностного бытового общения. В частности, по отношению к Туве можно констатировать, что современный период характерен ростом числа межнациональных браков, что является как следствием, так и явным признаком улучшения этнических отношений в данном регионе.

Говоря об адаптационных процессах, следует особо отметить, что многим в эти трудные годы помогало выжить обращение к религии. Среди русских жителей Тувы и Хакасии распространено главным образом православие. Так, из всего числа верующих русских подавляющее большинство считают себя православными: от 82% в Хакасии до 93% в Туве (табл. 5). За последние годы в православной жизни этих республик отмечается заметное оживление. Свидетельство тому, как регулярность проводимых богослужений, так и существенный рост числа разного рода обрядов, проводимых в церквях. В настоящее время церковь посещают не только представители старших возрастов, но и в той же степени молодежь. Кроме возросшего интереса к православию вообще, это обусловлено и тем, что на территории

Таблица 5

Данные о конфессиональной принадлежности опрошенных (%) Варианты ответов Республика Тыва Республика Хакасия тувинцы русские хакасы русские 1. Буддизм (ламаизм) 80 2 2. Шаманизм 6 10 3. Православие 1 93 77 82 4. Верю в своего Бога 10 5 10 16 5. Другое 4 3 2 6. Итого 100 100 100 100

приходов открыты воскресные школы, где желающие могут ознакомиться с Библией, изучить историю христианства.

В современный период церковь уделяет большое внимание информационной работе. Например, сейчас о проведении тех или иных православных мероприятий можно узнать из местной прессы. В Туве, например, издается газета «Благословение», а также есть специальное издание для детей «Незабудка». В известной в республике газете «Центр Азии» не так давно появилась специальная рубрика «Батюшка», посвященная разнообразной религиозной православной проблематике. В городах и селах обеих республик регулярно проводятся традиционные православные празднества (Рождество, Масленица, Пасха). Значительное внимание в этих регионах уделяется культурно-религиозному воспитанию среди школьников. Так, в Каа-Хемском кожууне (районе) Республики Тыва организован православный детский лагерь, где отдыхают и одновременно постигают азы православия дети из малообеспеченных семей. В учебные планы некоторых школ Тувы и Хакасии введены факультативы по изучению традиций и обычаев русского народа, истории православия. С другой стороны, по результатам нашего исследования, если знают и исполняют традиционные обычаи и обряды своего народа примерно две трети опрошенных тувинцев и около половины хакасов, то среди русских жителей эти показатели заметно ниже. Между тем, более трети русских все же признают, что знают их, но не исполняют. Доля тех, кто не знает и не исполняет национальные обычаи и обряды, составила во всех группах от 10% до 20%.

В языковой жизни русского населения названных республиках много общего, вместе с тем, немало и различий. На наш взгляд, это обусловлено прежде всего спецификой этнического представительства русских в этих республиках. В сложившейся ситуации русские Тувы, находящиеся в этническом меньшинстве, в какой-то степени встревожены заметным снижением роли и функций русского языка в республике, чего не отмечается в Хакасии. В немалой степени это было связано с тем, что в основном законе - как в Конституции Республики Тыва 1993 г., так и в Конституции 2000 г. было записано, что «государственным языком Республики Тыва устанавливается тыва язык. Русский язык на территории Республики Тыва действует как общефедеральный государственный язык»14. В этих формулировках отчетливо просматривалось законодательное установление доминирующей роли тувинского языка по отношению к русскому. Кроме того, в Туве дальнейшее расширение сферы применения тувинского языка диктует необходимость владения этим языком, по крайней мере, теми русскими, кто претендует сегодня на престижную работу или на какую-либо должность во властных структурах. Между тем, среди русских в числе факторов, затрудняющих местную адаптацию, ни один опрошенный не назвал языковую ситуацию, обусловленную повышением роли языка титульной национальности. Данное обстоятельство, на наш взгляд, прежде всего объясняется высокой степенью толерантности местного населения, их позитивной установкой на межэтнические контакты и взаимодействие.

Применительно к Хакасии можно констатировать, что наряду с наблюдаемым заметным оживлением и активизацией предпринимаемых мер по развитию и распространению хакасского языка основным языком общения в важнейших сферах жизнедеятельности республики был и остается русский язык. Исходя из этого, можно утверждать, что на данном этапе особых изменений и проблем в языковой жизни русских жителей Хакасии не отмечается.

Итак, в целом процесс приспособления русских жителей Тувы и Хакасии к сложившейся этносоциальной и этнокультурной ситуации на местах, впрочем, как и для титульной национальности, был непростым. Вместе с тем русские жители Тувы и Хакасии при всех проблемах и сложностях переходного периода не утратили жизненную активность, продемонстрировали социальную мобильность и позитивный настрой на адаптацию к современным социально-экономическим условиям. Не случайно, среди них, по данным нашего исследования, приспособившихся к создавшейся ситуации вдвое больше, чем среди титульной национальности. В числе основных факторов, способствующих более успешному приспособлению к новым реалиям жизни, следует назвать в целом их благоприятное отношение к трансформационным процессам как таковым.

Основываясь на результатах нашего исследования, можно констатировать, что выявленные нами различия в разнообразных аспектах жизнедеятельности русского населения Тувы и Хакасии обусловлены не этническими отличиями, а скорее связаны с особенностями и спецификой социально-экономического развития этих республик. В этой связи, видимо, закономерно, что столь много общего в установках и ориентациях жителей разных национальностей одной республики.

Однако, говоря о жизни русского населения Тувы и Хакасии, следует сказать и о существовании некоторых различий между ними. Так, например, русские Хакасии за счет занятости в производственных и хорошо оплачиваемых отраслях лучше материально обеспечены, чем русские, живущие в Туве. С другой стороны, последние, находясь в положении этнического меньшинства, чтобы достичь определенных социальных позиций, вынуждены прикладывать значительно больше сил и энергии, чем русские Хакасии. Как известно, любой этнос, оказавшись в этническом меньшинстве, в иноэтническом окружении, как никогда мобилизуется, обращается к своим этническим корням. Наши исследования показали, что у русских Тувы роль этнической идентификации и важность ее в процессах адаптации гораздо существеннее, чем у русских соседней Хакасии. Хотя у русских по сравнению с титульной национальностью обеих республик роль этнической принадлежности в приспособлении к современной ситуации все же менее существенна. В связи с этническим доминированием во властных структурах республики, русские Хакасии в целом более лояльны к ней и большинство из них считает, что их национальные интересы местная власть учитывает.

Подытоживая сказанное, особо отметим, что масштабы и темпы социальных изменений должны быть не только соразмерны адаптационным возможностям людей, но и должны учитывать как социально-экономическую специфику конкретного региона, так и этнические особенности его жителей. 1

Народное хозяйство Тувинской АССР: Статистический сборник. Кызыл, 1971. С. 20; Советская Тува в цифрах: Статистический сборник. Кызыл, 1984. С. 15; Некоторые сведения

о национальном составе населения // Материалы Федеральной службы государственной статистики: Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Тыва. Кызыл, 1989. С. 9. 2 Национальный состав и владение языками, гражданство: Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. М., 2004. Т. 4, кн. 2. С. 1858. 3

Этнодемографическая ситуация в субъектах Российской Федерации. М., 2007. С. 146. 4

Корель Л.В. Социология адаптаций: вопросы теории, методологии и методики: Авто- реф. дис. ... канд. социол. наук. Новосибирск, 1998. С. 64. 5

Данные о миграции до 1990 г. // Материалы Федеральной службы государственной статистики. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Тыва. С. 21. 6

Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.: Занятия населения. М., 2005. Т. 9. С. 574. 7

Россия: Центр и регионы (по результатам социологических исследований). М., 2001. С. 96, 97. 8

Адаптационные стратегии населения: 10 лет исследований. СПб., 2004. С. 65. 9

Бурмыкина О.Н., Нечаева Н.А. Социокультурные аспекты адаптации населения к рыночной экономике. СПб., 1998. С. 40. 10

Авраамова Е.М. Время перемен: социально-экономическая адаптация населения. М., 1998. С. 169. 11

Бурмыкина О.Н., Нечаева Н.А. Указ. соч. С. 3. 12

Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2002. С. 177. 13

Красюков В.А. Региональные факторы этнической адаптации: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Саратов, 2005. С. 3. 14

Конституция (основной закон) Республики Тыва. Кызыл, 1993. С. 14; Конституция (основной закон) Республики Тыва. Кызыл, 2004. С. 12.

<< | >>
Источник: сост. М.Н. Губогло, Н.А. Дубова. Феномен идентичности в современном гуманитарном знании : к 70-летию академика В.А. Тишкова ; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. - М. : Наука. - 670. 2011

Еще по теме З.В. Анайбан РУССКИЕ ТУВЫ И ХАКАСИИ: АДАПТАЦИЯ К РЕГИОНАЛЬНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ И ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ:

  1. М.А. Жигунова ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ РУССКИХ: СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ И СОХРАНЕНИЯ
  2. А.Е. Тер-Саркисянц ДИНАМИКА ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ (опыт Нагорного Карабаха)
  3. 2.2  ТЕХНОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ
  4. Занятие 15 СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ
  5. АДАПТАЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ
  6. Профессиональная ориентация и социальная адаптация работников —
  7. § 3. Социальные ситуации, благоприятствующие возникновению и развитию социальных движений
  8. Тема 3. Современный структурныйфункционализм: социальный порядок,политическая инновацияи адаптация к ней
  9. Приложение 15.1 ОПРОСНИК ДЛЯ ОЦЕНКИ УРОВНЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ РАБОТНИКА ПРЕДПРИЯТИЯ[††]
  10. Приложение 15.3 ОПРОСНИК ДЛЯ ОЦЕНКИ УРОВНЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ УЧИТЕЛЯ СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ
  11. Глава 16. Механизм реализации социальной региональной политики
  12. СИТУАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ